А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Генерал в Белом доме" (страница 1)

   Роберт Иванов
   Генерал в Белом доме

   ВВЕДЕНИЕ

   Памяти моего брата Бориса, Гвардии младшего лейтенанта, командира пулеметного взвода, погибшего 14 мая 1943 г. на Юго-Западном фронте.
   Все великое лучше видится на расстоянии. И чем больше времени проходит после окончания Второй мировой войны, тем более очевидными становятся ее огромные, исключительно важные социально-политические последствия.
   Вторая мировая война не имеет себе равных во всемирной истории ни по числу участвовавших в ней государств, ни по масштабам военных действий, ни по людским и материальным потерям.
   О ее огромных социально-политических последствиях свидетельствует то, что она до неузнаваемости изменила политическую карту мира: возникла мировая система социализма, рухнула колониальная система империализма.
   Соединенные Штаты Америки сыграли важную роль во Второй мировой войне, и потому интересно и поучительно бросить ретроспективный взгляд на политику этой страны в годы войны, попытаться сквозь призму оценки роли известного военачальника западных союзников в период войны Дуайта Эйзенхауэра рассмотреть важнейшие военно-политические акции США в эти годы. Эйзенхауэр занимал значительное место в военно-политической иерархии. Его деятельность на посту верховного главнокомандующего вооруженными силами западных союзников в Европе была своеобразной прелюдией к той важной роли, которую он сыграл во внутренней и внешней политике США в 50-х гг. В годы войны происходило становление Эйзенхауэра как политического деятеля. Анализ его деятельности в этот период помогает правильно оценить политику Эйзенхауэра как главнокомандующего вооруженными силами НАТО, понять его политический курс в период пребывания на посту президента США в 1953—1961 гг.
   Страшные бедствия принесла Вторая мировая война человечеству. И естественно, что не только профессиональные историки, но и многомиллионные массы читателей хотят знать, почему не удалось ее предотвратить. Была ли политика «западных демократий», направленная на «умиротворение» агрессора, политической близорукостью или она преследовала определенные политические цели? Каков вклад союзников в разгром агрессора? Каковы политические уроки Второй мировой войны? И, очевидно, самый главный вопрос: что надо сделать, чтобы не допустить новой глобальной войны?
   Советские историки многое сделали для воссоздания объективной картины Второй мировой войны. Особенно важное значение имеют два капитальных коллективных труда советских историков[1].
   Демократизация общественно-политической жизни в нашей стране, освобождение от идеологических предвзятостей во многом способствовали более объективной оценке отечественными историками сложных проблем предвоенного, военного и послевоенного периодов всемирной истории. В частности, это относится к годам, непосредственно предшествовавшим началу Второй мировой войны. Известный отечественный историк с полным основанием писал: «В той дипломатической игре, которая шла накануне войны между Сталиным, Гитлером и западными демократиями, каждый хотел обеспечить свою безопасность за счет другого. В конечном счете проиграли все»[2].
   В период тяжелых кризисных ситуаций, таких как мировые войны, резко возрастает роль государственных, политических, военных лидеров противоборствующих держав. В связи с этим не случаен многолетний и устойчивый интерес многомиллионных масс отечественных и зарубежных читателей к талантливо написанным работам советских историков, посвященным жизни и деятельности Ф. Рузвельта, У. Черчилля, Ш. де Голля, Г. К. Жукова, И. В. Сталина[3].
   На мой взгляд, для правильного понимания истории США военного и послевоенного периодов важное значение имеет изучение военно-политической и государственной деятельности Дуайта Эйзенхауэра.
   В 1995 г. исполнилось 50 лет Великой победы стран антигитлеровской коалиции над фашистской Германией и милитаристской Японией. Опыт военно-политического сотрудничества Советского Союза с США и другими странами антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны приобретает в современных условиях большое практическое значение.
   Важную роль в реализации этого сотрудничества играл главнокомандующий вооруженными силами союзников в Европе Д. Эйзенхауэр. И представляет несомненный интерес попытка проанализировать важнейшие аспекты военно-политической деятельности генерала Эйзенхауэра в годы войны.
   Мировая история знает немало примеров того, как после победы над общим противником военно-политические коалиции распадались, а отношения между государствами, входившими в них, резко обострялись. Однако трудно найти в истории человечества пример столь стремительного и столь резкого обострения отношений между союзниками, как это было после окончания Второй мировой войны. По существу Вторая мировая война переросла в «холодную войну».
   В задачу автора не входит выяснять, кто и в какой мере несет ответственность за начало «холодной войны», издержки которой оказались столь губительными для всех стран и народов. На наш взгляд, несравненно большее значение имеет фиксирование внимания на позитивном опыте отношений между СССР и его западными союзниками, в первую очередь с США, в годы самой страшной войны, которую знала история человечества. В нашей стране свято чтут вклад союзных стран и народов в общее дело разгрома фашистской Германии и милитаристской Японии, память о жертвах, которые понесли народы союзных стран в этой борьбе.
   Одним из подтверждений этого является публикация в России в 1995 г. совместного труда, написанного историками России, Великобритании и США, «Союзники в войне 1941—1945». М., 1995. В работе дана сбалансированная оценка вклада Советского Союза и наших союзников в общее дело Победы. В предисловии к русскому изданию этого труда выражалась надежда, что он «станет заметным явлением в мировой историографии». Время, прошедшее после публикации этой работы, свидетельствует о том, что эти надежды оправдались[4].
   Анализ военных операций союзников, проведенных в годы Второй мировой войны под командованием генерала Эйзенхауэра, входит, конечно, в компетенцию военных историков. Автор книги, не являясь специалистом в этой области, не претендует на оценку военных дарований Эйзенхауэра.
   С позиции сегодняшнего дня оценка жизни и деятельности Дуайта Д. Эйзенхауэра требует серьезной корректировки.
   В 1983 г. я опубликовал в издательстве «Мысль» монографию «Дуайт Эйзенхауэр» (18 п. л.). Для своего времени появление такой книги было если не сенсацией, то достаточно неординарным явлением. В отечественной исторической и политической литературе за Эйзенхауэром прочно утвердилась репутация «империалиста» и «антисоветчика», а о таких героях мы не писали. А если решались это сделать, то публикация подобных работ наталкивалась на практически непреодолимые барьеры.
   После завершения авторской работы над монографией «Дуайт Эйзенхауэр» и до ее публикации прошло более восьми лет. Издательство «Международные отношения» расторгло договор на издание этой книги – главный редактор издательства недвусмысленно дал понять: книга будет опубликована только при условии «традиционного» взгляда на жизнь и деятельность Эйзенхауэра. Такое предложение было для меня принципиально неприемлемо. Начались хождения по мукам. С большим трудом удалось заключить договор с издательством «Мысль», которое на протяжении 6-7 лет не менее 4-5 раз направляло рукопись на рецензирование в самые различные инстанции, начиная с МИД СССР и кончая Институтом США и Канады АН СССР.
   Разумеется, издательство интересовало мнение рецензентов не о литературных или научных достоинствах рукописи, а ее политическая направленность. И, конечно, работа никогда бы не была опубликована без поддержки главного в то время арбитра – ЦК КПСС. Заведующий американским сектором международного отдела ЦК КПСС кандидат исторических наук Николай Владимирович Мостовец ознакомился с рукописью и дал добро на ее публикацию.
   Книга вышла достаточно большим в то время тиражом – 150 тыс. экземпляров, было опубликовано четыре перевода. Но показательно, что работа не продавалась ни в одном книжном магазине, приобрести ее можно было только на различных конференциях.
   Как автору мне пришлось пойти на определенные компромиссы с редакторами, чтобы добиться публикации книги. Однако в целом, на мой взгляд, удалось сохранить объективную оценку и военной, и государственной деятельности Эйзенхауэра, что отмечалось в многочисленных рецензиях.
   Много воды утекло в Москве-реке и в Потомаке с тех пор, как в СССР вышла первая биография Дуайта Эйзенхауэра. И, разумеется, сегодня многое можно и должно быть пересмотрено в его жизни и деятельности, в том числе, и, может быть, в первую очередь, масштабы его позитивного вклада в развитие советско-американских отношений.
   В предисловии к коллективной работе, изданной Гюнтером Бишофом и Стивеном Амброузом, посвященной 100-летию со дня рождения Эйзенхауэра, генерал Эндрю Гудпастер, на протяжении многих лет работавший с Эйзенхауэром, писал, что рассекречивание многих документов в библиотеке, носящей имя президента, позволило по-новому оценить целый ряд аспектов его деятельности: «Ученые часто были удивлены тем, что они узнали из этих документов. Некоторые из них прямо говорили мне: «Это не тот Эйзенхауэр, которого, как я думал, я знал»[5].
   Г. Бишоф и С. Амброуз отмечали в цитированной работе: «Репутация Эйзенхауэра неоднократно возрастала и резко падала, и это будет продолжаться параллельно с ростом доступности к новым документам, что даст возможность ученым XXI века по-новому оценить его карьеру. Это будут те, кто родился после смерти Эйзенхауэра в 1969 г. и вырос в условиях, созданных его решениями»[6].
   По мнению авторов этой работы, «деятельность Эйзенхауэра в годы Второй мировой войны в значительно меньшей степени подвержена сколь-либо серьезной ревизии и главным образом потому, что большинство документальных источников по этому периоду рассекречиваются по истечении 30-летнего срока давности»[7].
   В настоящем издании использованы новые архивные документы из фондов «Библиотеки Дуайта Д. Эйзенхауэра», рассекреченные за годы, прошедшие после первого издания этой книги. Особенно это относится к проблемам советско-американских отношений, в частности к визиту Н. С. Хрущева в США.
   Для второго издания книги использованы архивы «Библиотеки Франклина Д. Рузвельта», Гайд-парк, штат Нью-Йорк. Автор изучил также материалы советских архивов, многие из которых стали доступны для исследователей только в последнее время.
   За время, прошедшее после выхода в свет первого издания моей книги «Дуайт Эйзенхауэр», Стивен Амброуз, крупнейший в США биограф Эйзенхауэра, автор блестяще написанных многочисленных работ, опубликовал несколько новых фундаментальных трудов, позволяющих глубже понять важные аспекты жизни и деятельности Дуайта Эйзенхауэра. В 1984 г. вышла в свет двухтомная работа С. Амброуза «Эйзенхауэр. Президент». В 1990 г., к 100-летию со дня рождения Д. Эйзенхауэра, С. Амброуз опубликовал новый труд – «Эйзенхауэр. Солдат и президент», переведенный в 1993 г. на русский язык. Интересные данные о военной и государственной деятельности Д. Эйзенхауэра С. Амброуз приводит в серии своих монографий, посвященных политической карьере Ричарда Никсона. Наиболее важные из них – «Триумф политика. 1962—1972», вышедшая в 1989 г., и «Никсон. Крушение и возрождение. 1973—1990», опубликованная в 1991 г.[8]
   За последние годы в США прошла серия научных конференций, посвященных военной и политической карьере Дуайта Эйзенхауэра. Крупнейшие из них – конференция, проходившая в университете Хофстра, штат Нью-Йорк, в марте 1984 г.; серия чтений, посвященных жизни и деятельности Д. Эйзенхауэра, начавшаяся в январе 1990 г., проведенная Центром Эйзенхауэра в Новом Орлеане, штат Луизиана. Руководил Центром С. Амброуз; конференция, проведенная в октябре 1990 г. Канзасским университетом в Лоуренсе, штат Канзас; Международная конференция, организованная Институтом США и Канады РАН в ноябре 1990 г. В трех из перечисленных конференций я принимал участие. Материалы этих конференций использованы в данном издании.
   Из многочисленных научных конференций, на которых рассматривались жизнь и деятельность Дуайта Эйзенхауэра, прошедших в США, особенно важное значение имела третья конференция, посвященная президентам США, проведенная университетом Хофстра. Первая из этих конференций была посвящена Франклину Рузвельту, вторая – Гарри Трумэну, третья – Дуайту Эйзенхауэру. Последняя из этих конференций состоялась в 1984 г. В ней приняли участие биографы Эйзенхауэра, его военные коллеги, официальные лица администрации Эйзенхауэра, члены его семьи.
   Я получил приглашение от оргкомитета этой конференции выступить на ней с докладом о советско-американских отношениях в годы президентства Эйзенхауэра. К сожалению, как это нередко бывало в те непростые времена, мне запретили участвовать в этой конференции, и профессор университета Хофстра Алексей Угринский выступил на этом форуме с докладом «Эйзенхауэр и советско-американские отношения: по книге Р. Ф. Иванова «Дуайт Эйзенхауэр»[9].
   Я очень признателен А. Угринскому, что в этой необычной форме он предоставил мне возможность заочно стать участником этой престижной научной конференции. И эта благодарность тем более искренна, что профессор Угринский не допустил ни одной неточности, – излагая мою оценку позиции Эйзенхауэра в советско-американских отношениях.
   В докладе профессора Угринского были даны также оценки рецензий, с которыми выступили на мою книгу «Дуайт Эйзенхауэр» Н. В. Мостовец («Советская Россия», 17 мая 1984 г.), А. А. Обухов («Новая и новейшая история», 1984 г., № 6), Ю. Олещук («Мировая экономика и международные отношения», 1984 г, № 9)[10].
   Во втором издании книги автор учел и те новые соображения, которые возникли при подготовке к печати переводов этой книги на эстонский, азербайджанский, армянский и чешский языки.
   В ноябре 1986 г. президент Р. Рейган подписал закон о праздновании 100-летия со дня рождения Д. Эйзенхауэра, которое отмечалось 14 октября 1990 г. Эта дата ознаменовалась заметным повышением активности на фронте американской исторической науки. В США и в других странах появились новые многочисленные работы, посвященные жизни и деятельности Дуайта Эйзенхауэра.
   Важнейшие из них были использованы при подготовке Второго издания книги. Особенно значительны дополнения и изменения, внесенные в главу, посвященную второй мировой войне и советско-американским отношениям в годы президентства Д. Эйзенхауэра. Можно полностью согласиться с братом президента Милтоном[11] в том, что Дуайт Эйзенхауэр придавал большое значение советско-американским отношениям. Надежды и разочарования этого периода – поучительный опыт истории, который имеет важное практическое значение с учетом современного состояния отношений между нашей страной и США, международной обстановки в целом.
   В американской историографии труды, посвященные жизни и деятельности Дуайта Д. Эйзенхауэра, занимают почетное место.
   И, разумеется, историки, пишущие об Эйзенхауэре, делятся на всевозможные школы и направления – ревизионисты, постревизионисты и пр. Выявляются детали и особенности их оценок роли и места Эйзенхауэра во внутриполитической и внешнеполитической истории США, во Второй мировой войне в первую очередь.
   Мне представляется подобный подход к определению места Эйзенхауэра в американской историографии в определенной мере искусственным. Я разделяю точку зрения академика Академии художеств России Андрея Васнецова о направлениях в современном искусстве. В одном из интервью он отмечал: – Один умный человек сказал, что направления в искусстве – это прибежище посредственностей. Действительно, любой «изм», как его ни назови, – поп-арт, сюрреализм, соцреализм и т. д. и т. п., – сам по себе не существует. Дело в личности, в таланте, профессиональной честности художника, имя которого мы отождествляем с тем или иным направлением. А становиться в «хвост очереди», сбиваться в однородную толпу в лучшем случае – смешно, а в худшем – трагично где угодно: у нас, на Западе, на Юге, на Востоке и Севере.
   В западной историографии создан миф об Эйзенхауэре-миротворце. Подобные оценки требуют серьезного и пристального анализа.
   Начало политической деятельности Эйзенхауэра восходит ко временам «холодной войны», когда он был назначен первым Главнокомандующим вооруженными силами НАТО. В этот период США вышли на исходные рубежи, с которых они готовились форсировать свою внешнеполитическую экспансию.
   Оценка специфики внешнеполитической деятельности Эйзенхауэра в период «холодной войны» во многом определяется тем, как тот или иной автор понимает причины начала этой войны, меру ответственности за это СССР и США, двух главных и наиболее активных участников «холодной войны», ее характер, эволюцию. В период «холодной войны», некоторой оттепели, наступившей в международной обстановке после смерти И. В. Сталина, в застойный период истории СССР советские историки давали безапелляционный ответ на вопрос о том, кто ответственен за начало «холодной войны». Мы возлагали полную ответственность за это на США, а главным инициатором и идеологом этой войны считали Уинстона Черчилля. Сегодня ряд отечественных историков и публицистов утверждают, что главную ответственность за развязывание «холодной войны» несет Советский Союз.
   Подобная метаморфоза в оценках важнейшего этапа послевоенной истории человечества – составная часть быстро развивающегося сейчас процесса общей переоценки истории США, который идет в настоящее время в отечественной науке.
   В доперестроечный период многие советские историки с настойчивостью, достойной лучшего применения, утверждали, что вся внешнеполитическая история Соединенных Штатов – это повествование о безудержной экспансии «американской демократии», а в период после окончания Второй мировой войны – борьба за мировое господство. Внутренняя история этой страны расценивалась, в первую очередь, как жесточайшая эксплуатация рабочих масс, истребление коренного индейского населения, дискриминация черных американцев и других представителей национальных меньшинств.
   Сегодня именно те историки, которые сделали карьеру на безудержной критике американского капитализма и особенно империализма, доказывают, что США – это чуть ли не светоч демократии, лучший пример для подражания для всех стран и народов.
   Нет необходимости много говорить, что и в том, и в другом случае мы находимся вне критериев объективного научного мышления.
   Что же касается «холодной войны», причин ее возникновения, ответственности за это СССР и США, то, очевидно, будет правильно сказать, что и та, и другая страна несет свою долю ответственности за то, что полстолетия после окончания самой страшной войны в истории человечество жило под мрачной тенью «холодной войны».
   Чтобы дать объективную оценку «вклада» той и другой стороны в разжигание «холодной войны», надо конкретно рассматривать каждое крупное событие этой войны и определять, какова была в этих условиях позиция СССР и США, кому следует отдать пальму первенства в том или ином эпизоде «холодной войны».
   Военные, экономические, политические, морально-психологические издержки «холодной войны» были огромны. Они отравили существование не одного поколения людей по ту и по другую сторону «железного занавеса».
   Эйзенхауэр как президент США в 1953—1961 гг. и общепризнанный лидер западного мира в эти годы, бесспорно, испытывал на себе все тлетворное влияние «холодной войны».
   После окончания Второй мировой войны антисоветизм стал важнейшим фактором внешнеполитической деятельности США и других капиталистических стран. Решающую роль в этом военно-политическом курсе должен был сыграть «фактор силы». И «стратегам» всех мастей казалось, что лучшим исполнителем политики с «позиции силы» будет генерал, с именем которого связаны крупнейшие победы западных союзников во время войны.
   В последние годы были опубликованы важные документы, касающиеся данной стороны деятельности Эйзенхауэра. Это директивы комитета начальников штабов от 24 января 1945 г. и подчиненного Эйзенхауэру командующего ВВС К. Спаатса о нанесении авиационных ударов по Центральной и Восточной Германии. Штаб Эйзенхауэра разработал в конце 1945 г. план нанесения по Советскому Союзу двадцати атомных ударов под названием «Тотэлити». Эйзенхауэр активно участвовал в разработке в 1949 г. специальной комиссией комитета начальников штабов плана «Дропшот», который предусматривал в определенных условиях развязывание ядерной войны против социалистических стран[12].
Чтение онлайн



[1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация