А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сказки по телефону" (страница 2)

   Как гулял один рассеянный

   – Мама, я пойду гулять? – Иди, Джованни. Только будь осторожен, когда станешь переходить улицу.
   – Ладно, мама. Пока!
   – Ты всегда такой рассеянный…
   – Да, мама. Пока!
   И Джованни весело выбежал из дома. Поначалу он был очень внимателен. То и дело останавливался и ощупывал себя:
   – Все на месте? Ничего не потерял? – и сам же смеялся.
   Он был так доволен своей внимательностью, что даже запрыгал от радости, как воробушек. А потом загляделся на витрины, на машины, на облака, и, понятное дело, начались неприятности.
   Какой-то очень вежливый синьор мягко упрекнул его:
   – Какой же ты рассеянный, мальчик! Смотри, ты ведь потерял пальцы!
   – Ой, и верно! Какой же я рассеянный!
   И Джованни стал искать свои пальцы. Но нашел только какую-то пустую банку. Пустую? Посмотрим-ка! А что в ней было, в этой банке, раньше? Не всегда же она была пустая…
   И Джованни уже забыл, что ему надо отыскать свои пальцы. А потом он забыл и про банку, потому что увидел вдруг хромую собаку. Он кинулся за ней, но не успел и до угла добежать, как потерял руку. Потерял и даже не заметил. Бежит себе дальше как ни в чем не бывало.
   Какая-то добрая женщина крикнула ему вслед:
   – Джованни, Джованни! Руку потерял! Куда там! Он даже не услышал!
   – Ну ничего, – решила добрая женщина. – Отнесу руку его маме. – И она пошла к Джованни домой.
   – Синьора, вот тут у меня рука вашего сына!
   – Вот растеряха! Просто не знаю, что с ним делать! Такой рассеянный! Такой рассеянный, что дальше некуда!
   – Да, конечно, только все дети такие.
   Спустя немного пришла другая добрая женщина:
   – Синьора, я нашла тут чью-то ногу. Не вашего ли Джованни она?
   – Ну конечно, это его нога! Узнала по дырявому ботинку! Ах, какой же у меня рассеянный сын уродился! Просто не знаю, что с ним делать!
   – Да, конечно, с ребятами всегда так.
   Прошло еще немного времени, и один за другим в дом Джованни потянулись разные люди – какая-то старушка, рассыльный булочника, вагоновожатый и даже старая учительница-пенсионерка. И все приносили какой-нибудь кусочек Джованни: кто ногу, кто ухо, кто нос.
   – Ну где вы найдете еще такого рассеянного мальчишку, как мой сын! – воскликнула мать.
   – И чего вы удивляетесь, синьора! Все дети такие!
   Наконец заявился домой и сам Джованни, прыгая на одной ноге, без рук, без ушей, но как всегда веселый, живой и резвый, словно воробушек.
   И мама только головой покачала. Потом привела его в порядок и поцеловала.
   – Все на месте, мама? Ничего не потерял? Видишь, какой я молодец!
   – Да, да! Уж такой молодец, что дальше некуда!

   Женщина, которая считала «апчхи!»


   В Гавирате жила одна женщина, которая целыми днями только и делала, что считала, кто сколько раз чихнет, а потом рассказывала об этом своим приятельницам, и они вместе долго судачили про эти «апчхи!»
   – Аптекарь чихнул семь раз! – рассказывала женщина.
   – He может быть!
   – Клянусь вам! И пусть у меня отвалится нос, если я говорю неправду! Он чихнул все семь раз ровно за пять минут до того, как пробило полдень!
   Они долго обсуждали это событие и наконец пришли к выводу, что аптекарь подливает воду в касторку.
   – А священник чихнул четырнадцать раз! – продолжала рассказывать женщина, вся красная от волнения.
   – Ты не ошиблась?
   – Пусть у меня отвалится нос, если он чихнул хоть одним разом меньше!
   – Боже, что станет с миром, если и дальше так пойдет!
   Они снова долго судачили и пришли к выводу, что священник слишком много наливает масла себе в салат.
   Однажды эта женщина и ее приятельницы (а их было больше, чем дней в неделе) спрятались под окнами синьора Делио, чтобы пошпионить за ним. Но синьор Делио и не думал чихать – он не нюхал табака и не был простужен.
   – Ни разу не чихнул! – огорчилась женщина, которая считала «апчхи!». – Должно быть, тут-то и зарыта собака!
   – Конечно! – поддержали ее приятельницы.
   Синьор Делио услышал их разговор. Он взял молотого перца, насыпал его в пульверизатор и незаметно обсыпал сверху сплетниц, что притаились у него под окном.
   – Апчхи! – чихнула женщина, которая считала «апчхи!».
   – Апчхи! Апчхи! – стали чихать ее приятельницы и никак не могли остановиться.
   – Я чихнула больше, чем вы! – заявила вдруг женщина, которая считала «апчхи!».
   – Нет, мы чихнули больше! – закричали приятельницы.
   Тут женщины вцепились друг другу в волосы и давай колошматить одна другую. Платья на них порвались, и у каждой оказалось по выбитому зубу.
   С тех пор женщина, которая считала «апчхи!», перестала разговаривать со своими приятельницами. Она купила себе записную книжку с карандашом и стала ходить одна-одинешенька. Каждое «апчхи!» она отмечала в записной книжке плюсиком.
   Когда она умерла и люди нашли ее записную книжку, заполненную плюсиками, они удивились:
   – Смотрите, должно быть, она отмечала этими плюсиками все свои добрые дела! Как же много добра она сделала людям! Уж если она не попадет в рай, то нас туда и подавно не пустят!

   Страна, где нет ничего острого

   Джованнино-Бездельник очень любил путешествовать. Путешествовал он, путешествовал и оказался в удивительной стране, где дома строили без углов – они были круглые. И крыши тоже ставили не углом, а плавно закругляли. Вдоль дороги, по которой шел Джованнино, тянулась живая изгородь из кустов роз, и ему, конечно, захотелось вдеть одну розу в петлицу своей курточки. Он собирался осторожно, чтобы не уколоться о шипы, сорвать цветок, как вдруг заметил, что шипы нисколечко не колются, – они, оказывается, вовсе не острые и только слегка щекочут руку.
   – Чудеса, да и только! – удивился Джованнино.
   В ту же минуту из-за куста с розами появился городской стражник, и, очень вежливо улыбаясь, спросил его:
   – Вы, должно быть, не знаете, что нельзя рвать розы?
   – Мне очень жаль… Я не подумал…
   – Тогда вам придется заплатить только половину штрафа, – сказал стражник все с той же приветливой улыбкой и стал выписывать квитанцию. Джованнино заметил, что карандаш у него был не заточен – совсем тупой, и спросил стражника:
   – Простите, а можно взглянуть на вашу саблю?
   – Пожалуйста, – ответил тот и протянул Джованнино свою саблю. Она тоже оказалась не острой, а тупой.
   – Так, что же это за страна такая? – удивился Джованнино. – Куда я попал? Здесь все так странно!
   – Это страна, где нет ничего острого, – объяснил стражник, и так вежливо, что все его слова надо было бы писать только с заглавной буквы.
   – А как же гвозди! – удивился Джованнино. – Они ведь должны быть острыми!
   – Мы давно уже обходимся без них. Ведь есть клей! А теперь, будьте добры, дайте мне две пощечины,
   От изумления Джованнино широко открыл рот, будто собирался проглотить сразу целый торт.
   – Что вы! – воскликнул он наконец. – Я вовсе не хочу оказаться в тюрьме за оскорбление городского стражника. Уж если на то пошло, так это я должен получить две пощечины, а не вы.
   – Но у нас так принято, – любезно объяснил стражник, – полный штраф – это четыре пощечины, а половина штрафа – две.
   – Две пощечины – стражнику?
   – Стражнику.
   – Но это ужасно несправедливо! Так нельзя!
   – Конечно, несправедливо! Конечно, так нельзя! – ответил стражник. – Это настолько несправедливо и ужасно, что люди, чтобы не давать пощечин ни в чем не повиннным стражникам, просто не делают ничего такого, что запрещается законом и за что нужно брать штраф. Ну, так я жду – дайте мне две пощечины! И в другой раз, синьор путешественник, вы, конечно, будете осторожнее, не так ли?
   – Но я не хотел бы даже ущипнуть вас за щеку, не то что ударить!
   – В таком случае я вынужден проводить вас до границы и предложить покинуть нашу страну!
   И Джованнино, ужасно пристыженный, вынужден был покинуть страну, где нет ничего острого. Однако он до сих пор все еще мечтает вернуться туда, чтобы жить по самым вежливым законам на свете, среди самых воспитанных людей, в домике, где нет ничего острого.

   Страна, где все слова начинаются с «не»

   Да, Джованнино-Бездельник был заядлым путешественником. Путешествовал он, путешествовал и оказался еще в одной удивительной стране. Здесь все слова начинались с частицы «НЕ».
   – Что же это за страна такая? – спросил он у одного горожанина, что отдыхал в тени под деревом.
   Горожанин вместо ответа достал из кармана перочинный нож и протянул его на ладони Джованнино,
   – Видишь?
   – Вижу. Ножик.
   – Ничего подобного! Это неножик, то есть ножик, у которого впереди «не». Он служит для того, чтобы огрызки карандашей превращать в новые карандаши. Очень полезная вещь для школьников.
   – Великолепно! – удивился Джованнино, – А еще что?
   – А еще у нас есть невешалка.
   – То есть вы хотите сказать – вешалка?
   – Нет, именно то, что я и сказал, – невешалка. От вешалки мало проку, если на нее нечего вешать. А вот с нашей невешалкой совсем другое дело. На нее ничего вешать не надо, на нее уже все повешено. Нужно тебе пальто, иди и сними его! А если кому-нибудь нужен пиджак, то незачем ходить в магазин и покупать его. Надо только подойти к невешалке и снять его. У нас есть невешалки летние и невешалки зимние, незешалки для мужчин и отдельно – для женщин. Это сберегает нам деньги.
   – Прекрасно! А еще что?
   – Еще у нас есть нефотоаппарат, который, вместо того чтобы делать обычные снимки, делает карикатуры, и людям становится весело. Еще у нас есть непушка.
   – Уфф! Как страшно!
   – Ничуть! Непушка – это совсем не то, что пушка. Она служит для того, чтобы прекращать войну.
   – А как же она действует?
   – Очень просто! Даже ребенок может управлять ею. Если вдруг начинается война, мы сразу же трубим в нетрубу, стреляем из непушки, и война тотчас же прекращается.
   Какая прелесть эта страна, где все слова начинаются с «НЕ»!

   Страна, где все люди сделаны из масла

   Однажды Джованнино-Бездельник, великий путешественник и землепроходец, оказался в стране, где все люди сделаны из масла. На солнце они таяли, и поэтому им приходилось все время укрываться в тени и прятаться в прохладе. И жили они в городе, где вместо домов повсюду стояли огромные холодильники. Джованнино ходил по улицам этого странного города и видел, как жители сидят у окон своих домов-холодильников, положив на голову пузырь со льдом. На двери каждого холодильника висел телефон, чтобы можно было разговаривать с его обитателями.
   – Алло! – сказал Джованнино, сняв трубку у одного из холодильников.
   – Алло! – ответили ему.
   – Кто говорит? – спросил Джованнино.
   – Король страны, Т-де все люди сделаны из масла. А я сбит из сливок высшего сорта, снятых с молока лучших швейцарских коров. Вы обратили внимание намой холодильник?
   – Нет, а что? Ах вот в чем дело! Он же из чистого золота!… А вы что, так никогда и не выходите из него?
   – Отчего же, иногда выхожу. Зимой. В сильный мороз. И катаюсь в ледяном автомобиле.
   – А если, пока ваше величество гуляет, выглянет солнце?… Что тогда?
   – Не может оно выглянуть! Это запрещено! Я бы тотчас же приказал моим солдатам посадить его в тюрьму!
   – Как бы не так! – рассердился Джованнино, бросил трубку и отправился, путешествовать в другую страну.
Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация