А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Клуб Мефисто" (страница 22)

   В больницу они прошли через автоматические двери пункта первой помощи, впустив за собой порыв холодного воздуха. Джейн, направившись прямиком к окошку справочной, позвала:
   – Ау! Могу я кое-что узнать?
   – Вы детектив Риццоли? – послышался у них за спиной чей-то голос.
   Они не заметили человека, который сидел в приемном покое совершенно один. И вот он встал: это был мужчина с бледным лицом, в твидовой куртке поверх темно-зеленого свитера. "Явно не полицейский", – подумала Маура, обратив внимание на его косматую голову, и мужчина тут же подтвердил ее догадку.
   – Я доктор Кибби, – отрекомендовался он. – Решил вас подождать, чтобы вам не пришлось самим искать дорогу в морг.
   – Спасибо за заботу, – поблагодарила его Джейн. – А это доктор Айлз, из судебно-медицинской службы.
   Маура пожала ему руку.
   – Вскрытие производили?
   – Нет еще. Я не патологоанатом – всего-навсего скромный терапевт. В округе Ченанго нас четверо коронеров, работаем посменно. Я только предварительно устанавливаю причину смерти и решаю, нужно ли производить вскрытие трупа. Само же вскрытие будут делать, наверно, завтра, если судмедэксперт округа Онондага сможет приехать сюда из Сиракьюза.
   – У вас в округе наверняка есть собственный патологоанатом.
   – Да, но в данном конкретном случае... – Кибби покачал головой. – К сожалению, мы понимаем, это убийство может наделать много шума. Привлечь всеобщее внимание. К тому же в один прекрасный день дело может закончиться громким уголовным процессом; вот наш патологоанатом и решил пригласить еще одного судмедэксперта. Чтобы избежать вопросов по поводу их заключений. Так оно, знаете ли, вернее. – Он снял с кресла пальто. – Лифт там.
   – А где детектив Джуревич? – поинтересовалась Джейн. – Я думала, он нас встретит.
   – К сожалению, Джо вызвали по делам, и он недавно уехал, так что сегодня вы вряд ли с ним повидаетесь. Он обещал встретиться с вами утром, возле того дома. Просто позвоните ему завтра. – Кибби вздохнул. – Ну, готовы?
   – Неужели все так скверно?
   – Скажем так – надеюсь больше никогда такого не увидеть.
   Они прошли через коридор к лифту, и Кибби нажал на кнопку.
   – Нетрудно догадаться, что спустя две недели она в плохом состоянии, – предположила Джейн.
   – На самом деле следов разложения почти нет. Дом-то заброшенный. Ни отопления, ни электричества. Внутри, наверно, около нуля градусов. Как в холодильном шкафу для хранения мяса.
   – Как она туда попала?
   – Понятия не имеем. Никаких следов взлома – выходит, у нее был ключ. А может, у убийцы.
   Двери лифта открылись, и они вошли в кабину – Кибби оказался между двумя женщинами. Как буфер между Маурой и Джейн, которые так и не обменялись ни словом, с тех пор как вышли из машины.
   – Кому принадлежит заброшенный дом? – спросила Джейн.
   – Одной женщине, которая сейчас живет не здесь. Она унаследовала его от родителей и вот уже несколько лет пытается продать. Связаться с ней не удалось. Даже агент по продаже недвижимости не в курсе, где она может быть.
   Они вышли из лифта в цокольном этаже. Кибби сначала провел их по коридору, а потом – через дверь приемной морга.
   – А, это вы, доктор Кибби! – Светловолосая девушка в форменной больничной одежде, отложив в сторонку любовный роман в мягкой обложке, который перед тем читала, встала и подошла поздороваться. – А я уж думала, вы больше не придете.
   – Спасибо, что дождалась, Линдси. Эти две дамы... я тебе о них говорил... из Бостона. Детектив Риццоли и доктор Айлз.
   – Вы ехали так долго только ради того, чтобы взглянуть на нашу девочку? Я сейчас вывезу ее. – Она прошла через двойные двери в секционную и нажала на кнопку настенного выключателя. Над столом вспыхнули лампы дневного света. – Доктор Кибби, мне правда надо скоро уходить. Может, вы потом сами, вместо меня, закатите ее обратно в холодильник и все тут закроете? Просто захлопните за собой дверь в коридор, когда будете уходить.
   – Хочешь успеть на окончание игры? – поинтересовался Кибби.
   – Если не приду, Иэн перестанет со мной разговаривать.
   – А Иэн умеет разговаривать?
   Линдси закатила глаза.
   – Доктор Кибби! Ну, пожалуйста!
   – Говорю тебе, позвони моему племяннику. Он учится на подготовительных курсах при медицинском колледже в Корнелле. Не то, гляди, поздно будет – еще подцепит его какая-нибудь бойкая девица.
   Линдси прыснула и открыла дверь холодильника.
   – Да уж, будто бы я хочу замуж за врача.
   – Ты меня сильно обидела.
   – Я хотела сказать, мне нужен парень, который всегда бы приходил ужинать домой. – Она потянула на себя каталку и вытащила ее из холодильника. – Хотите, переложим на стол?
   – И так сойдет. Резать мы не будем.
   – Дайте-ка еще раз проверю, ту ли я достала. – Линдси глянула на бирку, прикрепленную к лежавшему на каталке мешку, взялась за застежку молнии. И без тени колебания или смущения расстегнула мешок, обнажив лицо жертвы. – Ага, та самая, – сказала она и, выпрямившись, откинула назад свои светлые волосы, обнажив уже собственное цветущее молодое личико. Как же не похоже было оно на безжизненный лик с высохшими глазами, глядевшими из отверстия в мешке.
   – Дальше мы сами управимся, Линдси, – сказал доктор Кибби.
   Девушка помахала рукой.
   – Не забудьте как следует захлопнуть дверь, – весело сказала она и ушла, оставив за собой запах духов, казавшийся здесь совершенно неуместным.
   Маура надела резиновые перчатки, взяв их из коробки на вспомогательном столике, вернулась к каталке и расстегнула мешок до конца. Когда полы его раздвинулись, никто не проронил ни слова. При виде того, что лежало на каталке, они словно онемели.
   При температуре четыре градуса по Цельсию рост бактерий прекращается и разложение приостанавливается. Хотя прошло уже по меньшей мере две недели, благодаря холоду, стоявшему в заброшенном доме, мягкие ткани тела жертвы не пострадали, и ментоловая мазь, заглушающая неприятные запахи, оказалась ни к чему. Однако в ярком свете ламп им открылась картина пострашнее гнилостного разложения. На горле жертвы зияла глубокая ножевая рана, трахея тоже была перерезана – до самых шейных позвонков. Но взгляд Мауры привлекли даже не эти роковые последствия удара лезвием, а обнаженное туловище. Многочисленные кресты на груди и животе жертвы. Священные символы, вырезанные на человеческой коже, точно на пергаменте. В разрезах запеклась кровь, ее застывшие струйки виднелись повсюду: они тянулись кирпично-красными линиями от краев неглубоких разрезов к бокам и спускались по обеим сторонам туловища.
   Маура перевела взгляд на прижатую к левому боку руку жертвы. И увидела кольцеобразные синяки, подобные жутким браслетам вокруг запястья. Она подняла глаза и встретила взгляд Джейн. И в этот короткий миг злость друг на друга у них обеих разом прошла: ее затмила воображаемая картина последних мгновений жизни Сары Пармли.
   – Он сотворил это с нею, когда она была еще жива, – проговорила Маура.
   – Все эти порезы... – Джейн сглотнула. – На такое, должно быть, ушел не один час.
   – Когда мы ее нашли, у нее вокруг целого запястья и обеих лодыжек была затянута нейлоновая веревка, – пояснил Кибби. – А концы ее привязаны к гвоздям, вбитым в пол, так что бедняжке было не пошевельнуться.
   – Он не сделал такое даже с Лори-Энн Такер, – заметила Маура.
   – С той, которую убили в Бостоне?
   – Ее расчленили. Но не пытали. – Маура обошла вокруг каталки и, подойдя к телу с левой стороны, взглянула на культю запястья.
   Рассеченная плоть ссохлась, потемнела и затвердела, мягкие ткани сморщились, и сквозь них проглядывала разрезанная кость.
   – Возможно, он что-нибудь хотел от нее, – предположила Джейн. – Поэтому, должно быть, и пытал.
   – Думаете, допрос? – изумился Кибби.
   – А может, наказание, – сказала Маура, глядя на лицо жертвы.
   Она вспомнила слова, нацарапанные на ее собственной двери. И на стене в спальне Лори-Энн Такер. "Я согрешила".
   "И это расплата?"
   – Это не случайные разрезы, – заметила Джейн. – А кресты. Религиозные символы.
   – Он нарисовал их и на стенах, – сообщил Кибби.
   Маура посмотрела на него.
   – На стенах еще что-нибудь было? Другие знаки?
   – Ну да. Полно всякой чудной дребедени. Меня бросило в дрожь, скажу я вам, стоило только переступить порог. Джо Джуревич сам вам все покажет, когда пойдете с ним туда. – Он глянул на тело. – Уже по всему этому можно сказать, что вас ждет там. И так понятно, что мы имеем дело с помешанным.
   Маура закрыла мешок, застегнув молнию над запавшими глазами жертвы, над роговицами, подернутыми пеленой смерти. Вскрытие предстояло делать не ей, но она не нуждалась ни в скальпеле, ни в зонде, чтобы понять, как умерла бедняга: ответ был вырезан на теле жертвы, и она это увидела.
   Они задвинули каталку обратно в холодильник и сняли перчатки.
   Моя руки над раковиной, Кибби сказал:
   – Десять лет назад, когда я перебрался в округ Ченанго, думал, это и правда благословенное местечко. Кругом чистый воздух, холмы. Люди всегда приветливо машут руками, угощают пирогами, когда приходишь к ним с визитом на дом. – Он вздохнул и выключил воду. – Но от этого никуда не денешься, разве нет? Большой город или маленький – везде и всюду мужья убивают жен, а молодняк колотит друг дружку да хапает все подряд. Но я и подумать не мог, что когда-нибудь увижу проделки психопата. – Он оторвал бумажную салфетку и вытер руки. – Только не в таком захолустье, как Пьюрити. Вот сами увидите, тогда и поймете.
   – Это далеко отсюда?
   – Часа полтора, может, два. Зависит от того, готовы ли вы рисковать жизнью и ехать на большой скорости по проселкам.
   – Тогда лучше поспешить, – сказала Джейн, – если мы хотим найти там еще и мотель.
   – Мотель? – Кибби усмехнулся. – Лично я на вашем месте остановился бы в Норвиче. А в Пьюрити вы вряд ли что найдете.
   – Неужели он такой маленький?
   Кибби выбросил салфетку в мусорный бак.
   – Маленький.

   27

   Стены в мотеле были тонкие, словно картонные. Лежа в постели, Маура слышала, как в соседнем номере Джейн разговаривает по телефону. "Как, должно быть, приятно вот так позвонить мужу и вместе громко смеяться. Или обниматься и целоваться на людях, не оглядываясь ни на кого, кто мог бы узнать и осудить". Ее разговор с Даниэлом был кратким и будто краденым. В трубке слышались посторонние голоса: он был в помещении не один – его слышали другие люди, и голос у него был довольно сдержанный. И она недоумевала: неужели между ними теперь так будет всегда? Их скрытая личная жизнь и та жизнь, которую они ведут на глазах у людей, будут всегда оторваны друг от друга и никогда не пересекутся? Это и есть расплата за грех. Не адский огонь и проклятие, а разбитое сердце.
   Меж тем в соседнем номере Джейн закончила болтать по телефону. Спустя некоторое время у нее заработал телевизор, а вслед за тем Маура услышала шум воды в душе. Их разделяла всего лишь тонкая стенка, однако преграда, вдруг выросшая между ними, была крепче любого дерева и гипса. По приезде в Бингхэмтон они почти не разговаривали, и сейчас даже звук работавшего у Джейн телевизора действовал Мауре на нервы. Она спрятала голову под подушку, чтобы не слышать никакого шума, но от голоса совести, звучавшего у нее в голове, ей было не спрятаться. И даже когда в номере у Джейн все наконец стихло, Маура лежала с открытыми глазами и считала минуты, потом часы...
   Еще не было семи, когда она в конце концов выбралась из постели, измученная бессонной ночью, и выглянула в окно. Небо показалось ей уныло-серым и пугающе тяжелым. Всю ночь валил снег, и машины на стоянке будто оделись в белые чехлы. "Хочу домой, – подумала она. – К черту мерзавца, исписавшего мне дверь – хочу в свою уютную постель, на свою уютную кухню". Но впереди ее ждал муторно долгий день – еще один день негодующе-укоризненного, упрямого молчания Джейн. "Ну и пусть, стиснем зубы и будем терпеть".
   Ей пришлось выпить две чашки кофе, прежде чем она была готова к встрече с новым днем. Подкрепившись черствым сырником, любезно предлагавшимся в качестве местного утреннего завтрака, она взяла дорожную сумку и направилась к автостоянке, где в уже заведенной машине ее ждала Джейн.
   – Джуревич ждет нас на месте, – сообщила Джейн.
   – Знаешь, как туда добраться?
   – Он объяснил. – Джейн хмуро взглянула на Мауру. – О-о, да ты выглядишь как выжатый лимон.
   – Не выспалась.
   – Матрас ужасный, да?
   – И он тоже.
   Маура пристроила сумку на заднем сиденье и захлопнула дверь со своей стороны. Некоторое время они сидели молча; их колени обдувало теплым воздухом обогревателя.
   – Все дуешься, – сказала Джейн.
   – Если честно, сейчас нет настроения болтать.
   – Я же по-дружески. Когда вижу, что жизнь подруги летит под откос, считаю своим долгом сказать ей об этом.
   – Я тебя услышала. – Маура пристегнула ремень безопасности. – Может, поедем уже?
   Они выехали из Норвича и направились на северо-запад по скользкой дороге, припорошенной свежевыпавшим снегом. Густые тучи обещали очередной снегопад, да и виды в окне казались Мауре неприглядно унылыми. Датский сыр превратился в камень в ее желудке – она откинулась назад и закрыла глаза, чтобы ее не вырвало.
   Очнулась она некоторое время спустя и обнаружила, что они тащатся по разбитой, сплошь заснеженной дороге. По обе стороны к ней подступал густой темный лес, да и тучи, пока Маура дремала, стали еще мрачнее.
   – Сколько еще до Пьюрити? – спросила она.
   – Городишко уже проехали. Но ты ничего не потеряла.
   – Ты точно знаешь, что это та дорога?
   – Так он сказал.
   – Джейн, по-моему, мы тут застрянем.
   – У меня полноприводная машина, ясно? Ну а в случае чего вызовем тягач.
   Маура достала сотовый.
   – Сигнала нет. Прекрасно!
   – Вот. Где-то здесь, похоже, есть поворот, – заметила Джейн, указывая на знак, сообщавший о продаже недвижимости, наполовину погребенный под снегом. – Дом ведь продается, помнишь? – Она дала полный газ, "Субару" слегка занесло, затем колеса выровнялись, и машина рванула в гору. Скоро деревья расступились, и на пригорке показался дом.
   Джейн остановилась на подъездной аллее и оглядела громоздившееся перед ними трехэтажное строение в викторианском стиле.
   – Ух ты, – пробормотала она, – какой домище-то!
   На перилах широкого крыльца с навесом висела желтая лента полицейского ограждения, трепыхавшаяся на ветру. Хотя обшивочные доски явно нуждались в покраске, признаки заброшенности не портили общего впечатления о доме, который когда-то был очень красивым; и виды вокруг него открывались тоже замечательные. Джейн и Маура выбрались из машины и, подставив лица под обстрел снежинок, поднялись по ступенькам на крыльцо. Заглянув в окно, Маура с трудом разглядела задрапированную мебель и больше ничего: внутри было темно.
   – Дверь заперта, – констатировала Джейн.
   – Когда он собирался быть здесь?
   – Четверть часа назад.
   Маура выдохнула облачко пара.
   – Ветер просто ледяной. Интересно, сколько еще придется ждать?
   – Погоди, может, смогу поймать сигнал. – Джейн хмуро взглянула на свой сотовый телефон. – Один сегмент. Возможно, сработает.
   – Пойду пока посижу в машине.
   Маура спустилась по ступеням и уже было открыла дверь машины, как вдруг услышала голос Джейн:
   – А вот и он.
   Маура оглянулась и увидела, как по дороге к ним приближается красный джип "Чероки". А следом за ним – черный "Мерседес". "Чероки" остановился возле "Субару" Джейн, из него вышел мужчина, остриженный под ежик и одетый по погоде в короткую куртку-пуховик и башмаки на толстой подошве. Когда он протянул Мауре руку в перчатке, она обратила внимание на его серьезное лицо и холодные серые глаза.
   – Детектив Риццоли? – осведомился он.
   – Нет, я доктор Айлз. А вы, должно быть, детектив Джуревич.
   Он кивнул, и они пожали друг другу руки.
   – Я из департамента шерифа округа Ченанго. – Он взглянул на Джейн, спускавшуюся ему навстречу по ступеням веранды. – Это вы Риццоли?
   – Да. Мы приехали несколько минут... – Джейн вдруг осеклась, устремив взгляд на черный "Мерседес". И на вышедшего из него человека. – А ему-то какого черта здесь надо?
   – Он предупреждал, что вы так скажете, – заметил Джуревич.
   Энтони Сансоне направился прямо к ним – полы его черного пальто развевались на ветру. Он коротко кивнул Джейн в знак приветствия, однако по ее виду можно было судить, что его присутствие здесь вовсе не желательно. Затем он перевел взгляд на Мауру.
   – Тело уже видели?
   Она кивнула.
   – Вчера вечером.
   – Думаете, мы имеем дело с тем же убийцей?
   – Что значит "мы"? – резко вмешалась Джейн. – Не знала, что вы служите в правоохранительных органах, господин Сансоне.
   Он посмотрел на нее как ни в чем не бывало.
   – Я не собираюсь вам мешать.
   – Это место преступления. И вам нельзя здесь находиться.
   – Полагаю, округ Ченанго не входит в вашу юрисдикцию. Главный здесь детектив Джуревич.
   Джейн посмотрела на Джуревича.
   – Это вы ему разрешили?
   Джуревич пожал плечами.
   – Наши криминалисты тут уже поработали. Так что он вполне может составить нам компанию.
   – Значит, у нас тут что-то вроде экскурсии.
   – Вопрос решен в департаменте шерифа, по особому запросу.
   Джуревич взглянул на Сансоне, хранившего полное спокойствие.
   – Мы только зря теряем время, – заметил Сансоне. – Думаю, нам всем хотелось бы поскорее укрыться от ветра.
   – Детектив! – обратилась к Джуревичу Джейн.
   – Если у вас есть возражения, – сказал Джуревич, явно недовольный тем, что оказался меж двух огней, – можете обратиться в министерство юстиции. А теперь, с вашего позволения, давайте пройдем в дом, пока мы все тут не окоченели.
   И он поднялся по ступеням на крыльцо, Сансоне – за ним.
   Джейн направилась следом. Ворча себе под нос:
   – Интересно, кто же ему покровительствует?
   – Спроси об этом лучше его самого, – сказала Маура и направилась вверх по лестнице.
   Джуревич уже отпер входную дверь, и Маура прошла в дом следом за мужчинами. Внутри, как ей показалось, было лишь немного теплее, чем снаружи, зато здесь, по крайней мере, они могли укрыться от ветра. Джейн вошла вслед за нею и закрыла за собой дверь. После сверкающего снега глазам Мауры пришлось некоторое время привыкать к царившему в доме сумраку. Заглянув через дверной проем в переднюю, она разглядела задрапированную мебель и тускло отсвечивающий деревянный пол. Через окна в комнату проникал бледный зимний свет, наполняя ее серыми тенями.
   Джуревич указал на подножие лестницы.
   – Так не видно, но с помощью люминола на ступеньках и в прихожей удалось разглядеть пятна крови – их тут хоть отбавляй. Похоже, перед уходом он прибрал за собой, поэтому следы обуви практически неразличимы.
   – Вы весь дом обошли с люминолом? – поинтересовалась Джейн.
   – С люминолом, ультрафиолетовым спектрометром и попеременным освещением. Все комнаты обследовали. Там, за той дверью, кухня со столовой. А за гостиной – кабинет. Кроме размытых следов обуви в прихожей, на первом этаже нет больше ничего интересного. – Он посмотрел на лестницу. – Все произошло наверху.
   – Вы говорили, дом пустовал, – заметил Сансоне. – И как же убийца сюда проник? Следы взлома были?
   – Нет, сэр. Окна были закрыты наглухо. И та женщина, агент по продаже недвижимости, божится, что и входные двери всегда запирает за собой, когда уходит.
   – У кого есть ключ?
   – У нее, понятно. Потом, она уверяет, что всегда хранит его у себя в кабинете.
   – Замок старый?
   – Да бог его знает. Может, лет двадцать назад врезали.
   – Полагаю, у хозяйки тоже ключ имеется.
   – Она не была в Пьюрити уже несколько лет. Слыхал, живет теперь где-то в Европе. А связаться с ней нет возможности. – Джуревич кивнул на задрапированную мебель. – Все покрыто слоем пыли в палец толщиной. Сами поглядите, здесь давненько никто не живет. Жаль, конечно. Дом-то крепкий, еще лет сто простоит, и надо же, пустует. Смотритель заглядывает сюда раз в месяц проверить, все ли в порядке. Он-то и нашел тело. Заметил на подъездной аллее машину, которую Сара Пармли взяла напрокат, а после увидел, что входная дверь открыта.
   – Смотрителя проверяли? – спросила Джейн.
   – Он вне подозрений.
   – Почему же?
   – Ну, во-первых, ему семьдесят один год. Во-вторых, он только три недели как из больницы. После операции на предстательной железе. – Джуревич посмотрел на Сансоне. – Вот что ждет нас, мужчин.
   – Итак, у нас несколько вопросов, на которые нет ответов, – подытожил Сансоне. – Кто открыл входную дверь? И прежде всего – зачем сюда приезжала жертва?
   – Дом ведь продается, – заметила Маура. – Так, может, она увидела объявление. И заехала из любопытства.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация