А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разрешенное волшебство" (страница 28)

   Их было десять, и дрались они отчаянно. Они были сильными бойцами, но он оказался сильнее. Он шел по коридору, выдирая из стен их нелепых железных пауков, всякий раз мельком жалея – сколько пропадает зря отличной стали!
   А когда затих последний и огневой болью вспыхнули ожоги, на которые он не обратил внимания в горячке боя, внезапно вспомнилась сверкающая пирамидка и человек возле неё. Он, Буян, должен вернуться. В живых не останется никто.
   Человек истошно завопил, едва завидев выпрямившегося во весь рост Буяна, и бросился наутек – напрасная попытка.
   Потом Буян долго и с наслаждением крошил сверкающую пирамидку. Сталь её частей крепостью не уступала когтям Буяна; поэтому пришлось повозиться. А потом он вдруг заметил вывалившийся из мёртвой руки чёрный небольшой шарик, откуда неслись какие-то непонятные слова. Удивляясь, Буян подобрал странную находку.
   – Северный-два! Северный-два!..
   – Они не отвечают, ваше превосходительство.
   – Сам знаю! Чёрт возьми, оттуда доложили о какой-то твари, которую не берут радары и парализаторы… Полковник!
   – Да, ваше прево…
   – Резерв штаба на участок Северного-два. С группой усиления. Возьмите обычные ИК-детекторы. И оружие… того, попроще и помощнее. Не задействованное через местную планетарную энергосеть.
   – Так точно! Разрешите идти?
   – Идите. Связь – каждые пять минут. Вас прикроет второй эшелон – два штурмовика. Это всё. Отправляйтесь, и чтобы через тридцать минут я получил ваш доклад о том, что закольцовывание окончено.
   – Я не подведу, ваше…
   – Вот и хорошо. А теперь – шагом марш отсюда!
* * *
   На Пэковом Холме стража Твердиславичей с молчаливым ужасом взирала на разожжённый Чарусом пожар. Сильный ветер, наколдованный при помощи Ключ-Камня, гнал пламя на север, к краю Лысого Леса. Старший Десяток нового вожака старался вовсю. Все, хоть как-то умеющие ворожить, помогали Чарусу управлять волной яростного пламени. Огонь оставлял позади себя чёрную, дотла выжженную землю. Что случилось со змеями Ведунов – сгорели они все без остатка или успели спастись, – кому теперь какое дело! Чарус вызывал на бой тех, кто засел на самом Змеином Холме, рискуя сразу всем, и его собственная жизнь была наименьшей из ставок.
   Теперь Ведуны будут знать, что им предстоит не обычная драка.
* * *
   Неприятности начались почти сразу, как только Иван, Твердислав и Джейана выбрались из убежища бывшего Учителя. Во-первых, свет. Стало заметно темнее, да ещё вдобавок появилось какое-то непонятное мерцание, от которого начинало ломить в висках и жечь глаза. Первые тридцать или сорок шагов Иван прошёл уверенно, как и в прошлый раз, однако затем вдруг остановился, в недоумении подняв пятерню к затылку.
   – Ничего не понимаю. Первый перекрутный ход… а я его не вижу. Гм… Вообще-то такие подвижки случаются… но я же тут всё специально крепил. Ну ладно, пойдём дальше.
   – А если магией? – забывшись, предложила Джейана.
   – Ты что, ты что! – Иван замахал руками. – Тогда-то нас точно в два счета вычислят. Я-то ничего, отобьюсь, не впервой, а вот вас прикрыть уже не сумею. Нет, об этом и говорить нечего. Пойдём дальше, у меня тут много отнорков…
   Следующий ход оказался в порядке.
   Джейана шла следом за своими спутниками. Она впервые оказалась так глубоко в недрах; и теперь, несмотря ни на что, с жадным любопытством присматривалась и прислушивалась.
   Подземный мир разительно отличался от привычного, верхового, – и прежде всего своей магической гаммой. Здесь вели партии совсем иные инструменты; глубины жили собственной жизнью. Казалось, что Джейану со всех сторон окружает живая плоть, словно она очутилась не в пещере, а во чреве громадного зверя. Тоннели были не просто ходами, но жилами – по ним струилась невидимая кровь. Даже улитки на стенах выглядели не просто слизняками, но – рассыпанными здесь с особой целью светильнями, поглощающими не какой-то там прогорклый мох, а вбирающие в себя ту самую неведомую субстанцию, что неслась по тоннелю, и излучавшие её обратно неярким зеленоватым свечением. Мало-помалу чувства Джейаны проникали всё дальше и дальше в стороны от их пути; внутренним зрением она видела и уводящие в губительную глубь шахты, и запутанные лабиринты продольных ходов, и какие-то наглухо замурованные каморы, где искрилось и переливалось нечто загадочное, волшебное… Чувствовала она и чужую жизнь. Её было много здесь, от совершенно непонятной, гибельной и непобедимой на нижних ярусах (оттуда дышала Смерть), до зловредной, но мелкой – здесь, в окрестных тоннелях.
   Джейане виделось и нечто иное, уже на самом пределе её зрения – какие-то пульсирующие огнем низовые подземные реки с рукавами, затонами и островами; пробившие мягкую земную плоть кристаллические копья, по которым тоже пробегало быстрое холодное пламя; и другие реки, мутные, отравные, в которых Джейана не без удивления узрела человеческие нечистоты. Грязь опускалась с поверхности на глубинные уровни и исчезала в огненных горнилах.
   Ворожея видела и то, чем оканчивались некоторые шахты и кто коротал там, на самом последнем дне, бесконечный срок своего заточения, но это оказалось слишком страшно. Она даже зажмурилась – такого средоточия зла она не могла бы представить и в самом отвратительном Ведуне. Нет, нет, лучше и не глядеть на такое…
   Она смотрела вниз, себе под ноги, и не видела дна. Её взор достигал некой глубины, но, подобно тому, как голубой горизонт намекает смотрящему, что там, вдали, за той чертой, где встречаются земля и небо, есть такие же леса, поля и горы, теряющиеся в сером мареве слаборазличимые контуры переходов, тоннелей, подземных залов, перевитые светящимися нитями магических потоков, – всё это уходило ещё глубже, намного глубже, куда уже не проникнет ничей глаз. Она, Джейана, и её спутники шли сейчас по самому верхнему краю великой бездны, наполненной удивительной, невиданной жизнью.
   Учитель никогда не говорил ни о чём подобном. Интересно знать, почему? Иван шагал быстро, поминутно озираясь, словно вот-вот ожидая нападения.
   – Странно, – услыхал Твердислав его бормотание, – всё словно вымерло. Никого нету. Вся живность куда-то попряталась. Ни разу такого не видел.
   Где-то глубоко-глубоко под ногами Джейаны подземные воды (или что текло по этим рекам?) внезапно взволновались. Короткая обратная волна, прокатившаяся по ним, толкнула девушку в грудь, словно эти реки неожиданно натолкнулись на невесть откуда взявшееся препятствие. Но мало ли что может случаться здесь? Разве может она быть уверена, впервые очутившись в подземельях?
   Между тем Иван долго и безуспешно искал очередной лаз.
   – Уполз, зараза, – сокрушался великан, в десятый раз ощупывая стену. – Да что ж это такое делается? Ну, ничего, идём к следующему…
   Следующий исчез тоже.
   Губы Ивана сжались.
   – Плохо дело. Теперь или пробивать новый ход, или топать в обход, кругаля давать, до колодца… Колодцы-то, надеюсь, никуда не делись…
   – А до колодца – это далеко?
   – Моего обычного хода – дня два. Но у нас припасов в обрез.
   – Ничего, перебьёмся, – пожал плечами Твердислав. Подумаешь, денек-другой без жратвы! Эка невидаль, в клане во время голодовок, случалось, дней по десять во рту ничего, кроме воды.
   – И с питьём у нас плохо, – Иван вновь словно бы прочитал его мысли. – Вот что самое главное… Разве что колдовством…
   – Если не будет иного выхода… – заметила Джейана. Чего он паникует, этот Иван? Притянуть подземный ручей сумеет и ребенок.
   – Ну да, тогда только и останется, что связать друг другу руки и ждать, когда за нами придут, – мрачно пошутил Иван. – Здесь такой отгул[12] от магии – будь здоров. Разнесется за десятки поприщ. А им только того и надо. Нет уж, колдовать сейчас – последнее дело. Ладно, ничего иного нам не остаётся – пошли к шахте. Долго, зато надёжно. Идёмте, идёмте, хватит стоять!..
* * *
   – Первый, на связи резерв. Мы на месте. Господи, тут была настоящая бойня!.. Бригадир… мёртв. Голова оторвана. Мы спускаемся вниз. Детекторы ничего не показывают… ни в одном из диапазонов.
   – Первый к резерву: штурмовики уже на подходе. Видите их?
   – Так точно. Сейчас установим связь… есть! Начинаем спуск.
   – И поторапливайтесь, потому что иначе всё закольцовывание полетит к черту! А вы сами знаете, что тогда будет – ба-а-альшой БУМ-М!
   – Слушаюсь. Первая пара пошла… мы их прикрываем со всех сторон.
   – Хорошо, конец связи. Следующий сеанс через пять минут… если не случится ничего экстраординарного.
   – Ваше превосходительство, на связи Южный-один.
   – А, тот самый, у которого проблемы с девочками? Ладно, давайте.
   – Южный-один к Первому: зеркалка не дает результатов. Клан Лайка-и-Ли мобилизовал все ресурсы и успешно противостоит нашему воздействию. В связи с исчерпанием лимита времени прошу вашей санкции на концентрическую бомбежку.
   – Чёрт возьми, Южный-один! Я же вам уже сказал – задействуйте весь арсенал! Бомбите, если считаете нужным! Отклонение – от двухсот… до ноля. По вашему усмотрению.
   – Ваше превосходительство, но отклонение ноль…
   – Правильно, это прицельный огонь.
   – Вы…
   – Да, да, я даю санкцию!..Черт возьми, вам только и надо, что перехватить управляющие контуры первого слоя! Дальше всё пойдёт легче. Второй вы получите автоматом, а имея контроль над первым и вторым, легко овладеете и третьим, как бы там ни ерепенились эти Ворожеи. Все ясно?
   – Так точно, ваше…
   – В следующем докладе я желаю услышать наконец о завершении первичного закольцовывания на вашем участке. Дальше!
   – Западный-два к Первому. Только что доставлены заглушки типа «Самум», ваше превосходительство.
   – Так, а что с динамической структурой?
   – Неожиданный проход альфа-волны по пеленгу от Северного-два… нарушил установившееся равновесие… коррекция удалась не в полной степени… есть пострадавшие с ожогами второй и третьей степени…
   – Результат, дьявол, результат! О потерях доложите потом! Вектор поля закольцован?
   – Никак нет, ваше…
   – Пойдёте под суд, Западный-два. Даю вам пятнадцать минут. Иначе можете заказывать похороны. А всех ваших людей я отправлю воевать с Умниками. Доведите до личного состава это моё обещание. Всё, конец связи.
   – Ваше превосходительство, профессор Корнблат добивается связи с вами по личному каналу.
   – Вот идиот! Хочет провалить все дело! Чёрный Иван его давным-давно прослушивает, этот канал!.. Ответьте профу, что у меня понос.
   – Но ваше…
   – Исполнять!..
   – Южный-два к Первому. Прошли третий слой динамической структуры. Разупорядоченность поля нарастает по экспоненте… возможны прорывы энергии. Прошу вашей санкции на приостановку движения – пока остальные нас не догонят.
   – Хорошо, Южный-два. Вы вырвались далеко вперёд… так что придержите скакунов. Я дам команду на возобновление свертывания.
   – Северный-один к Первому. Северный-один к Первому. Зафиксирована внезапная активизация динамической структуры, связанная с проходом волны альфа-типа по пеленгу Северного-два. Есть повреждения. С этой же волной произошел перенос одиночного живого объекта… наведение по маяку с кодом Северного-два. Данный объект не поддается локации, зафиксирован лишь по ИК-излучению…
   – Проклятие! Немедленно в воздух, Северный-один! Бросайте всё – и в воздух! Я посылаю к вам подкрепление. Никаких вопросов, выполняйте!..
   – Но, ваше превосходительство… свёртывание проходит трудно… после прохождения альфа-волны необходим ручной контроль каждого узла… синхронизация ужасная… прекращение ручного сопровождения грозит неконтролируемой генерацией в динамической структуре волны бета-типа… разрушения…
   – Так. Понятно. Внимание, Северный-один! Я отменяю свой приказ. Продолжайте контроль за ходом процесса… подкрепления уже на пути к вам. Конец связи… Адъютант! Списки личного состава отряда Северный-один… впишите в представление на «Знак Отваги»… всех… посмертно.
* * *
   Пламя пожара докатилось до границ Лысого Леса – и внезапно начало опадать, словно его прижимал к земле незримый безжалостный ливень. Огненная стена, что, казалось, не встретит преград аж до самого Полуночного Предела, рухнула, распавшись на десятки и сотни низовых ярко-рыжих змей, что по-прежнему алчно рвались вперед в вечном неутолимом голоде. Пожарное болото обратилось в безжизненное пепелище – зола и гарь, гарь и зола, пепел, пепел, пепел…
   – Теперь ждём, – передал по цепи Чарус.
   Его отряд был готов отразить Ведуньин натиск. Так что пусть идут.
* * *
   Буян медленно приходил в себя. Сознание возвращалось постепенно, толчками; он огляделся – земляные стены, пол, потолок, слабый зеленоватый свет – тоннель.
   Что же, во имя Великого Духа, произошло с ним? Он прикончил тех людей… потом вдруг подумал, что же это за ходы там, под землёй?.. Снова спустился в расщелину… пошёл налево… миновал несколько поворотов… а потом заметил щель в стене. Отчего-то потянуло заглянуть… и тут его словно б ударило по голове, закружило, поволокло куда-то… Он зажмурился, а когда открыл глаза, то был уже здесь.
   Здесь – это где?
   И зачем ему понадобилось лезть куда-то?
   Правая рука сжимала что-то твёрдое и округлое. Буян скосил глаза – маленький, чуть поблескивающий чёрный шарик.
   Да, да, так оно и было: он подобрал эту штуковину возле того человека у сверкающей пирамидки. А потом? Что же было потом?
   Обрывки воспоминаний с трудом складывались в хоть мало-мальски разборчивую картину.
   Когда он поднял этот шарик, земля внезапно затряслась. Над поверхностью начал сгущаться белесый туман – только, в отличие от простого, этот туман был живым. Буян замер на месте, глядя, как всё вокруг заполняется армадой призраков – хищных, истребительных, голодных. Это было как-то связано с тем, что он натворил там, под землей. И именно под землей ему следовало искать спасения.
   «Вниз, глупый, вниз!»– раздался внезапно в ушах голос Ольтеи.
   Буян повиновался без колебаний. Белёсый туман таил в себе неведомую смерть, от которой не знаешь, как обороняться. Не раздумывая, Буян ринулся к спасительной щели – и, ему показалось, услышал за спиной разочарованный стон тысяч и тысяч изголодавшихся тварей.
   Потом было то, что он помнил и так. Разворачивающиеся перед ним длинные коридоры… приснопамятная щель в стене…
   Ага! Вспомнил!
   Внезапно ожил чёрный шарик в руке. Ожил, запульсировал, даже заискрился; из него донеслись какие-то слова, но все – диковинные и непонятные. И он, этот шарик, словно бы тащил за собой, указывая дорогу.
   Потом что-то очень сильное взорвалось там, у него за спиной. Его швырнуло вперед, и он полетел в черноту. Полетел – но как будто бы не падал.
   Буян поднял голову. Он лежал возле отвесной земляной стены – тоннель заканчивался тупиком. Впереди ласково и спокойно мерцал зеленоватый свет, исходивший от ползавших по стенкам крупных улиток.
   Парень поднялся, ощупал стену – самая обычная стена, ничего особенного. Интересно, как же он тут оказался? Отшвырнуло Ведуньей силой? Ладно, тут лежать нечего, надо выбираться на поверхность и продолжать путь. Не прятаться же целый век по подземельям!
   Буян тронулся в путь. Однако уже после первого десятка шагов у него начали появляться сомнения. Земля тут была совсем не такая, как в тех тоннелях, где он дал бой неведомым магам и перебил их всех. Там – густая, влажная, чёрная, здесь же, напротив, – сухая и красноватая. Уж в чем-чем, а в земле Буян разбирался. И знал, что такие почвы очень редко лежат, что называется, «стык в стык». А это, в свою очередь, означало – что его, Буяна, скорее всего забросило куда-то в невообразимую даль, хотя, конечно, эта даль вполне может обернуться и несколькими десятками поприщ.
   Так или иначе, Буян не слишком огорчился. Дорога растянется, и это, конечно, досадно, но, с другой стороны, спешить ему некуда. К тому же – чем дальше от того живого тумана, тем лучше. Пусть даже это обернётся лишним месяцем пути.
   Ну что же, надо выбираться на поверхность.
   Тоннель вел прямо вперёд, никуда не сворачивая и не разветвляясь.
   «Интересно, – на ходу размышлял Буян, – что это за колдовство меня сюда закинуло? Сильное ведь колдовство – и как это я ещё жив остался. Верно, угоден Великому Духу… Стоп!!! – Эта мысль обожгла словно выкатившаяся из костра головня. – Угоден Великому Духу – значит, не так уж велика моя вина перед Ним! Значит, есть ещё надежда, надежда, что помогут эльфы!..»
   У Буяна словно выросли крылья. Вперёд, вперёд, скорее, прочь отсюда, наверх, к солнцу и свету! У него ещё есть надежда! И теперь он уверен в этом. Великий Дух сохранил ему жизнь – ему, запятнавшему себя такими грехами! Значит, всё ещё поправимо. И он, Буян, конечно же, всё исправит.
   Он бежал и бежал, а коридор всё вился и вился узким змеиным лазом, в стенах то и дело начали мелькать низкие темные дыры – какие-то лазы, звериные ходы, куда ему, Буяну, в его нынешнем облике было даже не втиснуться.
   Мало-помалу он замедлил шаг. Сколько же ещё это будет длиться?
   И тут внезапно впереди раздались голоса.
   Буян со всего разбега бросился наземь. Осторожно дополз до изгиба стены, высунул голову.
   Так и есть. Люди в точно таких же странных балахонах, что и у тех, которых ему пришлось убить совсем недавно. И точно так же стоявший у стены человек с усилием пытался вогнать в её изгибающуюся, негодующую плоть раскоряченного железного паука.
   Сомнений не оставалось – тут орудовала такая же шайка. Они точно так же слали перед собой смерть. Значит, Великий Дух не случайно сохранил жизнь ему, Буяну. Он показал ему, что он должен сделать. Он сейчас – карающая длань Всеотца, и он не подведёт.
   Буян вскочил на ноги. И он не подведёт. Он искупит свой грех. Он защитит землю.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 [28] 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация