А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Кого за смертью посылать" (страница 15)

   Глава 5

   – …Он дал собаке понюхать его, когда наводил ее на след сэра Генри, и так и убежал с ним, а потом бросил.
Артур Конан Дойль
   – …Никому ничего доверить нельзя! У Окула на кузне подмастерье руку сломал – так и ходит, кость торчит наружу! Лекарей полон двор, а двух плашек наложить некому! За собой совсем перестали следить! Я же приказывал жить прежним порядком, несмотря ни на что! Людей, видно, ничем, кроме боли, не проймешь, а не стало ее – вот вы и распустились!
   Жихарь бушевал посреди двора, потрясая новорожденным сыном, а мамки и няньки во главе с Армагеддоновной сбились в кучку и трепетали по привычке. Младенец же безымянный весело смеялся – сообразил, видно, что пребывать в беспечальной поре ему придется изрядно…
   Народ за время недолгого отсутствия начальства и впрямь распустился – ходить стали еще медленнее, говорили нараспев, долго собираясь с немудрящими мыслями. Питались чем попало, да и о еде частенько забывали. Перебирали прошлое, завтрашнего дня не предполагали вовсе…
   Жихарь поглядел на сына, рыкнул, успокоился, отдал младенца какой-то бабке и движением руки разогнал дворню.
   Из-под терема тоже доносилась черная ругань: Колобок, принимавший у домового по описи свое золотишко, ни с того ни с сего решил, что золотая цепь стала ему тесна:
   – Выкусили щипцами звенышко! Или даже два! И расплавили, чтобы улик не осталось! Кому верить? На что тебе, косматому, золото? Плошку позолотить?
   – Никто ничего не выкусывал! Ты сам на чужих дармовых харчах рожу наел – в подполье не пролазит! – упирался домовой.
   Перед Жихарем осталась только повинная гувернянька.
   – Ну и что мне с тобой делать? – сказал богатырь. – Что мы там узнали?
   – Ты, батюшка, не гневись, а выслушай! – взмолилась старушка. – Во-первых, ты узнал, что в Навьем Царстве Смерти нет. Во-вторых, увидел на Луне Беломора…
   – То ли увидел, то ли нет… – насупился Жихарь. – Тут бабка надвое сказала…
   – Не надвое! Не надвое! Увидел-увидел! – замахала руками Апокалипсия Армагеддоновна. – И по всем гаданиям так выходит, а гадала я и на книге «Эфиоп Мракообразный», и на решете, и на яйцах, и на иглах, и на воске, и на свинце, и в зеркале, и на воде, и на бобах, и всякий раз выходило одно и то же – месяц, змея, ложная весть, спор и наказание…
   – Правильно! – гаркнул Жихарь. – Скоро месяц уже, как из-за твоей, змея, ложной вести у нас сплошные споры и наказания!
   – Все-таки не допекла я тебя в свое время, – сокрушенно сказала Армагеддоновна. – Головку не прожарила как следует… Вот ты и получился без понятия…
   – Да ладно тебе! Рассказывай лучше, что разузнал еще Симеон…
   Бабка только руками всплеснула:
   – Да он не лучше тебя! Бегает быстро, а в чертежах земных разбираться не умеет! Я его наугад посылаю, во все четыре стороны. И по всей земле, оказывается, одно и то же – люди сдурели, осмелели, оставили страх и сами себе непрерывно вредят. Только у нас и остался какой-то порядок под твоим, княже, руководством…
   – Да, – кивнул Жихарь. – Без меня бы вы давно уже друг дружке головы пооттяпывали… И остался бы я, когда Смерть воротится, княжить над покойниками, как тот Наволод…
   – Ага! – ухватилась за слово гувернянька. – Значит, веришь ты сам, что вернется прежнее время! Тогда не все потеряно!
   – Как же не верить, – вздохнул Жихарь. – Только и осталось, что верить и надеяться…
   – И любить! – подхватила старушка. – Княгиня тебя из смертного сна вытащила – теперь ты ее как хочешь вытаскивай! Не стой на месте, что-нибудь делай! Ищи Беломора – у него все концы!
   – Далековато, – сказал Жихарь и посмотрел в небо. Потом кликнул Колобка и пошагал в кабак за новостями.
   Новостей было много, но все какие-то бесполезные и страшные.
   Прибавилось и народу – приковылял из Гремучего Вира Мутило, прилетел Демон Костяные Уши. Жихарь как-то холодно поприветствовал их и сразу подошел к Яр-Туру.
   – Все про тебя знаю, брат, – сказал он. – Как же ты не уберегся? Что же у тебя теперь на сердце делается? Скучно в Навьем Царстве, тоскливо и пыльно…
   – Здесь не веселее, уверяю вас, сэр Джихар, – равнодушно сказал Яр-Тур. – Только вы один и сохраняете какие-то остатки жизни…
   – Достойный Яо Тун, видимо, не был знаком с «Наставлением полководцу», начертанным великим Тай-Гуном, – вмешался Лю Седьмой. – А там говорится: «Не позволяйте себе умереть, ибо вы облечены огромной ответственностью…»
   – Король не имеет права прятаться за спинами своих рыцарей, – возразил Яр-Тур.
   – Все! – Жихарь хлопнул по столу, призывая к тишине.
   Потом встал и обстоятельно доложил о своем странствии в Навь. Колобок постоянно поддакивал – добавить от себя ему было нечего, колобочья Навь людям не нужна…
   – Теперь вас послушаю, – сказал Жихарь. – Говори, братка.
   – Сэр Демон привез весть от моего наставника Мерлина, – сказал Яр-Тур. – Все друиды ищут выход из наших тяжких обстоятельств. Кажется, им удалось решить вопрос с размножением…
   Мудрецы и герои вытянули шеи: неужто снова станет возможно ласкать подруг и плодить наследников? Более всех обрадовался младой Кощей.
   – Пока что опыты проведены только на овцах, – охладил владыка Камелота разгорячившиеся было умы и мечты. – У овцы по прозвищу Долли отрезали кусочек мяса и вырастили из него в особом сосуде точно такую же овцу… Когда этот способ доведут до совершенства, можно переходить и к людям…
   По кабаку тяжко протопало общее разочарование.
   – Ясно, – кивнул Жихарь. – Настрогаем себе уйму близнецов, а дальше что?
   – Это лучше чем ничего, – сказал король. – По крайней мере мои люди сделали все, что могли.
   – Запретить к человекам собачьим такие опыты! – выкрикнул Мутило. – Под водой и так становится нечем дышать – водоросли побурели, никто никого не жрет, икра без пользы пропадает, хотя и не портится… Уже и ракам сделалось тошно жить: ходят вперед головой для разнообразия! Не озеро, а живое кладбище!
   Жихарев тесть, Перебор Недосветович, прокашлялся.
   – Тут мне Апсурда моя передает, что придумала выход, – сказал он и переждал гул неодобрения – чего хорошего можно ждать от злодейки и отравительницы? – Надобно наварить побольше сонного зелья, пока сохранился еще кое-какой сок в травах. Потом по команде нахлебаться всем и уснуть и так во сне дожидаться, пока кто-нибудь все наладит…
   – Узнаю любезную тещу, – сказал Жихарь. – А пока мы будем спать в ожидании героя, крысы да вороны нас обгрызут и расклюют – не с голодухи, а по привычке.
   – Неглупый ход, – сказал посланец от варягов. – Наши колдуны решили сделать примерно так же: всем уйти далеко на Север, в Йотунхейм, пробить большую прорубь и заморозиться во льду до лучших времен…
   – Узнаю горячих варяжских парней, – усмехнулся Жихарь. – Покуда Смерть была – ее не боялись, а без нее растерялись. Передай своим: задумали не дело, никто вас потом изо льда выколупывать да размораживать не станет, разве что белые медведи. Во льду только Мозголомную Брагу следует держать, чтобы шла веселей…
   – Котел, кстати, заклепали, – доложил Окул Вязовый Лоб. – Мозголомку наловчились пропускать через древесный уголь…
   – Да, неуемна мысль человеческая! – сказал богатырь. – Забирает еще мозголомка-то, греет кровь?
   – А проверь… Только гнать скоро станет не из чего, старая бражка кончается…
   – Тем более, – многозначительно поднял палец Жихарь.
   Проверять, конечно, стали все вместе.
   Снова собрание распалось на двойки-тройки, заговорили о постороннем, а король Яр-Тур, тоскуя по родине, в который раз потребовал от Рапсодища спеть трогательную эльфийскую балладу.
   Рапсодища долго уговаривать не надо.

О Танкодром! Электродрель!
Люби, Адель, мою свирель!
Бери, Адель, свою шинель,
Пошли домой скорей отсель,
Туда, где наша цитадель,
Где всех перворожденных цель
Сияет в бурю и в метель,
Где сто вторая параллель,
Где в доппель-кюммель брошен хмель!
К ручьям, где плещется форель,
К морям, где плавает макрель,
Где королева Нонпарель
Сучит прозрачную кудель,
Где звездный варится кисель,
Где слышна жаворонка трель,
Где коростель и свиристель
Трубят в одну виолончель,
Где ночью мадемуазель,
Надев зеленую фланель,
Легко, бесшумно, как газель
Иль даже Сильвия Кристель,
Выходит на свою панель,
Чтоб путника увлечь в мотель!
В угодья, где сельхозартель,
Объединенная в картель,
Выращивает каротель
И тянет, тянет канитель…

   – Сейчас струны порву! – посулил Жихарь.
   Рапсодище проглотил оставшиеся слова и принялся утешать рыдающего Яр-Тура.
   – Разнесу я всю деревню до последнего венца! Не пой, сын, военных песен, не расстраивай отца! – пояснил богатырь свою суровость. И в который уже раз потребовал тишины: – Думайте, думайте, не отвлекайтесь! Вот вы, господа нежить, что можете предложить? Какие среди вас ходят толки?
   Мутило и Демон подняли головы.
   – Мы-то нежить, – вызывающе сказал водяник, – зато вы теперь – несмерть! Из нас душу не исторгают, поскольку нечего исторгать. Мы уж как-нибудь докоптим, дотлеем… Но и нам такое существование не в радость! А Смерть – дело живое, человеческое, мы в нем не помощники.
   – Ну, – подтвердил Демон. – Сами упустили – сами ловите.
   – Ладно, блин с вами, – хмуро сказал многоборский князь. – Подойдем к нашей беде с другого конца. Надо найти Беломора! Как его занесло на Луну? Всех ли опросили про его уход? Может быть, кто-то что-то видел? Не пешком же он туда ушел?
   – Да весь город перетрясли, князь-батюшка! – ударил себя кулаком в грудь кузнец Окул. – Никто ничего, и скарб его весь на месте, только чародейного посоха нет.
   – Верно, – вспомнил Жихарь. – Колобок его там видел как раз с посохом…
   – Да чего я там видел, – проворчал Гомункул. – Это не я видел, а тот Колобок, который тебе снился…
   – Помалкивай – и так народ в отчаянии! Стало быть, надо и нам отправляться на Луну, на ясный Месяц. По небесным странствиям у нас главный – Демон Костяные Уши. Сказывай, летает ли ваша братия туда?
   – Холодно, – сказал Демон. – Сам знаешь. На свадьбе. Хотел невесте подарить Луну с неба. Дальше не помню.
   – Ну, холод – не беда. Ты думаешь, у нас на многоборском престоле дураки одни сидят? Я же тулуп надену, валенки, рукавицы… Да и полечу с утра, пока солнышко пригревает.
   – Тулуп, – хмыкнул Демон. – Смешно.
   – Подняться на Луну можно с помощью гиппогрифа, – подсказал король Яр-Тур. – Это существо наподобие крылатого коня, но не Пегас…
   – Гиппогрифу – тоже тулуп! И четыре валенка! Там дышать нету-у! – сказал Демон и выпучил глаза, как бы задыхаясь.
   – Тогда и крылья не помогут – ими в превыспренних сферах нечего загребать, – вздохнул кузнец. Он, как и большинство других кузнецов, втайне мастерил крылья и по ночам, нацепив их, прыгал с бани. – А вот с морозом справиться можно…
   – Как?
   – Очень просто и дешево: надо перечислить тридевять лысых, чтобы мороз на тридевятую плешь перевести… Сразу потеплеет…
   Тут мудрецы и герои обрадовались и наперебой стали припоминать всех знакомых плешивцев, и насчитали их сотни три, и только тогда опомнились: вверх-то не упадешь…
   – Луну поймай надо, – сказал Сочиняй-багатур. – Все веревка собирай, один аркан плети. Сочиняй кинет, а Жихарь подтяни ее сюда…
   – Да, нам еще потопа для полного счастья не хватало, – скривился водяник. – Вы на земле живете и ничего не знаете, а в озере-то очень даже чувствуется, как Луна воду на себя тянет!
   – Стебли некоторых священных растений из семейства бобовых способны дорасти до Луны, – задумчиво сказал Лю Седьмой. – Именно так попал туда мистический заяц, который толчет в ступе средство для достижения бессмертия. Но коль скоро плодородие утрачено, то и этот способ не годится…
   – Ведь Беломор попал же, – настаивал Жихарь. Сам он в это не слишком верил, но ведь надо людей воодушевить… Да и прославиться можно напоследок… – Эй, Колобок, ну-ка подтверди!
   Но Гомункул не откликнулся.
   – Понятно, – сказал Мутило. – Промолчать ему, премудрому, стыдно, а сказать нечего. Вот он и укатился…
   Жихарь некоторое время еще выслушивал советы, один дичее другого (Кот и Дрозд, например, предложили, чтобы Армагеддоновна еще разок сунула Жихарку в печь на лопате – глядишь, и проявятся способности Супермена), потом вдруг понял, что сидеть они здесь будут и молотить языками до конца времен.
   – Довольно мечтать! – воскликнул он. – У нас одна задача – найти Беломора. На Луне ли он, ко вдовушке ли которой подженился – неважно. Важно проследить его путь из терема…
   – Сто раз тебе говорил, – досадливо прохрипел кузнец. – Домовой в ту ночь не сторожил – всю ночь гонял Чубарого. Дворовой просто ничего не помнит, у него память как у этого… как его…
   – Домовой, дворовой… А часовые-то где были? Или вы их выставляете только при мне?
   – Так часовым он глаза отвел!
   – Это он может, – согласился Жихарь. – Только к чему такие тайны напускать? Он же не Мара-конокрад!
   – А ушел босиком…
   Дверь в кабак так и не навесили, поэтому Колобок с княжнами влетели туда внезапно.
   – Что такое? – возмутился Перебор Недосветович. – Место ли княжеским внучкам в кабаке? Тут и пьют, тут и всяко… Думай, круглая голова, что делаешь!
   Ляля и Доля смущенно остановились. Они держались за руки, а Колобок сидел у них словно на качелях и очень радовался.
   – Известно, что именно ребенок крикнул: «А король-то голый!» – сказал Колобок. – Только детская непосредственность и невинность укажут нам правильный путь! Говорите, конопатые!
   Конопатые молчали.
   – Здорово их гувернянька воспитала, – сказал Жихарь. – Знают, что при живом отце можно говорить только с его соизволения. Соизволяю!
   – Батюшка, батюшка! – прорвало Лялю и Долю. – А мы ведь той ночью деда Беломора видели, только сказать боялись!
   – И чего же вы боялись? – нахмурился гроза-отец.
   – Что накажут!
   – За что накажут?
   – А за то, что встали среди ночи! А мы всего-то и хотели Апокалипсии Армагеддоновне приклеить, пока спит, усы из пакли! А что она анфанами терриблями обзывается! А пакля в сарае! А сарай на дворе!
   – И что?
   – Видим – идет по двору дед Беломор, весь в белом, и посохом вот так делает! Вы куда, спрашивает! Мы повинились про паклю. Он нашу затею похвалил, еще подсказал, как покрепче клей заварить, чтобы на всю жизнь… А мы его спрашиваем: а ты куда? А дед Беломор отвечает: куда-куда – на Луну! Мы подумали, он шутит! А он идет да идет! Мы ему еще помогли через забор перелезть, мы знаешь какие сильные! Мы запросто перелезаем! И мы его до самого леса проследили… У него, наверное, в лесу штаб, как у мальчишек, или он там секретики закапывает…
   – А потом?
   – А потом в лесу кто-то как заухает! А мы домой побежали!
   – Добро, – сказал счастливый отец. – Место, где он входил в лес, запомнили?
   – Запросто!
   – Покажете?
   – Хоть сейчас…
   – Мо-лод-цы! То есть я имел в виду – де-ви-цы! Будет вам впоследствии гостинец, а часовым – другой гостинец, уже не такой сладкий. Да, я про главное забыл: усы-то приклеили?
   – Нет, батюшка! – заревели близняшки. – Лялька, дура, горшок с клеем опрокинула! Долька, дура, свечку уронила! У гуверняньки подушка загорелась, а мы из ее светлицы убежать не можем – к полу прилипли!
   – Вот оно, утешение отцовское! – объявил Жихарь. – Вот она, отрада дедовская! Я так когда-нибудь из похода на пепелище вернусь! Перебор Недосветыч, мог ли ты вообразить, что вот такие умилительные чада твою старость покоить будут!
   – А ведь еще младенец вырастет! – в ужасе сказал княжий тесть.
   Жихарь насупился.
   – Если вырастет… Теперь в лесу и лучший охотник не найдет следа. Ясно, что у Беломора там был спрятан какой-нибудь летучий корабль. Или ручной огненный змей. Неклюд, пока у нас жил, в тереме не волхвовал, а вот в лес отлучался частенько…
   – След всегда можно найти. Хоть год. Хоть десять, – неожиданно прогудел Демон Костяные Уши. – Собака не возьмет. Я возьму.
   – Да, сэр Джихар! – вскочил король Яр-Тур. – Мы бы и сами могли догадаться! Помните, как сэр Демон выследил нас в каменной пустыне, среди тумана? Чтобы спасти от голодной смерти?
   – Ну, Демон, – сказал Жихарь. – Ну, благодетель! А еще говорил, что от тебя толку нам не будет! Тогда пойдем, господа побратимы!
   – Надо его запах. Рубаху. Сапог, – потребовал Демон.
   – Портяночка лучше всего подойдет! – подсказал Мутило, возревновавший к чужому успеху – к тому же еще и представителя другой стихии.
   Собирались быстро, но с умом. Нашли и портяночку Беломора, набили дорожные мешки, проверили оружие.
   – Нет, – сказал богатырь, когда из кабака высыпали все гости. – Пойду только я с побратимами. А вы сидите и ждите.
   Посланец от варягов, которого звали Аскольд Волосатая Кобра, счел было отказ за оскорбление, но Жихарь отвел варяга в сторонку и нашептал ему на ушко, что, дескать, он, Аскольд, из всей толпы один настоящий воин и многоборский князь может доверить порядок только ему. Потом богатырь отловил Армагеддоновну и велел проследить, чтобы не увязались Ляля и Доля.
   Собирались быстро, но на проводы заявился чуть ли не весь город.
   Жихарь поднялся на крыльцо и сказал:
   – Многоборцы и гости нашего княжества! Может, мы вернемся еще до ночи, может, вовсе не вернемся. Прошу об одном: живите, как при мне жили, утром вставайте, вечером ложитесь спать. Даже в шутку не деритесь – всякая рана впоследствии может открыться. Не забывайте садиться за стол, подъедайте старые припасы, потому что свеженины пока не предвидится – сами видите, нынче даже свиные отбивные со сковороды убежать норовят. Храните себя для светлого будущего, в которое приказываю верить. Кот и Дрозд, берегите детей. Соберите по деревням народ, запритесь в городе и никого не пускайте. Мало ли кто в такие времена по дорогам шляется! Господа дружина! Разъезжайтесь по заставам, перекройте все пути в Многоборье, как полагается при моровом поветрии. У дружинников за старшего будет Окул, и не спорить! Сочиняй, передай Окулу свою ханскую бляху, пусть степняки в случае чего будут с нами заодно. Гостей ни в чем не неволю – кто хочет, уезжай восвояси, кто хочет – оставайся. Бабура, заколоти досками дверь в кабак! Юноши и девушки, берегите стариков и наоборот! Не озорничайте, не время! Потом натешитесь!
   – А будет ли «потом» – как мы узнаем? – спросили из толпы.
   Сперва Жихарь хотел отрубить себе мизинный палец и приколотить его над княжеским крыльцом – мол, если кровь закапает, стало быть, мы победили. Но даже мизинца стало ему жалко.
   – А так, – сказал он. – У нас самый ярый да чувствительный кто? Младой Кощей. Он это первым почует. Как только он какую девку за белую грудь ухватит – значит жизнь налаживается!
   – Ничего себе барометр! – сказал Колобок. Пока Жихарь возвещал свою княжескую волю, настырный Гомункул вскарабкался ему на шею и начал прилаживать свою сбруйку.
   – Да уж оставался бы тут, – сказал богатырь. – Мы, может, на верную гибель… Тьфу ты!
   – Не на гибель, а за гибелью, – поправил его Колобок. – Как же мне не пойти? Я ведь только на Луне и не бывал, хотя и пробовал туда доехать с оказией. Да только меня не взяли: мол, в невесомости крошки могут попасть в дыхательное горло…
   – Зверье, – сочувственно сказал Жихарь, повернулся и побежал в дом.
   Карина чему-то улыбалась во сне. Безымянный сын посапывал рядом. Ляля и Доля сидели на лавочке, опасно притихнув.
   – Я скоро, – сказал богатырь. – Ты не думай, я обязательно вернусь… Ты откроешь глаза, а я уже тут…
   – Колобок, береги батюшку. Батюшка, береги Колобка, – прошептали Ляля и Доля. Жихарь поцеловал всех и вышел. Что бы ни ждало его на следу Беломора, он решил без победы домой не возвращаться. Так жить никакого сердца не хватит.
   …Демоны, как и водяники, не умельцы ходить по земле – крылья мотаются за спиной и мешают сохранять равновесие. Демон Костяные Уши еще и пригнулся к самой траве, громко сопел, принюхиваясь. Время от времени он проверял себя с помощью портянки. Хвост его ходил из стороны в сторону. Когда уходили, Мутило не удержался и вдогонку посоветовал надеть на следопыта поводок, так их еле растащили.
   Да и сам Жихарь то и дело себя осаживал, чтобы не сказать какую-нибудь глупость вроде: «Ищи, ищи! Умница!» Демон то и дело запинался за всякие корневища и утыкивался рылом в землю. Потом Жихарь и Сочиняй по очереди просто тащили его на руках с наклоном вперед, как слепец палку. Бедный Монах и Яр-Тур молча шли сзади. Помалкивал и Колобок – видно, его на ремнях убаюкало. Уже начало вечереть.
   А ведь можно просто-напросто сбежать во Время Оно, думал богатырь. Место в развалинах он запомнил, заклинание тоже. Забрать семью и податься туда. Там-то наверняка все по-прежнему. Живут, а потом умирают. Иаков всегда приютит, да и в Вавилоне ему рады будут… Нет, в Вавилоне вряд ли, Вавилон они ограбили так, что за тысячу лет не забудется… Но жарко там, в песках, и водоносного платка больше нет. И друзей старых нет. Яр-Тур туда наверняка не пойдет, он сказал, что вернется в Камелот в любом случае. А в Столенграде люди станут ждать. Потом забудут, кого и чего ждут, потом даже имен своих не вспомнят. Высохнут до костей и будут бессмысленно бродить по улицам…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [15] 16 17 18 19 20

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация