А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Блистательный недоносок" (страница 1)

   Сергей Могилевцев
   Блистательный недоносок
   Комедия в 7-ми картинах

   Начинающий и практически никому неизвестный журналист Александр Немчинский работает в газете «Верное направление», и пишет дешевые статейки о вредителях комнатных кактусов и пользе обливания холодной водой по утрам. Совершенно неожиданно он подслушивает перебранку двух бомжей, в которой упоминаются таинственные слова: «Блистательный Недоносок». Сам не понимая, зачем он это делает, Немчинский тут же пишет статью: «Грядет Блистательный Недоносок», и обманом, с помощью своей возлюбленной Марины, работающей секретаршей шефа, публикует ее в газете. И завертелась история! Главному реда­ктору газеты, Турандотову, тут же звонят с разных сторон, в том числе из Кремля, и требуют объяснить, кого конкретно имел в виду автор статьи. Турандотов в панике. После целого ряда объяснений и визитов в газету разных лиц в его голове рождается безумная идея: объявить о создании партии Блистательных Недоносков, ибо это единственный выход и для него, и для его окружения остаться в живых. Безумная эта идея, однако, вызывает такой энтузиазм в обществе, что уже в ско­ром времени в партию Блистательных Недоносков записывается множество людей. Тем временем Немчинский, автор статьи, спу­скается в московские катакомбы, и выясняет, что Блистатель­ный Недоносок – это реальная личность, более того – талант­ливый поэт, который на его глазах трагически гибнет, оста­вив ему пачку своих стихов, некоторые из которых он успел прочитать вслух. Немчинский выходит на поверхность, появляется в газете, и попадает на банкет по случаю явления народу Блистательного Недоноска, руководителя вновь созданной партии. Он пытается объяснить гостям, как на самом деле об­стоят дела, и даже читает им стихи погибшего поэта, но в ответ слышит лишь издевки и оглушительный хохот. Опустив голову, покидает молодой журналист обезумевших гостей, а тем временем в зал торжественно входит человек в маске, ко­торого все считают Блистательным Недоноском, и который воз­главит новую партию. Медленно, остановясь посередине сцены, снимает он маску с лица, чем приводит гостей в неописуемый ужас. Гости застыли в самых нелепых позах, и остаются в них бесконечно долго, а Блистательный Недоносок подходит к краю сцены, и так же долго, практически бесконечно, смотрит в зрительный зал. История закончилась. Время остановилось. Началось царствие Недоноска.

УЧАСТВУЮТ:
   Н е м ч и н с к и й А р к а д и й Г а в р и л о в и ч, начинающий журналист, позже бомж.
   Н е з н а к о м е ц в м а с к е, он же Б л и с т а т е л ь н ы й Н е д о н о с о к.
   Т у р а н д о т о в А п о л л и н а р и й И г н а т ь­ е в и ч, главный редактор газеты «Верное направле­ние».

   Г о н д у р а с о в.
   М е с о п о т а м о в.

   М а р и н а, его секретарша.
   А н т и п о д о в Т р о я н Б о р и с о в и ч, милли­онер, владелец газеты «Верное направление».
   С о ф и я А н д р е е в н а, его жена.

   В л ю б ч и в ы й.
   В н и м а т е л ь н ы й.

   З и н д е л ь ш т е й н.
   Ш а л у н.

   К р а п и в а.
   Е р ш.
   К о л о т у н.
   Н е д о н о с о к.

   Л и м п о п о Д ж у зе п п е П е т р о в и ч, писатель.
   З н о й н а я А в д о т ь я Н и л о в н а, литературовед.
   К л и к у ш а М а т р е н а П ет р о в н а, очень сильная прорицательница.

   В с е т а к о в с к и й.
   С м е х о т в о р н ы й.
   Х а р и з м а т и ч е с к и й.

   Л ю с я Ш п и ч а к, светская львица, и с ней с т а­ й к а п о к л о н н и ц.
   К в а з и м о д о В а н я, стриптизер.
   Н е к т о П р о к о ф и й Ф и л и п п о в и ч, про­ездом из Нижнего.
   Г о с т и н а б а н к е т е, о ф и ц и а н т ы, л ю­ д и в у н и ф о р м е, п р и с л у г а.

   КАРТИНА ПЕРВАЯ

   Набережная Москва-реки, ночь, светит луна. А р к а д и й, М а р и н а.

   М а р и н а. Ах, как здесь романтично!
   А р к а д и й. Не больше, чем в нашей с тобой газете. Здесь, милая девочка, реальность первого плана, здесь то, что создано некогда Господом Богом из хаоса и непрерывного дрожания атомов, а потом лишь немного подправленное людьми, которые одели в гра­нит эту реку, и пустили по ней речные трамваи впе­ремежку с двумя-тремя неуклюжими баржами. Здесь еще все очень наивно: лунный свет, настоянный на вздо­хах влюбленных, сияние звезд, которого, впрочем, в большом мегаполисе увидеть нельзя, туманы полуночи и неизбежная проза рассвета, который всегда прихо­дит слишком поспешно. Иное дело наша с тобой газета, где властвуют максимы совсем иного порядка, где каж­дый пишущий изначально равен Творцу, и может тво­рить из этой сырой глины (театральный жест по сто­ронам) то, что угодно его душе.
   М а р и н а(прижимаясь к нему). Как загадочно ты говоришь! Впрочем, в такую волшебную ночь вовсе не хо­чется разгадывать ребусы и загадки. Скажи мне, если не трудно, что-нибудь простое и приятное для ушей влюбленной девушки, такое, о чем помнила бы она по­том долгие годы.
   А р к а д и й(нетерпеливо отстраняя ее). Ах, Марина, ну как же ты не понимаешь, что мне сейчас не до этих пустых сантиментов! Я весь переполнен идеями и проектами, я каждый день кладу на стол нашему с тобой общему шефу одну статью за другой, в которых излагаю свою точку зрения на текущий момент. Свой взгляд на устройство мира, а также вселенной и общества, который его, к сожалению, абсолютно не тро­гает.
   М а р и н а(насмешливо). А если проще, то главный редактор нашей газеты «Верное направление», в которой я работаю секретаршей, а ты начинающим журналистом, взятым с испытательным сроком, не воспринимает все­рьез твои великие сочинения. Мне каждый вечер при­ходится вытаскивать их из корзины, и выбрасывать в мусорный бак, который давно уже подружился с твоими выдающимися идеями и проектами.(Еще более нас­мешливо.) Не любит тебя наш шеф, милый Аркаша, ой, как не любит! Уже три месяца, как ты работаешь в нашей газете, а еще ни одной стоящей вещи так и не смог в ней напечатать. Не считая, конечно, заметок о пользе электронного осеменения кур и борьбе с вредителями комнатных кактусов. Мне кажется, после этих кур и этих вредителей наш Аполлинарий Игнатьевич еще больше тебя невзлюбил!
   А р к а д и й(угрюмо). Ничего, Мариночка, придет время, и полюбит, как миленького. (Доверительно, беря ее за рукав.) Ты знаешь, мне тут на днях пришла идея умопомрачительной статьи, смысл которой я так до конца и не понял, но которую, тем не менее, уже накатал, и даже положил на стол нашему шефу. Если он от нее не свихнется и поймет хотя бы часть моих идей и посылов, то это будет бомба, которая взор­вет не только страну, но, возможно, и весь погряз­ший в интригах и мелочных дрязгах мир.
   М а р и н а(с наигранным интересом). Правда? И как же называется эта твоя статья?
   А р к а д и й(доверительным шепотом). «Блистательный Недоносок»!
   М а р и н а(поперхнувшись, она поражена). Как-как, какой недоносок?
   А р к а д и й(торжественно, широко улыбаясь). «Блистательный Недоносок», и это, Мариночка, есть самое великое и самое загадочное из всего, что я когда-либо написал. Что там несчастные куры с их баналь­ным и несчастным осеменением! Что там вредители ко­мнатных кактусов, о которых я теперь не могу вспо­мнить без смеха?! Бери, Мариночка, выше, бери так высоко, что даже задохнуться можно на такой высо­те, если не умеешь дышать и не привычен к суровым горным условиям. Речь, Марина, идет о пришествии некоего человека, а может быть даже явления, суть которого мне понятна не до конца, но которое непременно вторгнется в нашу общую жизнь. Одним словом, любимая, речь идет о вещах таинственных и загадоч­ных, сравнимых, возможно, с тайфуном, землетрясени­ем, а может быть даже с новым Потопом!
   М а р и н а(она поражена). Но как же ты вышел на столь страшные вещи?
   А р к а д и й(оживляясь). О, ты не поверишь, но все бы­ло просто и даже банально. Я, как ты знаешь, люблю в поисках идей и сюжетов посещать разные сомнитель­ные, а также вполне приличные места, вроде иппод­рома, собачьих боев, сеансов магов, колдунов и но­вых мессий, городских трущоб и ночлежек, в которых можно услышать то, что ни за какие деньги не услышишь и не увидишь в модных литературных салонах. И вот, представь себе, в одной из таких ночлежек, ко­торая, если честно, была просто задворками какого-то крупного супермаркета, я был свидетелем переб­ранки двух или трех бомжей, от которых, собственно, и услышал это выражение: «Блистательный Недоносок».
   М а р и н а. Услышал его из уст дерущихся бомжей?
   А р к а д и й. Да, не то дерущихся, не просто пикирую­щихся друг с другом. Среди бомжей ведь встречают­ся очень разные люди, некоторые весьма образованные и начитанные, есть даже бывшие доценты и профессора, и услышать из их уст что-нибудь стоящее и заслужи­вающее внимания не столь уж и мудрено. Некоторые выражения этих почтенных господ столь изысканны и благородны, что достойны внесения в книгу рекордов Гиннеса. Но на этот раз, ты знаешь, меня словно то­ком ударило!
   М а р и н а. Тебя ударило током?
   А р к а д и й. В переносном смысле, естественно, но эф­фект был примерно таким же. Я услышал всего два сло­ва: «Блистательный Недоносок», – а передо мной сло­вно бы открылась другая вселенная. Я тут же бросил­ся домой, и, засев за письменный стол, стал писать статью о пришествии не то человека, не то, возмож­но, какого-то духа, который, очевидно, поработит всех нас и подчинит своей страшной воле. Понимаешь, я не знаю, когда это будет, и что это будет конкре­тно, но в то, что это грядет, верю решительно, и ни капли не сомневаюсь в своей правоте!
   М а р и н а(резонно). Как же ты можешь писать о том, чего не знаешь, и о чем конкретно не можешь толком сказать?
   А р к а д и й(порывисто). Вот в том-то и дело, Марина, вот в том-то и дело, что меня околдовали эти два проклятые слова: «Блистательный Недоносок», – и я на­писал статью о том, чего толком не знаю, и чего то­лком представить себе не могу. Только лишь о том, что чувствую, и про что твердо знаю, что оно неп­ременно теперь придет.
   М а р и н а(с сомнением). И ты думаешь, что наш шеф опубликует эту статью?
   А р к а д и й(безнадежно). А мне уже не важно, опубли­кует он ее или не опубликует! Если не опубликует он, то опубликует другой. Я совершенно уверен, что напал на золотую жилу, и не слезу с этой жилы до тех пор, пока не вычерпаю ее всю до дна. Я теперь желаю лишь одного: разыскать того самого бомжа, ко­торый произнес эти загадочные слова и произвел в моей душе такие надежды и опустошения!
   М а р и н а(с сомнением). Ты собираешься искать этого таинственного бомжа?
   А р к а д и й(страстно). Да, Мариночка, да, и начну это делать прямо сейчас. Если понадобится, то я по­свящу этим поискам всю жизнь, но докопаюсь-таки до истины, и узнаю значение этих страшных и загадоч­ных слов!
   М а р и н а(с сожалением). Ну что же, ищи, а все же лу­чше было посвятить эту ночь совсем другим поискам и открытиям!

   Обнявшись, уходят.
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация