А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разрешенное волшебство" (страница 18)

   Последние признаки тропы исчезли. Деревья надвинулись, недобро нависли над головами; Джейана шла – вся точно напруженная тетива. Злые места. И притом не от Ведунов злые. Сами по себе. Странно. Хотя не раз доводилось слыхать – от ворожей иных кланов, что есть такие края. Тогда не верилось – разве может быть зло не от Ведунов? А оказалось: так и есть. Нечисть, впрочем, здесь была тоже странная, невиданная. Непонятно, откуда и взялась-то такая. А Твердиславу, кажется, всё нипочём. Что у него только в мыслях?
   – Так у меня же ты есть, – внезапно бросил через плечо парень. Забывшись, Джейана стала думать в открытую.
   – Я у тебя есть, – передразнила она спутника. – Я-то есть, это понятно. А вот ты чем собираешься заниматься? По лесам прогуляться вышел? Ключ-Камень долой – клан из мыслей вон?
   Твердислав неожиданно усмехнулся.
   – Моя работа начнётся, когда знакомые места кончатся.
   – Можно подумать, ты здесь каждый день бываешь! – фыркнула девушка.
   – Не каждый, но бываю. И иду не просто так, а по затёсам. – Он указал на едва заметный след, оставленный ножом на коре приметной раздвоенной сосны.
   Джейана прикусила было язык, но ненадолго.
   – А если ты тут всё так хорошо знаешь – отчего ж тут столько нечисти табунится? И притом не ведунской?
   – Откуда я знаю? – Твердислав пожал плечами. – Как есть, так и есть. Мне с ними поговорить не удалось. Они, по-моему, от всех прячутся, и от Ведунов, и от нас, родовичей. Хотят, наверное, чтобы их никто не трогал.
   – Как бы они нас не тронули, – проворчала Джейана.
   – Вот если тронут, тогда мы с ними и разберёмся, – отозвался Твердислав. Несмотря на нечисть кругом и страхи Джейаны, они шли ходко. Леса чистые, незаболочённые – отчего бы и не идти? Изредка попадались мелкие ручейки, притоки Ветёлы; их переходили вброд, причем Джейана не забывала всякий раз сотворить нужный наговор против коварства водяных духов. Поверхность воды вспенивалась, разгневанные призраки ярились, но сделать ничего не могли – Слово сковывало их крепко-накрепко. Одно из первых заклятий, которым учат малышей, – это защита от водяных.
   Твердислав же шагал себе и шагал, выбирая дорогу по одному ему понятным признакам. Джейана сильно подозревала, что её дружка ведет самый обычный «авось», однако на сей раз проницательная Ворожея ошибалась. В памяти парня накрепко засел золотистый след – след, что вёл на закат, к океану. Зверь летел напрямик – значит, нет нужды петлять и им с Джей. Кратчайшей дорогой они выйдут к морю – и там, на месте, решат, что делать дальше. Рассудительная Джейана пришла бы в ужас, узнав, что Твердислав даже не думал о том, как они поплывут за море.
   Но это всё будет пока ещё не скоро. Перед глазами знакомые чащи. Твердиславичи здесь никогда не охотились, звери отчего-то избегали этих краев, и впрямь злых, как говаривала Джейана.
* * *
   – Итак, Эйбрахам, они всё-таки ушли.
   – Да. Это так, ваше превосходительство.
   – Ну что ж, где-то даже похвально, что в клане так остро развито чувство локтя, что они так рвутся отомстить за свою…
   – Но что будет, если они доберутся?
   – Это исключено.
   – Твердислав так просто не отступит. Да и Джейана – отчаянная девчонка.
   – Им предстоит покрыть почти семьсот километров. Сплошные леса. Ведуны. Неподконтрольные зоны.
   – Прошу прощения?
   – А, вас ведь не было на последнем конклаве, Эйбрахам. В последнее время зафиксирован спонтанно-локализованный рост влияния энтролийных факторов. Очевидно, начало нового цикла – как и предупреждали разработчики. Мы решили не препятствовать этому. Выборочно, разумеется. Это расширит набор задач. Так что пусть ребята идут. До срока, разумеется. Предупредите Калмастра. Пусть держит наготове захват-команду. Если они заберутся уж слишком далеко.
   – Но, ваше превосходительство…
   – Эйбрахам, вы – отличный Учитель. Клан Твердиславичей достиг очень, очень больших успехов. Его высокопревосходительство господин верховный координатор лично следит за ними. Считайте, что это – их испытание. Но при этом не забудьте отработать пути возможной нейтрализации. Косвенные, разумеется.
   – Я поднял клан.
   – Не сомневаюсь, что ваше указание они просаботируют. По крайней мере, я на их месте поступил бы точно так же.
   – Да, я тоже так думаю…
   – Вы же сами воспитывали в них это – сам погибай, а товарища выручай! Так что теперь охать?
   – Но, ваше превосходительство, если они в открытую пойдут против моих установлений?
   – Едва ли, Эйбрахам. Данные телеметрии пока что свидетельствуют в пользу обратного. Так что решим – специально задерживать их не станем, если только они не зайдут уж слишком далеко.
   – Но что будет, если они сумеют найти союзников? Может быть, кто-то из эльфов?
   – Возможно. Но с ними в последнее время стало что-то трудно говорить. Оно и понятно – самые непредсказуемые из всех. Уровень стохастичности резко повышен. Но вы все же попытайтесь связаться с ними, Эйбрахам. Особенно могу порекомендовать род Эллема. Они, правда, живут далековато, на самом побережье, но, в отличие от всех прочих, не столь капризны и понимают что к чему.
   – Мне всё ясно, ваше превосходительство. Но, в конце концов, можно же просто Управляющим…
   – Нет, нет, нет, зачем, что вы! Играть, так уж по правилам, как говорит его высокопревосходительство! Помните, что мы работаем не только над людьми. Если у нас получатся хорошие эльфы… Умникам это не понравится, ха-ха! Выйдет славный сюрприз!
   – Поразительно, как при том, что появились и эльфы, и гномы, мы тем не менее терпим от Умников одно поражение за другим.
   – Не забывайте, Эйбрахам, что у них – всё те же самые знания, что и у нас. Что можем мы, то доступно и им.
   – Верно. И все-таки я не понимаю, чем плохо Управляющее заклятие. То есть, извините, оговорился…
   – Нет-нет, не извиняйтесь. Ваша оговорка лишний раз говорит о том, насколько вы сжились со своими учениками. Мало кто достигает подобного.
   – Они так верят…
   – Как же им не верить, если каждый миг их жизни полностью соответствует вере! Кстати, что вы получили в ответ на ваш запрос? Насчёт того боя у Ближнего Вала?
   – Так точно. Хавинзон клялся и божился, что второго прорыва Глубинников он не допустит.
   – А вас не удивляет, Эйбрахам, что такое вообще произошло?
   – Так точно, удивляет!
   – Вот и меня тоже. Ох уж этот мне рост энтропии… Вообще, в последнее время слишком много нештатных ситуаций. Я помню ваш рапорт – то, что произошло с Отвечающим.
   – Да, мне тоже показалось это странным. Но Хавинзон лишь руками разводит!
   – К сожалению, это так. Никто не смог ничего добиться. Я уже назвал все это спонтанным поднятием стохастичности. Резким и внезапным разупорядочиванием. Ситуация, конечно, под контролем, его высокопревосходительство предупреждал меня о возможности подобного, так что оснований для тревоги нет, но вы всё-таки усильте бдительность. Что-то и Ведуны, и эльфы, и гномы стали проявлять чересчур много самостоятельности. Я не сторонник подобной свободы действия для них… Впрочем, оставим этот разговор. Вы всё поняли – насчет эльфов?
   – Да, конечно, но до сих пор не могу привыкнуть. Вот раньше бывало…
   – Забудем о том, что бывало раньше. Времена меняются. И нынешние эльфы – совсем не то, что прежде. Как и гномы, кстати. Одним словом, обращайтесь к ним, как к равным, – и тогда они помогут. Кстати, вам не мешает знать, что среди эльфов появились те, что хотят вступить в войну с Ведунами.
   – Не может быть!
   – Может, любезный Эйбрахам, вполне может. Что, кстати, хорошо согласуется с теорией господина Исайи.
   – Ну, тогда я даже не знаю, во что и верить!
   – В мудрость его высокопревосходительства. Вот единственное, что нас до сих пор не подводило. Да, кстати. Пришло очень любопытное сообщение насчет Чёрного Ивана, Эйбрахам. Имейте в виду, он может попытаться выйти на нашу парочку. Разумеется, в таком случае мои прежние установки отменяются. Брать немедленно! И притом желательно всех. Вы поняли?
   – Так, значит, ваше превосходительство, это и ещё нечто вроде охоты на живца?
   – Совершенно верно, Эйбрахам. Конечно, вы понимаете, что допустить встречу Чёрного Ивана с вашими подопечными нельзя ни в коем случае. Или, если таковая уж произойдет, нельзя допустить, чтобы он им все рассказал.
   – Ну, это ясно, ваше…
   – Вот и хорошо, Эйбрахам.
   – На этот случай у меня наготове один неплохой вариант.
   – Как только возникнет такая угроза – действия по схеме «три креста». Но едва ли Иван может выйти на них в самое ближайшее время. По данным разведки, он сейчас далеко, на юге. Но вы всё равно будьте настороже.
   – Так точно.
   – Давайте взглянем на карту. Ага, так первая зона нестабильности у наших путешественников почти под боком! Что ж, интересно…
   – Я хотел бы лично отправиться туда, ваше превосходительство.
   – Разумное решение. Если, конечно, они забредут туда. Я пока воздерживаюсь от применения активных методов обнаружения, но, как только Твердислав и Джейана окажутся в нестабильной зоне, я об этом узнаю. И, разумеется, извещу вас.

   Глава вторая

   Буян брел по окраине Лысого Леса. Не ведая усталости, он кружил и кружил тут, бесцельно, бездумно, не зная, идти ли ему на юг, через Пожарное Болото к владениям клана. Да и что ждёт его там? Творитель вложил в него немало сил – но кто знает, устоит ли он, Буян, перед мощной магией Джейаны? Да ещё вместе с Фатимой? Нипочем не устоит, это точно. Может, конечно, это к лучшему. Выйти к своим – и пусть прикончат. Только бы поскорее.
   Но как только собравшийся с силами Буян уже окончательно решил, что незачем влачить жалкое существование в этом чудовищном облике и, раз уж ему запрещено самоубийство, нужно, чтобы его добили бы родовичи, на него тотчас наваливался отчаянный страх. Что скажет он, представ перед Великим Духом? Проклятый Дромок сказал, будто бы вывел его, Буяна, из-под власти Всеотца; но разве ж можно верить одному из Ведунов, одному из отцов и творцов лжи? И разве душа его не отправится прямиком к высокому престолу Великого Духа, едва лишь вырвавшись из оков этого чудовищного тела, кошмарной «копии», как называл её Дромок? И что тогда Буян ответит, когда истинный Творец сурово спросит с него – и за трусость, и за предательство? Нет, нет, у меня нет на это сил! – стонал Буян, ненавидя и проклиная себя за трусость.
   После того как сознание вновь вернулось к нему, Дромок вывел его прочь из ведунских владений. Ольтея куда-то исчезла; да и что ей теперь до него, превращённого в чудовище? Или идти в горы, к гномам? Нет, прикончат. И притом медленно, чтобы ведунская тварь подольше бы мучилась. К эльфам? Говорят, они сильны в магии. Может, они и смогли бы снять с него эти ужасные чары, вернуть ему прежний облик – он согласен на всё, даже если придется вновь вытерпеть ту же боль, что и при первом обращении.
   «А ведь это мысль, – вдруг смятенно подумал Буян. – К эльфам! Они слывут мудрыми. Пусть назначат какое угодно наказание – лишь бы вновь стать самим собой».
   «Ну а что потом? – вдруг спросил Буян сам себя. – Даже если всё вернут? Даже если станешь таким же, как был?
   Может, в город пойти? – подумал он с отчаянием. – Нет, нет, было ведь уже, думал. Тамошних ворожей не минуешь. Да и то ещё сказать – это если эльфы согласятся с тобой дело иметь».
   Не в силах ничего придумать, Буян в конце концов просто плюхнулся брюхом на землю и гулко завыл.
   Сколько времени прошло так, он не помнил. Просто вдруг прозвучал хорошо знакомый голосок, и он приподнялся, изумлённо глазея на невесть откуда взявшуюся здесь Ольтею.
   – Тебе плохо? – участливо спросила ламия, устраиваясь рядом. – Зачем ты убежал – я бы помогла… Ты не переживай, всё это пройдет. Когда Творитель дарит тебе новую копию, сперва кажется – всё, лучше уж самой Джейане Неистовой сдаться, чтобы добила. А потом глядишь – и ничего, уже попривык. Так что и ты привыкнешь.
   Рука Ольтеи осторожно гладила шишковатый затылок Буяна.
   – Привыкну? – Буян дико взглянул на неё. – Привыкну? Ах, ты… ты заманила меня, а теперь твердишь «привыкну»!
   Ольтея поджала губы.
   – Да чего ты бесишься-то? Не нравится копия? Так Творитель может другую сделать. Ему это несложно.
   – Ничего мне не надо! Я обратно хочу! Себя! Чтобы таким, как раньше!
   – А, ну так это сло-о-ожно, – разочарованно протянула ламия. Буян поднялся. Что тут говорить. Никакого иного выхода у него не осталось – идти к эльфам. Эх, эх, поддался на щелкунчиковы слова. И что ж мне сразу это в голову не пришло?
   Сейчас он уже забыл, что думал об этом раньше.
   – Ты куда? – раздалось за спиной.
   Буян невольно обернулся.
   – Куда надо, – огрызнулся он.
   – Погоди, я с тобой.
   – К эльфам? – криво ухмыльнулся парень.
   – А зачем тебе к эльфам? – удивилась Ольтея.
   – Зачем, зачем? Хочу самим собой стать! А не этим чудищем!
   – По-моему, тебе так очень идет.
   – Спасибочки вам на добром слове! – ядовито ощерился Буян.
   – Ой, да ты не обижайся, пожалуйста. Ну, хорошо, к эльфам так к эльфам.
   – Да они ж тебя враз! – не выдержал парень.
   – Ну, это мы ещё посмотрим, кто кого враз… – туманно посулила ламия. – А это далеко?
   – Недели три топать, а то и больше. Стой, а ты что, и впрямь со мной идти хочешь?
   – Хочу, – призналась ламия. – Как-то я себя вроде при деле чувствую. Я ж тебе нужна, правда? Мне от этого и хорошо.
   Так и получилось, что два создания Ведунов дальше двинулись вместе.
   Собственно говоря, куда идти, Буян знал лишь очень приблизительно.
   Куда-то на запад. За ярмарочным полем, на стыке владений Мануэла, Твердислава и Середы, должен был начинаться торный путь на закат. Придерживаясь его, и можно было добраться до самых прибрежий, где в заповедных рощах все ещё звучали дивные напевы Лесного Народа.
* * *
   Джейана и Твердислав тоже пробирались на запад, избегая торных троп. Былой вожак клана подозревал (и не без оснований), что кое-кому наверняка захочется заступить им дорогу. Пока что погоня не показывалась, но Твердислав оставался настороже, следуя мудрому охотничьему правилу – идешь на летунка, припас бери как для кособрюха.
   Джейану же заботило другое. Они уходили всё дальше и дальше от привычных путей, и с каждым пройденным поприщем магия вокруг становилась всё более и более странной. Раньше Джейана полагала, что знает наперечёт всех магических существ в окрестных чащах, однако первые же дни показали, что это не так.
   Чудные дела творились здесь и с заклинаниями.
   На исходе второго дня пути, когда путники остановились для ночлега на крутом лесистом взлобке (чистое место, ведунская тварь таких не любит), Джейана сотворила обычное заклятие поиска – проверить, не затаилась ли в подросте мелкая ядовитая гадина.
   Сперва ничего не происходило, а потом, к полному изумлению Джейаны, из кустов ринулись всяческие кусачие жуки и тому подобная живность.
   – Ах ты, пропасть! – Твердислав одним ударом расплющил здоровенного сине-стального жучару, уже нацелившегося вонзить хоботок ему в шею. – Джей! Джей! Они ж все ядовитые!
   Джейана торопливо набросила отгонное заклинание, однако и оно сработало тут с точностью до наоборот. Дело принимало скверный оборот; Твердислав уже готовил свой излюбленный файербол, огненный шар, чтобы выжечь тут все до самых корней, когда Джейану осенило. Призывное волшебство обернулось своей противоположностью – и всё жучиное скопище обратилось в стремительное бегство.
   – Уф. Что случилось, Джей?
   – Интересное место. Заклятия шиворот-навыворот оборачивает.
   – Это как же так? – поразился Твердислав.
   – Откуда ж мне знать…
   – Так ведь все заклятия всегда и всюду действовали одинаково. Это ж альфа и омега магии! А тут – место-перевертыш! – Джейана огляделась. Абсолютно ничего необычного. Лес вокруг. Несколько копьеростов, прямицы да сосны – как и везде. На склоне сиротливая красноплодка. Проведи здесь день, проведи здесь год или всю жизнь – ничего не добьёшься. Но Учитель никогда о таком не говорил! Никогда! Странное дело…
   – Странное не странное, а ночевать я здесь не стану даже за Олесин медовый пирог, – заявил Твердислав.
   Лагерь они разбили вдалеке от коварного взлобка, но всё равно – всю ночь вокруг шлялась шальная нечисть, не давала спать, навевая кошмары, однако это было лучше, чем тот жуткий холм, где магия странным образом превращается в свою противоположность, опрокидывая все наставления Учителя.
* * *
   – Эйбрахам! Эйбрахам!
   – Очень плохая слышимость, ваше превосходительство!
   – Ничего. Имейте в виду, мой дорогой друг, ваша парочка прошла первое из энтропийных мест. Только поэтому я и смог их обнаружить.
   – Где это?
   – Передаю вам их координаты. И ещё одно, Эйбрахам, вы готовы к возможным неожиданностям?
   – Захват-команда со мной, ваше превосходительство.
   – Очень хорошо. Будет лучше, если вы приведёте ее в готовность номер один. И помните о Чёрном Иване!
* * *
   – Н-да, интересное место, – ворчал наутро Твердислав. – Откуда только взялось такое на нашу голову. Это, должно быть, уже земли Середы – сказать бы ему надо. Дотянешься, Джей? Я помогу.
   – Ты что?! – зашипела Джейана, точно целая сотня рассвирепевших рысей. – После этого только и останется, что на месте встать и ждать, пока не схватят!
   – Кто? – удивился Твердислав. – Кто схватит-то? Учитель?
   – А хотя бы и так! Забыл, как он нас отговаривал?
   – Ни за что не поверю, что Учитель бы силой стал кого-то останавливать, – заявил Твердислав, но нельзя сказать, что слишком уверенно.
   Джейана не ответила. Честно говоря, она и сама не понимала, откуда пришли только что сорвавшиеся с языка слова. В глубине души она-то как раз была с Учителем согласна – зачем куда-то тащиться, рисковать собой и кланом, если Лиззи всё равно уже либо мертва, либо навсегда потеряна для мира живых? С Твердиславом-то пошла совсем не потому, что так уж важен для неё был этот самый Долг Крови, а потому, что расстаться с этим чудиком сил нет. Как вспомнишь его руку на собственном бедре – так все доводы рассудка куда-то исчезают и больше уже не возвращаются. Просто… просто уж больно настойчиво уговаривал её Наставник никуда не ходить, о случившемся вообще забыть да поскорее завести ребенка. Пока Летучий Корабль не появился. А когда своевольной Джейане по прозвищу Неистовая начинают что-то настойчиво советовать – словно какая-то сила заставляет поступить наперекор. И раньше, когда ещё не существовало никакого клана Твердиславичей, а сама Джейана была всего лишь голоногой соплячкой в клане Старка, что к западу от Речной Страны Лайка-и-Ли, ей немало доставалось за дерзкие проказы и шалости. Именно она, Джейана, придумала «духову войну» – надо было сперва зачаровать с полдюжины болотных призраков, после чего с визгами и воем напускать их на соперника или соперницу. Обороной от этих созданий (страшных, но, по сравнению с иными обитателями болот, относительно безопасных) служили полые плоды сладника – излюбленного лакомства детворы из-за его сладкой нутряной мякоти. Скорлупу плода надлежало высушить, после чего заполнить болотной же водой, особым образом заговоренной. Попадая во вражеского духа, эти снаряды разрывались с диким треском, окрашивая бесплотное существо в ярко-оранжевый цвет и заставляя призрака отчаянно браниться, призывая на головы юных мучителей весь гнев Великого Духа. Для хозяина же облитого призрака это оборачивалось довольно-таки чувствительным шлепком и таким же ярко-оранжевым пятном на физиономии. Война эта распространялась как лесной пожар, создалось несколько команд, увлечённо прочёсывавших все окрестные топи; в результате в клане не продохнуть было от несчастных зачарованных призраков; своими стенаниями они привлекали кое-кого посолиднее, и дело дошло до того, что Ворожее клана Мелани пришлось разбираться с этим всерьёз. Джейане тогда здорово влетело. Спиной долго помнила.
   Да, Мелани. Слишком рано поседевшая, очень сильная, именно она первой заметила в строптивом заморыше искру Дара; пестовала эту искру, оберегала, холила и, уходя на Летучий Корабль, слёзно просила Учителя, чтобы тринадцатилетняя Джей стала бы главной Ворожеей клана Старковичей. Учитель отказал. Создавался новый клан, и Джейану познакомили с угрюмоватым, упорным и упрямым парнем по имени Твердислав. Так всё и началось.
   Джейана встряхнула головой. Что-то она не вовремя ударилась в воспоминания. Первая заповедь Ворожеи – если вокруг все тихо, значит, впереди засада. Чащоба, куда они забрели, казалась совершенно дикой и мёртвой. Кругом – одни старые разлапистые елки. На земле – буро-коричневая опавшая хвоя. Редкие кочки, покрытые какой-то ядовито-зеленой мерзостью. Тропа зазмеилась было, но тотчас же и исчезла, стоило Джейане набросить на неё отводящее морок заклятие.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация