А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Нетленный луч" (страница 1)

   Александр Колпаков
   Нетленный луч

   1

   -Да, это фиолетовое смещение… – повторил Эомин и вновь испытал нечто вроде растерянности.
   Протекли минуты или часы. Эомин будто забыл, что вызван на беседу Советом космического человечества.
   – Я жду, – напомнил председатель Совета Урм, чье изображение, пройдя по лучу дальнодействия огромный путь от центра Галактики до Земли, было настолько реальным, живым, что казалось: Урм находится здесь же, в комнате.
   Эомин перевел взгляд на узкое, продолговатое лицо Урма, человека из расы «хомо галактос», не имеющего почти ничего общего с землянином. Ничего, кроме необъятного, все подавляющего лба.
   Взгляд Урма требовал ответа.
   И мысль Эомина нарисовала на экране картину его недавнего путешествия… Туманный пространственный диск, окутанный слоями магнитной защиты, мчался по четырехмерным равнинам пространства-времени, огибая холмы и пики гравитации. Вот он вошел в соприкосновение с океаном Дирака и, пробив его по кратчайшему расстоянию, оказался на границах Метагалактики. Здесь был абсолютный мрак. Пустота. Вакуум на пределе разрежения. Здесь умирал луч света, миллионы лет назад покинувший лоно светоносных звезд. Но разумная жизнь теплилась и в этой ультрапустыне. Вглядевшись, Урм различил в глубине экрана сферическое тело. Оно становилось все крупнее, объемнее и медленно вращалось вокруг продольной оси. Чаши нейтринных и гравитационных телескопов густо усеивали его поверхность. Сфероид ярко светился изнутри. В его недрах угадывались дороги, сады, города, растительность. То была одна из многих планет-обсерваторий космического человечества.
   Выбросив наружу тысячемильные стрелы генераторов, она непрерывно сосала Пространство, сгущая до предела рассеянную в нем энергию и превращая ее в зримые потоки тепла и света. А это значит – в жизнь.
   Вот уже более миллиона лет, рассказывал Эомин, телескопы обсерватории нацелены в таинственные дали Мегамира. Они следят за нарастанием величайшей от начала времен драмы. Дело в том, что откуда-то из глубин большой Вселенной на Метагалактику надвигаются новые, еще непознанные материальные структуры. Внутри них пробудились иные, нежели всемирное тяготение, формы бытия. Да, там не гравитация. Фундамент нашего трехмерного, замкнутого на себя пространства-времени с каждым мгновением необратимо расшатывается. Отрицая самое себя, гравитация уступает место новым, неизвестным силам мироздания. Это они, эти силы, сдвинули к фиолетовому концу все линии в спектрах далеких галактик.
   – Понял, – наклонил голову Урм. Его бесстрастное лицо не отразило ничего, кроме сосредоточенной работы мысли. – Это закономерно. Материя нашей Метагалактики завершает последний виток миллиардолетней спирали развития. Свой виток бесконечной спирали, – уточнил он, подумав.
   Что-то будет? Какова сущность нового, идущего из Мегамира пространства-времени? Или оно не имеет ничего общего с трехмерным континуумом? Что должно предпринять человечество в подобной ситуации? Эти и многие другие вопросы читали они в глазах друг друга. И не находили ответа. Даже их мощный ум не мог представить того, чего никогда не было. Потому что материя Мегамира эволюционировала в каких-то неведомых формах вещества и поля, развивалась по законам, недоступным пониманию людей.
   Урм опустил голову. Он больше не смотрел на светящийся купол приемника дальнодействия. Тот медленно угасал. В зыбких ячейках микроструктур, еще живших на его своде, казалось, угадывались грозные картины Мегамира, вызванные из небытия мыслью Эомина.
   «Да, это неизбежно. Как восход солнца, – думал Урм. – Естественный переход материи из одной формы бытия в другую. Но сколько длился этот переход?».
   – Двенадцать миллиардов лет, – вслух продолжал он свои размышления. – Огромный временной отрезок. А в масштабе вселенной – лишь краткое мгновение.
   – Двенадцать миллиардов, – как эхо отозвался Эомин. – Новый цикл развития. Но какого? Этого мы не знаем. Никогда не узнаем. Только один виток бесконечной спирали. – Черты его лица исказились. – Начинается новая ветвь спирали… Но уже без нас. Без нас.
   Глаза Урма тоже потеряли свою обычную бесстрастность.
   – Хорошо. Соберем совет, – тихо произнес он. – Мы обязаны принять решение.
   – Должны, – подтвердил Эомин.
   Беседа была окончена. Луч дальнодействия задрожал, изображение потускнело. Черты неповторимого облика Урма растаяли в дымке волновых пульсаций. Эомин побрел к выходу.
   В операторском центре он невольно остановился. Некоторое время стоял недвижно, безотчетно впитывая вечную красоту Космоса. Прозрачная стена зала, непроницаемая для любых излучений, была совершенно невидимой, и ему казалось, что он просто парит над дисковидным телом орбитального спутника, где размещалась станция дальнодействия. Небесная сфера горела миллионами звезд. Их пронзительно-холодные зрачки были спокойны. Надменные, бесстрастные, величавые светила ни о чем не догадывались. На какое-то мгновение Эомина охватило неизмеримо глубокое чувство утраты. Близится естественный конец этой извечной красоты. Да, но это неизбежно, вздохнул он. Весь этот видимый мир, сверкающий уже миллиарды лет красками и светом, наполненный неустанным движением, исчезнет. Как бабочка-однодневка на весеннем лугу. В это нельзя поверить. Эомин с трудом оторвал взгляд от небесной сферы и, пройдя в секцию пульсаций, усилием воли включил дезинтегратор… Плавно переместились чаши приемников. Вокруг Эомина задрожали туманные вихри. Распались биоструктуры его тела, возвращаясь в изначальное электронно-протонное лоно. Подобно лучу света, Эомин пронизал околопланетное пространство.
   Спустя несколько минут он вышел из интегратора – одного из многих, установленных на поверхности Земли. На этот раз – на побережье Тихого океана, вернее, его залива – Охотского моря.
   Вечно синее небо, лазурный водный простор, бурное цветение природы на миг утишили боль в сердце. Эомин жадно вдыхал воздух Земли, древней колыбели людей – землян и «хомо галактос».
   Почти задев его, порхнула на орнитоплане юная девушка, видимо школьница на каникулах. Из того вон города-цветника, что пеной легких зданий сбегает к морю со склонов когда-то высокого горного хребта. На ее прелестном лице блуждала рассеянная улыбка. Она тоже ни о чем не подозревала. Просто наслаждалась воздухом, морем, солнцем – жизнью. Как и десятки миллиардов других. «Они ничего не должны знать, – подумал Эомин. – Зачем омрачать их радость?».
   Эомин вызвал центральную станцию связи.
   – Где сейчас Динос? – спросил он диск всепланетного информатора.
   – На шестом спутнике Юпитера, – ответил информатор. – Он испытывает новую модель антиракеты.
   Эомин усмехнулся. Да, это вполне в духе Диноса. Всегда что-нибудь испытывает. Все рвется в какие-то недостижимые дали. Совсем недавно не кто иной, как Динос, пришел к Эомину и подбивал его на отчаянное путешествие в Мегамир.
   – А цель какова? – усмехнулся Эомин.
   – Отыщем один из тех миров, о которых я узнал, роясь в глубочайших слоях всепланетной памяти.
   – Объясни подробнее, – сказал Эомин, снисходительно разглядывая Диноса. Казалось, тот весь был начинен взрывчатой энергией. Его движения были резки и порывисты, глаза то и дело вспыхивали темным огнем – словно костер, в который подбросили охапку хвороста. Динос являлся одним из немногих представителей редкого вида «хомо эмоцио».
   – Я наткнулся там на любопытные мысли древнейшего естествоиспытателя. Его имя случайно сохранилось на магнитных паутинках – «Эйнштейн». Так вот послушай.
   И в мозгу Эомина отчетливо прошелестел голос памятной машины: «Возможно, что существуют другие миры вне всякой связи с нашим, то есть вне всякой постижимой для нас связи. Возможно, пожалуй даже вероятно, что мы откроем новые звездные миры, далеко выходящие за пределы того, что исследовано до сих пор. Но никакое открытие никогда не выведет нас из установленного нами трехмерного континуума, так же как исследователь из плоского, двухмерного мира никогда, что бы он ни открыл, не вырвется из своей плоскости. Поэтому приходится успокоиться на конечности нашей части Вселенной. Вопрос о том, что за нею, не подлежит дальнейшему обсуждению, потому что он приводит только к чисто логической возможности, не поддающейся научному использованию».
   – Ну, что теперь скажешь?
   Эомин дожал плечами:
   – Первобытный мыслитель высказал объективную истину. Он прав. Никому еще не удалось проникнуть в Мегамир.
   – Но я никогда не примирюсь с этим, – сказал Динос. У него был резкий, рассекающий воздух голос. – Мы умеем перестраивать целые галактики. Так почему не прорваться в Мегамир? Смелости не хватает?
   – О, конечно, – с едва заметной иронией отозвался Эомин. – На планете уже не осталось храбрых людей.
   – Не в том дело. Слишком много размышляем. Самоанализом увлекаемся. А требуется Действие.
   …И вот теперь, увидев перед собой Диноса, Эомин припомнил тот давний разговор.
   – Слушаю, – отрывисто произнес Динос. – Зачем позвал? У меня нет времени. Я испытываю…
   – Должен сообщить тебе нечто, – прервал Эомин. – Боюсь, что тебе придется оставить антиракеты.
   И он рассказал о событиях на границах Метагалактики.
   – Ну и что? – нетерпеливо проговорил Динос. – Фиолетовое смещение? Да о нем знали еще в первобытные времена. Так мы превратим его в красное!
   – Эмоции, как всегда, подавляют твой разум, – наставительно заметил Эомин. Он имел на это право: был вдвое старше Диноса и был главным хранителем планетных знаний. – Подумай лучше. Остановить начавшееся сжатие нашей области Вселенной – задача невозможная. Да, мы умеем перестраивать галактики. Гасить и зажигать звезды. Строить новые планеты. Сколь угодно продлевать жизнь человека… Но вся наша мощь – ничто перед лицом фиолетового смещения. Все равно, что попытка ребенка сдержать слабыми руками горный обвал. Вот расчеты.
   Эомин мысленно запросил вычислительный центр. В пространстве над его головой вспыхнули массивы цифр и уравнений. Пляска математических индексов и символов продолжалась несколько минут. Динос следил за ней молча, насупив мохнатые брови.
   – Надеюсь, это тебя убедит?
   – Эомин! – вдруг крикнул Динос с такой яростью, что Эомину показалось, будто он сейчас ударит его. – Почему ты возмутительно спокоен? Почему?
   Я… никогда не смогу примириться… Не могу! Это… – он тщетно силился довести фразу до конца. Потеря речи удвоила его гнев. Он сжал кулаки, и, неподвижно глядя в пространство, добавил почти беззвучно: – Не верю. Докажи.
   – Но это на границе Метагалактики!
   – Неважно. Я побываю и там.
   – Кстати, – Эомин улыбнулся, – еще раз сможешь проверить сделанные расчеты. У лучших математиков.
   Бездонная мудрость, накопленная тысячами предшествующих поколений, была в этой грустной улыбке. Некоторое время оба молча смотрели друг на друга, и молчание это было подобно океану, в который они медленно погружались.
   – Да, не стоит проверять, – вздохнул Динос, колотя кулаком о кулак. – О, если б нам только выбраться из этого положения! Взлететь с нисходящей ветви миллиардолетней спирали. И начать все вновь.
   – Зачем? – возразил Эомин. – Нельзя же бесконечно жить. Это не нужно. Мы, хомо, должны уйти. Как звезды и галактики.
   Динос покачал головой. Его глаза погасли. Правда сразу ударила его, как острый нож: планета Земля исчезнет. Да что там Земля – весь видимый мир! Он невольно оглянулся. Ничто не изменилось. Солнце все такое же. Вот море. Ослепительно белый песок. Тень утесов. Голоса женщин и детей. Планета, безмолвно вращаясь, плывет в молчаливом пространстве.
   Динос лег на песок, перевернулся, погрузил в него пальцы. Он задыхался… Он не мог даже заплакать, так пусто было от этой утраты. Потом он резко поднялся, рассеянно кивнул Эомину и направился к прозрачному куполу трансгалактического биопередатчика-дезинтегратора.
   «Он что-то затевает», – подумал Эомин и крикнул ему вслед:
   – Пока Совет Галактики не вынесет решения, никто не должен знать! Слышишь?
   Динос не ответил.
Чтение онлайн



[1] 2 3

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация