А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разрешенное волшебство" (страница 23)

   Тварей было, наверное, с десяток. К удивлению юноши, они не стали нападать первыми, как поступило бы любое создание Ведунов, лишь зашипели, подняв клешни и уставившись на людей здоровенными выпуклыми глазищами.
   – Чего замер?! – взревел Иван.
   Джейана уже полулежала на земле, прислонённая спиной к стене. В руках гиганта мелькнул топор с мощным полукруглым лезвием – верно, его-то Иван и носил за поясом, как-то ухитрившись пристроить на манер меча. Первый же взмах снёс обе клешни ближайшему созданию; потекла тёмная кровь. Твердислав тоже рубанул наотмашь – и подивился, с каким трудом лезвие рассекает такую мягкую на вид шкуру чудовища.
   Надо сказать, атаковали эти подземные змеи довольно-таки бестолково, мешая друг другу и пытаясь ухватить противников клешнями. Мощные хвосты, каждый удар которого мог бы запросто смести Твердислава с ног, бездействовали.
   – Эти-то ещё ничего, это нам ещё повезло, – приговаривал тем временем Иван, деловито круша бестий своим здоровенным топором. Лезвие так и свистело. – А вот попались бы…
   Твердислав проткнул сунувшейся ему под ноги змеюке башку длинным прямым выпадом, как объяснял Учитель, – хорошо, что подарком Наставника можно было и рубить, и, при необходимости, колоть. Больше он ничего сделать не успел – Иван молодецким ударом прикончил последнюю тварь.
   – Уф, – великан вытер честный трудовой пот со лба. – Это, парень, была присказка, сказка ещё впереди. Если добежим, конечно.
   Гигант снова поднял на руки Джейану – и с неожиданной прытью пустился бегом. Твердислав ещё успел оглянуться – в тусклом зеленом свете чуть поблескивали мёртвые тела. Стены тоннеля были все усеяны чёрными узкими отверстиями – через них змеи прорвались внутрь, себе на погибель.
   Некоторое время они бежали молча. Изредка Иван перебрасывал Джейану с одного плеча на другое и поминутно озирался. Странно – вместо того, чтобы запустить «глаз» (или, как его называли младшие, «зырик») и спокойно отслеживать – не повис ли кто на плечах – этот Иван крутит головой, рискуя запнуться и грохнуться на всём бегу, да ещё и с Джей на плече.
   И вновь спутник словно бы прочел Твердиславовы мысли.
   – Никакой магии, парень! – пропыхтел он, в очередной раз обернувшись. – Ни-ка-кой! Понял?!
   Юноша кивнул.
   Тоннель тем временем сделался уже и ниже. Из пола лезли какие-то темные гладкие корни, зачастую выпетливаясь так, что растянуться можно было запросто. В стенах справа и слева замелькали низкие арки боковых проходов – там залегала и вовсе непроглядная тьма. И в этой тьме Твердислав внезапно увидел приближающиеся алые огоньки – парные огоньки злобных глаз.
   – Наддай, Твердь, наддай, иначе нам хана! – проревел Иван, бросаясь вперёд с такой резвостью, что Твердислав мгновенно отстал шагов на двадцать.
   За их спинами что-то мерзко шуршало, скрипело, кряхтело, всхрапывало; и бесчисленные мягкие лапы спешили им вслед.
   Неожиданно впереди забрезжил свет. Такой же, как повсюду в этом странном туннеле, неяркий, зелёный. Беглецы со всего разгона вылетели из-под арки, оказавшись на узком карнизе.
   Это было нечто вроде широкой шахты шагов тридцать в поперечнике, отвесно уходившей в чёрную глубину. Карниз кругом опоясывал её жерло; наверху клубилась такая же тьма, что и внизу. Вдоль самого карниза тянулись перильца, кое-как сколоченные из неошкуренных жердей.
   – Веревки крепи! – гаркнул Иван, не слишком аккуратно сбрасывая с плеча Джейану и выхватывая свой чудовищного вида топор. – Веревки крепи и её обвязывай!
   Швырнул к ногам юноши невесть откуда взявшийся моток странно-нетолстых веревок с трёхпалыми крючьями на конце и встал в проходе, широко расставив ноги. Поплевал на ладони – и поднял на изготовку топор.
   Раз, два, три. Руки делают всё сами. Веревку под мышку; пропустить, обвязать, перекрестить; узел, второй, страховочный – готово!
   Нападавших из тьмы коридора тварей Твердислав как следует так и не разглядел. Раздался мерзкий писк, хруст, какой-то хряск, шипение – а потом весь этот гадостный хор перекрыл мощный и смертоносный посвист Иванова топора.
   – Закрепил?! – не поворачиваясь, рявкнул Иван.
   – Да!
   – Прыгайте! Прыгайте и повисайте!
   Сердце ёкнуло. Из чёрной глубины веяло леденящим ужасом. А что, если веревки не выдержат? Или сломаются эти не слишком-то внушающие доверия перильца?
   Из тьмы прохода, каким-то чудом миновав смертельный размах окровавленной секиры, вывернулось нечто приземистое, многоногое, покрытое слипшимся мокрым мехом, остромордое, с парой горящих глаз и разинутой пастью, откуда на землю капала чёрная слюна.
   Твердислава захлестнуло омерзение. Это шипящее, извивающееся, остро воняющее мокрой шерстью создание не могло, не имело права жить, оскорбляя тем самым великий замысел предвечного Духа! Руки у парня были заняты веревками; извернувшись, он пнул тварь ногой в бок, та отлетела на несколько шагов, угодив в аккурат между поддерживавшими перила столбиками. Отчаянно зашипела, загребая когтистыми лапами в тщетной попытке удержаться, и с истошным визгом сорвалась вниз.
   Визг было слышно очень долго. А потом, потом он внезапно оборвался, и наделённый весьма острым слухом Твердислав готов был поклясться чем угодно, что снизу донесся хряск сошедшихся громадных челюстей и довольное бурчание громадного неведомого хищника, вдруг ни с того ни с сего заполучившего лакомую добычу.
   Стало совсем скверно.
   – Да прыгай же, болван! – лишившись терпения, заорал Иван. – Смерти нашей хочешь?!
   Прижимая к себе бесчувственную Джейану (ну и повезло же ей! Всю дорогу на закорках тащили!), Твердислав очертя голову ринулся вниз.
   Верёвки напряглись. Рывок. Наверху остался карниз; вот через перила перевалилась грузная фигура Ивана. Смешно мотнулась из стороны в сторону – раз, другой, третий.
   – Делай, как я! – послышался его голос. – Давай, не спи!
   Он резко качнулся из стороны в сторону, словно мальчик на качелях. Внизу, под карнизом, в стене чернело неровное отверстие – вход в ещё один тоннель. Очевидно, длину веревок Иван рассчитал заранее – её как раз хватило как следует обвязаться и, раскачавшись, уцепиться за торчащие из стены шахты корни. Вот только как ему это удалось все так рассчитать? Или этот путь бегства был ему настолько хорошо знаком?
   Ивану потребовались считанные мгновения, чтобы несколькими точными движениями оказаться сидящим на краю входа.
   – Давай, давай сюда и не бойся. Я тебя поймаю.
   Наверху выли и, похоже, даже скрежетали от ярости зубами неудачливые охотники.
   Крепкие руки ухватили Твердислава за куртку, в одну секунду втащив парня внутрь вместе с его бесчувственной ношей.
   – А теперь на десерт – небольшой фейерверк, – ухмыльнулся Иван. Он стоял у самого края шахты, держа все веревки вместе, и словно бы чего-то ждал.
   Когда все четыре тянувшиеся наверх веревки внезапно чуть провисли – словно по ним кто-то спускался – Иван вдруг хищно усмехнулся и поднёс к веревкам сложенную горстью левую ладонь. Пальцы мягко засветились розовым – на живой коже трепетал тонкий язычок пламени. Вот он лизнул туго сплетённые волокна, вот они затрещали, вот наверх рванулись огненные струйки…
   Ответом был полный смертного ужаса вой – почти что человеческий вопль. Горящие верёвки исчезли в один миг – а сверху, нелепо кувыркаясь, вниз полетело с полдюжины самых храбрых преследователей.
   – Вот так и только так, – наставительно сказал Иван, устало опускаясь возле стены. – Да ты садись, Твердь, садись, они теперь не сунутся. Не умеют они по стенам лазить.
   – Да кто «они»? – не вытерпел Твердислав, пытаясь сразу и привести в чувство Джейану, и оглянуться на своего спасителя. Иван тщательно стирал с лезвия секиры тёмную кровь.
   – А хрен знает, – охотно откликнулся гигант. – Как они прозываются – один, гм, Великий Дух ведает. Живут тут под землёй такие… Не поймёшь, смесь крысы со змеей. Но величиной с доброго волка.
   – Так что же, выходит, Ведуны и под землёй правят? – поинтересовался Твердислав. Его усилия не пропали втуне – веки Джейаны затрепетали, она приходила в себя.
   – Ведуны? – Иван вытаращил глаза, как будто впервые услышал это слово. – Ах да… Ведуны… Ну, можно, наверное, и так сказать. Я ж, парень, в это дело не вникаю. Враг есть враг. Его рубить надо, а не выяснять, кто тут правит. А то, провыясняешься, так потом и выяснять нечем будет. Голову отгрызут, и вся недолга. О, да подружка твоя, гляди-ка, очнулась! Вот и хорошо, а то наломался я её нести.
   Он о чём-то умалчивал, этот Иван. И совершенно чётко не хотел вести речь о тех, с кем они столкнулись в этих странных тоннелях (Учитель никогда не говорил ни о чём подобном. Правда, о таком живоглоте, что попался на их пути, он тоже никогда не говорил).
   – Потом, потом расспрашивать меня станешь. Почему я тебя спас да все такое. А сейчас – помолчи, ладно? Умаялся я. Посидеть хочу в тишине.
   Наверху всё ещё бесновались преследователи. Вой, хриплое взлаивание, скрежет и тому подобное – едва ли можно было сказать, что в подземелье царит покойная тишина.
   Твердислав пожал плечами. Пусть будет так. Он может немного подождать. Едва ли их стали бы спасать только для того, чтобы потом передать в руки Ведунов.
   – Твердь, – тихонько прошептали Джейанины губы, и парень в один миг забыл об Иване, их странном спасителе, низко склонившись над девушкой.

   Глава пятая

   – Ну, ну, веселее шагать, веселее! – подбадривал своих Чарус. Три десятка его воинов – юношей и подростков – растянулись длинной цепочкой по узкой лесной тропе. Позади осталось два дня пути, и до Пэкова Холма было уже рукой подать.
   Ключ-Камень в руке Чаруса утратил свой всегдашний холод. Неудивительно – пришлось пустить в ход силы Камня, чтобы избавиться от докучливого взгляда Фатимы, что посредством магии везде разыскивала беглецов. И похоже было, что план Чаруса пока остался не разгадан.
   Очевидно, главной Ворожее просто не пришло в голову, что Чарус со своими отправится прямиком на Пэков Холм. Оно и верно, куда ей. Джейана бы до такого, конечно, додумалась в момент, но её нет, и это хорошо.
   Стража на Холме сейчас стояла так себе. Фатима послала туда вернувшуюся с охоты на кособрюхов Гилви! Пусть, мол, девчонка учится командовать. Это чтобы соплячка командовала шестнадцатилетними парнями?! Да не бывало такого! Джейана себе подобного не позволяла. Никогда. А тут – нате вам, пожалуйста!
   Вместе с Гилви на Пэков Холм отправилось человек двадцать мальчишек – прислуга катапульт, и как бы для порядка – Дженнифер. И зачем, скажи мне Великий Дух, Фатима её туда погнала? Дженни ведь во всем этом понимает не больше, чем кособрюх в самой простой из речей Учителя.
   Растерянная Гилви выскочила навстречу поднимающемуся отряду.
   – Что случилось?
   – Это ты меня спрашиваешь? – огрызнулся Чарус. – С Фатимы своей ответы требуй!
   Гилви дерзко уперла руки в боки, заносчиво задрала подбородок. Вот ведь, соплячка, а туда же! Дар у неё, видите ли! Давно ли Джейана её по щекам хлестала, а теперь, того и гляди, сама кого хочешь отхлещет.
   – А Ворожея меня здесь за главную поставила!
   – Тебя, пигалица? Это я и так знаю! Оттого и пришёл. И не зыркай тут на меня! Колдовство твоё тут без пользы. Видела? – И он высоко поднял тускло блеснувший серебряный слиток.
   Гилви прикусила язык. Кем бы ни считала она Чаруса – он вождь. И Ключ-Камень ему отдал сам Твердислав. А мощь в этом Камне такая, что всё Гилвино волшебство ему нипочем, всё равно что детская стрела папридою.
   Не придумав, что сказать, она попятилась. Невесть отчего вдруг стало очень страшно. Насупленные лица парней, почему-то не расставшихся с оружием, как это всегда бывало; ни шуток, ни смеха, ни свежих новостей из посёлка.
* * *
   Долго рассиживаться Иван не позволил.
   – Пришла твоя девица-красавица в себя? Да? Тогда пошли, бережёного у нас тут сам знаешь кто бережет…
   – К-кто это? Твердь… – еле слышно прошептала Джейана. Опираясь на руки Твердислава, она пыталась подняться, стараясь при этом скрыть собственную слабость. – Что тут было? Долго я уже так?..
   – Зовут-то меня просто – Иваном, а что тут было, девонька, слишком долго рассказывать, – бесцеремонно отрезал великан. – Разговоры разводить после станем… ты идти-то сама можешь? Или на руках нести надо, как и до того?
   Джейана мгновенно и мучительно покраснела. Она мало чего стыдилась – но вот если тебе говорят, что тащили на руках, точно какую-то изнеженную красотку… Этого она стерпеть уже не могла. Стиснула зубы, шагнула раз-другой, сердито отталкивая пытавшегося помочь Твердислава, и чуть не заплакала от боли и унижения. Всё тело нестерпимо болело, сильные мышцы ныли так, словно она, Джейана, до этого отмахала самое меньшее сотню поприщ без единой остановки да ещё и с грузом за плечами. Иван заметил, усмехнулся.
   – Ишь, гордячка… Ты гордость-то свою покамест в карман спрячь, договорились? Не для того я тебя от живоглота спасал… и потом, здесь, от подземных тварей… Давай, не бойся. – Он ловко подхватил Джейану на руки, и та вдруг обессиленно закрыла глаза. Не оставалось никаких сил пререкаться и протестовать.
   – И запомни, Неистовая, никакой магии! Если хочешь, чтобы ты и твой дружок дожили бы до рассвета.
   Джейана хотела было надменно поднять брови – но, наткнувшись на совершенно бешеный взгляд Твердислава, поняла, что сейчас не время для самоутверждения.
   Этот второй тоннель, по которому они шли, оказался не в пример уже и темнее. Он то и дело ветвился, петлял, приходилось то идти в гору, то, напротив, спускаться вниз. Твердислав обладал неплохим чутьём на направление, однако на сей раз даже он не мог сказать, в какую сторону они идут. Может, на запад. А может, на восток. Если, конечно, не на юг или на север.
   – Ничего, ничего, – подбадривал ребят Иван. – Недолго уже тащиться осталось. Скоро и ко мне в гости пожалуем…
   Лабиринт скупо освещённых редкими светляками-слизнями тоннелей тянулся, казалось, на многие поприща. То и дело Иван останавливался возле какой-то совершенно незаметной полузасыпанной щели в стене, через которую приходилось протискиваться; за щелью оказывался следующий тоннель, как правило, ещё темнее, ещё уже и ещё ниже, чем предыдущий. Наконец пришлось идти, согнувшись в три погибели, а Иван – так тот и вовсе полз чуть ли не на четвереньках.
   Кончилось всё это совершенно внезапно, когда вконец изнемогшая Джейана поняла, что сейчас просто растянется на влажном земляном полу и раньше времени отбудет к Великому Духу.
   – Все! – выдохнул Иван. – Пришли. – И вновь непонятное: – Сейчас свет зажгу…
   И в самом деле зажёг – пробормотал какое-то заклятие, после чего тотчас же ожили, пробудившись к жизни светляки-улитки, густо покрывавшие потолок. Повернув к хозяину увенчанные мягкими рожками головы, они принялись дружно мигать, источаемый их раковинами свет становился то ярче, то совсем угасал.
   – Жрать хотят, – пояснил Иван, открывая какой-то ларь в углу. – Пока я ходил, весь корм прикончили. Никакого мха на них не напасёшься…
   Бормоча так, он доставал из ларя мягкие серо-зелёные комки, тут и там налепляя их на потолок. Улитки с неожиданной для них резвостью набросились на еду.
   Свет сделался ровным, и Твердислав смог оглядеться.
   Это была крошечная каморка с небольшим круглым окошком, сейчас плотно закрытым толстенными деревянными ставнями и запертым мощным железным засовом. Стены были обшиты досками; на специально сохранённых сучках висели запасные плащи, какие-то сумки, ремни, оружие – топоры всех мастей и калибров, а также инструмент, как знакомый, так и совершенно неведомый. Висели жгуты странных верёвок – многожильных, в чёрной оплетке, с сердцевиной из десятков туго скрученных разноцветных волокон. Какие-то металлические не то зажимы, не то капканы, деревянные рогульки, вилы, грабли, лопаты и прочее теснились по углам.
   В противоположной от входа стене оказалась вполне нормальная дверь, подпёртая здоровенным колом. Вокруг кола красной киноварью был выведен Рунический Круг, однако ни один из символов Джейане знаком не был.
   – А… это… – Иван заметил её интерес. – От тех, кто сюда дорогу сыщет, только такая магия и поможет. Знаете, что это за заклинание? – дождался отрицательных мотаний головами и, удовлетворённый, продолжал:
   – Если кто-нибудь сдвинет этот заплот – кто угодно, пусть даже Великий Учитель Исса! – тут всё встанет вверх тормашками.
   – Что значит – «все»? – не поняла Джейана.
   – «Всё» – оно и значит только одно, а именно всё, – не без ехидства пояснил Иван, аккуратно стирая Круг извлечённой откуда-то тряпицей. – Всё в этом мире тотчас же и провалится в тартарары…
   – Куда-куда? – удивился Твердислав.
   – Гм… ну, в подземелье как бы, – с некоторой неохотой пояснил Иван. – Что делать – иначе до меня бы давно уже добрались. По следу волшебства бы вышли. Только такие заклятия и помогают. Их-то ИМ не учуять. Ну да вы заходите, заходите! Сейчас я только вход зачарую…
   Джейана ожидала увидеть нечто грандиозное, однако всё действо оказалось до обидного быстрым и простым. В руке у Ивана появился небольшой кожаный мешочек со всё той же киноварью, которой у дальней стены он и вывел всего три слова – «меня здесь нет!»
   У Джейаны глаза на лоб полезли. Такого ей видеть ещё не доводилось.
   – Не удивляйся. – Иван деловито отставил кол в дальний угол, гостеприимно распахнул дверь. – Заходите…
   Взорам Твердислава и Джейаны предстало очень, очень странное жилище. Свободного пространства там было очень мало. Всё вокруг было завалено совершенно непонятными вещами. Относительно легко можно было пройти от двери к громадному столу возле широченного, во всю стену, окна, да ещё – от двери же к узкому, застеленному изрядно потёртыми шкурами лежаку. Всё прочее было занято самодельными, сколоченными из обрезков досок полками, на которых в жутком беспорядке громоздились толстенные фолианты в кожаных переплетах, глиняные горшки, кувшины, бутыли, большие и маленькие, с рисунком и без, запечатанные и раскупоренные, каменные ступки и плошки, деревянные коробочки, коробки и коробищи, какие-то железные стержни, метелки из перьев, запыленные чучела (Твердислав с невольным уважением воззрился на голову здоровенного кособрюха с торчащими в грозной боевой готовности всеми парами клыков), связки трав, кореньев и злаков, гирлянды звериных зубов и когтей, нанизанных на кожаные шнурки…
   Стол у окна был весь завален странными предметами, названия которых Твердислав не знал. Более всего это походило на инструменты – но для чего мог служить такой странный набор? Стояли тут и какие-то совершенно мерзкого вида банки с мутной жижей внутри, где плавали, время от времени судорожно дергаясь, куски плоти; лапы с когтями, кости торчат из-под слоя мускулов; о другом ничего сказать было нельзя. Мясо и мясо…
   К крышкам прозрачных банок вели разноцветные жгуты, что тянулись от здоровенного чёрного ящика в углу. В некоторые банки всунуты были короткие трубочки, от их обрезов наверх бежали цепочки пузырьков. Сам стол выглядел довольно-таки зловеще – обитый драгоценной листовой сталью и весь покрытый засохшими пятнами, слишком похожими на кровь.
   Здесь пахло муками и страданием. Джейана поняла это сразу, едва только шагнула за порог. И ещё – здесь пахло магией. Магией настолько мощной и злой, что все ухищрения показались бы просто детскими выдумками. Девушка невольно попятилась, не сводя глаз с огромной банки, – заключённая в ней мускулистая лапа с пятью длинными, почти человеческими пальцами вдруг принялась яростно скрестись в стекло. Этот самый Иван был Чёрным Магом. Неужели он притащил их сюда только для того, чтобы…
   – Не бойся, – Иван рылся где-то в лабиринте полок, извлекая на свет нечто съедобное. – Я вам сейчас всё объясню… как сумею, ну а вы уж там сами решайте. Проходите, садитесь, окно открывать не станем – там всё равно ночь.
   Перед лежаком стоял небольшой столик. Иван опустился на поставленный стоймя чурбак; гости с невольной робостью устроились на постели. Твердислав заметил, что Иван как бы невзначай перекрыл им единственную дорогу к двери. Меч, правда, остался при юноше.
   На столике тем временем появилось угощение – самого что ни на есть немудрёного, простого вида. Сушеные толстяки, копчёный окорок кособрюха, миска с мочёными травами, болотная ягода-голубица да орехи. Вроде и отравы подсыпать некуда – разве что в моченья?
   – Да не бойтесь вы, – усмехнулся Иван. Подцепил двузубой деревянной вилкой пучок травы и отправил себе в рот. – Ешьте спокойно… хотя я понимаю, эта комнатка кого угодно в трепет вгонит. А на банки вы не смотрите. Так, ерунда… баловство… от скуки маюсь, вот и поразводил тут… остров доктора Моро какой-то…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация