А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разрешенное волшебство" (страница 29)

   Глава восьмая

   Отряд Чаруса ждал в полной боевой готовности. Пламя разожжённого ими пожара умерло, докатившись до недальней стены Лысого Леса – лишь кое-где огненные языки ещё пытались отыскать себе пищу.
   А потом из леса двинулись Ведуны, и Чарус злобно усмехнулся: «Пусть, пусть идут. Вот сейчас-то всё и решится».
   Новый вожак Твердиславичей не сомневался в себе. Пусть с ним всего лишь три десятка человек – это не важно. Пэков Холм не выдаст. И как это Твердислав не догадался раньше? Не пришел сюда с Ключ-Камнем в руке, не увидел, как оберег-хранитель клана весь аж прямо засветился от переизбытка магических сил? Он, Чарус, не смел и надеяться на такую удачу. Когда бревно птицей взлетело вверх (наверное, упало на то самое, верховое небо, где посиживает порой Великий Дух, глядя на деяния своих детей), Чарус едва не заплакал от счастья. Это было больше его самых смелых мечтаний. И потому вместо небольшого набега нечисти, который он собирался вызвать, можно было предложить Ведунам настоящий, смертельный бой до последнего. Пусть тогда Фатима вертится как хочет!
   Но всё-таки, как же так – чтобы о таком бы не знал Твердислав?
* * *
   – Нет. – Иван неожиданно остановился, точно налетев на невидимую стену. – Так дальше не пойдёт.
   – Что – «не пойдёт»? – удивился Твердислав.
   – Ты что же, – сквозь зубы процедила внезапно замершая Джейана, – ты что, ничего не чувствуешь? Совсем-совсем ничего?
   Нельзя сказать, чтобы Твердислав не ощущал совсем уж ничего. Там, в самой глубине души, где всегда жила спокойная, неколебимая уверенность – что бы ни случилось, последнее волшебство всегда со мной, – вдруг поселилась странная пустота, словно ушла часть всегда присущей ему, Твердиславу, силы.
   – Что-то зачудили они, – непонятно пробормотал Иван, потирая лоб. – Никак в толк не возьму… Ясно только – надо уносить ноги, пока мы не превратились в слепых кротов. К шахте мы не успеем, это ясно. – Он прикусл губу, словно в тягостном раздумье, когда и так и так плохо, как бы ты ни поступил. – Неужели начали сворачивать?.. – Он внезапно осекся.
   – О чём это ты? – с некоторой подозрительностью осведомился Твердислав. Парень не боялся – он не привык страшиться Неведомого. Враг всегда был ясен, известен, осязаем. Когда нет врага – нет и опасности. Так было всегда. Почему же сейчас что-то должно измениться?
   Иван медленно взглянул сперва на Твердислава, потом – на его спутницу. Казалось, он вот-вот что-то скажет, что-то очень-очень важное, но изгой лишь вздохнул и опустил голову.
   – Чёрные Колдуны, – неожиданно изрек он. – Они тут, поблизости, я их чую. Вы – нет. С такими вы ещё не сталкивались. Они берут нас в кольцо. Здесь, в подземельях, они имеют страшную власть. Иногда им удается блокировать мои заклинания, но это если они соберутся в великом числе.
   – Так что ж, выходит, сейчас собрались? – мигом сообразила Джейана. Девушка с гримасой боли прижала обе ладони к груди – там, где сейчас короткими острыми толчками билось стиснутое невидимыми железными тисками сердце. Такого с ней никогда раньше не было, Сила утекала из нее, точно вода из прохудившегося сита.
   Иван коротко кивнул.
   – Им нужен я, не вы. – Он негромко рассмеялся. – Я, понимаете? Поэтому они всё это и затеяли.
   – Да кто «они»?! – Джейана теряла терпение.
   – Чёрные Колдуны, конечно же. По наущению наших любимых Учителей. Они охотятся за мной. И, похоже, выследили. Ну что ж, может, это даже и к лучшему, – глаза великана странно блеснули. – Я отвлеку их на себя, и вы успеете уйти.
   – Мы не оставим тебя сражаться в одиночку! – немедля возмутился Твердислав.
   – На тебе – Долг Крови, вождь. Тебе его и исполнять. А за меня не беспокойся. Не впервой. Не будь вас, я ушёл бы в глубину, где им меня не достать. Но вы там не пройдете, и даже я не смогу помочь. А смерть, ждущая там, гораздо страшнее, чем все Ведуны и прочая нечисть, вместе взятые! Никогда, никогда, никогда не спускайтесь туда, вы поняли? Лучше уж покончить с собой, хотя это и великий грех перед Всеотцом. – Иван для внушительности показал Твердиславу сжатый кулак размером с детскую головенку. – Так, а теперь помогите мне! Надо пробиваться наверх, пока мы ещё хоть что-то можем. Конечно, именно этого-то от нас и ждут, но иного выхода нет. Если мы останемся здесь, нас просто придушат, и всё. Не поможет никакая магия. Идёмте же! Мне понадобится ваша помощь. Надо вот только будет синюю земляную жилу найти.
* * *
   Чарус не ошибся. Пламя не прорвалось в глубь Лысого Леса, но Ведунов разъярило до крайности. Хозяева Змеиного Холма не поскупились, бросили в бой, наверное, едва ли не всё, что оказалось под рукой.
   – Ой-ой-ой! – заверещал кто-то из девчонок за спиной у Чаруса. И было отчего.
   Не беспорядочной ордой, где сильный толчет слабого, – ровным, правильным строем, словно сам Учитель наставлял их, шли в бой серые бестии, те самые, которых Фатима так удачно придавила оживлёнными её Силой деревьями; в промежутках торопились твари поменьше, на манер саламандр. А позади всех неспешно шагала редкая цепь закутанных в драные чёрные плащи фигур – пожаловали пастыри этого смертоносного стада, Ведуны собственной персоной – видно, не терпелось им как можно скорее и своими глазами увидеть гибель жалкой кучки наглецов.
   – Не стрелять! – рявкнул Чарус, завидев, что иные горячие головы уже схватились за спусковые рычаги катапульт. – Пусть поближе подойдут.
   Серая цепь миновала край болота и ступила в пепел. Ведуны надвигались в молчании, и это было куда хуже обычного их победного рева.
   Чарус ждал. Ждал и весь его Старший Десяток. Сегодня их день. День, когда они положат предел господству Ведунов в Лысом Лесу, и день, когда внезапно возгордившаяся Фатима поймёт, кто хозяин в клане Твердиславичей.
   Пожарное Болото не слишком велико. Вскоре уже можно было различить застывшее на мордах серых тварей одинаковое выражение, одновременно и тупое, и злобное. Остановившиеся взоры устремлены были на Пэков Холм, обрывы которого вдруг показались его защитникам очень, очень низенькими.
   Чарус стоял, сжав ладонями теплый Ключ-Камень. Сейчас, сейчас. Осталось совсем немного. Сперва он попытается задурить Ведунам головы ещё больше, ну а потом…
   Он даже зажмурился от сладкого предвкушения. Он не сомневался в победе. Ещё бы, раз уж тут бьёт такой неиссякаемый источник Силы!
   Чарус так замечтался, что едва не пропустил время.
   – Эй, на катапультах, не спать, вы, там! – заорал он, скрывая собственную оплошность.
   «На катапультах» спать никто и не собирался. Судорожно дёрнувшись, метательные машины швырнули первые камни навстречу приближающейся безмолвной армаде. Армада – именно так показалось в тот миг всем без исключения Твердиславичам, хотя на самом деле против них шло едва ли больше полутора сотен серых четырёхруких бестий. Мелочь сегодня не считалась. Массивные гранитные глыбы, многим чародейством перенесенные сюда со всех окрестностей, взвились в воздух. Описывая плавные дуги, ушли в небо, замерли на миг на самой верхотуре – и устремились вниз.
   Прицел, правда, оказался плох. Каменные ядра лишь впустую ударили по обгоревшим кочкам шагах в десяти от надвигающегося строя серых. Для Ведунов это послужило сигналом – все их воинство внезапно припустило во весь опор, словно стремясь во что бы то ни стало покрыть отделявшее их от Холма расстояние за один бросок.
   Все шло, как и рассчитывал Чарус. Ведуны отлично знали, что перенацеливать и заряжать катапульты – дело хлопотное и непростое, даже если ты можешь воспользоваться магией; до следующего залпа у них оставалось некоторое время, которое они и использовали.
   Не их вина была в том, что Чарус наткнулся на источник Силы.
   Вожак Твердиславичей с торжеством обернулся. Рыжая Гилви застыла, глаза остекленевшие, губа закушена до крови – колдует, полагая, что некому сейчас, кроме неё, остановить вражий натиск. Ну, смотри же, пигалица, как это нужно делать!
   Ключ-Камень послушно и чутко отзывался на любую мысль Чаруса. Конечно, лучше всего было бы вызвать сейчас ливень из жидкого пламени или ещё что-нибудь в этом роде. Но Камень ответил на это лишь молниеносным ледяным уколом – мол, это не в моих силах.
   Хорошо. Мы многое что ещё придумать могём.
   Покрытые пеплом кочки под ногами у наступающей Ведуньей рати внезапно вспучились, взбухли, словно оттуда, снизу, вдруг разом рванулись к свету неведомые существа. Болото вскипело, точно вода в котелке; распахнулись зияющие каверны, откуда внезапно повеяло мёртвенным холодом горных ледников, невесть откуда взявшихся здесь, посреди жаркого лета.
   Серая цепь исчезла вдруг вся, разом, точно её никогда и не было. Чарус остолбенело вглядывался в пустое поле – то ли сработало его волшебство, многажды усиленное магией Ключ-Камня, то ли Ведуны на сей раз оказались ещё хитрее.
   Над Пожарным Болотом воцарилась злая тишь.
   Твердиславичи стояли, не смея шелохнуться, не смея дохнуть – никто в клане не привык доверять необычайно лёгким и простым победам. Верх над Ведунами никогда не удавалось одержать легко и просто, это всегда стоило и трудов, и крови (последней, правда, до недавнего времени пролилось не очень много); никогда ещё не выходило так, чтобы одним заклятием, пусть даже и очень сильным, удалось бы отправить в небытие, на строгий суд Великого Духа, эдакую армию.
   И потому почти никто и не удивился, когда земля перед самым холмом внезапно встала на дыбы, когда вверх с рёвом взметнулись чёрные фонтаны, когда задрожали, проседая, стены, и из вновь открывшихся подземных разломов на последний приступ пошли только что исчезнувшие Ведуны.
* * *
   Прижавшись спиной к ещё дымящемуся отвалу воронки, Буян полусидел, переводя дух. Драка оказалась нешуточной…
   Первых двоих он положил лёгко. Правда, стальные пауки внезапно ожили и очень даже лихо сопротивлялись, когда он пытался отодрать железных вампиров от их вожделенной добычи, но ничего – сладил и с этим, спасибо Дромоку. Однако когда он уже завидел впереди третью жертву, человек в нелепом балахоне внезапно вскинул какое-то странное оружие – и правый бок Буяна обожгло внезапной, стремительной, режущей болью. По бедру заструилась кровь – неведомая сила пробила броню, перед которой оказались бессильны огненные заклятия тех, первых врагов.
   Пришлось откатиться и залечь. И слёгка подумать, что же делать дальше.
   В своём святом праве убивать Буян не сомневался. Он собственными глазами видел мгновенно лишившийся всех жизненных соков край, край, над которым словно бы пронеслась коса самой смерти. Получив от Дромока новое тело, Буян уже как бы уверился в собственной неуязвимости, однако нашлась управа и на броню Ведунов.
   Тем временем впереди, за поворотом коридора, явно что-то затевалось. Неясная угроза истекала оттуда, точно мерзлый зимний туман; там сейчас бесшумно скапливались те, кто решил покончить с ним, Буяном, – возможно, они хотят отомстить за своих. Ну что же, пусть попробуют.
   В следующий миг его спасла только невероятная, Дромоком вложенная реакция. В воздухе что-то коротко свистнуло, и, ударившись о стенку, прямо под ноги Буяну отскочил небольшой круглый предмет. От него пахло смертью, от него во все стороны разливалась аура смерти, и нужно было быть глупцами, чтобы думать, будто он, Буян, не почувствует такого.
   Его рука метнулась к округлому предмету, едва не вырвавшись из плеча. Там, внутри, под тёмным металлом, уже бежали по жилам токи ядовитой крови, через миг – нет, даже меньше! – яростное пламя зальёт всё и вся вокруг; однако прежде чем это случилось, Буян успел швырнуть подброшенное ему обратно.
   Рвануло так, что его едва не размазало по стенке. За углом забушевало пламя. Крики – если кто-то и успел крикнуть – поглотил рёв огня. Стало светло, как в самый яркий полдень, правда, ненадолго. Сделав своё дело, пламя быстро угасло.
   Когда воцарились тишь и привычный зеленоватый полумрак (перепуганные улитки светили теперь вдвое слабее), Буян решился выглянуть. Да. Никого и ничего, как он и ожидал. Огонь обратил землю в спёкшийся монолит, от бедных улиток, конечно, не осталось и следа – лишь там, впереди, едва-едва мерцало зеленоватое свечение.
   Буян пошел вперёд. Теперь он знал, что надо быть осторожным, что драться придется совсем по другим правилам и что весь прежний опыт никуда не годится.
   К его полному изумлению, до ведущего на поверхность колодца он добрался без всяких приключений. Упираясь руками и ногами в стенки, полез вверх (вновь возблагодарив Дромока, без когтей ему никогда не удалось бы проделать подобное!).
   Буяну казалось – уже вечность прошла с того мига, как он заметил раскрывающийся холм и сверкающую пирамидку, злобно раскорячившуюся над кровоточащей земляной раной, однако вокруг по-прежнему было светло, день продолжался, солнцу ещё предстоял немалый путь до мягкой воздушной постели, когда на смену свету придёт темнота. Над яминой стояла уже знакомая пирамидка; точно так же в некотором отдалении беспорядочно громоздились серые ящики. Людей видно не было.
   Прижимаясь к земле, Буян змеёй выскользнул на поверхность. Они прячутся. Прячутся и ждут момента.
   Взрыв ослепил и оглушил. Стрелявший промахнулся на самую малость – хотя как можно промахнуться по такой отличной мишени? Буян вжался в землю, распластываясь, перекатился через плечо раз, другой – и вот тут-то ему очень кстати повстречалась та самая воронка. Можно было отсидеться.
   Нет!
   Его невидимые враги, очевидно, поняли, где он. Что-то с шипением пронеслось над головой и взорвалось совсем рядом, осыпав Буяна дождём горячих комьев. Потом ещё одно, ещё и ещё. Очевидно, они метали свои снаряды откуда-то издалека, но долго так продолжаться не могло – рано или поздно попадут. А эту шипящую невидимую штуку ведь не поймаешь.
   Надо было выбираться наверх.
   Буян перекатился через окружавший воронку рыхлый земляной вал, увидел внезапно поднявшиеся ему навстречу фигуры, зарычал, подбираясь для прыжка – и тут в него угодило по-настоящему.
* * *
   Возле Пэкова Холма вскипело сражение, какого ещё ни разу не видела эта крепость Твердиславичей. Удар магии Ключ-Камня проредил шеренгу атакующих, так прореживают чересчур разросшиеся толстяки на гряде. Удар этот выдержали одни Ведуны да ещё две-три серые шестипалые бестии. Бой получился почти равным, один на один.
   Когда люди и Ведуны сходятся врукопашную, магия – побоку. В гуще дикой свалки не до неё. Конечно, Джейана, оставшись позади сцепившихся рядов, смогла бы, наверное, атаковать точными уколами, словно вышивальщица иглой, но вместо неё здесь были Чарус и Гилви, не обладавшие подобным мастерством. И потому вожак клана поспешно запихнул Ключ-Камень обратно в его вместилище, подхватил верное копьё из красноплодки, и ринулся в самую гущу боя.
   Ведунов встретили, как должно, на краю холма, там, где старательно рыли и тесали, стараясь сделать склон покруче, а стену – повыше. Ведуны, безоружные, вдруг слепо полезли наверх, изменив всегдашнему принципу – драку завязывают их твари, хозяева лишь довершают.
   Чарус видел, как в частокол прямо перед ним вцепились две руки, бледные, почти что синюшные, невероятно худые – видна каждая костяшка. Парень не успел удивиться – как же это так, высота здесь в добрых два человеческих роста, руками не сразу-то уцепишься, – как над частоколом появился чёрный клобук и два блеклых огня под тенью капюшона. Капюшон был неподвижен, точно изваянный из камня.
   Чётко и без ухищрений Чарус выбросил вперёд копьё. Рядом щелкнул самострел – толстая стрела ударила прямо под капюшон и отскочила со странным звоном, точно встретив на пути не плоть, не кость, а металл.
   От Чарусова копья Ведун зашипел и отдёрнулся, разжав руки. Уродливая голова под драным чёрным капюшоном исчезла, но ненадолго – та же пара бледных рук появилась над частоколом шагов на десять правее.
   Ведунов остановили, но три уцелевшие серые твари перемахнули через преграду, словно и не заметив её. Чарус ещё отводил копьё для нового удара, как в центре кто-то истошно заверещал.
   Возвышаясь, точно башни, над головами Твердиславичей, три серых чудовища не теряли даром времени. Чьё-то окровавленное тело взмыло в воздух, описывая дугу, чтобы страшным снарядом рухнуть туда, в пепел Пожарного Болота.
   Навстречу серой смерти рванулась Гилви, руки занесены над головой, в ладонях – словно невидимый камень. От магического удара вырвавшаяся дальше других тварь пошатнулась, глухо взревела и закрутилась на месте, беспорядочно загребая лапищами воздух.
   – Раздайсь! – истошно завопил Чарус, терзая кожаный карман, где лежал Ключ-Камень. Сейчас – или никогда, потому что даже оставшись всего втроём, эти шестилапые способны разорвать на куски всех защитников Пэкова Холма. Эх, Фатиму бы сюда с её внезапно прорезавшимся даром.
   Серебряный слиток внезапно обжёг пальцы. Чарус зашипел от боли – но лишь крепче сжал ладони.
   Из-под земли вверх рванулись пучки извивающихся, отливающих сталью щупалец. Их было великое множество, они в один миг оплели всех трёх бестий, утягивая их за собой вниз, в неведомую черноту; миг спустя на этом месте осталось лишь пятно взрыхлённой земли.
   Боль в обожжённых руках была нестерпимой, а сам Ключ-Камень внезапно стал холоднее льда. Жизнь ушла из него, жизнь и магия, он на время превратился в самый простой серебряный слиток. Ожить после такого расхода сил ему предстояло не скоро, несмотря на по-прежнему льющийся откуда-то из-под земли родничок магии. Чарус почувствовал, что мир начинает плыть перед глазами; последнее, что он успел заметить, – это перебравшихся через частокол Ведунов и новую круговерть схватки, вспыхнувшей теперь уже на самом Пэковом Холме.
* * *
   Джейана стояла, прижав ладони к ушам, – резкий и тонкий визг терзал слух, доводя до бешенства. Но – ничего не поделаешь, Иван сказал, что надо терпеть, иначе им не пробиться на поверхность.
   Само заклинание оказалось не слишком сложным, но совершенно не похожим на всё, к чему привыкла Ворожея. Иван долго ходил вдоль стен, ощупывал их, даже зачем-то мял, а потом с воплем «ага, попалась!» вдруг запустил руку в землю, в один миг выудив из стены нечто вроде толстой змеи, синевато-светящееся, вздувающееся и опадающее, будто проталкивавшее что-то внутри себя, явно живое – потому что железная хватка великана Существу-из-Стены совершенно определённо не понравилась.
   – Режь! – скомандовал Иван Твердиславу.
   Парень послушно рубанул по живому канату мечом; вокруг гиганта тотчас всклубилось полупрозрачное облако какой-то синеватой дряни. Иван выхватил из-за пояса затычку (всегда с собой носил, что ли?) и одним движением, что свидетельствовало о немалом опыте, ловко заткнул один конец истекавшей дымом земляной жилы. Второй небрежно отбросил – и он тотчас же втянулся обратно в стену, точно его и не было.
   – Ну а теперь – встали в круг! – приказал Иван.
   Торчащий из земли отросток быстро набухал, через затычку начали сочиться первые капли, закурился дымок.
   – Репетировать некогда, надо, чтобы получилось с одного раза, – распоряжался великан. – Всё очень просто – надо только как следует представить шахту прямо над нашими головами. До самой поверхности.
   – А широкую? – дотошно спросил Твердислав.
   – Это неважно, – отмахнулся Иван. – Ну, скажем, вот такой, – он широко развел руки.
   Представить такую шахту было нетрудно. Джейане даже вообразилось, что видит небо над ней.
   – Один. Два. Три.
   На счет «три» Иван вырвал затычку. Вверх ударила голубая струя мгновенно испарявшейся жидкости; одновременно по всему телу пробежала быстрая горячая дрожь, и Иван разрешил им «стать вольно».
   – Теперь само всё сделается. Но у меня одного бы не получилось. Тут втроём надо, три опорные точки…
   Докончить он не успел – раздался тот самый визг, из-за которого Джейане пришлось немедленно зажать уши. А над их головами земляной свод вдруг начал выгибаться, в нём появилось углубление, с каждым мигом оно становилось все шире и шире. Иван стоял, подняв вверх рассечённую земляную жилу – из неё вовсю валил пар. Великан кивал головой – видимо, был доволен.
* * *
   – Ваше превосходительство, засечён источник экстремального воздействия, координаты…
   – Вы слышите, Эйбрахам? Мы их засекли. Чёрный Иван немного потерял форму, вы не находите? Судя по спектру, они пробиваются наверх… Ваш план сработал, Эйбрахам, поздравляю!
   – Благодарю вас, ваше превосходительство.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация