А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сказки, у которых три конца" (страница 5)

   В чем люди одинаковы

   Один мальчик разбирал как-то вечером свои игрушки. Вот он вынул из коробки гору, которую папа помог ему сделать из старых газет и крахмального клейстера, вот – маленькую пластмассовую елочку, затем кусочек зеркала – блестит, как настоящее озеро, и наконец – сверкающие звезды – елочные украшения. А из другой коробки он достал пластмассовые фигурки – двух пастухов и несколько овечек, старушку, сидящую у жаровни с каштанами, доброго волшебника в восточной чалме… Мальчик поставил пастухов и овец на склоне горы, на самую вершину посадил волшебника, а старушку поместил на берегу озера. Мало фигур! А что вон в той коробке на шкафу? А! Там лежат совсем старые, давно забытые игрушки! Заглянем-ка туда! И он достал из коробки краснокожего индейца – последнего представителя какого-то племени, маленький самолет без пропеллера, в кабине которого сидел пилот, и какую-то девочку в брючках и с гитарой в руках – как она тут оказалась, непонятно. Мальчишки, как известно, в куклы не играют… Но эта девчонка, если присмотреться, была совсем неплоха… И мальчик поставил се рядом со старушкой, которая жарила каштаны. А краснокожего индейца с боевым топориком на плече поместил неподалеку от овец. Самолет с пилотом и звезды он подвесил на елочку. «Неплохо получилось! – подумал мальчик. – Как настоящая театральная декорация!» Но тут мама позвала его, и он ушел. Пора было ложиться спать. И вскоре мальчик уснул.
   И тогда пробудились его игрушечные фигурки. Первым открыл глаза один из пастухов. Он осмотрелся и остался очень недоволен тем, что происходило вокруг. «Кто это идет за моим стадом с топором в руках?» – подумал он.
   – Эй! Ты кто такой? Что тебе надо тут? Уходи отсюда, не то собак натравлю!
   – Ауф! – только и ответил ему краснокожий индеец.
   – Что? Говори яснее! А впрочем, можешь и помолчать, только убирайся отсюда поскорее!
   – Я остаться, – произнес краснокожий. – Ауф!
   – А топорик у тебя зачем? Уж не овечку ли собираешься у меня украсть?
   – Топор рубить дрова. Ночь холодно. Я хотел делать огонь.
   Тут проснулась старушка у своей жаровни и увидела девочку с гитарой.
   – Что это еще у тебя такое?
   – Гитара.
   – Не слепая, сама вижу, что гитара. А нам тут не нужна гитара! Мы больше любим волынку и дудочку!
   – Но у гитары замечательный звук. Послушайте!
   – Ох, да перестань ты ради бога! С ума сошла! Ужас какой! Ох уж эта современная молодежь! Знаешь что, убирайся-ка ты отсюда, пока я не запустила в тебя этими каштанами. А они, между прочим, обжигают! Уже поджарились.
   – А я люблю каштаны! – сказала девочка.
   – Еще и насмехаешься?! Хочешь отнять у меня каштаны? Бессовестная воровка! Я покажу тебе сейчас!… На помощь! Держите вора! Вернее – воровку!
   Но старушку никто не услышал, потому что как раз в это время проснувшийся пилот завел мотор своего самолета. Он сделал два-три круга над озером и горой, приветливо помахал всем и приземлился возле краснокожего индейца. Недовольные пастухи тотчас же подошли к нему:
   – Зачем прилетел? Пугать наших овец?
   – Разрушить наши хижины своими бомбами?
   – Но у меня нет никаких бомб, – ответил пилот. – Это спортивный самолет. Хотите, покатаю?
   – Сам катайся! И лучше, если подальше, чтоб мы больше не видели тебя!
   – Да, да! – закричала старушка. – И забери с собой эту девчонку, которая хочет отнять у меня каштаны…
   – Бабуленька, – сказала девочка, – не говорите неправду! За ваши каштаны, если вы дадите мне их, я заплачу.
   – Заберите ее вместе с этой проклятой гитарой!
   – И ты, красная морда, – сказал один из пастухов, обращаясь к краснокожему индейцу, – тоже убирайся восвояси! Нам не нужны тут грабители!
   – Ни грабители, ни гитара! – добавила старушка.
   – Гитара – музыка самый красивый, – ответил краснокожий.
   – Вот слышали! Я с ним согласна!
   – Бабушка, – вмешался пилот, – зачем вы так сердитесь? Попросите лучше синьорину, чтобы она сыграла нам что-нибудь. И мы сразу подобреем.
   – Ладно, кончайте! – заявил один из пастухов. – Или вы все трое сейчас же уберетесь отсюда подобру-поздорову или услышите совсем другую музыку!
   – Я оставаться здесь. Я сказал.
   – Я тоже остаюсь, – поддержала девочка, – как мой друг Свирепый Бык. Я тоже сказала.
   – А я, – добавил пилот, – прилетел издалека. Конечно, мне не хочется уходить. Ну-ка, девочка, сыграй нам что-нибудь, посмотрим, не исправит ли твоя музыка настроение.
   Девочка не заставила себя долго упрашивать и тронула струны гитары…

Первый конец
   И пастухи тотчас же замахнулись на нее своими палками. И позвали собак.
   – Убирайтесь отсюда! Убирайтесь!
   – Взять, Верный! Взять их, Волк!
   – А ну-ка, прогоним их!
   Краснокожий индеец не двинулся с места, только приподнял свой боевой топорик.
   – Я будет стоять, – сказал он. – Ауф!
   Но пилот решил иначе.
   – Ладно, – сказал он, – не устраивать же тут драку! Залезай в самолет, девочка! И ты тоже, Свирепый Бык! Мотор включен. Ну, все залезли? Полетели!
   И самолет, взревев мотором, поднялся над озером и горой и стал летать по комнате.
   – А куда мы летим? – спросила девочка, прижимая гитару, чтоб ее не унесло ветром.
   – Я знаю одну хорошую большую коробку, где мне когда-то очень неплохо жилось!
   – И я знаю такую!
   – И я знать! Ауф!
   – Тогда, ауф, летим к этой коробке! Вот она там внизу. И еще не закрыта, слава богу. Садимся!
   – Ауф! – сказал краснокожий индеец. Но он, похоже, был не очень доволен.

Второй конец
   Едва девочка заиграла на гитаре, пастухи угрожающе замахнулись на нее своими палками.
   – Ладно, ладно! – вздохнула девочка. – Не нравится вам гитара? Так я разобью ее. Только, пожалуйста, уберите собак, а то они порвут мне брюки.
   – Вот это другой разговор, – сказала старушка. – Иди, я дам тебе каштанов.
   – Сначала дайте мне немного муки, – попросила девочка. – Мы перекрасим Свирепого Быка. И тогда пастухи перестанут нервничать, глядя на него.
   – Хорошо придумала! – сказали пастухи. – А ты, краснокожая образина, согласен?
   – Ауф, – ответил краснокожий. И спокойно позволил перекрасить себя в белый цвет.
   – А самолет? – спросили пастухи.
   – А с самолетом, – ответил пилот, – мы вот что сделаем – мы его подожжем, получится костер, и мы согреемся.
   – Тоже правильно! Тем более что ночь такая холодная.
   И костер принес наконец-то мир всем этим людям. И пастухи даже танцевали вокруг него тарантеллу под звуки своих дудочек.

Третий конец
   Едва девочка заиграла на гитаре, пастухи набросились на непрошеных гостей, но чей-то властный голос остановил их:
   – Перестаньте!
   – Кто это?
   – Волшебник! Он спустился с горы и идет к нам! Какая честь для нас, ваша милость!
   – Меня зовут Гаспаре, а не «ваша милость».
   – Привет, Гаспаре! – сказала девочка.
   – Добрый вечер, дочка! Я услышал твою музыку, и она мне очень понравилась.
   – Ауф! – вставил краснокожий индеец.
   – Привет и тебе, Свирепый Бык, Черный Орел, Гремящее Облако, или как тебе еще хочется называться. Приветствую тебя, пилот. И вас тоже, пастухи, и тебя, бабушка. Чувствую, пахнет жареными каштанами…
   – Эта девочка хотела отнять их у меня…
   – Да нет, тебе показалось! Она вовсе не похожа на воровку!
   – А этот тип с топором! – закричали пастухи. – Зачем он пришел сюда?
   – Вы спросили его об этом?
   – Зачем спрашивать! И так видно – он хотел забить наших овец…
   – Я хотел мир, – сказал краснокожий индеец, – я любить мир.
   – Ну вот, слышали? – сказал Гаспаре. – Мир нужен всем людям – и белым, и краснокожим, и тем, кто ходит пешком, и кто летает на самолете, и кто играет на волынке, и кто на гитаре. Люди все очень разные, очень непохожие друг на друга. Но в одном они все одинаковы – все хотят мира.
   Пастухи пристыженно замолчали. А потом услыша ли, как старушка сказала девочке:
   – Послушай, ты и вправду любишь каштаны? На бери! Да я же угощаю тебя, а не продаю… А вы, пилот не хотите? А вы, синьор Любимый Бык… Извините, я не расслышала ваше имя… Вы любите каштаны?
   – Ауф! – ответил краснокожий индеец.

   Профессор Ужасниус

   Профессор Ужасниус вместе со своим ассистентом Дьяволусом уже давно втайне работал над одним очень опасным изобретением. Это был, как нетрудно догадаться по его имени, очень страшный ученый, причем не только исключительно талантливый, но и невероятно злой. Все свои знания и необычайные способности он направлял на осуществление поистине чудовищных замыслов.
   – Вот увидишь, дорогой Дьяволус, – говорил он ассистенту, – наш атомный сверхдомкрат, который уже почти готов, потрясет весь мир!
   – Не сомневаюсь, синьор профессор! Представляю, как изумятся наши дорогие соотечественники, когда вы поднимете с помощью этого сверхдомкрата
   Пизанскую башню и поставите ее на вершину самой высокой в Европе горы – Монблан!
   – Пизанскую башню? – усмехнулся Ужасниус. – На Монблан? Что за глупости? С чего ты взял?
   – Ну как же, профессор, когда мы проектировали…
   – Мы? Мы проектировали? А что спроектировал именно ты, высокочтимый синьор Дьяволус? Что изобрел лично ты? Обертку для шоколада? Зонтик без ручки? Горячую воду?
   – Исправляю свою ошибку, профессор Ужасниус, – смиренно произнес пристыженный Дьяволус. – Когда вы, и только вы, проектировали сверхдомкрат, мне помнится, вы упомянули Пизанскую башню и высочайшую из альпийских вершин…
   – Да, я прекрасно помню, что говорил об этом. Но только из чистой предосторожности, мой прекрасный и уважаемый Дьяволус. Зная твою ужасную привычку болтать со всеми на свете – с подручным молочника и учеником булочника, со швейцаром и сестрой двоюродного брата швейцара…
   – Я незнаком с ней! Клянусь, синьор профессор, я совсем незнаком с сестрой двоюродного брата швейцара и обещаю вам, что никогда даже не попытаюсь познакомиться с ней!…
   – Хорошо, в таком случае не будем больше говорить о ней. Я только хотел объяснить тебе, милейший и глупейший Дьяволус, что я не надеялся на тебя и нарочно придумал эту историю с Пизанской башней, чтобы скрыть от тебя свои настоящие планы. Они должны были оставаться в полнейшем секрете.
   – До каких же пор, профессор?
   – До вчерашнего дня, мой любопытнейший Дьяволус. Но сегодня ты уже можешь узнать, что я задумал. Через несколько часов мы закончим нашу работу. И вечером уедем.
   – Уедем?
   – Ну да! На этом же самом атомном свердомкрате, разумеется.
   – А куда мы направимся, нельзя ли узнать?
   – В космос, мой дорогой Дьяволус, столь любящий вопросительный знак!
   – В космос!
   – А еще точнее – на Луну.
   – На Луну!
   – Я вижу, ты переходишь от вопросительного к восклицательному знаку. Но не будем затягивать дело. Слушай меня внимательно. Вот мой план. С помощью атомного сверхдомкрата я подниму Луну, выведу ее с орбиты и перемещу в какое-нибудь другое место космического пространства по своему усмотрению.
   – Колоссально!
   – Оттуда, дорогой Дьяволус, мы начнем переговоры с землянами.
   – Потрясающе!
   – Хотите, чтобы Луна вернулась на место? Выкупайте ее у нового владельца – профессора Ужасния Ужасниуса! Сколько надо заплатить? Столько золота, сколько она весит.
   – Невероятно!
   – На вес золота! Понимаешь, мой милый Дьяволус? Зо-ло-та.
   – Сверхневероятно!
   – Ты уловил теперь суть?
   – Уловил, профессор! Это самая гениальная идея двадцатого века!
   – И я надеюсь также – самая коварная. Я решил войти в историю, как самый дьявольский, самый ужасный человек всех времен и народов. А теперь, Дьяволус, за работу!…
   Вскоре атомный сверхдомкрат был окончательно готов. Любопытный аппарат этот очень походил на тот самый домкрат, который обычно применяют, когда нужно приподнять автомобиль, чтобы поменять проколотую шину. Только был он немного побольше и соединялся с космической кабиной, в которой находились два больших кресла. В них-то и расположились ко времени, которое профессор Ужасниус выбрал для начала своей дьявольской затеи, изобретатель и его ассистент, с большим трудом скрывавший какую-то странную дрожь.
   – Успокойся, Дьяволус!
   – Д-да… си-ни-ор… проф-ф-ф-фес-сор…
   – Перестань заикаться!
   – Д-да… синь-ор… проф-фессор…
   – Вот прими эту таблетку. Сразу станет легче.
   – Спасибо, профессор Ужасниус, я уже совершенно спокоен!
   – Прекрасно! Считай наоборот, Дьяволус…
   – Минус пять… минус шесть… минус семь…
   – Я же сказал – наоборот! Наоборот!
   – Ах да, извините, пожалуйста! Минус пять… минус четыре… минус три… минус два…,
   – Старт!

Первый конец
   В тот вечер Луна не вышла на небо. Поначалу люди решили, что она прячется в облаках. Но небо было чистое, звездное, а Луна все равно блистательно отсутствовала.
   После долгих наблюдений астрономы все же отыскали ее. Крохотной точечкой виднелась она очень далеко, где-то в районе созвездия Скорпиона.
   – Надо же, куда запряталась! Как это она умудрилась?
   И в этот момент голос профессора Ужасниуса зазвучал во всех радиоприемниках, какие только были на Земле:
   – Внимание! Внимание! Говорит Ужасниус! Ужасниус вызывает Землю! Как вы уже убедились, я отнял у вас Луну. Если хотите, чтобы она снова вернулась на свою орбиту, заплатите за нее золотом. Столько, сколько она весит. Астрономам известен ее вес с точностью до грамма. Жду ответа ровно сутки. Если не примете мои условия, я взорву Луну, и вы никогда больше не увидите ее! Вы хорошо поняли меня? Никогда! Внимание! Внимание! Говорит Ужасниус…
   И, чтобы его хорошо поняли, дьявольский ученый еще дважды повторил свое заявление. Для него, человека исключительно талантливого, выйти в эфир сразу по всем радиостанциям планеты не составляло, как вы понимаете, ни малейшего труда.
   На его беду, однако, никто на Земле почему-то не огорчился из-за исчезновения Луны. Соединенные Штаты Америки, Советский Союз, Италия, Франция. Китай, Япония и многие другие крупные страны тут же отправили в космос множество искусственных Лун, одну ярче другой. Так что лунного света стало вдруг больше чем достаточно, и некоторые люди даже были недовольны – он мешал спать.
   А профессору Ужасниусу пришлось остаться на старой Луне и грызть с досады ногти, 634

Второй конец
   Исчезновение Луны очень взволновало людей во всех концах Земли.
   – Как же мы теперь будем вздыхать без лунного света? – спрашивали мечтатели.
   – А я всегда ложился спать при свете Луны, чтобы экономить электричество. Что же, теперь мне придется включать свет? – огорчился какой-то скупец.
   – Верните нам нашу Луну! – требовали газеты.
   А какой-то мошенник стал ходить по домам, говоря, что специальный комитет поручил ему собрать золото для выкупа Луны. И нашлось немало простофиль, которые поверили ему и отдали кольца, серьги, ожерелья и цепочки. Собрав несколько килограммов золота, мошенник удрал в Венесуэлу, и никто больше ничего не слышал о нем.
   К счастью для человечества и любителей лунного света, жил в то время в Оменье, что на озере Орта, один ученый, не менее талантливый и изобретательный, чем профессор Ужасниус, но не такой коварный и злой. Звали его Магнитиус. За какие-то несколько часов, никому ничего не сказав, он изготовил атомный сверхмагнит и с его помощью вернул Луну на старую орбиту. Напрасно профессор Ужасниус привел в действие всю чудовищную энергию своего сверхдомкрата. Он ничего не смог сделать против сверхмагнита Магнитиуса. От огорчения Ужасниус уединился на Юпитер.
   А люди так и не узнали никогда, кто и каким образом вернул Луну на место, и к тому же без всяких расходов. Магнитиус не стремился к славе и никому ничего не сказал. Впрочем, он был уже занят другим исключительно важным изобретением – придумывал пуговицы, которые никогда не отрываются. И в историю вошел, как известно, именно как изобретатель этих пуговиц.

Третий конец
   Вслед за командой «Старт!», которую подал профессор Ужасниус, раздался резкий звук, и соседи по дому приняли его за сирену полицейской машины.
   А изобретатель и его ассистент через несколько мгновений уже оказались в каком-то маленьком кратере на Луне.
   – Потрясающе, синьор профессор! – восхитился Дьяволус, потирая руки. – Сверхпотрясающе!
   – Тише! – рассердился Ужасниус – Тише! – снова крикнул он спустя некоторое время, хотя Дьяволус и рта не открывал.
   Когда профессор Ужасниус в третий раз приказал: «Тише!», даже Дьяволус понял – что-то не ладится. Огромный сверхдомкрат напрасно высвобождал всю свою дьявольскую энергию. Луна ни на миллиметр не сдвинулась со своей вечной орбиты. А надо вам сказать, что профессор Ужасниус, талантливый и изобретательный во всех областях науки, был не совсем в ладах с системой мер и весов. Высчитывая вес Луны, он ошибся, когда переводил тонны в центнеры. И оказалось, что сверхдомкрат сделан для Луны, которая в десять раз легче нашей. Профессор Ужасниус даже застонал от огорчения. А потом сел в космический корабль и умчался в космическое пространство бросив своего бедного Дьяволуса в лунном кратере даже без стакана воды, без карамельки, чтобы прийти в себя от испуга.

Чтение онлайн



1 2 3 4 [5] 6 7 8 9 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация