А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дневник киллера" (страница 18)

   19. Эти чертовы свидания

   Аделаида Харрисон посмотрела на меня, как на надоедливую муху.
   – Вы с Джеки часто куда-нибудь ходите? – запинаясь, спросил я.
   Крейг все-таки позвонил. Джеки была вне себя от радости. Он наговорил ей любезностей и предложил встретиться вчетвером.
   – Насчет Адели не уверена, а сама обязательно приду, – обещала она.
   – Нет-нет, ее тоже зови. Я буду с другом – ему что, ходить за нами хвостом весь вечер? Приходите вместе, и пусть они занимаются друг другом, тогда мы с тобой оторвемся как следует.
   – Я ее спрошу, конечно, но...
   – Слушай, или она придет, или вообще ничего не получится. Извини, иначе нельзя.
   Мы встретились в баре в центре города. На сцене играл оркестр, было шумно и очень людно. Слава богу, мы с Крейгом догадались прийти раньше и занять столик.
   – Я говорю, вы с Джеки часто куда-нибудь ходите? – прокричал я Аделаиде в самое ухо. Она закатила глаза и глубоко вздохнула.
   – Иногда. – Пожала плечами и снова повернулась к музыкантам.
   Крейг и Джеки не переставая перешептывались и хихикали, но Аделаида едва меня замечала. Сидела весь вечер с кислой миной. Может, мы что-то не поделили в прошлой жизни? Я почесал в затылке и отхлебнул лимонада. Что бы ей такое сказать?
   Я знаю, как ее зовут. Знаю, что она учительница (и ей завтра на работу). Живет с Джеки где-то в Кенсингтоне – уже несколько лет, с тех пор как они вместе окончили колледж.
   Что бы еще спросить?
   – Ты здесь часто бываешь? – пробормотал я вполголоса и нахмурился. Она не расслышала – а может, притворилась.
   Я перехватил взгляд Крейга, он ободряюще сдвинул брови. Джеки оглянулась, ее лицо светилось от счастья, хотя ко мне это, разумеется, не имело никакого отношения.
   – Заказать тебе еще что-нибудь? – спросил я Аделаиду.
   – Что? Проклятие!
   – Я говорю, заказать еще что-нибудь?
   Она покачала головой и поднесла к губам бокал с минералкой.
   – Шумно здесь, правда? – прокричал я.
   – Неплохо играют, – кивнула она.
   – Против музыки я ничего не имею.
   – Что?
   Хоть об стенку головой бейся!
   – Я сказал, что ничего не имею против музыки. Здорово играют. – Прошел всего час, а я уже охрип. – Ты их слышала раньше?
   Она крикнула в ответ что-то неразборчивое. Ладно, какая разница.
   – Кто хочет еще выпить? – Крейг поднялся с места.
   – Я! Я! – тут же вскинулась Джеки.
   – Мне не надо, – покачала головой Аделаида.
   – У меня еще есть. – Я показал на свой бокал.
   – Ну ладно, значит, только нам, – кивнул Крейг. – Иан, пошли, поможешь. – Всем было ясно, что он хочет поговорить.
   – Ну что, как там у тебя с ней? – спросил он, когда мы с трудом пробились сквозь толпу к стойке.
   – Полный блеск. Она меня не слышит, а когда слышит, отшивает.
   – М-да. Но все-таки она ничего, правда? Я же говорил, вовсе не уродина.
   Крейг был прав, Адель была вполне на уровне. Конечно, не так хороша, как Анджела или Роуз, да и на фоне остальных девиц в баре смотрелась средне. Но что-то все-таки в ней было, и тем тяжелее мне приходилось. Со страшненькой можно вести себя запросто и ни о чем не беспокоиться: пусть думает что угодно – плевать. А красивая девушка – совсем другое дело: хочется непременно понравиться, сразу к ней лейкемию примеряешь.
   – Почему у нее нет парня?
   – Не знаю. Всегда одна, сколько я ее знаю. Наверное, вообще мужчин не любит.
   – Тогда какого хрена я тут делаю?
   – А вдруг тебе удастся ее охмурить? Разговори, влей в нее пару коктейлей, может, что и выйдет. Знаешь что? Давай я возьму бутылочку-другую шампанского, если ты заплатишь. Выпьем все вместе – вот она и разогреется.
   – Ей завтра на работу.
   – Брось, кто об этом думает, когда угощают шампанским? Да, вот что еще, пока не забыл – держи!
   – Что это?
   – Ее номерок из гардероба. Запомни: когда ведешь куда-нибудь цыпочку, всегда сдавай за нее пальто.
   – Зачем?
   – Чтобы не могла сбежать или уйти с другим парнем.
   Крейг нес бокалы, а я шел сзади с бутылками. Аделаида мельком взглянула на нас и снова уставилась на оркестр.
   – Шипучка! – объявил Крейг. – Кто со мной?
   – Я! – подняла руку Джеки. – Я всегда с тобой!
   Крейг подмигнул мне, и я повернулся к своей даме.
   – Шипучки?
   – Нет, спасибо.
   – Ты правда не хочешь?
   – Что?
   – Ты точно не хочешь шампанского?
   – Нет, не хочу.
   Я поставил бутылку на стол и в отчаянии упал на стул.
   – Ну же, Адель, выпей хоть немножко! – присоединилась Джеки.
   – Мне завтра работать.
   – Совсем капельку, подумаешь!
   – Нет! Мне еще с книгами разбираться. Тебе-то хорошо, ты можешь хоть до двенадцати гулять, а у меня этот проклятый урок с утра!
   – В самом деле? – заинтересовался я. – О чем? – Что?
   О господи, сделай так, чтобы она меня услышала!
   – Я спросил, на какую тему урок?
   Аделаида пристально посмотрела на меня. Я уже готов был услышать "обет безбрачия", но оказалось, что речь пойдет всего-навсего о смерти домашних животных.
   – Хорошая тема. У тебя кто-нибудь умирал?
   – А у кого нет? – усмехнулась она.
   – К нам сегодня приходил некропедозоофил... – начал Крейг. Джеки так и покатилась со смеху.
   Я поймал хмурый взгляд Аделаиды и на мгновение почувствовал, что у нас все-таки есть что-то общее.
   – ...дохлых маленьких зверушек он с собою приносил. Ну что, кому шампанского?
   Немного погодя Крейг и Джеки пошли танцевать, оставив меня наедине с Аделаидой. Я пытался завести разговор и так и эдак, спрашивал, кто ее родители, есть ли братья и сестры, любит ли она "Мистера Бина", бывала ли в Аквариуме. Наконец темы иссякли. Я взглянул на танцующих: Крейг и Джеки уже целовались. Аделаида посмотрела туда же и скривилась.
   Что я делаю не так? Разве я мало стараюсь? Даже побрился и надел свой новый черный костюм! И держусь как только могу дружелюбно. Так в чем же дело, черт побери?
   Что во мне не так?
   Ну ладно, допустим, я ей не нравлюсь – так никто ведь не заставляет ее прыгать ко мне в постель! Почему она не может хотя бы вести себя приветливо? Существует же на свете такая вещь, как вежливость. Сказать ей? Дать понять, что я о ней думаю? Пусть у нее тоже подпортится настроение.
   Гадина! Сволочь! Дура неотесанная!
   Я хотел зайти с другой стороны, но тут Аделаида встала и исчезла в направлении туалета. Расслабив мышцы лица, сведенные в улыбке, я взял бокал с шампанским. Затем поставил обратно. Посмотрел на часы – ровно десять. И решил, что уйду, как только Аделаида вернется. Все равно сегодня ничего не получится. Поговорили, и то ладно. Надо смотреть правде в глаза: эту женщину я не заинтересовал. И очень жаль, потому что ощутил к ней симпатию – сразу, как только увидел. Она показалась мне привлекательной и в то же время скромной. А теперь все пошло к черту.
   Хватит с меня. Я не собираюсь сидеть здесь весь вечер и вытягивать из нее слова клещами. Глупо надеяться, что она вдруг передумает. Пусть она симпатичная, пусть какая угодно – у меня есть и другие дела. Не хочу больше унижаться, нечего ей самоутверждаться за мой счет! Пожалуй, не стоит даже ждать, пока она сядет. Как только появится, брошу ей номерок и уйду. Нет, не так! Я буду изысканно вежлив: скажу, что вечер был чрезвычайно приятным, но меня ждут срочные дела. А потом уйду. Не стоит давать ей возможность оправдать свое поведение – пусть проснется завтра и поймет, что вела себя как последняя сука. Может быть, даже захочет снова встретиться и что-то исправить, но не тут-то было! Пошлю ее подальше. "Убирайся к черту, – скажу, – ты сама все испортила, а теперь поздно!" Хотя, пожалуй, если я увижу, что она на самом деле раскаивается, то прощу. Не сразу, конечно, – пусть сначала осознает, какая она зараза. А потом все-таки прощу, чтобы не считала меня мелочным. Наверное, у нее было много неудач с парнями, но я-то ведь совсем другой, и она это поймет. Надо показать ей, что я не такой, как Крейг и все остальные. Я буду заботиться о ней, буду думать о ее интересах. Всегда поддержу в беде. Ей никогда больше не придется работать. Шампанское – каждый день, если захочет. Со мной она никогда не будет одинокой, я дам ей счастье!
   Непонятно только одно.
   Где она, черт бы ее побрал?
   Аделаиды не было уже минут двадцать. Я успел ее отвергнуть, простить, состариться и умереть в один день, а она все не возвращалась. Вглядываться в толпу бесполезно – зал набит битком. Только вокруг меня пусто.
   Просидев еще пять минут в компании трех стульев, я наконец дождался.
   – Ты там не провалилась?
   – У тебя мой номерок? Я хочу уйти.
   – Э-э... да. Вот. – Я пошарил в карманах и протянул номерок.
   – Спасибо, – тихо сказала она. Еле заметно махнула рукой и исчезла в толпе. Это была последняя капля. До чего же отвратительный вечер! Одно мучение. Даже дверью хлопнуть не вышло. Надо было уйти сразу, не ждать. А то сидел как дурак и пускал сопли. Не себе все это надо было говорить, а ей! Какое унижение!
   Ну за что мне такое наказание?
   Я встал из-за стола, забрал пальто и вышел на улицу. Аделаида стояла на углу и ждала автобуса. Я быстро отвернулся и пошел на стоянку в обход. Просто пожалел эту дуру: если бы она увидела меня и сказала что-нибудь – мол, чего я увязался, – то, ей-богу, не удержался бы и вышиб ей мозги.

   20. Когда падают звезды

   Вы когда-нибудь мечтали познакомиться со знаменитостью? А теперь представьте, что вам нужно ее убить! Просто голова кругом идет, верно? Они купаются в славе, их знают и любят миллионы простых людей по всей стране – а вы берете и разом кладете всему конец.
   Смерть звезды всегда в центре внимания, а когда она окружена ореолом таинственности, то слава возрастает неимоверно. Взять хотя бы Мэрилин Монро – ведь кроме нее тогда были и другие известные актрисы. Стала бы она легендой, если бы не умерла такой молодой, да еще при подозрительных обстоятельствах?
   Имейте в виду: я тут ни при чем, маловат был еще.
   Или, например, Тед Аллен. Что с ним случилось? Если верить газетам, он скрывается под чужим именем где-то в Парагвае или сбежал в Южную Африку с пятнадцатилетней девчонкой и годовым бюджетом своей телевикторины. Ничего подобного.
   Можете мне поверить.
   Я помню его еще с тех времен, когда он выступал в сборных концертах в лондонском "Палладиуме". Вылезешь, бывало, в воскресенье вечером из ванны, нальешь чаю и сядешь перед телевизором, а там всякие Брюсы Форсайты, Джимми Тарбэки и Теды Аллены – шутят наперебой, поют про любовь и чечетку выплясывают.
   Тоска такая – хоть волком вой.
   Я их всех терпеть не мог. Мало того, что завтра в школу переться, так еще смотри на этих старых придурков, и это в выходной день!
   У Теда Аллена была коронная фраза: "Ну это ж надо – жена ни за что не поверит!" На ней он и сделал себе карьеру. Его дружки из "Палладиума" хоть что-то умели или там в женскую одежду переодевались, а у него были только эти слова, да еще слава беспробудного пьяницы. Сперва он оттрубил двадцать лет на открытии супермаркетов, да еще в рекламе снимался, если повезет, и вдруг однажды в каком-то радиоинтервью взял да и ляпнул: "Ну это ж надо – моя бывшая ни за что не поверит!" От него как раз тогда только что жена ушла. Внезапно его начали приглашать на все шоу, и Тед понял, что может использовать одну и ту же фразу сколько угодно раз, просто заменяя "жену" на "старую корову", "кровопийцу" и так далее. Однажды, правда, прокололся с "черной подружкой" – пришлось публично приносить извинения и упражняться в политкорректности. Постепенно он стал культовой фигурой на телевидении и даже стал вести собственную телевикторину, которая обеспечивала ему постоянный доход. Хватало, если верить Логану, и на кокаин, и на девочек, и на шелковые чулки с подвязками.
   Ну и в конце концов пришлось ему совершить морскую прогулку на моем катере.
   Мы прошли уже милю с небольшим, как Крейгу вдруг пришло в голову вытащить кляп и поболтать со звездой. Обычно я такие вещи не приветствую, но ведь не каждый день имеешь на борту такого гостя, верно?
   – Ну, рассказывай! – скомандовал Крейг.
   – У меня денег нет, но я могу достать. Только...
   – Заткнись! Мне интересно не это, а твои приятели: Брюси, Тарби и так далее. Я хочу знать, кто из них голубой, кто колется, кто кого трахает, кто развлекается с собачками и все остальное дерьмо. Если чего утаишь, прострелю тебе колени, усек? – Крейг достал из кармана фляжку и дал Теду сделать глоток. – Давай колись!
   Такого захватывающего рассказа я не помню за всю свою жизнь. Столько грязи, наверное, всплывает наружу, только когда чистят Темзу. Мы с Крейгом слушали разинув рот, лишь иногда перебивая его восклицаниями типа "Да ты что?", "Нет, только не он!", "С каждым продюсером?" или "Прямо в задницу, палкой?"
   Так увлеклись, что заметили рыбацкий бот, лишь когда он оказался в пятидесяти метрах.
   Тед попытался заорать, но Крейг уложил его ударом по голове.
   – Накрой его, быстро!
   Крейг набросил брезент. Тем временем бот подошел ближе. С него свирепо таращились четверо рыбаков в желтых прорезиненных плащах.
   – Что вы тут делаете? – крикнул один из них, по-видимому, капитан. Я поднял пару удочек и коробку со снастями и объяснил, что мы собираемся ловить рыбу.
   – В это время? Здесь? Вранье!
   – А что? Нормальное место, не хуже других! – возмутился Крейг.
   – Здесь наши ловушки для омаров. Какого черта вам тут понадобилось?
   – Вам-то что? Может, мы искупаться решили?
   – Вы решили поживиться нашим уловом, вот что вы решили! Что там у вас под брезентом?
   – Пиво! – ответил я, сжимая в кармане рукоятку "глока".
   – Покажите!
   – А не пошли бы вы... – предложил Крейг.
   – А ты нас заставь! Ну-ка, Брендан, вызови береговую охрану и скажи, что у нас тут предполагаемые браконьеры.
   – Погодите! – крикнул я. – Минутку! Ладно, ваша взяла – бросьте нам конец, мы все покажем.
   Крейг понимающе взглянул на меня.
   Один из рыбаков бросил нам канат, и мы подтянули бот к себе почти вплотную. Все четверо стояли на корме и глазели на наш брезент. Трое из них держали в руках багры и отрезки толстого каната.
   – Давай, Крейг! Всех.
   Мы одновременно выхватили пистолеты и начали палить в упор. Яркие вспышки выстрелов разрезали темноту, освещая искаженные ужасом лица наших противников. Двое упали сразу, остальные, спотыкаясь, кинулись назад. Крейг выпустил весь магазин в бородатого здоровяка, а я разнес череп капитану, который боком соскользнул за борт.
   – Нет! Нет! – в ужасе завопил Брендан и кинулся в сторону рубки.
   – Стой здесь! – скомандовал я Крейгу и перепрыгнул на палубу бота. Как раз в этот момент заработал двигатель. Лодка резко тронулась с места, и я едва удержался на ногах, ухватившись за стопку корзин для омаров. У меня было всего несколько секунд. Береговая охрана – это серьезно. Я бросился вперед, с трудом сохраняя равновесие на качающейся палубе. Голова Брендана виднелась сквозь окно рубки. Я рванул дверь на себя. От удивления он выронил рацию – видно, думал, что уже ушел.
   – Нет! Не надо! – заорал Брендан, в панике прикрываясь рукой.
   Я поднял пистолет и выстрелил три раза.
   – Повторите! Повторите! Вы меня слышите? – звучал голос в рации. Я застыл на месте. Что делать? Одно ясно: этих четверых найти не должны. И лодку тоже.
   Времени почти не было. Я встал за руль и развернул бот. Приблизившись к катеру, я с удовлетворением отметил, что Крейг сообразил подцепить капитана багром и подтянуть к борту.
   – Надо спешить! Посмотри, сколько там веревки и грузов! – крикнул я, состыковавшись борт к борту. Крейг быстро произвел инвентаризацию и сообщил, что запасов у нас хватит только на троих. – Ничего, как-нибудь обойдемся. Я поищу здесь.
   На рыбацком боте нашлось все необходимое, и мы принялись привязывать грузы, прокалывать легкие и сбрасывать трупы за борт. Все заняло не больше десяти минут, хотя, казалось, прошла вечность. Голос по рации, неумолимо надвигающийся рассвет – мы работали как одержимые.
   – Ну вот и все. – Крейг перевел дух и вытер пот со лба. – Что будем делать с лодкой?
   – Там есть пара газовых баллонов. Сходи принеси. Пока Крейг ходил, я отыскал топливные баки и опрокинул их. Лодка превратилась в бомбу, готовую взорваться. Мы перебрались к себе и оттолкнулись баграми.
   – Иди включи двигатель, но не трогай с места без команды. – Я подождал, пока мы отойдем от бота метров на десять, и бросил туда два зажженных обрезка каната, намоченного в бензине (два, потому что в первый раз промахнулся). – Давай!
   Палуба бота вспыхнула, как один огромный костер. Через некоторое время огонь добрался до топливных баков и баллонов с газом. Предрассветное небо озарилось гигантской вспышкой. Половина лодки разлетелась в щепки.
   Я стоял и смотрел, как удаляются горящие обломки, пока они не превратились в едва различимое пятнышко света. Вот и оно исчезло. Крейг гнал как сумасшедший, соленые брызги окатывали нас с ног до головы. Внезапно я вспомнил о Теде и открыл брезент. Наш пленник лежал неподвижно, из раны на голове сочилась кровь. Крейг обернулся.
   – Мертв?
   Я пощупал пульс.
   – Почти. – Пару раз ударил по голове и пощупал снова. – Да. Теперь готов.
   – Вот это да! – протянул Крейг. – Тед Аллен. Надо было сначала взять автограф. Ладно, хрен с ним.
   – Отойдем еще миль на десять от лодки, бросим его в воду и домой.
   Я раздел Теда, проткнул ему легкие и желудок, затем привязал груз. В рот вложил бомбу, поменьше, чем в прошлый раз.
   – Пока, Тед! – помахал рукой Крейг. – Вообще-то он славный парень.
   Поверхность моря на мгновение вскипела – бомба сработала. Я скомандовал Крейгу поворачивать к дому.
   – В какую сторону?
   – Туда.
   Солнце уже поднималось. Денек обещал быть приятным, если, конечно, на нас не повесят убийство пяти человек.
   – Пиратство! – многозначительно покачал я головой. – Именно так это и называется. Могут и вздернуть, если поймают.
   – Да ну? – удивился Крейг.
   – Точно. Сейчас, пожалуй, только за это и вешают.
   – Круто!
   Вообще-то я не совсем уверен. Еще недавно в Великобритании и в самом деле полагалась смертная казнь за пиратство, государственную измену и поджог доков ее величества. В Уондсвортской тюрьме даже была действующая виселица – на случай если Долговязого Джона Сильвера сцапают в Портсмуте с канистрой бензина и спичками. Однако эту статью вполне могли отменить без моего ведома. Не уверен. Впрочем, такие тонкости Крейга, похоже, мало интересовали, настолько он был горд, что совершил самое страшное преступление, за которое вешают. Я даже пожалел, что сказал ему – так он выпендривался по пути домой, изображая джентльмена удачи.
   Удаляя с палубы последние следы Теда Аллена, я услышал звонок мобильника. Странно. Телефон новый, куплен специально для этой операции, и его номер никто не знает, кроме... Черт!
   Д. Б.
   Вот идиот! Как я мог так лопухнуться! Захватывающий рассказ Теда и дурацкая история с рыбаками заставили меня напрочь забыть, что Д. Б. хотел переговорить с Тедом, прежде чем мы его прикончим. Не знаю, что он хотел сказать, наверное, что-нибудь типа "со мной не шутят" или "что ты теперь скажешь?", но, так или иначе, инструкции нам были даны совершенно определенные. Д. Б. не тот человек, который прощает неточности.
   – Мать твою за ногу! Понял, кто это? – До Крейга наконец тоже дошло.
   – Спасибо за разъяснение.
   – Черт возьми, не хотел бы я быть сейчас на твоем месте!
   – На моем?! А кто его треснул по голове?
   – Но прикончил-то его ты, так ведь? Если бы не ты, Тед был бы в порядке.
   Ну и логика! В каком порядке? Связанный как рождественская индейка и истекающий кровью, на лодке в компании двух киллеров?
   Впрочем, к черту абстрактные рассуждения. Что сделано, то сделано – не важно, кто нанес последний удар. Тем более что это все-таки был я.
   – Что будем делать? – спросил Крейг.
   – Прикинешься Тедом, готовься.
   – Да иди ты на хрен! Спятил, что ли?
   – Успокойся, не по телевизору же тебе выступать. Пускай сопли и делай вид, что перепугался до смерти, вот и все.
   – А если ему надо узнать что-нибудь особенное? Номер счета, например, или где фотографии?
   – Ну, не знаю... Пошли его подальше, поартачься, пусть старина Тед выглядит героем. А потом я скажу, что он пытался сбежать и получил пулю в затылок.
   – Сбежать? Это как – слепил себе лодку из дерьма, пока мы смотрели в сторону?
   – Другого выхода нет. – Я достал мобильник. – Да?
   – Ты не позвонил. Как дела?
   – Все в порядке.
   – Ну ладно, давай его сюда.
   Я протянул телефон Крейгу, но он затряс головой и отвернулся. Пришлось снова говорить мне.
   – Одну минуту, развяжу ему руки. – Я снова сунул Крейгу мобильник, на этот раз подкрепив предложение "глоком". Крейг с изумлением взглянул на меня – пришлось зажать телефон рукой и объяснить: – Он любит поизмываться над клиентом перед тем, как его прикончить. Или это будешь ты – вместо Теда, или мы оба, уже сами по себе.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [18] 19 20 21 22 23 24

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация