А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Клуб Мефисто" (страница 31)

   – Похоже на то. Положение оказалось хуже, чем мы думали. Дело не только в Лили Соул. Оно касается всех членов Фонда.
   – Какого черта он заварил всю эту кашу? Почему охотится за ними?
   – Знаешь, как это назвал Сансоне? – сказал Фрост. – Истребление. Может, мы просчитались насчет Лили Соул. Может, главная мишень вовсе не она.
   – В любом случае назад я ее не повезу.
   – Лейтенант Маркетт считает, в Бостоне ей будет небезопасно, и я того же мнения. Мы тут разрабатываем кое-какие долгосрочные планы, но на это уйдет пара дней.
   – И что мне все это время с ней делать?
   – Сансоне предлагает перевезти ее в Нью-Хэмпшир, в домик на Белых горах. Говорит, там безопасно.
   – Чей это дом?
   – Какого-то приятеля госпожи Фелуэй.
   – Думаешь, мнению Сансоне можно доверять?
   – Маркетт уже дал "добро". Сказал, начальство в нем не сомневается.
   "Выходит, они знают о Сансоне побольше моего".
   – Ладно, – согласилась Джейн. – Как найти тот дом?
   – Госпожа Фелуэй позвонит тебе и все растолкует.
   – А как же Сансоне с Маурой? Им-то что делать?
   – Они тоже туда подъедут. И будут ждать вас там.

   36

   Был час пополудни, когда они пересекли границу штата Массачусетс и въехали в Нью-Хэмпшир. Лили не проронила и двух слов с тех пор, как они выехали из Онеонты, где ночевали в мотеле. Их путь лежал на север, к Белым горам, и единственное, что сейчас нарушало тишину в машине, – это шуршание стеклоочистителей, смахивавших снежинки с лобового стекла. "Она слишком взволнована, чтобы болтать", – решила Джейн, взглянув на молчаливую попутчицу. Ночь они провели в двухместном номере, и Джейн слышала, как Лили металась и крутилась на соседней кровати; теперь глаза девушки казались запавшими, а лицо так осунулось, что сквозь бледную кожу проступали скулы. Прибавь Лили Соул несколько килограммов веса, и ее вполне можно было бы назвать хорошенькой. Сейчас же, глядя на нее, Джейн видела просто живой труп.
   "Возможно, это так и есть".
   – Вы и этой ночью будете рядом со мной? – Вопрос прозвучал так тихо, что был едва различим сквозь мерное шуршание дворников.
   – Посмотрим, как там дела обстоят, – ответила Джейн. – А потом я решу.
   – То есть вы, может, и не будете со мной.
   – Там ты будешь не одна.
   – Вам ведь хочется скорей домой, правда? – вздохнула Лили. – А муж у вас есть?
   – Да, я замужем.
   – А дети?
   Джейн помолчала.
   – Дочка.
   – Вам не очень-то хочется рассказывать о себе. Выходит, вы мне не доверяете.
   – Я же тебя плохо знаю.
   Лили вздохнула и поглядела в окно.
   – Всех, кто меня знал хорошо, уже нет в живых. – Она запнулась. – Кроме Доминика.
   Снегопад на улице напоминал белую вуаль, которая становилась все плотнее. Они ехали через густой сосновый лес, и Джейн впервые ощутила тревогу при мысли, что ее "Субару" не осилит дорогу, если снег будет валить и дальше.
   – Да и с какой стати вы станете мне доверять? – горько усмехнулась Лили. – Ведь вы знаете обо мне только одно – что я пыталась убить своего двоюродного брата и не сумела.
   – Та надпись на стене в спальне Лори-Энн, – сказала Джейн, – она предназначалась тебе, так? "Я согрешила".
   – Я ведь действительно согрешила, – проговорила Лили. – И до сих пор за это расплачиваюсь.
   – А четыре столовых прибора у нее на столе. Это своего рода олицетворение семьи Соул, так? Вас же было четверо.
   Лили потерла глаза рукой и уставилась в окно.
   – Я последняя. Четвертый прибор...
   – Знаешь что? – вдруг проговорила Джейн. – Я бы тоже убила этого сукиного сына.
   – И вам бы это удалось.
   Дорога стала круче. "Субару" с трудом ехала в гору, пробуксовывая в свежевыпавшем снегу. Джейн глянула на свой сотовый – ни одного сегмента. Они не могли проехать мимо домика – до него еще по меньшей мере километров пять. "Может, повернуть обратно? – подумала Джейн. – Я должна сохранить ее живой и здоровой, а не заморозить насмерть в этих горах".
   Но та ли это дорога?
   Она прищурилась, вглядываясь в лобовое стекло и силясь разглядеть горную вершину. И тут заметила домик, примостившийся на самой верхотуре, точно орлиное гнездо. Другого жилья по соседству не было – к домику на вершине горы вела только эта, одна-единственная дорога. Оттуда, должно быть, открывался захватывающий вид на долину. Вскоре они въехали в ворота, оставленные специально для них открытыми.
   – Безопаснее места, похоже, не сыскать, – заметила Джейн. – Если запереть ворота, сюда никакими путями не пробраться. Здесь он тебя достанет, только если у него есть крылья.
   Лили окинула взглядом скалу.
   – И отсюда не сбежать, – тихо заметила она.
   Перед входом в дом стояли две машины. Джейн припарковалась за "Мерседесом" Сансоне, и женщины выбрались из "Субару". Ступив на подъездную дорожку, Джейн оглядела фасад, сложенный из грубо обтесанных бревен и увенчанный остроконечной крышей, устремленной в подернутое снежной пеленой небо. Потом подошла к багажнику, достала вещи, громко его захлопнула и вдруг услышала у себя за спиной рычание.
   Из леса, точно тени, выскочили два добермана – так тихо, что она их даже не заметила. Псы, оскалившись, подбирались все ближе – обе женщины застыли как вкопанные.
   – Не вздумай бежать, – шепнула Джейн Лили. – Даже не двигайся.
   Она достала пистолет.
   – Балан! Баку! Стоять!
   Псы замерли и оглянулись на хозяйку – она только что вышла из домика и теперь стояла на крыльце.
   – Простите, если они вас напугали, – извинилась госпожа Фелуэй. – Пришлось их выпустить побегать.
   Джейн не стала убирать пистолет в кобуру. Она не доверяла этим зверюгам, а они явно не доверяли ей. Доберманы так и остались стоять напротив нее, наблюдая за ней своими черными змеиными глазками.
   – У них очень сильно развит территориальный инстинкт, но они мигом начинают отличать друзей от врагов. Так что теперь вам нечего опасаться. Спрячьте пистолет и ступайте ко мне. Только не очень быстро.
   Джейн неохотно сунула пистолет в кобуру. И вместе с Лили осторожно двинулась мимо собак к крыльцу – доберманы меж тем следили за каждым их шагом. Эдвина провела женщин в дом – в огромную комнату, где пахло дымом от камина. Под потолком тянулись огромные балки, на стенах, обшитых сучковатой сосной, висели чучельные головы лосей и оленей. В каменном камине горели, потрескивая, березовые поленья.
   Маура встала с дивана, чтобы поприветствовать вновь прибывших.
   – Наконец-то вы приехали! – сказала она. – А то из-за бурана мы уже начали беспокоиться.
   – Дорога сюда просто ужасная, – заметила Джейн. – А вы-то сами когда добрались?
   – Вчера вечером. Сразу после того, как позвонил Фрост.
   Джейн подошла к окну и глянула на простиравшуюся внизу долину. Сквозь густую пелену валившего снега она едва различала маячившие вдалеке другие горные вершины.
   – Продуктов-то хватит? – поинтересовалась она. – А топлива?
   – Хватит на несколько недель, – заверила ее Эдвина. – У моего приятеля всегда полно запасов. Вплоть до вина в погребе. Дров тоже предостаточно. И генератор имеется, если будут перебои с электричеством.
   – А у меня есть оружие, – вставил Сансоне.
   Джейн не слышала, как он вошел в комнату. Повернувшись, она заметила, что Сансоне выглядит довольно мрачно. За последние сутки он здорово изменился. Теперь он и его друзья находились на осадном положении, и это читалось на его изможденном лице.
   – Рад, что вы поживете с нами, – проговорил он.
   – На самом деле... – Джейн посмотрела на свои часы. – Мне кажется, здесь и впрямь безопасно.
   – Надеюсь, ты не собираешься сегодня уезжать, – снова заговорила Маура.
   – Надеялась, что смогу уехать.
   – Через час стемнеет. А дороги расчистят только к утру.
   – В самом деле, вам лучше остаться, – поддержал ее Сансоне. – Дороги сейчас действительно ужасные.
   Джейн снова выглянула в окно – снег по-прежнему валил вовсю. Она вспомнила, как буксовала, вспомнила пустынные горные дороги.
   – Думаю, вы правы, – согласилась она.
   – Значит, вся шайка остается здесь? – уточнила Эдвина. – Тогда пойду запру ворота.
* * *
   – Нам нужно выпить – помянуть Оливера, – предложила Эдвина.
   Они сидели все вместе в просторной комнате возле огромного каменного камина. Сансоне подбросил в огонь березовое полено, и тонкая, как бумага, кора вспыхнула, точно порох. Снаружи сгустилась тьма. За окнами свирепствовал вихрь, а сами окна нещадно дрожали; резкий порыв ветра выдул облачко дыма из вытяжной трубы в комнату. "Как будто Люцифер заявляет о своем прибытии", – подумала Джейн. Оба добермана, лежавшие смирно возле кресла Эдвины, тут же вскинули головы, словно почуяв незваного гостя.
   Лили встала с дивана и подсела поближе к очагу. Хотя пламя разгорелось во всю силу, в комнате было холодно – Лили укуталась в одеяло и уставилась на пламя, отбрасывавшее на ее лицо оранжевые блики. Все они как будто оказались в ловушке, но Лили – самая настоящая пленница. Только вокруг нее действительно сомкнулась тьма. Почти весь вечер Лили молчала. К ужину едва притронулась, даже к вину не прикоснулась, в отличие от всех остальных.
   – За Оливера! – проговорил Сансоне.
   Они подняли бокалы в молчаливо-скорбном почтении. Джейн только пригубила вино. Риццоли хотелось пива, и она пододвинула свой бокал к Мауре.
   – Фонду нужны новые силы, Энтони, – снова заговорила Эдвина. – Я уже обдумываю кандидатов.
   – Я никому не могу предложить членство в нашем фонде. Во всяком случае пока. – Он посмотрел на Мауру. – Прошу прощения, что вы оказались втянуты в эту историю. Вы ведь этого очень не хотели.
   – Я знаю одного подходящего человека в Лондоне, – между тем продолжала Эдвина. – Уверена, он захочет к нам присоединиться. Я уже и Готтфриду о нем сказала.
   – Сейчас не время, Винни.
   – А когда же это время наступит? Человек этот много лет назад работал с моим мужем. Он египтолог и наверняка сумеет истолковать все, что Оливер...
   – Никто не заменит Оливера!
   Резкий ответ Сансоне поразил Эдвину.
   – Ну, разумеется, – наконец сказала она. – Я же в другом смысле.
   – Он учился у вас в Бостонском колледже? – поинтересовалась Джейн.
   Сансоне кивнул.
   – Ему было только шестнадцать, он оказался самым юным новичком в колледже. Я понял, что он одарен, в тот самым момент, когда он въехал в аудиторию на своем кресле. Он задавал вопросы чаще всех. То, что ему хорошо давалась математика, – и есть основная причина его успехов в том, что он делал у нас в Фонде. Стоило ему взглянуть на какой-нибудь таинственный древний код – и ключ к разгадке мигом был готов. – Сансоне поставил бокал. – Таких, как он, я никогда больше не встречал. Достаточно только познакомиться с ним, и сразу ясно – он выдающийся человек.
   – Не то что все прочие, – криво ухмыльнулась Эдвина. – Я одна из заурядных членов, которых, прежде чем принимают, должен кто-то порекомендовать. – Она взглянула на Мауру. – Думаю, вы знаете, что вас предложила нам Джойс О'Доннелл?
   – Маура испытывает к ней смешанные чувства, – заметил Сансоне.
   – Вы ведь не любили Джойс, верно?
   Маура допила бокал Джейн.
   – Не люблю плохо отзываться о мертвых.
   – А я могу честно высказаться на этот счет, – подхватила Джейн. – Я бы не стала вступать ни в один клуб, чьим членом оказалась бы Джойс О'Доннелл.
   – В любом случае, не уверена, что вы бы стали одной из нас, – заметила Эдвина, откупоривая новую бутылку вина. – Вы же не верите.
   – В Сатану? – усмехнулась Джейн. – Его не существует.
   – И вы говорите это после всех ужасов, которых насмотрелись во время работы, детектив? – удивился Сансоне.
   – Все это дело рук самых обыкновенных человеков. И в одержимость демонами я тоже не верю.
   Сансоне наклонился к ней – лицо его осветилось отблесками пламени.
   – Вы когда-нибудь слышали о деле чайного отравителя?
   – Нет.
   – Это английский мальчик по имени Грэм Янг. В четырнадцать лет он начал отравлять своих домочадцев. Мачеху, отца, сестру. В конце концов за убийство матери его упекли за решетку. А после того как выпустили через несколько лет, он взялся за старое – продолжал травить людей. Когда его спросили, зачем он это делает, Янг ответил – просто так, потехи ради. И славы тоже. Он был не совсем обычным человеком.
   – Просто социопат, – заметила Джейн.
   – Прекрасное слово, утешает. Достаточно поставить психиатрический диагноз – и непостижимое тут же становится ясным. Но деяния порой бывают столь ужасными, что объяснить их нельзя. Даже постичь невозможно. – Сансоне помолчал. – Грэм Янг послужил примером другому юному убийце, вернее, другой. Шестнадцатилетней японской девочке – я разговаривал с ней в прошлом году. Она прочла дневник Грэма Янга – он был опубликован – и настолько прониклась совершенными им злодеяниями, что даже решила ему подражать. Сперва она убивала животных. Расчленяла их и играла с отрезанными частями. Она вела электронный дневник – во всех подробностях описывала, как это – вонзить нож в живую плоть. Теплая кровь, судороги умирающего создания. Потом она перешла на людей. Отравила таллием родную мать и описала в дневнике все ее жуткие муки, одну за другой. – Он откинулся на спинку стула, но глаз от Джейн не отвел. – И вы бы назвали ее обыкновенной социопаткой?
   – А вы – демоном?
   – Для таких, как она, нет другого слова. Или для таких, как Доминик Соул. И они, эти демоны, существуют – мы точно знаем. – Сансоне отвел глаза в сторону и посмотрел на огонь. – Но беда в том, – тихо добавил он он, – что и они знают о нашем существовании.
   – Вы когда-нибудь слышали о Книге Еноха, детектив? – поинтересовалась Эдвина, разливая вино по бокалам.
   – Вы уже как-то говорили о ней.
   – Ее нашли среди других свитков Мертвого моря. Это древний, дохристианский текст. Часть так называемой апокрифической литературы. Так вот, там предрекается крушение мира. И что земля зачумлена иной расой – так называемыми стражами, которые когда-то научили нас делать мечи, ножи и щиты. Они дали нам орудия самоуничтожения. Об этих существах люди знали еще в незапамятные времена – знали и понимали: они не такие, как мы.
   – Сыны Сифа, – тихо проговорила Лили. – Отпрыски третьего сына Адама.
   Эдвина посмотрела на девушку.
   – Вы о них знаете?
   – А еще я знаю, что у них много названий.
   – Никогда не слышала, что у Адама был третий сын, – призналась Джейн.
   – Он упомянут в Книге Бытия, но Библия предусмотрительно умалчивает о множестве вещей, – заметила Эдвина. – А подобных историй, переписанных или попросту изъятых, действительно немало. Только сейчас, спустя две тысячи лет, мы можем прочесть Евангелие от Иуды.
   – Так что, потомки Сифа и есть эти самые стражи?
   – В разные времена их и называли по-разному. "Элохим", "нефилим". В Египте – Шемсу-Гор. Все, что нам известно, – родословная у них очень древняя, и корнями она уходит в Левант.
   – Куда?
   – В Святую землю. В конечном итоге Книга Еноха велит нам самим сокрушить их, чтобы выжить. И пророчит страшные беды, пока они будут безжалостно убивать, угнетать и разрушать. – Эдвина прервалась, чтобы долить Джейн вина. – В конце концов все решится. Будет последняя битва. Апокалипсис. – Она взглянула на Джейн. – Хотите верьте, хотите нет, а буря надвигается.
   Вдруг пламя камина перед усталыми глазами Джейн словно померкло. И на мгновение ей представилось целое море огня – всепожирающего пламени. "Вот, значит, в каком мире вы живете, – подумала она. – Такой мир я не признаю".
   Она посмотрела на Мауру.
   – Только, пожалуйста, не говори, док, что и ты во все это веришь.
   Но Маура просто допила свой бокал и встала.
   – Я очень устала, – призналась она. – Пойду спать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 [31] 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация