А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сказки, у которых три конца" (страница 2)

   Эти бедные привидения

   На планете Борт жили привидения, много привидений. Жили? Нет, правильнее было бы сказать – влачили жалкое существование, кое-как сводили концы с концами. Обитали они, как и все привидения, где придется – в пещерах, в старинных полуразрушенных замках, в пустых, заброшенных домах, на чердаках. В полночь они выбирались из укрытий и расходились по всей планете – пугать бортианцев.
   Но бортианцы их нисколько не боялись. Это были умные люди. В привидения они не верили. И если сталкивались с ними, то смеялись, пока те, краснея от стыда, не исчезали.
   Например, начинает какое-нибудь приведение греметь цепями, издавая скрежещущий звук, как тут же кто-нибудь из бортианцев кричит:
   – Эй, привидение, смазало бы получше свои цепи! Уж очень скрипят!
   А другое привидение начнет, к примеру, размахивать изо всех сил своей белой простыней… А кто-нибудь из бортианцев, скорее всего какой-нибудь мальчишка, кричит ему:
   – Ну чего ты там крутишься? Тащи сюда свою простыню да суй скорее в стиральную машину. Давно пора отправить ее в биологическую стирку.
   К утру привидения возвращались в свои укрытия сами совсем запуганные, упавшие духом и жаловались друг другу:
   – Черт знает что творится! Представляешь, что сказала мне одна синьора, которая сидела на балконе и наслаждалась ночной прохладой? «Смотри, говорит, опоздаешь! У тебя часы отстают. Неужели нет среди вас, привидений, часовщика, чтобы починить их»?
   – А мне? Они подсунули мне записку! Прикололи кнопкой к двери. И знаешь, что в ней было написано? «Уважаемый синьор привидение! Когда закончите свою прогулку, прикройте дверь. Прошлой ночью вы оставили ее открытой, в дом забрели бродячие коты и вылакали молоко моей кошечки».
   – Никакого уважения к привидениям!
   – Никакого почтения!
   – Надо что-то предпринимать!
   – А что, например?
   Кто-то предложил провести демонстрацию протеста! Кто-то другой – ударить во все колокола, что есть на планете, чтобы помешать бортианцам спать.
   Наконец слово взял самый старый и самый мудрый призрак.
   – Дамы и господа! – сказал он, штопая дыру на своей ветхой простыне. – Дорогие друзья! Ничего не поделаешь! Больше нам не напугать бортианцев! Никогда! Они привыкли к нашему шуму, знают все наши фокусы, и наши протесты их нисколечко не тронут. Нет, нам здесь нечего больше делать…
   – Что значит «здесь»?
   – Я хочу сказать – на этой планете. Надо эмигрировать, покинуть ее…
   – Ну да, чтобы оказаться на какой-нибудь планете, где живут только комары да мухи!
   – Нет, господа, я знаю одну подходящую планету.
   – И как же она называется?
   – Она называется Земля. Я узнал от одного верного и надежного человека, что на Земле живут миллионы ребят, которые, едва только услышат про привидения, сразу же прячут головы под подушки.
   – Какая прелесть!
   – Не может быть!
   – Мне рассказал это, – продолжал старый призрак, – один человек, который никогда в жизни не говорит неправду.
   – Ну ладно, давайте голосовать! Голосовать!
   – За что голосовать?
   – Кто согласен переселиться на Землю, махните своей простыней. Подождите, я сосчитаю… Один, два, три… сорок… сорок тысяч… сорок миллионов… Кто против? Один, два… Ну что же, подавляющим большинством принято, решение – едем!
   – А те, кто против, тоже могут поехать?
   – Разумеется. Меньшинство должно следовать за большинством.
   – Когда отправляемся?
   – Завтра вечером, как только стемнеет.
   И на следующий вечер, еще до того как появилась Луна (кстати, на планете Борт четырнадцать Лун, и непонятно, как это им удается вертеться вокруг нее и не столкнуться), бортианские привидения выстроились в стройную колонну и замахали своими простынями, словно большими бесшумными крыльями… И вот они полетели… Полетели в космическое пространство, словно белые ракеты.
   – А не собьемся с пути?
   – Не бойтесь, старик знает небесные маршруты так же хорошо, как дырки на своей простыне…

Первый конец
   Через несколько минут, двигаясь со скоростью света, бортианские привидения подлетели к Земле и опустились в той ее части, которая была тогда в тени – там ночь только еще начиналась.
   – Теперь разомкнем наши стройные ряды и разлетимся, – сказал старый призрак. – Пусть каждый осмотрится и действует в зависимости от обстановки. К рассвету соберемся здесь и обсудим положение. Согласны?
   И привидения растаяли в ночной темноте.
   Когда же они вновь встретились на рассвете, то едва не выпрыгивали из своих простыней от радости,
   – Ребята, да это же просто рай!
   – Какое счастье!
   – Какой праздник!
   – Кто бы подумал, что столько людей еще верит в привидения.
   – И не только дети, даже взрослые!
   – И даже образованные люди!!!
   – Я напугал одного доктора!
   – А я – министра! Он даже поседел от страха!
   – Наконец-то мы нашли подходящую планету! Я голосую за то, чтобы остаться тут.
   – И я!
   – И я!
   На этот раз во время голосования взметнулись все простыни, ни одна не осталась неподвижной.

Второй конец
   Через несколько минут, двигаясь со скоростью света, бортианские привидения улетели очень далеко от своей планеты. К сожалению, в суматохе перед отъездом никто не заметил, что во главе колонны оказались те самые два привидения, которые возражали против путешествия на Землю. А это были, надо вам сказать, земные привидения. А еще точнее – миланские привидения, которые убежали из ломбардской столицы, не устояв под градом гнилых помидоров, какими их закидали мальчишки. Привидения тайком пробрались на планету Борт и спрятались среди местных привидений, О том, чтобы вернуться на Землю, они, разумеется, и слышать не хотели. Но если б кто-нибудь узнал, что они – земные, им пришлось бы не сладко– И тогда они задумали… Впрочем, что задумали, то и сделали.
   Они встали во главе колонны. Все полагали, что путь указывает старый, мудрый призрак, а он между тем задремал на лету. И земные привидения, вместо того чтобы лететь к Земле, взяли курс совсем в другую сторону – к планете Пиккьо, которая находится на расстоянии трехсот миллионов миллардов километров и семи сантиметров. На этой планете обитали только какие-то говорящие лягушки. Бортианскнм привидениям неплохо жилось там по крайней мере несколько столетий. А потом, похоже, и лягушки перестали бояться их,

Третий конец
   Через несколько минут, двигаясь со скоростью света, бортианские привидения оказались вблизи Луны и уже собирались опуститься на землю и приняться за свое дело, как вдруг увидели, что с Земли им навстречу движется такая же плотная колонна привидений.
   – Эй, кто вы такие?
   – А вы кто?
   – Нечестно! Мы первые спросили! Отвечайте!
   – Мы привидения с планеты Земля. Улетаем отсюда, потому что здесь нас уже больше никто не боится.
   – И куда же вы летите?
   – На планету Борт. Нам говорили, там есть кого попугать.
   – Несчастные! Так знайте же – мы покинули эту планету именно потому, что привидениям там уже больше нечего делать!
   – Черт возьми, как же быть?
   – Давайте объединимся, и поищем какую-нибудь планету, где живут трусишки. Неужели не найдется хотя бы одна такая планета во всей Вселенной…
   – Ну конечно, так и надо сделать!…
   Так и сделали. Бортианские и земные привидения объединились, поворчали немного и скрылись в глубинах Космоса.

   Собака, которая не умела лаять

   Жила-была однажды собака, которая не умела лаять. Ни лаять, ни мяукать, ни мычать, ни ржать – никак не умела разговаривать! Это была самая обыкновенная маленькая собака. И. никто не знал, откуда она взялась в этом селе, где прежде никто никогда не видел ни одной собаки. И уж, понятное дело, сама она даже не подозревала, что не умеет лаять. Но вот кто-то спросил ее:
   – А почему, интересно, ты никогда не лаешь?
   – Лаять?… А как это? Я ведь не здешняя, я не умею…
   – Вот чудачка! Разве ты не знаешь, что все собаки лают?
   – Зачем?
   – Не зачем, а потому. Потому что они собаки! Лают на прохожих, на подозрительных кошек, на луну. Лают, когда довольны жизнью, когда нервничают или злятся. Лают чаще всего днем, но, случается, и ночью.
   – Очень возможно, но я…
   – А ты что за птица такая особенная? Или хочешь, чтоб о тебе написали в газетах?
   Собака не знала, что и отвечать. Она не умела лаять и не знала, как этому научиться.
   – А ты делай, как я, – из жалости посоветовал какой-то петушок. И он несколько раз прокричал свое звонкое «ку-ка-ре-ку!».
   – По-моему, это совсем непросто, – заметила собака.
   – Да что ты! Очень даже просто! Послушай еще и обрати внимание на мой клюв. Короче, смотри и подражай!
   И петушок еще раз пропел «ку-ка-ре-ку!».
   Собака попробовала повторить, но у нее получилось только какое-то жалкое «кхе-кхе», и курицы, испугавшись, бросились врассыпную.
   – Ничего, – успокоил собаку петушок, – для первого раза очень даже неплохо. А теперь повтори. Ну!
   Собака еще раз попыталась покукарекать, но у нее опять ничего не вышло. И тогда она стала потихоньку тренироваться изо дня в день, иногда уходила в лес – там совсем никто не мешал и можно было кукарекать сколько угодно.
   Но вот однажды утром в лесу ей удалось выкрикнуть «ку-ка-ре-ку!» так хорошо, так звонко и красиво, что лиса, услышав этот петушиный клич, подумала: «Наконец-то петенька собрался навестить меня! Надо скорей поблагодарить его за визит…» И поспешила ему навстречу, не забыв при этом захватить нож, вилку и салфетку, потому что для лисы, как известно, нет блюда лакомее, чем хороший петушок. Можете себе представить, как огорчилась она, когда вместо петушка увидела собаку, которая сидела по-щенячьи на своем хвосте и одно за другим испускала громкие «ку-ка-ре-ку!».
   – Ах, – воскликнула лиса, – так, чего доброго, и в ловушку можно попасть!
   – В ловушку?
   – Ну да! Я подумала, что ты нарочно притворилась петушком, заблудившимся в лесу, чтобы поймать меня. Хорошо еще, что я тебя вовремя заметила. Но это нечестная охота! Собаки обычно лают, предупреждая, что приближаются охотники.
   – Уверяю тебя… Я совсем не собиралась охотиться. Я пришла сюда только поупражняться.
   – Поупражняться? В чем?
   – Я учусь лаять. И уже почти научилась. Послушай, как у меня хорошо получается.
   И она снова звонко пропела «ку-ка-ре-ку!».
   Лиса так хохотала, что чуть не лопнула. Она каталась по земле, хватаясь за живот, и никак не могла остановиться. Наша собака ужасно обиделась, что над нею смеются, – ведь она так старалась! Поджав хвост и чуть не плача, побрела она домой. Но тут встретилась ей кукушка. Увидела она печальную собаку и пожалела ее:
   – Что случилось с тобой?
   – Ничего..
   – Отчего же ты такая грустная?
   – Эх… Так вот и так… Все оттого, что не умею лаять. И никто не может научить меня.
   – Ну если дело только за этим, я научу тебя в два счета! Послушай хорошенько, как я пою, и повтори точно так же: «Ку-ку, ку-ку, ку-ку!» Поняла?
   – Вроде не так уж и трудно…
   – Да совсем просто! Я с самого детства умею куковать. Попробуй: «Ку-ку, ку-ку…»
   – Ку… – попробовала собака, – ку…
   Она повторяла это «ку-ку!» еще много раз и в этот день, и на следующий. И через неделю стала уже совсем неплохо куковать. Она была очень довольна собой и думала: «Наконец-то, наконец-то я начинаю по-настоящему лаять! Теперь уж никто не станет смеяться надо мной».
   Как раз в эти дни начался охотничий сезон. В лесу появилось много охотников, в том числе и таких, которые стреляют куда попало и в кого попало. Могут выстрелить даже в соловья, если услышат его. И вот идет один такой охотник по лесу и слышит в кустах: «Ку-ку… ку-ку…» Он поднимает ружье, целится и – бух! бах! – стреляет.
   Пули, по счастью, не задели собаку. Пролетели и просвистели над самым ухом. Но собака испугалась и пустилась наутек. Она очень удивилась: «Наверное, этот охотник сошел с ума, если стреляет даже в собаку, которая лает…»
   А охотник тем временем искал свою добычу. Он был уверен, что попал в цель.
   «Наверное, птицу утащила эта собака, которая выскочила вдруг откуда-то», – подумал он.
   И, чтобы отвести душу, выстрелил в мышонка, выглянувшего из своей норки, но не попал и в него.
   А собака бежала, бежала…

Первый конец
   Бежала, бежала собака и оказалась на лугу, где спокойно паслась корова.
   – Куда так спешишь?
   – Сама не знаю…
   – Ну так остановись. Здесь прекрасная трава.
   – Эх, если б в траве было дело…
   – Ты что – нездорова?
   – Хуже. Я не умею лаять!
   – Но ведь это самое простое, что только может быть на свете! Послушай меня: «Му-у! Му-у! Му-у!…» Разве некрасиво?
   – Неплохо. Но я не уверена, что это как раз то, что мне надо. Ты ведь корова…
   – Разумеется, я корова.
   – А я – нет. Я собака.
   – Разумеется, ты собака. Ну и что? Что тебе мешает выучить мой язык?
   – А знаешь, это мысль! Превосходная мысль!
   – Какая?
   – Да вот эта, которая только что пришла мне в голову. Я выучу языки всех животных и буду выступать в цирке. Все будут аплодировать мне, я разбогатею и выйду замуж за сына короля. Короля собак, разумеется.
   – Молодец, ты очень хорошо придумала это! Ну, так за работу. Слушай внимательно: «Му-у… Му-у… Му-у-…»
   – Му-у… – промычала собака.
   Это была собака, которая не умела лаять, зато обладала большими способностями к языкам.

Второй конец
   Бежала, бежала собака… И встретился ей крестьянин.
   – Куда так несешься?
   – Сама не знаю…
   – Тогда идем со мной. Мне как раз нужна собака – курятник сторожить.
   – Я бы пошла к вам, но только вот лаять не умею.
   – Тем лучше. Собаки, которые лают, только помогают ворам удирать. А тебя они не услышат, подойдут поближе, тут ты их схватишь, укусишь как следует, и они получат по заслугам.
   – Согласна! – ответила собака-
   Так и случилось, что собака, которая не умела лаять, нашла наконец себе занятие, цепь и миску с костями – раз и навсегда, на всю жизнь.

Третий конец
   Бежала, бежала собака… И вдруг остановилась. Какой странный голос она услышала. «Гав-гав! – говорил кто-то. – Гав-гав!»
   «Что-то очень родное и знакомое, – подумала собака. – Хотя никак не могу понять, что это за животное говорит».
   – Жираф! может быть? Нет, наверное, крокодил. Это злое животное – крокодил… Надо быть осторожнее.
   Прячась за кустами, собака двинулась туда, откуда доносилось это «гав-гав!», от которого, бог знает почему, так сильно забилось ее сердце.
   – Гав-гав!
   – Вот так раз – собака!
   Да, да! Причем это оказалась собака того самого охотника, который недавно стрелял, услышав кукование.
   – Привет, собака!
   – Привет, собака!
   – Что это за звуки ты издаешь?
   – Звуки? Да будет тебе известно, что это не просто звуки, а лай.
   – Лай? Ты умеешь лаять?
   – Вполне естественно. Не стану же я трубить, как слон, или рычать, как лев.
   – Тогда научи меня!
   – А ты разве не умеешь лаять?
   – Нет…
   – Слушай внимательно! Это делается так: «Гав гав!.»
   – Гав, гав! – сразу же залаяла собака. И подумала про себя, радостная и счастливая: «Наконец-то я нашла хорошего учителя!»

Чтение онлайн



1 [2] 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация