А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сказки по телефону" (страница 3)

   Про Алису, с которой всегда что-нибудь случалось

   А эта сказка про Алису, которая вечно куда-нибудь пропадала. Ищет, к примеру, ее дедушка, чтобы пойти с ней в сад погулять:
   – Алиса! Где ты, Алиса?!
   – Я здесь, дедушка!
   – Да где здесь-то?
   – В будильнике!
   Ну да, она правду сказала. А случилось вот что. Открыла Алиса окошечко, что на задней стенке будильника, – уж очень захотелось заглянуть туда, – глазом моргнуть не успела, как тут же оказалась внутри, прямо в механизме, среди пружинок и зубчатых колесиков. А они ведь движутся, не стоят на месте. Пришлось и Алисе все время прыгать с зубца на зубец, чтобы не пропасть, не погибнуть под колесиками, которые, не умолкая ни на секунду, приговаривали: «Тик-так! Тик-так! Тик-так!»
   А в другой раз дедушка искал Алису, чтобы накормить завтраком:
   – Алиса! Где ты, Алиса?
   – Я здесь, дедушка.
   – Да где здесь-то?
   – Ой, ну совсем рядом! В бутылке!
   – Как же ты туда попала?
   – Мне захотелось пить, и я только заглянула, в горлышко…
   Ну конечно, она оказалась в бутылке! И теперь барахталась там, чтобы не утонуть. Хорошо еще, что летом, когда ее возили в Сперлонгу, она научилась плавать по-собачьи.
   – Ну потерпи немного. Сейчас я тебя вытащу, – сказал дедушка.
   Он затолкал в бутылку веревочку. Алиса ухватилась за нее, ловко подтянулась и вылезла наружу. Вот когда она поняла, как хорошо, что занималась гимнастикой.
   А однажды Алиса совсем пропала. Искал ее дедушка, искала ее бабушка, искала соседка, которая всегда приходила читать дедушке газету, чтобы не покупать ее и сэкономить на этом сорок лир.
   – Боже! Вот беда-то какая! – шептала перепуганная бабушка.
   – Что-то скажут ее родители, когда вернутся с работы!
   – Алиса! Алиса! Где ты, Алиса?
   Только на этот раз девочка не откликалась. Потому что она не могла откликнуться. Путешествуя по кухне и заглядывая всюду, куда только можно было сунуть свой любопытный нос, она попала в ящик, где всёгда лежали скатерти и салфетки. Попала туда, да и заснула там, как на мягкой постели. Кто-то задвинул ящик, не заметив Алису. И в самом деле, кому может прийти в голову, что она там.
   Когда же Алиса проснулась, то оказалась в полной темноте. Но она нисколько не испугалась. Однажды ей уже довелось побывать в таком же положении – когда она попала в водопроводный кран. Вот там действительно было темно, пожалуй, еще темнее, чем в ящике.
   «Скоро, наверное, будут накрывать на стол к ужину, – подумала Алиса. – Тогда и откроют ящик, чтобы достать скатерть». Но разве кто-нибудь мог думать об ужине, когда Алиса пропала? Конечно, всем было не до ужина. Родители девочки пришли с работы и очень рассердились на дедушку и бабушку:
   – Хорошо же вы смотрите за ребенком!
   – Но наши дети не забирались в водопроводные краны, – возразили дедушка и бабушка. – В наше вр^мя дети иногда только падали с кровати, и если получали при этом лишнюю шишку, то это было не так уж страшно.
   Наконец Алисе надоело ждать, пока кто-нибудь догадается открыть ящик. Она разрыла скатерти и салфетки, добралась до дна ящика и стала сильно топать ногами:
   – Топ! Топ! Топ!
   – Тише! – сказал папа. – По-моему, где-то стучат.
   – Топ! Топ! Топ! – продолжала топать Алиса.
   Как же все ее обнимали и целовали, когда нашли наконец! И Алиса не растерялась – она воспользовалась случаем и тут же оказалась в кармане папиного пиджака. А когда ее вытащили и оттуда, то увидели, что она успела перепачкаться в чернильной пасте, потому что уже наигралась с папиной шариковой ручкой.

   Шоколадная дорога

   Жили в Барлетте три маленьких мальчика – трое братишек. Гуляли они как-то за городом и увидели вдруг какую-то странную дорогу – ровную, гладкую и всю коричневую.
   – Из чего, интересно, сделана эта дорога? – удивился старший брат.
   – Не знаю из чего, но только не из досок, – заметил средний брат.
   – И на асфальт не похоже, – добавил младший брат.
   Гадали они, гадали, а потом опустились на коленки да и лизнули дорогу языком.
   А дорога-то, оказывается, вся была выложена плитками шоколада. Ну братья, разумеется, не растерялись – принялись лакомиться. Кусочек за кусочком – не заметили, как и вечер наступил. А они все уплетают шоколад. Так и съели всю дорогу! Ни кусочка от нее не осталось. Как будто и не было вовсе ни дороги, ни шоколада!
   – Где же мы теперь? – удивился старший брат.
   – Не знаю где, но только это не Бари! – ответил средний брат.
   – И конечно, мы не в Молетте, – добавил младший брат.
   Растерялись братья – не знают, что и делать. По счастью, вышел тут им навстречу крестьянин, возвращавшийся с поля со своей тележкой.
   – Давайте отвезу вас домой, – предложил он. И отвез братьев в Барлетту, прямо к самому дому.
   Стали братья вылезать из тележки и вдруг увидели, что она вся сделана из печенья. Обрадовались они и, недолго думая, принялись уплетать ее за обе щеки. Ничего не осталось от тележки – ни колес, ни оглобель. Все съели.
   Вот как повезло однажды трем маленьким братьям из Барлетты. Никогда еще никому так не везло, и кто знает, повезет ли еще когда-нибудь.

   Как придумывают числа

   Давайте придумывать числа?!
   – Давайте! Чур, я первый! Почти-один, почти-два, почти-три, почти-четыре, почти-пять, почти-шесть…
   – Это слишком маленькие числа. Послушай мои. Один сверхмиллион биллионов! Одна восьмища мил-лионищ! Один удиви-удивятище и один изумилище!
   – Подумаешь! А я могу целую таблицу умножения придумать! Вот смотри!
   Трижды один – Паолина и Мартин!
   Трижды два – вкусная халва!
   Трижды три – нос скорей утри!
   Трижды четыре – шоколад, вкуснейший в мире!
   Трижды пять – ошибся опять!
   Трижды шесть – я хочу есть!
   Трижды семь – никогда суп не ем!
   Трижды восемь – милости просим!
   Трижды девять – мир слезам не верит!
   Трижды десять – ничего не весят!
   – Скажи-ка быстро, сколько стоит эта коврижка?
   – Дважды «надеру-уши»!
   – А сколько отсюда до Милана?
   – Тысяча километров новых, один километр совсем уже старый и семь шоколадок!
   – Сколько весит слеза?
   – А это по-разному. Слеза капризного мальчика весит меньше ветра. Слеза голодного мальчика – тяжелее всей Земли!
   – Очень длинная получилась сказка?
   – Слишком!
   – Давай напоследок придумаем еще несколько чисел. Знаешь, как считают в Модене? Раз-и-раз, двас-и-двас, трижды-трижки, четыре коврижки и пяток кочерыжек.
   – А я посчитаю, как в Риме. Разик, двазик, третий тазик, а дальше считай как знаешь…

   Бриф! Бруф! Браф!

   Двое ребятишек мирно играли у себя во дворе. Они придумывали особый язык, чтобы можно было разговаривать только друг с другом и чтоб никто больше не понимал их.
   – Бриф, бруф! – сказал первый мальчик.
   – Бруф, браф! – ответил другой. И они весело рассмеялись.
   На балконе второго этажа сидел старый добрый синьор и читал газету. А в окно напротив него выглядывала старая синьора – синьора так себе: ни плохая, ни хорошая.
   – Какие глупые эти ребята! – сказала синьора. Но синьор не согласился с нею.
   – Я этого не нахожу, – возразил он.
   – Не станете же вы утверждать, будто поняли, что они говорят?! – спросила синьора.
   – Отлично понял! Первый мальчик сказал: «Какой сегодня чудесный день!» А другой ответил: «Завтра будет еще лучше!»
   Синьора поморщилась, но промолчала, потому что в это время ребята снова заговорили на своем языке.
   – Мараски, барабаски, пимпиримоски! – сказал первый мальчик.
   – Бруф! – ответил другой. И они снова стали смеяться.
   – Неужели и на этот раз вы будете уверять, что поняли их? – рассердилась старая синьора.
   – Конечно! – ответил, улыбаясь, старый добрый синьор. – Первый сказал: «Как хорошо, что мы живем на земле!» А второй ответил: «Мир так чудесен!»
   – Неужели он и в самом деле так чудесен?! – удивилась старая синьора.
   – Бриф! Бруф! Браф! – ответил ей старый синьор.

   Как один человек купил город Стокгольм

   Кто угодно бывает на базаре в Гавирате. И уж конечно, попадаются там и такие пройдохи, которые торгуют где придется и чем попало.
   А однажды в базарный день появился на рынке человек, который продавал какие-то уж совсем необычные вещи: гору Монблан, что в Альпах, Индийский океан, Лунные моря… Язык у этого человека был так хорошо подвешен, что через час у него остался только один город – Стокгольм.
   Город этот купил парикмахер. Вместо платы он побрил торговца и освежил одеколоном. А затем повесил на самом видном месте между зеркалами большое удостоверение о том, что он является владельцем города Стокгольма. Парикмахер с гордостью показывал этот документ всем своим клиентам и с удовольствием отвечал на их расспросы:
   – Это город в Швеции, и не просто какой-нибудь захудалый городишко, а столица! Там живет около миллиона человек! И все они, разумеется, принадлежат мне. Там есть еще море, понятно, но я пока незнаком с его владельцем…
   Мало-помалу парикмахер скопил денег на дорогу и спустя год отправился в Швецию – надо же наконец посмотреть на свои владения.
   Стокгольм очень понравился ему. Он нашел, что это прекрасный город, а шведы – милейший народ. Только вот беда: шведы ни слова не понимали из того, что он говорил им, и он тоже ни полслова не понимал из того, что они отвечали ему.
   – Знаете ли вы, кто хозяин вашего города? Вам
   сообщили, что хозяин его я?
   Шведы улыбались и кивали головами, как бы отвечая – да. Ведь они не понимали, что он говорит, но были людьми вежливыми и воспитанными. Бесконечно довольный, парикмахер потирал руки:
   – Такой город! Подумать только, как дешево я заплатил за него – всего-навсего стрижкой с одеколоном отделался!
   И все же он ошибался, этот парикмахер. Он слишком много заплатил за него – переплатил! Ему невдомек было, что каждому ребенку, который появляется на свет, принадлежит весь мир, и ему ничего не надо платить за него – ни единого сольдо! Ему нужно только засучить рукава, хорошо поработать, и все на земле окажется в его руках.

   Как Джованнино потрогал короля за нос

   Однажды Джованнино-Бездельник решил побывать в Риме, чтобы потрогать короля за нос. Друзья отговаривали его:
   – Смотри, опасное это дело!
   Рассердится король – и расстанешься ты со своим собственным носом, а заодно и с головой!
   Но Джованнино был упрямым человеком. Собираясь в путь, он решил для практики потрогать за нос священника, мэра и фельдфебеля. Он сделал это так ловко и осторожно, что те даже ничего не заметили.
   – Не так уж это и трудно! – решил Джованнино и отправился в путь.
   Приехал он в соседний город, узнал, где живут мэр и судья, явился к ним с визитом и всех по очереди тоже потрогал за нос – кого одним пальцем, а кого и двумя. Важным господам это не очень понравилось, – ведь он поначалу казался вполне воспитанным человеком и умел разговаривать почти про все что угодно. Мэр посердился про себя немного, а потом все-таки спросил:
   – Зачем вы трогаете меня за нос?
   – Что вы, господин мэр! – воскликнул Джованнино. – Вам, наверное, показалось. Это была муха!
   Мэр посмотрел по сторонам и не увидел ни мухи, ни комара, но Джованнино уже успел откланяться и удалиться, не забыв затворить за собой дверь.
   У Джованнино была тетрадка. Он вел в ней счет всем носам, которые ему удалось потрогать. Все это были очень важные носы. В Риме, однако, число носов росло так быстро, что Джованнино пришлось купить тетрадку потолще. Стоило пройти немного по любой улице, как непременно встречались ему пара каких-нибудь сиятельств, несколько бывших министров и десяток-другой генералов. О разных там председателях и говорить нечего – в Риме их было больше, чем нищих.
   И все эти сиятельные носы были прямо под руками. Когда Джованнино трогал их, все они принимали этот жест за знак уважения к ним. А один крупный начальник даже порекомендовал своим подчиненным узаконить новый обычай, советуя поступать так же.
   – Отныне и впредь вместо поклона можете трогать меня за нос! – заявил он. – Это более современная и более утонченная манера.
   Вначале подчиненные с опаской протягивали руки к носам своих начальников. Но те подбадривали их, широко улыбаясь. И тогда началось – все стали трогать, щупать, щипать и дергать за нос своих начальников. Высокопоставленные носы стали красными и заблестели от удовольствия.
   Джованнино не забыл, однако, ради чего он приехал в Рим, – ему надо было потрогать за нос короля. И он ждал удобного случая. Случай этот представился в день королевского выезда. Джованнино заметил, что время от времени кто-нибудь выбегал из толпы, вскакивал на подножку королевской кареты и вручал королю пакет, конечно, с каким-нибудь прошением. Король, улыбаясь, передавал пакет первому министру.
   Когда карета оказалась рядом с Джованнино, он тоже вскочил на подножку и, пока король благосклонно улыбался ему, сказал:
   – С вашего позволения! – протянул руку и указательным пальцем потер королю кончик носа.
   Король тотчас же и сам с изумлением потрогал свой нос, открыл было рот, чтобы что-то приказать, но Джованнино уже спрыгнул с подножки и скрылся в толпе. Кругом раздались шумные аплодисменты, и тотчас же все с восторгом поспешили последовать примеру Джованнино: один за другим люди взбирались на подножку кареты, хватали короля за нос и как следует дергали его.
   – Не беспокойтесь, ваше величество! Это новый знак внимания! – шепнул на ухо королю первый министр и натянуто улыбнулся.
   Но королю было уже совсем не до улыбок: нос у него распух и заболел, начался насморк. Он не успевал даже прикладывать платок, потому что его верные подданные не давали ему не минуты покоя и, смеясь, продолжали весело дергать короля за нос.
   Словом, король уже мечтал только об одном – как бы остаться с носом!
   А Джованнино предовольный вернулся в родное село.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация