А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Бородатый малютка" (страница 1)

   Валентин Катаев
   Бородатый малютка

   Год тому назад, приступая к изданию еженедельного иллюстрированного журнала, редактор был бодр, жизнерадостен и наивен, как начинающая стенографистка.
   Редактора обуревали благие порывы, и он смотрел на мир широко раскрытыми, детскими голубыми глазами.
   Помнится мне, этот нежный молодой человек, щедро оделив всех сотрудников авансами, задушевно сказал:
   – Да, друзья мои! Перед нами стоит большая и трудная задача. Нам с вами предстоит создать еженедельный иллюстрированный советский журнал для массового чтения. Ничего не поделаешь. По нэпу жить – по нэпу и выть, хе-хе!…
   Сотрудники одобрительно закивали головами.
   – Но, дорогие мои товарищи, прошу обратить особенное внимание, что журнал у нас должен быть все-таки советский… красный, если так можно выразиться. А поэтому – ни-ни! Вы меня понимаете? Никаких двухголовых телят! Никаких сенсационных близнецов! Новый, советский, красный быт – вот что должно служить для нас неиссякающим материалом. А то что же это? Принесут портрет собаки, которая курит папиросы и читает вечернюю газету, и потом печатают вышеупомянутую собаку в четырехстах тысячах экземпляров. К черту собаку, которая читает газету! – К черту! Собаку! Которая! Читает! Газету!! – хором подхватили сотрудники, отправляясь в пивную.
   Это было год тому назад.
   Раздался телефонный звонок. Редактор схватил трубку и через минуту покрылся очень красивыми розовыми пятнами.
   – Слушайте! – закричал он. – Слушайте все! Появился младенец! С бородой! И с усами! Это же нечто феерическое! Фотографа! Его нет? Послать за фотографом автомобиль!


   Через четверть часа в редакцию вошел фотограф.
   – Поезжайте! – задыхаясь, сказал редактор. – Поезжайте поскорее! Поезжайте снимать малютку, у которого есть борода и усы. Сенсация! Сенсация! Клянусь бородой малютки, что мы подымем тираж вдвое. Главное только, чтобы наши конкуренты не успели перехватить у нас бородатого малютку.
   – Не беспокойтесь, – сказал фотограф. – Мы выходим в среду, а они – в субботу. Малютка будет наш. Мы первые покажем миру бакенбарды малютки.
   Но те, которые выходили в субботу, былитоже не лыком шиты.
   Впрочем, об этом мы узнаем своевременно. На следующий день редактор пришел в редакцию раньше всех.
   – Фотограф есть? – спросил он секретаря.
   – Не приходил.
   Редактор нетерпеливо закурил и, чтобы скрасить время ожидания, позвонил к тем, которые выходили в субботу:
   – Алло! Вы ничего не знаете?
   – А что такое? – наивно удивился редактор тех.
   – Младенец-то с бородой, а?
   – Нет, а что такое?
   – И с усами. Младенец.
   – Ку да. Так в чем же дело?
   – Портретик будете печатать?
   – Будем. Отчего же.
   – В субботку, значит?
   – Разумеется, в субботу. Нам не к спеху.
   – А мы – в среду… хи-хи!
   – В час добрый! Редактор повесил трубку.
   – Ишь ты! «Мы, говорит, не торопимся». А сам небось лопается от зависти. Шутка ли! Младенец с бородой! Раз в тысячу лет бывает!
   Вошел фотограф.
   – Ну что? Как? Показывайте! Фотограф пожал плечами:
   – Да ничего особенного. Во-первых, ему не два года, а пять. А во-вторых, у него никакой бороды нет. И усов тоже. И бакенбардов нету тоже. Пожалуйста!
   Фотограф протянул редактору карточку.
   – Гм… Странно… Мальчик как мальчик. Ничего особенного. Жалко. Очень жалко.
   – Я же говорил, – сказал фотограф, – некуда было и торопиться. И мальчику только беспокойство. Все время его снимают. Как раз передо мной его снимал фотограф этих самых, которые выходят в субботу. Такой нахальный блондин. Верите ли, целый час его снимал. Никого в комнату не впускал.
   Редактор хмуро посмотрел на карточку малютки.
   – Тут что-то не так, – сказал он мрачно. – Мне Подражанский лично звонил по телефону, и я не мог ошибиться. Говорят, большая черная борода. И усы… тоже черные… большие… Опять же бакенбарды… Не понимаю.
   Редактор тревожно взялся за телефонную трубку.
   – Алло! Так, значит, вы говорите, что помещаете в субботу портрет феноменального малютки?
   – Помещаем.
   – Который с бородой и с усами?
   – Да… И с бакенбардами… Помещаем… А что такое?
   – Гм… И у вас есть карточка? С усами и с бородой?
   – Как же! И с бакенбардами. Есть.
   Редактор похолодел.
   – А почему же, – пролепетал он, – у меня… мальчик без усов… и без бороды… и без бакенбардов?
   – А это потому, что наш фотограф лучше вашего.
   – Что вы этим хотите сказать?… Алло! Алло! Черт возьми! Повесил трубку. Негодяй!
   Редактор забегал по кабинету и остановился перед фотографом.
   – Берите автомобиль. Поезжайте. Выясните. Но если окажется, что они ему приклеили бороду, то я составлю протокол и пригвозжу их к позорному столбу, то есть пригвоздю… Поезжайте!
   Редактор метался по кабинету, как тигр. Через час приехал фотограф.
   – Ну? Что?
   Фотограф, пошатываясь, подошел к стулу и грузно сел. Он был бледен, как свежий труп.
   – Выяснили?
   – В-выяснил, – махнул рукой фотограф и зарыдал.
   – Да говорите же! Не тяните! Фу! Приклеили бороду?
   – Хуже!…
   – Ну что же? Что?
   – Они сначала… сфотографировали бородатого младенца… а потом… побрили его!…
   Редактор потерял сознание. Очнувшись, он пролепетал:
   – Наш… советский… красный малютка с бородой… И побрили! Я этого не вынесу. Боже! За что я так мучительно несчастлив?!
Чтение онлайн





Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация