А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Разрешенное волшебство" (страница 15)

   Глава тринадцатая

   Никогда раньше Учитель не приходил в клан так часто. Никогда раньше не гибло разом так много лучших воинов. На одни вопросы Наставник ответил, а другие, напротив, только пробудил. Почему, если загадочный некромант так силен и Учители не могут с ним справиться, то почему же они тогда оставляют в покое Ведунов? Почему Учитель никогда, никогда, никогда ни разу не сказал – я возглавлю ваши рати, и мы сотрём Зло с лица земли, изгоним его из наших пределов! Почему клан всегда оставался с напастью один на один? А Учитель всегда только помогал, объяснял, втолковывал, подсказывал, как и чем излечивать больных и раненых – да и то небезвозмездно? Так заповедал Великий Дух, дабы испытания вас закалили – это объяснение Твердислава уже не устраивало. Перестало устраивать после похищения Лиззи. Это было чудовищно, это было кошмарно, это было… было неправильно! Чем провинилась эта кроха? Какие-такие заповеди Великого Духа успела она нарушить?
   После ухода Учителя прошёл целый день, а Твердислав все никак не мог найти себе места. Перед глазами неотступно стояла чёрная туша неведомой твари, вьющиеся змеи-щупальца, красные бессмысленные буркалы. Нет, он, Твердислав, не может, не имеет права оставить это! Не имеет. Учитель. Мало ли что, Учитель. Он служит Великому Духу. В высокой своей мудрости Всеотец чего-то может и не разглядеть.
   Джейана, с которой он было поделился, только махнула рукой. Ты что, мол, Учитель есть Учитель, он всегда прав, он ошибаться не может, разве когда-нибудь такое было, разве кто-нибудь о таком слышал? Нет, и у Петера, и у Мануэла, и у Лайка, и у других соседних кланов… Раз Учитель сказал – про Лиззи надо забыть, значит, так тому и быть. А кто не понимает – для того всегда лишняя вязанка толстяков для переборки найдется.
   Твердислав смотрел на Джейану. Она говорила правильно, она говорила слова, в которых ещё полмесяца назад не усомнился бы и сам вожак клана, но перед глазами по-прежнему стояла золотистая пыль-кровь чудовища и бессильно висящее в страшных объятиях тело Лиззи. Он не может оставить это, не может забыть. Долг крови, о котором так пренебрежительно говорила Джейана, для него не пустой звук. Он должен, должен, должен. А кому, зачем, для чего – не важно. Себе в первую очередь должен, вот и всё.
   Решение вызревало быстро, слагаясь разом изо всего – в том числе и из слов Гилви, злых слов этой злой девчонки о том, кто на самом деле вождь клана Твердиславичей. Ему надо идти. По четкому, никакими дождями не смываемому следу злого, гибельного чародейства. Иначе ему не будет покоя ни здесь, ни в обиталище Великого Духа. И ничего тут уже не сделаешь. В этом – долг вожака клана. Отказаться от него – потерять себя. Именно этого от него наверняка ждут Чарус, Кукач, Дим, остатки Старшего Десятка, другие парни и мальчишки клана. Наверняка ждут и многие из девчонок и девушек – ну хотя бы Гилви. Тарни и Гарни – они поймут, подождут немного…
   И он решился.
   Вечером Твердислав собрал Старших. Молча выслушал их доклады. В клане всё было в порядке, впрочем, Твердислав и не сомневался. Каждый знает, что ему делать, и незачем лишний раз лезть под руку с мелочным «смотри, как надо». Учить надлежит до, а не во время. Чего, похоже, никак не поймёт Джей. Парни стояли тесным кружком вокруг своего вожака. Дим, Джиг, Лев – неразлучная троица, Чарус, Кукач – всё, что осталось от славного и неустрашимого Старшего Десятка. Ещё дюжина юношей чуть помладше – им предстоит составить новый Десяток, когда Твердиславичей возглавит Чарус, когда следом за самим Твердиславом в небеса уйдёт Кукач.
   – Слушайте меня, братья, – язык ворочался с трудом. Отчего так тяжко выговариваются иные слова? – Я должен вас покинуть. До срока. Клан без меня возглавит Чарус. Слушаться его, как меня. И даже лучше, – он попытался улыбнуться. – А я ухожу. Мне до Летучего Корабля совсем недолго осталось, а долг не исполнен.
   – Твердь, Твердь, погоди, Твердь. – Чарус порывисто схватил друга-вождя за плечо. Он вроде бы и не удивился, точно ожидая подобных слов. – Я так понял – ты за Лиззи?
   Парни напряжённо молчали. Ждали, впившись взглядами в лица Чаруса и вожака.
   – За Лиззи, – Твердислав кивнул. – Не отговаривай, Чара. Все слова я и так знаю. Не отговаривай, не трать время. Дай мне сказать.
   – Да мы все вместе с тобой пойдём! – встрепенулся неугомонный Джиг. – Ты только скажи! Мы враз! Мы мигом! Нам что!
   – Хватит, – остановил его Твердислав. – Никто никуда не пойдёт. Я один. Вы все клану нужны.
   – Будто бы ты не нужен, вождь, – не выдержал невозмутимый Дим.
   – Нужен. Верно. Но… – Твердислав замешкался, подбирая нужные слова. Все казалось таким незыблемым и логичным – и как же быстро это разваливается под укоризненными взглядами друзей!
   – Но тебя, видишь ли, совесть заела, и решил ты отомстить? – с упрёком прогудел Кукач. – Не дело это, Твердь. Лиззи не воротишь. Да и как ты отыщем ту бестию, что её уволокла?
   – Бестию – отыщу, – отрезал вождь. – Отыщу. Она за собой такой шлейф злобы оставила, что и малыш пройдёт, не споткнувшись.
   – Хм! – Чарус непочтительно скривился. – Не гони, Твердь. Не найдёшь ты их. Никто про такой страх никогда и не слыхивал. Что, кружить станешь, слухи собирая? А клан – отбивайся как хочешь?
   У Твердислава побелели губы.
   – Если я долг не исполню и за Лиззи не отомщу – вожак из меня никакой, так и знайте. Может, слаб я. Может, плох. Короче, одним словом, изберите себе нового предводителя. Я говорю – Чарус. Он из всех лучший. А меня простите. Пойду я. И даже силой не удержите – зачем клану вождь, сам от своего дела отрёкшийся?
   Парни ошеломлённо глядели на Твердислава. А тот медленно распустил завязки пояса, и в вечерних лучах холодно блеснуло серебро Ключ-Камня.
   – Держи, Чара.
   Ключ-Камень невозможно отобрать или украсть, или присвоить как-то еще. Нельзя даже снять с мертвого. Вождь или отдаст его сам, по доброй воле, как подарок, или это сделает мудрый Учитель. Раз отдав Ключ, бывший вождь уже никогда не сможет получить его обратно. Отречение от власти необратимо.
   Чарус остолбенело уставился на неровный серебряный слиток размером с крупное птичье яйцо. Сколько раз он видел его в руке друга-вождя! Видел и в деле, когда жестокий бой кипел возле самых скал, и, казалось, сейчас последняя оборона будет сметена и враги затопят котловину. Знал, что настанет день – и тяжёлая серебряная вещица, символ клана Твердиславичей, на боку которой вырезано имя первого вожака, а за ним появятся имена последующих, будет принадлежать ему, Чарусу. Но чтобы это случилось бы так скоро?
   Серебро в протянутой руке. И ладонь Твердислава не дрожала. Если вождь готов без колебаний отдать Ключ-Камень – значит, остановить его может только смерть, или… или Джейана по прозвищу Неистовая.
   Чарус невольно попятился, словно на ладони Твердислава свивала кольца ядовитая чунха, маленькая летучая змейка, любимейшее оружие многих Ведунов. Принять Камень?
   – А Джейана знает? – хрипло проговорил Чарус.
   – Кто вождь клана Твердиславичей – я или она? – ледяным голосом произнёс Твердислав. – Отвечай мне, Чара, и вы все тоже! Кто?! Я – или она? Если она – то не мучайся, Чарус, а сразу отнеси мой дар ей. Понял?
   Чарус сперва побледнел, потом покраснел. А потом вдруг вцепился в Ключ-Камень обеими руками.
   – Вот и хорошо. – Твердислав улыбнулся, хотя сердце немного кольнуло. – А не поспешил ли ты, вождь?
   Джейана примчалась как ветер, как ураган, как ночной смерч. Кто-то из младших девчонок в ужасе пропищал, что Твердислав бросает родовичей и уже вознамерился отдать Чарусу клановый Ключ-Камень. Дальше Джейана слушать не стала, опрометью ринувшись вон.
   «Совсем ума лишился дурак. Небось из-за Лиззи. А как же клан? Нет, как же Я! Почему он забыл про МЕНЯ? Почему он бросает МЕНЯ? Лиззи ведь уже или мертва, или не человек!»
   Она увидела блеск серебра в руках Чаруса и сжала кулаки – поздно. Великий Дух, ну что же он натворил!
   Остановилась. Парни в испуге раздались в стороны, освобождая ей дорогу. Твердислав стоял, ощупывая внезапно полегчавший пояс и на Джейану взглянул едва ли не равнодушно.
   Она едва сдержалась, чтобы не влепить ему пощечину.
   – Пойдём, – сказала она сухо и ровно. – Пойдём, мне надо помочь тебе собраться.
   – Все уже готово, Джей, – он натянуто улыбнулся. – Ты же знаешь, я лёгок на подъём.
   Только теперь она заметила, что на траве лежал аккуратно увязанный заплечный мешок. И когда это Твердь только успел?!
   – Ты уходишь сейчас? На ночь глядя? Пережди хотя бы до утра! – Ночь всегда была самой надёжной помощницей Джейаны. Только бы затащить этого дурачка в постель, а уж там она его переубедит.
   – Я ухожу сейчас. По ночи легче взять след.
   Их взгляды столкнулись.
   Джейана ничего не понимала. Как же так? Он же всегда уступал! Она позволяла ему быть вождем клана, но – она давала ему советы, и он исполнял их! Он слушал её! Он соглашался с её доводами! Он… он любил её!
   А теперь в глазах Твердислава были только боль и пустота.
   – Я провожу тебя до Вала, – вырвалось у Джейаны. В глазах предательски защипало.
   Твердислав подобрал мешок с травы. Закинул за плечи. Привычно хлопнул по поясу и усмехнулся. Ладонь сплющила пустой кожаный чехол, где совсем недавно лежал Ключ-Камень. Вождь клана нагнулся, подобрав с земли первый попавшийся булыжник. Аккуратно уложил его во вместилище и затянул завязки.
   – Так, на память, – пояснил он, обернувшись к остальным.
   Джейана взяла его под руку. Оба молчали.
   Конечно, Неистовая не была б Неистовой, если бы не предприняла последнюю отчаянную попытку. Но первое же заклятие разбилось, словно хрупкая льдинка о прибрежный гранитный камень: решение Твердислава было непреклонным.
   Она не плакала, не укоряла его. Все было потеряно в тот миг, когда Ключ-Камень перешёл в другие руки. Твердислав не может оставаться. А до их Летучего Корабля ещё слишком много времени.
   – Твердь, – она обняла его. – Ты не подождешь меня, совсем немного? Мне надо собраться и кое-что сказать Фатиме.
   «Ой, что это я такое говорю?» – ужаснулась Джейана Неистовая. Джей, ласковая Джей, умеющая ласкать и ласкаться, сейчас решительно отодвинула свою вторую ипостась куда-то на самые дальние задворки души.
   Твердислав остановился, изумлённо глядя на подругу.
   – Ты хочешь идти со мной?! Ты же…
   – Ну да, ну да, я соглашалась с Учителем, соглашалась, – горячо зашептала Джейана, – но, Великий Дух, что я стану делать в клане без тебя! Нет, нет, я не останусь! Фатима справится. Ей просто надо побольше уверенности в себе. Когда я уйду, у неё все сразу получится. Ой, что я говорю…
   – Великий Дух, Джей, – кажется, ей-таки удалось его потрясти, что случалось нечасто, скажем прямо: случилось впервые. – Идём! Идём! Как здорово! Мы пойдем вместе!
   – Стой и не шевелись, я сейчас! – Она вырвалась.
   Как же это, оказывается, здорово – сходить с ума, рушить запреты, опрокидывать заповеди. В груди поднялась обжигающая пьянящая волна. «Будь что будет, мы идём вперёд. Вместе. Как бы я ни сердилась на него. Я все же без него не могу. И потому – не могу и отпустить. Он же без меня пропадет – и что я тогда буду делать?» Вот такая мешанина царила в голове Джейаны, когда она ворвалась в домик Фатимы.
   – Я ухожу, – выпалила она с порога, лихорадочно хватая сумку и запихивая туда связки трав. – Ты станешь главной, Твердь уже отдал Ключ-Камень Чарусу.
   Чёрные глаза Фатимы широко раскрылись.
   – Ох, Джей, – только и вымолвила она, прижимая ладошки к щекам и смешно округляя глаза от ужаса. – К-куда уходите-то?
   – За Лиззи. Вдвоём. По следу. Твердь верит, что она, может, ещё жива. – Джейана сама не знала, почему это вдруг сорвалось у неё с языка.
   – Ох, Дже-е-й. Да что ж теперь будет-то?
   – Да ничего не будет! – рявкнула внезапно очнувшаяся Джейана Неистовая. – Будешь главной Ворожеей клана Твердиславичей. Ты справишься, Фати, я знаю, ты сможешь. – Она положила обе руки на тонкие плечи Фатимы. – Ты слишком долго была моей правой рукой, а надо было дать тебе свободу. Ну, чего ты не знаешь? Все защитные заклятия тебе ведомы. Чары Пэкова Холма – тоже. Вот разве что…
   Твердислав переминался с ноги на ногу возле баррикады. Собственно, это была уже не баррикада, а высокий вал со рвом. Земляной червь постарался на славу – внешняя сторона рва была так же отвесна, как и окружавшие поселок Твердиславичей скалы; поверхность земли блестела, точно отполированная. Магия придала ей крепость камня. Глубокий ров был вырыт идеально правильно, на дне не валялось ни единого комка рыхлой земли, и повсюду – один только блеск, блеск спеченной волшебством почвы. Оставлен был лишь узкий проход; его теперь следовало закрыть воротами. Твердислав поймал себя на том, что невольно прикидывает, кого отправить в лес за бревнами, кого – врезать петли, и тотчас опомнился. Всё, теперь этим займётся Чарус. Ключ-Камень отныне в иных руках. И, значит, дороги назад уже нет.
   Фатима плакала, спрятав лицо на плече Джейаны.
   – Да будет тебе, будет, – пыталась утешить подругу та, чувствуя, однако, что и сама вот-вот разревётся. – Ну всё, всё, прощай, мне уже бежать пора!
   Фати подняла блестящие от слез глаза.
   – Джей, ты возвращайся. Возвращайся и Твердислава верни. Чарус Ключ-Камень отдаст, я уверена. Возвращайтесь. Плохо нам без вас будет!
   – Фати, нам так и так уходить. Следующей весной. Ну да, мы первые из клана. А потом вы привыкнете. Незаменимых нет. Новые Ворожеи появятся. Ты только с Олеси и Гилви глаз не спускай. Толковые девчонки. Будет из них толк, особенно из Гилви.
   – Недобрая она, оттого и врачевать не умеет, – эхом отозвалась Фатима. – А так да, сильная Ворожея будет.
   – Ну вот и хорошо, вот и договорились? – Джейана поцеловала подругу в солёную мокрую щёку. – Прощай, Фати. Пока смогу – буду тебе весточки слать – с щелкунчиками или кого там смогу приспособить.
   Невысокая тонкая фигурка Фатимы долго маячила возле баррикады. Твердислав и Джейана уходили, не оглядываясь, хотя и чувствовали, что весь клан сейчас замер, провожая их в путь без возврата. Родовичи десятками незримых глаз следили за бывшим вожаком и бывшей главной Ворожеей.
   Двое путников миновали первый поворот. Знакомые места, впереди – плантации, поля, выгоны, но оба вдруг остановились, точно разом оказавшись в незнаемых землях. Серые скалы – вечные, неизменные стражи клана Твердиславичей – скрылись за деревьями. Джейане внезапно показалось, что они – не в сотне шагов от дома, а в сотне поприщ, отделённые от родовичей немереными дикими землями, полными чудовищ и Ведунов. Где-то там, в неведомых далях, терялся след твари, утащившей бесчувственную Лиззи. Твердислав уверял, что чувствует его, этот след. Чувствует, потому что ненавидит. Ей, Джейане, ещё предстояло обучиться этому высокому искусству.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация