А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Изображая жертву (пьеса)" (страница 1)

   Владимир и Олег Пресняковы
   ИЗОБРАЖАЯ ЖЕРТВУ
   (Playing the Victim)
   (пьеса)

   Полутёмная комната. Кровать. На кровати лежит молодой человек в бейсболке. Вдруг он приподнимается, озирается вокруг.
   Голос: Валя! Валя…
   Сзади кровати появляется мужчина в чёрном длинном пальто, клёшах, в бескозырке с якорем и большим зелёным рюкзаком за плечами.
   Молодой человек: Отец?
   Мужчина: Отец…
   Молодой человек: Как ты…
   Отец: Молчи… Молчи и слушай!
   Нашёл дорогу я к тебе из пустоты,
   Из холода…
   Мне боль огнями выстлала ту полосу,
   Которая всегда домой приводит
   И корабли, и самолёты с дальних рейсов.
   И чем сильней мне внутренности жгло,
   Тем ближе был очаг,
   Который домом называешь ты!
   И вот я здесь… ты это?
   Ты…
   Я знаю, я чувствую тебя,
   Ты часть меня, –
   Мой цвет и запах!
   Цвет и запах мой…
   Ведь так все говорят, –
   Роди ребёнка, воспитай и обеспечь!
   Тебе дано, а ты отдай другому!
   Частичку разума, дыхание, тепло…
   Не зря, – что б говорили все вокруг, –
   Не зря он жил!
   Он жил…
   Вот видишь, ты стал оправданьем для меня.
   Стал оправданьем слишком глупой жизни!..
   Настанет час, и твой уже поскрёбыш
   Появится,
   И будешь ты
   Ласкать его и умиляться,
   И оправданьем он послужит для тебя,
   И ты подумаешь, –
   Я часть!
   Я часть непостижимого порядка,
   Великого!
   И вот оно,
   Моё зерно,
   Которое,
   Когда исчезну я,
   Останется здесь мусорить и гадить,
   Чтоб помнили соседи и друзья,
   Что я здесь был, и прожил я не зря!
   Но это вскоре, вскоре, а сейчас,
   Заткни скорее всё, чем можешь слушать!
   Ведь я пришёл к тебе оттуда,
   Где смысла нет!
   Пришёл тебе сказать, с надеждою, что ты меня не слышишь – спишь…
   Иначе горе, горе, горе
   Тебе, спокойно ждущему когда
   минуты жизни обрастут годами,
   Спокойно… без волненья…
   Раздаются чьи-то шаги.
   Женский голос: Валя! Валя, ты не спишь?
   В комнату входит женщина, мужчина исчезает в темноте.
   Валя: Папа! Папа, что ты хотел сказать…
   Мужской голос:
   Меня отправила в дорогу
   Жена моя… (шепчет) и брат мой…
   Валя: Кто?!
   Женщина: Ты что, не спишь?
   Валя: А?! Папа…
   Женщина: Опять отец приснился? В шапке сколько раз тебе говорила не спать!
   Валя: Нет…он…
   Женщина плачет.
   Женщина: Мне он тоже снится… тоже снится…
   Валя: Мне он не снится…
   Женщина: Перестань! Не снится!.. Это нормально… Снится и снится… Валя, ты завтра что делаешь днём?
   Валя: Работаю…
   Женщина: Завтра ж выходной!
   Валя: У меня нет выходных…
   Женщина: А к нам дядя Пётр придёт…
   Валя: Дядя Пётр… посидите без меня… зачем я вам…
   Женщина: Ну, как зачем… он хороший, он тебя любит, он о нас заботится…
   Валя: Я сам о себе могу позаботиться, если о тебе некому заботиться, – води дядю Пётра!
   Женщина: Петра! Он нам родной человек!
   Валя: Вот именно!
   Женщина: Что? Что? Что? Что опять, вспыжился!
   Валя: Ничего, поступай, как знаешь.
   Женщина: Я должна жить! Я должна жить! И лучше, если это будет знакомый, родной человек. И ты должен жить, сколько уже прошло! Мы должны жить! Что у тебя, почему Оля не приходит к нам? Что у тебя с ней! Пора определяться, не водить девчонку за нос!
   Валя: Я не буду с ней определяться!
   Женщина: Почему?
   Валя: Чтобы у тебя не было оправданья!
   Женщина: Какого?
   Валя: Что я живу… Я не живу… и ты не должна!
   Женщина: Что ты такое говоришь?! Мне нужно, понимаешь,.. я не хочу сойти с ума, мне нужен кто-то, чтобы его спрашивать о чём-то, посылать, упрекать,.. рядом всегда кто-то должен быть рядом, я не могу одна!
   Валя: Нелепо, да? Обычный ужин, а он взял и отравился…
   Женщина: Да! Да, нелепо! Всё нелепо! Ты у нас появился нелепо! Тебя не должно было быть, а ты взял и появился! Не по правилам! Я всегда рассчитывала, когда можно не предохраняться, и никогда никто не появлялся, а ты… У него желудок слабый был, ты же знаешь, он жил с шлангом во рту, постоянно ему его туда пхали, – язвы, гастриты, что? Что ты мне душу треплешь?! Поужинал и умер! Да! Так у всех бывает! Это не нелепо! Это обычно! Ты всё время забиваешь себе голову чушью! Был бы жив отец, он бы тебе первый сказал, что ты забиваешь себе голову чушью! Сам не живёшь, и мне жить не даёшь!
   Встаёт, хочет уйти.
   Валя: Послушай! Послушай, а как люди договариваются, о том, чтобы жить вместе?
   Женщина: Как… что, ты сейчас о чём?..
   Валя: Вот ты жила с папой… у вас всё было хорошо? Тебе его одного было достаточно? Может быть ты хотела чего-то другого, а он тебе мешал… Можно ведь было просто договориться и не мешать друг другу, или никак,.. по-хорошему никак не получалось?
   Женщина: Сейчас ведь, Валя, не проблема сдать тебя лечиться. Сейчас много добрых врачей и платных центров! Мне стоит только заикнуться, что ты наркоман, и враз наше с тобой общение будет происходить только в выходные дни и по разные стороны решётки. И тебе будет хорошо, и мне! Я тебя предупредила!
   Уходит.
   Валя: Предупреждён, значит защищён…


   Квартира. Комната с большим окном, выходящим на проезжую часть. В комнате – капитан, милиционер-прапорщица с видеокамерой, сержант милиции, мужчина в наручниках, молодой человек в бейсболке с персонажами из мультсериала «South Park».
   Капитан (к прапорщице): Так, Люда, включай!
   Люда: Уже…
   Капитан: Так, значит, начинаем следственный эксперимент, дело Сысоева, триста двенадцать…
   Люда: Девяносто четыре!
   Капитан: Триста двенадцать девяносто четыре… Так, значит, давайте по порядку… кто предложил вам вынести мусор?
   Сысоев: Предложил!.. Это семья, кто тут кому предлагает, никто уже никому ничего не предлагает, накопился мусор, надо вынести…
   Капитан: Так, давайте без прибауток, ладно? Это сейчас, в первую очередь, вам нужно! Понятно? Понятно?!
   Сысоев: Да…
   Капитан: Так, ещё раз… Вы сами или потерпевшая попросила вас?
   Сысоев: Я сам…
   Капитан: Так… дальше… где была в этот момент потерпевшая?
   Сысоев: Жена мыла окно…
   Капитан: Это?
   Сысоев: Это…
   Капитан (молодому человеку в бейсболке): Так, Валя, вставай к окну…
   Валя проходит к окну, улыбается, смотрит на капитана в ожидании очередных указаний.
   Капитан: Так… как она мыла, на подоконник залазила? Или с пола?..
   Сысоев: Залазила…
   Капитан: Окно открыто было?
   Сысоев: Да… правая створка… она с внешней стороны начала…
   Капитан: Так… Валя!..
   Валя открывает окно, ждёт указаний.
   Капитан: Так, вы что делали?
   Сысоев: Я сначала хотел ей помочь, спросил, давай я тебе помогу, а она продолжала мыть…
   Капитан: То есть что – она не услышала вас?
   Сысоев: Да нет… Я звук прибрал у телевизора… просто это её стиль такой общения, она когда злится, когда злилась… делала вид, что глухая… я лежал, смотрел телевизор, она ни с того ни с сего вскочила делать уборку, я говорю, давай помогу, – молчок!.. Я говорю, – что сделать? – молчок! Потом такая, – ничего не надо, живи, как хочешь, а я в грязи жить не хочу!..
   Капитан: Так, ясно, то есть, вы поссорились?
   Сысоев: Да нет… Всё как обычно…
   Капитан: Нет, Сысоев, что значит, как обычно, – как обычно поссорились или что?!
   Сысоев: Ну, как… наверное, только это уже для нас как… не ссора… как обычно… я не знаю… так во всех семьях…
   Капитан: Так, значит, давай поймём… Во всех семьях жёны так не погибают после уборки, понимаешь! Во всех семьях!.. Как обычно, это обычно все живы… Так что ты просто вспомни и изображай, что тут у вас произошло, вот он (показывает на Валю) – это сейчас она, стоит на подоконнике, трёт стёкла (Валя придуривается, устраивает пантомиму «Мойка окон»), а ты хочешь ей помочь!.. Как у вас было, – ты что говоришь, давай я помогу, она как? Притворяется глухой, так? Твои действия!
   Сысоев: Я ей ещё раз говорю…
   Капитан: Так…
   Сысоев: Давай я помогу…
   Капитан: Так…
   Сысоев: Она молчит…
   Капитан: Молчит?..
   Сысоев: Да… я ей тогда ещё громче… Давай я помогу! (Приближается к Вале). Давай я помогу!! (Приближается к Вале). Давай я помогу!!!
   Валя (сержанту): Эй, эй, Сева, держи его, контролируй!
   Капитан: Сева, стой с ним!
   Сержант берёт за руку Сысоева, Сысоев не замечает никого вокруг, орёт.
   Сысоев: Давай я помогу!!!
   Капитан: Так!
   Сысоев: Давай я помогу!!!
   Капитан: Так!! И!!!
   Сысоев (резко успокаиваясь): И… иду на кухню, беру ведро… подхожу к двери…
   Капитан: Да?.. Ну, подходи… давай, давай показывай, подходи к двери…
   Сысоев под присмотром сержанта подходит к двери, останавливается.
   Капитан: Так…
   Сысоев: Она обернулась… сказала… можешь ничего не делать… отдыхай дальше…
   Сысоев сглатывает слюну, замолкает, смотрит как бы сквозь стоящего на подоконнике Валю.
   Капитан: Так…
   Сысоев молчит.
   Капитан: Сысоев, дальше, даль-ше…
   Сысоев: Я хлопнул дверью… вышел в подъезд, услышал грохот… вошёл обратно… окно закрыто, а её на подоконнике нет…
   Капитан: То есть, по вашим словам, она от сквозняка… то есть, её окном, закрывшимся от сквозняка окном выкинуло на улицу… так?
   Сысоев: Так…
   Капитан: Так, хлопайте!
   Сысоев оборачивается, удивлённо смотрит на капитана.
   Капитан: Ну, что, – хлопайте, хлопайте, на то он и следственный эксперимент, мы должны всё проверить!
   Сысоев открывает входную дверь, хочет с силой хлопнуть ею.
   Валя: Э! Э! Товарищ капитан, мне может слезть?!
   Капитан: Слезь…
   Сысоев хлопает дверью, окно закрывается.Прапорщица отнимает своё лицо от видеокамеры, обращается к капитану.
   Прапорщица: Надо проверить силу.
   Капитан: Чью?
   Прапорщица: Окна! Окно с какой силой закрывается? Как мы узнаем, может оно так выпихнуть человека с подоконника или нет!
   Озадачив капитана, прапорщица ныряет обратно в видеокамеру.
   Капитан: Да… Так, Валя, вставай, открывай окно и стой на подоконнике, Сысоев…
   Валя: Товарищ капитан, а если он прав?
   Капитан: Вот это нам и предстоит узнать, так… нужен ремень, Сева, снимай ремень!
   Сева: У меня нет ремня…
   Капитан: Как нет?! Вам по форме положено! Совсем уже!
   Сысоев: У меня в шкафу… на брюках… можете взять…
   Капитан кивает сержанту, тот подходит к шкафу, открывает, роется в поисках брюк.
   Сева: Здесь нет брюк!
   Сысоев: Как нет?!
   Сева: Ну, так, нет и всё!.. Две рубашки и колготки женские… и всё…
   Сысоев: А кто их взял?! Меня забрали, жена… разбилась… кому их брать… здесь же никто не живёт…
   Капитан: Ну, ладно, Сысоев, зачем скандалить, вы же видели, – квартира опечатана, кому тут ваши вещи брать?.. забыли, наверное, куда их сложили…
   Сысоев: Да как забыли?! Я ничего не забываю, кто тут опечатывал?!.
   Капитан: Так, ладно, Сысоев, всё, хватит! Сева, давай колготки… там посмотри, с лайкрой если есть… они прочнее… нам нужны прочные…
   Сержант долго роется в шкафу, наконец, вытаскивает пару колготок.
   Сысоев: Вот вроде…
   Капитан: Ну и какие ты достал? Ты что не знаешь, что такое лайкра?! Это утеплённые, шерстяные, а с лайкрой это блестючие, прозрачные! Отойди отсюда!
   Капитан отгоняет сержанта и сам роется в шкафу. Наконец, нужная пара колготок найдена, капитан передаёт их Вале.
   Капитан: Так, обмотайся, один носок за себя привежи, другой к батарее!
   Валя выполняет приказ капитана.
   Капитан: Ты, я надеюсь, не против, Сысоев, раз ремня у тебя нет в доме…
   Сысоев: У меня был ремень… и не один…
   Капитан: Ну, ладно, ладно! Так, Валя, только крепче, на два узла, смотри, если хлопнет и ты вылетишь, – сразу группируйся, чтобы об стену не удариться, а ты, Сева, втаскивай, сразу втаскивай, не тормози, понял?!
   Сева: Понял…
   Капитан: Люда, внимательно… Смотри, так, чтобы охватить всех…
   Прапорщица: Я панорамой возьму…
   Капитан: Ну да, ну да…
   Прапорщица начинает крутиться полукругом, снимает всех участников эксперимента.
   Капитан: Так, по моей команде… Валя, встань ближе к краю… повернись туда…
   Валя: Я не могу…
   Капитан: Что ты не можешь?
   Валя: Я не могу смотреть вниз, я лучше, если что, спиной туда полечу…
   Капитан: Какой спиной, ты как сгруппируешься тогда?!
   Валя: Хорошо, я боком…
   Капитан: Как ты, я не знаю, прямо!.. Боком!.. У тебя всё боком!.. Вся жизнь через бок!.. Ладно… Готов, Сысоев?
   Сысоев: Да…
   Капитан: Хлопай!
   Сысоев с силой закрывает дверь, окно не шевелится.
   Капитан: Не понял…
   Валя: Нету сквозняка…
   Сева: Ха!
   Капитан: Да, Сысоев… очко не в вашу пользу…
   Сысоев: Да как так… Вы же видели, только что оно закрывалось…
   Капитан: Ну да, ну да… Закрывалось… А сейчас нет… Давай ещё раз… посмотрим…
   Сысоев с силой хлопает дверью, окно не шевелится.
   Капитан: Неприятный момент, правда, Сысоев?
   Сысоев: Нет, ну как… ну вы же видели, ну…
   Сысоев, не спрашивая разрешения, снова с размаху закрывает дверь, окно не шевелится. Сысоев в ярости хлопает дверью несколько раз подряд, – окно не шевелится.
   Капитан: Так, всё понятно… хватит, Сысоев, хватит…
   Сысоев: Тогда ветер сильный дул… да, точно, ветер!..
   Капитан: Ну да… тайфун!.. Заснято, Люда?
   Прапорщица: Заснято!..
   Капитан: Хорошо! Выключай… Сева, уводи его!..
   Сысоев: Как?! Давайте я ещё раз хлопну! Я же правду говорю, просто ветер, тогда был ветер!
   Сева: Давай, давай, пошли!..
   Сержант выталкивает Сысоева за дверь, прапорщица складывает камеру.
   Капитан: Всё, Валя, отматывайся…
   Валя: Сейчас, товарищ капитан, как-то завязался… неудачно…
   Капитан: Да на, пережги их, что ты мучаешься!..
   Капитан лезет в карман за зажигалкой, оттуда вываливаются розовые женские плавочки. Капитан передаёт Вале зажигалку, тот кивает капитану, показывает на плавочки.
   Капитан: Что? (Смотрит вниз, подбирает трусики, кладёт их обратно в карман). Это я всегда… старая привычка – с места преступления что-нибудь беру… на память… (Нервничает, закуривает). Потом когда на пенсию выйду, – напишу книгу… обо всём таком… вещи вот такие разложу и начну вспоминать… а так не вспомнить, если из головы… лучше, чтоб с опорой на визуальные предметы… нас так учили…
   Валя: Я понимаю, товарищ капитан… Это модно…
   Капитан: Да?
   Валя: Я имею в виду, мемуары о работе… потом даже могут сериал снять по ним… кино… а можно я тоже что-нибудь возьму… вдруг, и я книгу писать буду… когда на пенсию выйду…
   Прапорщица: Записки следователя?! (Смеётся).
   Валя: Нет, ну мало ли…
   Капитан: Ну, бери, бери… только чтобы к делу это не относилось… несущественное бери… я вот видишь… просто память о человеке взял…
   Валя: Хорошо… спасибо…
   Капитан: Пожалуйста, давай только по-быстрому…
   Валя роется на столе и по полкам, прапорщица томно улыбается капитану.
   Прапорщица: Я спускаюсь?
   Капитан (романтично): Спускайся…
   Прапорщица: А вы?
   Капитан: Мы щас… я докурю…
   Прапорщица: Мне квартиру опечатывать надо…
   Капитан: Да?…
   Прапорщица: Да…
   Капитан: Опечатывай…
   Прапорщица: Так вы же тут…
   Капитан: А ты прямо с нами… опечатывай…
   Прапорщица: Перестаньте, товарищ капитан, баловаться…
   Капитан: Не перестану… У тебя какой размер?..
   Прапорщица: Чего?
   Капитан (кивает на уровень пояса прапорщицы): Того…
   Наконец, что-то выбрав, Валя подходит к интимно беседующим коллегам.
   Валя: Я всё!
   Капитан: А? Да… что это?
   Валя: Да… книжка…
   Капитан (читает заглавие): «Человек не устаёт жить!» Интересная?..
   Валя: В предисловии написано, что это книга о том, как сделать себя самому…
   Прапорщица: Сделать себя… (Берёт у капитана книгу, разглядывает).
   Валя: Тут о борце, о дзюдоисте, который то ли рахитом страдал или дистрофией, короче, всё болел, болел, а потом сам себя сделал, – стал чемпионом и даже турков завалил каких-то… на олимпиаде!
   Капитан: А что, турков, ну и что, – турков!
   Прапорщица: Ну да, турки, знаете, какие борцы… я пять лет назад в Анталию ездила, отдыхать… а там познакомилась с девчонкой, с гидом, она мне предложила подзаработать, с их командой молодёжной по футболу, ну, неважно, я, короче, два месяца как бы переводчицей там у них была… с английского переводила им…
   Капитан: Так это ж футболисты, а тут борцы!
   Прапорщица: Ну и что, всё равно сильные, турки – сильные!..
   Капитан: Ладно… так… (кидает окурок на пол, тушит ногой).
   Валя: А что, товарищ капитан, вы думаете как всё было?
   Капитан: Так понятно… взял да столкнул её…
   Валя: Так просто?..
   Капитан: Так просто…
   Валя: Убить жену и потом такую комедию ломать…
   Капитан: Мы же всё проверили, хлопали, как в цирке тут, – не могла она сама выпасть, ты же не выпал!
   Валя: Мне кажется, если на такое пошёл человек, так уж и притворяться незачем…
   Капитан: Да ты что?! Ты как вообще, у тебя какие представления о жизни?! Вот! (Трясёт книгой, которую выбрал Валя). Вот, почитай! Он читал, и ты почитай! Человек не устаёт жить! Понял?! Что бы ни натворил, – не устаёт! Несмотря ни на что!
   Прапорщица: Слушайте, идём уже, а!
   Капитан: Да… ладно… пошли…
   Все трое выходят из квартиры, капитан захлопывает дверь, окно реагирует, закрывается с такой силой, что бьются стёкла.


   Комната. Кровать. В кровати друг на друге лежат голый Валя в бейсболке и какая-то девушка, одетая в чопорное пальто, колготки, юбку и сапоги.
   Девушка: Жарко,открой окно!
   Валя встаёт с девушки. Из-под кровати выглядывает лысая голова в бескозырке.
   Голова: Ага! Открой, открой! Жарко! А она, когда ты встанешь на подоконник, чтобы открыть верхнюю створку, она с силой хлопнет дверью. Давай! Давай! А то жарко!
   Валя: Успокойся, мы не женаты!
   Девушка (тараторит): Я спокойна! Просто если б ты чуть-чуть думал обо мне, мы бы уже давно были женатыми. Но что я?! О чём я! Тебе же это ни к чему! Свобода! Как будто есть какая-то свобода! И мы ею наслаждаемся, да?! Бегаем после работы в гости друг к другу, тихо кончаем и разбегаемся мыться каждый по своим родителям! Сво-бо-да! Сколько так, – ещё год максимум? Ты уже придумал, что ты скажешь, почему нам надо расстаться?! Много не думай, мы и так, как-будто вместе, – изображаем, что ты мой мужчина, я твоя женщина! Мне только одно обидно, – что в тридцать три года по-новой придётся искать, влюблять, гулять… А мне это так надоело! Я ни с кем не могу ни знакомиться, ни говорить, – я кончилась, лет пять назад, на тебе… иссякла – всё узнала, всё увидела, у меня больше нет интересов… кого я подцеплю? Надо ведь будет изобразить какую-то заинтересованность в человеке, чтобы он на тебе женился…
   Валя: Слушай… слушай, ты не могла бы подушить меня немного…
   Девушка: В смысле как?.. Руками?
   Валя: Нет, руками ты меня трогай, просто мне нужно, чтобы в этот момент, чтобы мне не хватало воздуха, по-настоящему чтобы я задыхался…
   Девушка: А, скафинг…
   Валя: Какой скафинг?
   Девушка: Это так называется, обычно онанисты так делают, – дрочат и шарфиком себя душат… Это усиливает ощущения…
   Валя: Не знаю я ни о каком скафинге… усиливает… мне, наоборот, надо загасить…
   Девушка: Кого?
   Валя: Ощущения… перекрой мне кислород, пожалуйста!
   Девушка: Так, знаешь, многие поотъезжали, я читала в журнале…
   Валя: В каком?
   Девушка: «Мари Клер»…
   Валя: И что там писали?
   Девушка: Писали, что это модно, но опасно, ещё там учили, как душиться, чтобы не задохнуться совсем…
   Валя: То есть, ты теперь умеешь?
   Девушка: Теперь?
   Валя: Ну, раз прочитала!
   Девушка: Да я и без них соображу… (Снимает с себя шарф, затягивает его на шее Вали. Валя ложится под одеяло, девушка садится на кровать, запускает руки под одеяло, активно массирует Валин член, одновременно затягивая шарф на его шее. В комнату входит мать Вали).
   Мать: Ох! Ольга! А я и не заметила тебя! Здравствуй!
   Ольга кивает головой, не переставая душить и массировать.
   Мать: Хоть бы встал, – совсем уже обленился! В шарфе теперь! Представляешь, Оля, – то в шапке спал, а теперь и в шарфе. Это как этот его… отец ему всегда ставил на кассете, плакат его до ремонта тут на двери висел, да как его, а, – Джон Леннон, да? Тоже в шарфе! Похож, похож! Битл, да? Я правильно говорю? Давай, поднимайся, сходи за хлебом, скоро дядя Пётр придёт, ужинать будем! Давай, сходи, – у нас хлеба нет.
   Валя: Какой брать?
   Мать: Возьми батон «Московский».
   Валя: А если не будет «Московского»?
   Мать: Возьми лаваш тогда.
   Валя: Лаваш? А не опасно?
   Мать: Что не опасно?
   Валя: Лаваш покупать не опасно?
   Мать: А что такого? Лаваш – тот же хлеб! Даже вкуснее!
   Валя: Даже вкуснее… но у нас же война с ними.
   Мать: С кем?
   Валя: Ну, с теми, кто лаваш делает.
   Мать: Ну, и что, эти же здесь живут.
   Валя: Кто?
   Мать: Ну, кто здесь лаваш печёт, из этих кто, – они же здесь живут.
   Валя: Ну, всё равно, они же одни из них.
   Мать: Ну, они ведь не все плохие.
   Валя: Не все, определённо не все, – там даже большинство не плохие, но они все заодно, поэтому они, в принципе, не плохие, мы их поэтому и победить не можем.
   Мать: Так что теперь – лаваш не покупать что ли?!
   Валя: Ну, не знаю, можно, конечно, рискнуть… Хотя, вот вдруг им сигнал тайный поступит травить лаваши. А лаваши, как ты говоришь, вкуснее нашего хлеба, даже вкусней батона «Московского», да?
Чтение онлайн



[1] 2 3 4

Навигация по сайту


Читательские рекомендации

Информация