А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Клуб Мефисто" (страница 29)

   – Отлично. Мама очень обрадуется, услышав такое.
   – Я ее не узнаю! Она словно инопланетянка со вздыбленными сиськами. И эти парни наверняка смотрят ей под платье. – Вдруг он вскочил. – Точно. Я все-таки добьюсь своего.
   – Нет, не надо. Лучше уходи. Прямо сейчас.
   – Нет, только вместе с ней.
   – Ты только сделаешь хуже. – Джейн взяла отца за руку и вывела из кухни. – Теперь уходи, папа.
   Когда они проходили через гостиную, он посмотрел на Анжелу – она стояла с бокалом в руке, и в ярких мигающих лучах света, отражавшихся от шара, платье на ней вспыхивало разноцветными бликами.
   – Ты должна быть дома к одиннадцати! – крикнул он жене.
   И вышел из дома, громко хлопнув дверью.
   – Ха! – усмехнулась Анжела. – Еще чего!
* * *
   Джейн сидела на кухне перед разложенными на столе бумагами и поглядывала на часы: минутная стрелка уже показывала без десяти одиннадцать.
   – Ты же не можешь тащить ее домой силком, – сказал Габриэль. – Она человек взрослый. И если хочет провести там всю ночь, что ж, ее воля.
   – Не смей даже заикаться об этом. – Джейн стиснула пальцами виски, силясь подавить мысль о том, что ее мать может остаться ночевать у Корсака. Но Габриэль уже раскрыл шлюзы, и навязчивые образы хлынули на нее неудержимым потоком. – Сейчас же поеду туда, а то как бы чего не вышло. Как бы чего...
   – А чего? Боишься, что она слишком хорошо проведет время?
   Габриэль подошел к ней сзади, положил руки ей на плечи и начал растирать напрягшиеся мышцы.
   – Брось, милая, не бери в голову. Да и что ты можешь поделать – ввести комендантский час?
   – Я уже думаю об этом.
   Тут из детской донесся громкий плач Реджины.
   – Что-то все мои дамы сегодня не в настроении, – вздохнул Габриэль и вышел из кухни.
   Джейн еще раз посмотрела на часы. Ровно одиннадцать. Корсак обещал посадить Анжелу в такси в целости и сохранности. Может, уже посадил. "Может, лучше позвонить и узнать, уехала она или нет?"
   Однако вместо этого она переключила внимание на бумаги, разложенные на столе. Дело неуловимого Доминика Соула. Всего лишь обрывочные сведения о юноше, который двенадцать лет назад просто взял и исчез, точно растворился в тумане. Она снова и снова всматривалась в школьную фотографию мальчика, в его поистине ангельской красоты лицо. Золотистые волосы, ярко-голубые глаза, орлиный нос. "Падший ангел".
   Затем Джейн перевела взгляд на письмо от Маргарет, матери мальчика, в котором сообщалось о том, что она забирает сына из Путнэмской академии.
   "Доминик не сможет продолжать учебу в следующем учебном году. Он уезжает вместе со мной в Каир..."
   И с тех пор они словно в воду канули. В Интерполе не обнаружили ни одной регистрационной записи об их въезде в страну, да и вообще никаких сведений о том, что Маргарет и Доминик Соул когда-либо появлялись в Египте.
   Джейн потерла глаза, уставшие от долгого чтения бумаг, потом принялась собирать их и складывать обратно в папку. Дотронувшись до блокнота, она вдруг остановилась, обратив внимание на первую страницу. Перед ней была цитата из Откровения, записанная рукой Лили Соул:
   "И десять рогов, которые ты видел на звере, сии возненавидят блудницу, и разорят ее, и обнажат, и плоть ее съедят, и сожгут ее в огне".
   Но не слова привлекли внимание Джейн, заставив ее сердце учащенно забиться. А почерк.
   Она порылась в папке и в очередной раз достала письмо Маргарет Соул, в котором та сообщала, что забирает сына из Путнэмской академии. Джейн положила письмо рядом с блокнотом. Сравнила обе записи – фразу из Библии и текст письма Маргарет Соул.
   Вскочила на ноги. И крикнула:
   – Габриэль! Мне нужно ехать.
   Он вышел из детской с Реджиной на руках.
   – Ты ведь знаешь, ей это вряд ли понравится. Почему бы не дать ей повеселиться лишний часок?
   – Да не о маме речь. – Джейн прошла в гостиную. И Габриэль заметил, как она открыла шкаф и достала оттуда пистолет в кобуре. – А о Лили Соул.
   – Ну а с ней-то что не так?
   – Она солгала. Она прекрасно знает, где скрывается ее двоюродный брат.

   34

   – Я сообщила все, что знаю, – заверила Лили.
   Джейн стояла в столовой дома Сансоне, где со стола еще не успели убрать тарелки с десертами. Джереми тихо поставил на стол перед Джейн чашку кофе, но та к ней даже не притронулась. Риццоли не стала смотреть на гостей за столом, ее взгляд был сосредоточен только на Лили.
   – Почему бы нам с вами, Лили, не пройти в другую комнату? И не поговорить с глазу на глаз?
   – Мне больше нечего добавить.
   – А по-моему, есть, и много чего.
   – Тогда задавайте свои вопросы прямо здесь, детектив, – предложила Эдвина Фелуэй. – Нам всем тоже очень хотелось бы их услышать.
   Джейн обвела взглядом стол и сидевших за ним Сансоне и его гостей. Так называемый Клуб Мефисто. Даже Маура, хотя она в нем не состояла, была там, в их кругу. Эти люди, наверное, думают, будто знают, что такое зло, а на самом деле они его даже не замечают, им невдомек, что оно здесь – сидит с ними за одним столом. Затем взгляд Джейн снова обратился на Лили Соул – она так и сидела, не шелохнувшись, точно прилипнув к стулу, и вовсе не думала вставать. "Ладно, – решила Джейн. – Значит, тебе хочется поиграть со мной? Что ж, давай поиграем – при свидетелях".
   Джейн раскрыла папку с делом, которую принесла с собой, достала нужную бумагу и выложила ее перед Лили на стол, прихлопнув сверху ладонью, да так, что зазвенели хрусталь и фарфор. Лили взглянула на написанное от руки письмо.
   – Это писала не мать Доминика, – заявила Джейн.
   – А что это? – спросила Эдвина.
   – Уведомительное письмо о том, что пятнадцатилетнего Доминика забирают из Путнэмской академии, школы-интерната в Коннектикуте. Письмо писала предположительно его мать, Маргарет Соул.
   – Предположительно?
   – Это письмо писала не Маргарет Соул. – Джейн взглянула на Лили. – А вы.
   Лили усмехнулась.
   – Неужели по моему виду можно сказать, что я гожусь ему в матери?
   Тогда Джейн положила перед ней блокнот, раскрытый на странице со строчкой из Откровения.
   – А это, Лили, вы писали по моей просьбе сегодня. Мы точно знаем – это ваш почерк. – Джейн ткнула пальцем в письмо. – Совпадает.
   Молчание. Лили напряглась, и ее губы превратились в две тонкие полоски.
   – В то лето, когда вам было шестнадцать, ваш двоюродный братец Доминик решил скрыться, – снова заговорила Джейн. – После того что он натворил в Пьюрити ему, возможно, было необходимо скрыться. – Взгляд Риццоли сузился. – И вы ему помогли. А чтобы прикрыть его, придумали для всех историю про мать, которая якобы вдруг за ним приехала. И куда-то там увезла. Но все это ложь, верно? Маргарет Соул никогда не приезжала за сыном. Она даже ни разу у вас не объявилась. Разве нет?
   – Я не буду отвечать, – сказала Лили. – Имею право.
   – Так где же он? Доминик?
   – Когда найдете, дайте знать.
   Лили отодвинула стул и встала из-за стола.
   – Что же произошло между вами в то лето?
   – Я иду спать.
   Лили повернулась и направилась к выходу.
   – Может, он сделал за вас всю черную работу? Поэтому вы его и выгораживаете?
   Лили остановилась. Медленно повернулась – глаза ее грозно сверкнули.
   – После смерти родителей вам перепало приличное наследство, – настаивала Джейн.
   – В наследство мне достался дом, который никто не хочет покупать. Да счет в банке – деньги я потратила на учебу в колледже, вот и все.
   – Лили, вы ладили с родителями? Между вами были разногласия?
   – Если вы думаете, что я хоть раз...
   – Такое случается со всеми подростками. Но, может, ваши ссоры зашли слишком далеко. Может, вам не терпелось уехать из этой глуши и зажить своей жизнью. И вот летом приезжает ваш двоюродный братец и подбрасывает кое-какие мыслишки. Как сбежать без лишнего шума. И без лишних проволочек.
   – Вы и понятия не имеете, что было на самом деле.
   – Тогда расскажите сами. Почему именно вы обнаружили тело Тедди в озере. Почему именно вы нашли свою мать под лестницей.
   – Я никогда не доставляла им неприятности. Если б я только знала...
   – Вы были любовниками? Вы с Домиником?
   Лицо у Лили аж побелело от ярости. И Джейн вдруг показалось, что девушка, того и гляди, набросится на нее.
   Тут тишину прорезал громкий звонок. Все посмотрели на Сансоне.
   – Охранная сигнализация сработала от вторжения, – сказал он, вставая из-за стола. И прошел к висевшему на стене контрольному щиту. – Пытались влезть в окно, выходящее в сад.
   – В дом кто-то проник? – спросила Джейн.
   – Это он, – тихо произнесла Лили.
   В столовую вошел Джереми.
   – Я только что проверил. Окно закрыто.
   – Может, просто ложный сигнал. – Сансоне посмотрел на гостей. – Думаю, всем лучше оставаться здесь, пока я не проверю систему.
   – Нет, – сказала Лили, в ужасе поглядывая то на одну дверь, то на другую, словно ожидая, что в какую-нибудь из них вот-вот ворвется преступник. – Я не собираюсь здесь оставаться. В этом доме.
   – Вам ничего не угрожает. Мы вас защитим.
   – А кто защитит вас? – Она обвела взглядом комнату, посмотрела на Мауру, потом на Эдвину с Оливером. – Да-да, всех вас! Вы даже не знаете, с чем имеете дело!
   – Так, всем оставаться на местах! – велела Джейн. – Я сама пойду на улицу и все проверю.
   – Я с вами, – подхватил Сансоне.
   Джейн собралась было отвергнуть его предложение. Но тут вспомнила Еву Кассовиц, которую тащили по обледенелой дорожке; ее пистолет так и остался нетронутым на поясе.
   – Ладно, – согласилась она. – Пошли.
   Они облачились в пальто и вышли из дома. На улице под фонарями искрились застывшие лужицы света. Лед был везде и всюду – все кругом казалось гладким-гладким и сверкало точно стекло. Даже если злоумышленник сюда и пробрался, следов бы они не увидели. Джейн включила свой фонарь и провела лучом света по твердому, как алмаз, плитняку. Они с Сансоне обошли дом, вышли к железным воротам и проникли в узкий боковой дворик. Здесь убийца и нанес Еве Кассовиц сокрушительный удар. По этой самой дорожке он и тащил ее тело, а из ее рассеченной головы ручьем текла кровь, заливая гранитные плиты и тут же застывая длинными красными полосами.
   Джейн машинально достала из кобуры оружие и держала его наготове: пистолет как бы стал частью ее самой, оказавшись у нее в руке словно по волшебству. Она двинулась в сторону заднего сада, пронизывая лучом фонаря тени и скользя подошвами по льду. И вот уже луч уперся в припорошенные снегом ветви разлапистого плюща. Джейн знала, Сансоне у нее за спиной, но он передвигался так тихо, что она даже остановилась и оглянулась через плечо, чтобы удостовериться, действительно ли Энтони идет следом.
   Риццоли свернула за угол дома и осветила фонарем запертую калитку в сад. И внутренний дворик, где всего лишь несколько недель назад в застывшей на камнях луже крови лежало окоченевшее тело Евы. Джейн не заметила ни малейших признаков движения, ни единой промелькнувшей тени. Ни одного демона в черном капюшоне.
   – Здесь? – спросила она. И направила луч фонаря на окно, тут же увидев, как свет отразился от стекла. – В это окно пытались залезть, если верить вашей сигнализации?
   – Да.
   Джейн перешла через дворик и приблизилась к окну.
   – Сетки на нем нет?
   – Джереми снимает их на зиму.
   – И оно всегда заперто на шпингалеты изнутри?
   – Да. Безопасность для нас очень важна.
   Джейн осветила наружный подоконник. И заметила на его деревянной поверхности царапину. "Свежая".
   – Вот в чем все дело, – шепнула она. – Кто-то пытался сломать раму.
   Сансоне взглянул на подоконник.
   – От этого сигнализация не сработала бы. Она срабатывает, только если вскрыть окно.
   – Так ведь ваш дворецкий сказал, оно заперто.
   – Значит... – Сансоне осекся. – Господи!
   – Что такое?
   – Он забрался в окно, а потом снова запер его. Он уже в доме!
   Сансоне развернулся и кинулся по боковому дворику обратно, да так быстро, что его ботинки чуть не разъехались на льду. Он едва не упал, но удержался и побежал дальше. Джейн едва успела подойти к парадной двери, а он уже выводил гостей из столовой.
   – Пожалуйста, одевайтесь, – попросил он. – Всем нужно отсюда уйти. Джереми, подкатите, пожалуйста, коляску Оливра, а я помогу ему спуститься по лестнице.
   – Да что, наконец, происходит? – удивлялась Эдвина.
   – Делайте что вам говорят! – приказала Джейн. – Берите пальто и выходите через парадную дверь.
   Пистолет Джейн – вот что привлекло внимание гостей. Он почему-то был не в кобуре, а в руке. И эта деталь словно бы кричала: "Это не игра! Это на самом деле!"
   Лили очнулась первая. Она опрометью выскочила из столовой и кинулась в переднюю – остальные последовали за нею и принялись спешно натягивать верхнюю одежду. Когда гости высыпали из парадной двери на холодную улицу, Джейн, прикрывая их сзади, уже звонила по сотовому телефону – вызывала подмогу. Хотя она и была вооружена, ей совершенно не хотелось рисковать и обыскивать дом в одиночку.
   И вот некоторое время спустя появилась первая патрульная машина – с мигалкой, но без сирены. Она затормозила, и из нее вышли двое полицейских.
   – Окружите дом! – приказала Джейн. – Отсюда никто не должен выйти.
   – А кто там, в доме?
   – Как раз это мы и пытаемся выяснить. – Она глянула на улицу, в ту сторону, откуда приближалась вторая патрульная машина. Значит, на подмогу подъехали еще двое. – Так, ты, – обратилась она к молодому полицейскому. Сегодня ей были нужны быстрая реакция и острый глаз. – Ты пойдешь со мной.
   Джейн вошла в дом первая, патрульный с оружием на изготовку – за нею следом. В передней он немного задержался, разглядывая изящную мебель и картину над камином. Джейн точно знала, о чем он сейчас думает: "Дом богача!"
   Риццоли отодвинула потайную панель и заглянула в стенной шкаф – лишний раз удостовериться, что там пусто. Затем они двинулись дальше и, пройдя через столовую и кухню, попали в огромную библиотеку. Однако времени любоваться содержимым стеллажей, громоздившихся до самого потолка, у них не было. Они охотились на чудовище.
   Полицейские двинулись вверх по лестнице вдоль изогнутых перил. За ними пристально следили глаза с написанных маслом портретов. Они прошли под портретами какого-то мужчины с задумчивым взором и женщины с миндалевидными глазами. Двух девочек с ангельскими личиками, сидящими за клавесином. Поднявшись на верхнюю площадку, они глянули вниз – на устланный ковром коридор со множеством дверей. Джейн не знала ни планировки дома, ни того, что могло ждать ее впереди. И хотя следом за нею неотступно шел патрульный, а возле дома дежурили еще трое полицейских, она чувствовала, что ее ладони вдруг увлажнил пот, а сердце забилось так часто, словно готово было вырваться из груди. Они переходили из комнаты в комнату, заглядывали в каждый стенной шкаф, в каждую дверь. Осмотрели все четыре спальни, все три ванные комнаты.
   И наконец вышли к узкой лестнице.
   Джейн остановилась, глядя на дверь мансарды. "О черт, – подумала она, – не хочется туда подниматься".
   Тем не менее она ухватилась за перила и шагнула на первую ступеньку. Услышала, как та скрипнула под тяжестью ее веса и поняла, что скрип наверняка услышал и тот, кто, возможно, затаился наверху, и знает: кто-то поднимается по лестнице. У себя за спиной она слышала только учащенное дыхание патрульного.
   "Он тоже чувствует это. Присутствие зла".
   Риццоли взобралась вверх по скрипучим ступеням и оказалась у двери. Прикоснувшись потной ладонью к ручке, она оглянулась – ее напарник кивнул, быстро и нервно.
   Джейн распахнула дверь и шагнула в проем, пронзив лучом фонаря мрак, скрывавший неясные предметы. Она заметила, как медным блеском сверкнуло нечто бесформенное, готовое кинуться на нее.
   Наконец полицейский у нее за спиной нащупал на стене выключатель и зажег свет. Резкая вспышка ослепила ее. Но уже в следующее мгновение приземистые злобные чудища, готовые на нее напасть, вдруг превратились в мебель, торшеры и скатанные в рулоны ковры. То была настоящая сокровищница – хранилище всевозможных древностей. Сансоне и впрямь был чертовски богат: у него даже ненужная мебель, похоже, стоила целое состояние. Джейн двинулась в глубь мансарды, чувствуя, как пульс у нее бьется уже не так часто, а страхи мало-помалу улетучиваются. Чудовищ не оказалось и здесь, наверху.
   Джейн сунула пистолет обратно в кобуру и так и осталась стоять среди всех этих сокровищ, чувствуя себя дурой. Значит, охранная сигнализация действительно дала сбой. "Но тогда откуда взялась свежая царапина на деревянном подоконнике?"
   Внезапно ожила полицейская радиосвязь.
   – Грэффам, ну что там у вас?
   – Вроде как все чисто.
   – Риццоли с тобой?
   – Да, рядом.
   – У нас тут неприятность.
   Джейн вопросительно взглянула на полицейского.
   – Что там еще? – спросил он в микрофон.
   – Доктор Айлз хочет с ней поговорить – срочно.
   – Сейчас идем.
   Джейн последний раз окинула взглядом мансарду, и они направились вниз по лестнице, обратно в коридор – мимо спален, которые уже осмотрели, и ликов на портретах, которые наблюдали за ними всего несколько минут назад. И снова у Джейн бешено заколотилось сердце, когда она вышла из парадной двери в ночь, озаренную вспышками полицейских мигалок. К тому времени подоспели еще две патрульные машины – и беспрерывно мигающий резкий свет опять на несколько мгновений ослепил Риццоли.
   – Джейн, она сбежала.
   Джейн взглянула на Мауру, стоявшую в контражурном свете фар патрульных машин.
   – Что?
   – Лили Соул. Мы стояли тут, на тротуаре. Потом оглянулись – а ее уже и след простыл.
   – Черт!
   Джейн окинула пристальным взором улицу – осмотрела сбившихся в кучки, похожих на призраков полицейских и просто зевак, выскочивших из дома на холод, чтобы поглазеть на захватывающее зрелище.
   – Это случилось всего-то несколько минут назад, – проговорила Маура. – Она не могла уйти далеко.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 [29] 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация