А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "В объятиях бодигарда" (страница 10)

   – Ничего у тебя не выйдет! – с негодованием произнес Лепилин.
   – Как хочешь, – Купер снова деланно вздохнул, – я думал, ты будешь сговорчивее. Давай, Гробовщик.
   Гробовщик, уставший держать свою «пушку» с полуметровым глушителем, снова поднял «ствол» на уровень виска Валерия Николаевича.
   Я не стала ждать, когда он нажмет на курок, и выстрелила первой. Гробовщик покачнулся, рука, державшая «беретту», ослабла, и пистолет мягко упал на ковер. Следом за ним свалился и Гробовщик.
   Надо отдать должное «медбратьям» – они быстро отреагировали и, развернувшись, направили «стволы» в мою сторону. Я опять не стала ждать, пока они откроют огонь, и выстрелила, уложив того, что стоял ближе ко мне. Он покачнулся – пуля угодила в его могучую грудь. На ногах он устоял, хотя стрелять у него уже не было сил, которые покидали его вместе с кровью.
   Второй успел выстрелить, но промахнулся. Стрелял он намного хуже меня. Пуля просвистела возле моего уха и, отрикошетив от стены, вонзилась куда-то в пол: он стрелял из положения стоя, а я все еще пряталась за столом. Мой следующий выстрел достиг цели. Второй «медбрат» согнулся пополам и, схватившись за живот, уткнулся головой в ковер.
   – Стоять! – заорала я Куперу, который после первого выстрела рванул к двери, и направила на него «ПМ».
   Но было уже поздно. Его уродливая фигура скрылась за дверью. Потом произошло что-то фантастическое. Скрывшийся за дверью Купер вдруг неожиданно снова появился в проеме. Но шел он не так, как все нормальные люди, а спиной назад. Сделав несколько шагов, он споткнулся о труп омоновца и бухнулся на спину.
   Через мгновение я поняла, в чем дело.
   Когда я выстрелила в Гробовщика и он, падая, выронил свою «беретту», Валерий Николаевич, перегнувшись через подлокотник кресла, быстро поднял оружие и выстрелил в спину убегавшему Куперу. Выстрел, поглощенный мощным глушителем, был совершенно бесшумным. Поэтому-то и возникло ощущение, что Купер по собственной воле вернулся назад.
   Выйдя из-за стола, я осмотрела поле битвы. У входа лежал Купер, прижавшись спиной к омоновцу. Рядом с креслом Валерия Николаевича – скрючившийся Гробовщик. По другую сторону кресла, ближе к столу, – парочка «медбратьев». Один из них еще подавал признаки жизни. Я наклонилась над ним и перевернула на спину.
   – Эй, ты слышишь меня? Как тебя зовут?
   – Диман, – чуть слышно прошептал он.
   – Диман, это вы убили Катерину?
   – Не знаю такую.
   – Женщину, которая жила на Пушкинской, – пояснила я, – секретаршу «Диониса».
   – Нет, – ответил он, – мы только прошмонали ее квартиру.
   – А где она сама?
   – Не знаю, – он «отключился».
   Это были его последние слова. Дернувшись всем телом, он закатил глаза. Выбравшись из-под стола, Лепилин-младший поморщился, глядя на лежавшие вокруг трупы.
   – Пошли отсюда, – Валерий Николаевич уже достал из шкафа брюки, надел их и теперь натягивал сорочку.
   «Правильное решение», – подумала я и выглянула в коридор, ожидая увидеть там столпотворение. К моему удивлению, в нашей стороне никого не было. Лишь одна медсестра шла по направлению к лестнице. Что у них здесь, каждый день стреляют, что ли? Потом только до меня дошло, что звуки выстрелов погасились метровой толщины стенами госпиталя, выстроенного в начале века, и поэтому никто ничего не услышал.

   ГЛАВА 9

   Я не могла не испытывать внутреннего удовлетворения – интуиция в очередной раз не подвела меня. Убийцей Варази оказался действительно Купер. Вторая положительная сторона – похвала в мой адрес, а именно моему искусству бодигарда.
   Увидев меня в деле, даже такой холодный и чопорный субъект, как Лепилин-старший, не мог не отвесить комплимента моим профессиональным качествам. Комплимент, конечно, получился, как всегда, двусмысленным и походил скорее даже против воли говорящего на невозмутимую констатацию того, что отрицать не было никакой возможности. Ничего не поделаешь, таким уж он был человеком, этот Валерий Николаевич!
   Все это были плюсы. А минусом являлось то, что данная разборка ничуть не приблизила меня к выполнению порученного мне Лепилиным-старшим задания: найти Вислову живой или мертвой. Хотя необходимо признать, что наше возвращение в Тарасов заметно облегчило мою двойную работу. Находясь в городе, мне не нужно было разрываться между поиском Екатерины и охраной Лепилина-младшего.
   Я по-прежнему должна была нести двойную нагрузку, потому что Валерий Николаевич своего задания не отменил, посчитав доведение расследования до конца делом принципа.
   Решив провести сегодняшний вечер с отцом в его загородном особняке, Олег милостиво отпустил меня до утра следующего дня, чем я не преминула воспользоваться в интересах расследования.
   Памятуя о том, что сказала мне Эльза, я решила навестить ее прямо на рабочем месте, то есть в ресторане «Русь».
   Эльза встретила меня печальная и опухшая – и от слез, и от водки. По ее пустому рассеянному взгляду я поняла, что находится она далеко не в форме, а проще говоря, основательно выбита из колеи.
   Время подходило к восьми, и клиентура ресторана стала потихоньку подтягиваться. В основном это была солидная денежная публика, состоявшая из напыщенных пузатых богачей под ручку с декольтированными дамочками и размалеванных сомнительного вида девиц, явившихся поохотиться на одиноких толстосумов.
   На Эльзе было узкое черное платье, почти до ягодиц открывавшее чуть порозовевшую от чардымского солнца спину, и туфли на высоких каблуках, благодаря которым Эльза «подросла» на десять-двенадцать сантиметров и достигла отметки «метр девяносто». Весть о трагической смерти Купера уже распространилась среди «своих», поэтому Эльза была не на шутку удивлена и испугана моим появлением в ресторане. Вначале ее распухшее, но по-прежнему смазливое лицо, на которое в спешном порядке был нанесен яркий вечерний макияж, выражало только недоброжелательность и беспокойство. Мне даже показалось, что в ее светлых, густо накрашенных глазах мелькнула тень настороженной ненависти.
   – Привет, – беззаботно поздоровалась я, подойдя к стойке, возле которой статная заплаканная Эльза лениво и рассеянно давала указания маленькой хрупкой брюнетке в синей мини-юбке и белом переднике, – ты занята?
   Я поймала на себе ее напряженно-вопросительный взгляд и добавила:
   – Мне хотелось бы с тобой поговорить.
   Беспокойным взглядом оглянувшись по сторонам и поняв, что меня здесь никто, кроме нее, не знает, она наконец разжала свои ярко-красные губы:
   – Садись за столик, я сейчас подойду.
   – О`кей, – я едва заметно улыбнулась и отошла к окну.
   Устроившись за столом, накрытым белой скатертью, я наблюдала за Эльзой, которая то и дело искоса бросала на меня быстрые и тревожные взгляды. Прежде чем подойти ко мне, она склонилась к сидевшему в полуметре от меня жадно пожиравшему пельмени бритоголовому детине с вялыми коровьими глазами и широким кривым носом.
   – Еще? – услужливо поинтересовалась она, приторно улыбнувшись.
   Парень отрицательно мотнул головой и ответил ей хищным оскалом.
   – Давайте пересядем вон за тот столик, – как-то боязливо предложила она, приблизившись ко мне.
   Я равнодушно пожала плечами, поскольку мне было все равно. Меня неприятно поразило Эльзино обращение ко мне на «вы». Когда наконец мы расположились за столиком в углу, она, понизив сухой хриплый голос, сказала:
   – Я не думала, что после такого ты придешь сюда.
   «Ну вот, снова „ты“. Может, с испуга?» – усмехнулась я про себя.
   – Ты знаешь о гибели Купера? – спокойно спросила я.
   – Естественно, и знаю даже, как он умер, – Эльза испуганно оглянулась.
   – Сам виноват – нечего было приставать к порядочным людям, – с оттенком самодовольства парировала я.
   – К поря-я-я-дочным?! – с возмущением воскликнула она, но тут же осеклась и понизила голос: – Это Лепилины-то порядочные люди?
   Она вытаращила глаза и, пожирая враждебным взглядом, с ненавистью уставилась на меня.
   – А чем они тебе не угодили?
   Во мне тоже кипело возмущение, но на волю ему не давало выбраться мое всепобеждающее чувство юмора.
   Ну подумайте сами, не комично ли звучит слово «порядочный» из уст ресторанной шлюхи, стелющейся то под одного, то под другого бизнесмена-мафиози? Выдающаяся отдающаяся!
   – А кто, по-твоему, Автандила грохнул? – она смерила меня торжествующим взглядом, давая понять, что хорошо осведомлена об обстоятельствах гибели своего любовника.
   – Ты считаешь, что Лепилины приложили руку к гибели Автандила? – удивленно спросила я.
   – А то кто ж? – глаза Эльзы горели праведным гневом. С этим, скажу честно, эффектным блеском смешно контрастировал ее хриплый сдавленный шепот. Создавалось впечатление, что присутствуешь на некоем комедийном представлении.
   – Купер, – отрезала я, наблюдая за выражением ее перекошенного от злобы лица.
   – Что-о?! – ее глаза просто вылезли из орбит. – Для чего это ему было нужно?
   – Чтобы компанию Лепилиных прибрать к рукам, – сказала я, не отрывая от возбужденной Эльзы глаз – ее апатию как рукой сняло. – Купер женат, вернее, был женат на сестре Автандила. Убрав Варази, Купер автоматически становился владельцем его акций, а там путем шантажа, угроз и нажима…
   – Так ведь и Лепилины хотели избавиться от Дила! – вскрикнула Эльза и, всхлипнув, пустила слезу.
   – Купер сам признался, что порешил Дила, – со смаком сказала я, ловя себя на мысли, что этот разговор с Эльзой напоминает мне дежурные эффектные диалоги из разряда киношных. – Поверь мне, я ведь все-таки присутствовала при бесславной кончине Купера.
   – Ты так говоришь, потому что сама убила Купера и теперь хочешь свалить всю вину на него! – заверещала Эльза.
   – Зачем мне это? – невозмутимо отозвалась я. – И потом, запомни – я никогда не вру и тебе не советую.
   Моя последняя реплика не произвела на мою собеседницу никакого впечатления.
   – А кто может подтвердить, что ты не убивала Купера? – с ядовитой въедливостью спросила Эльза.
   – Лепилины.
   – Вот так свидетели! – пренебрежительно хмыкнула она, вытирая слезы.
   – Эльза, я не ругаться с тобой пришла, а еще раз поговорить о Катерине.
   Эльза непонимающе посмотрела на меня.
   – Автандила нет в живых, и я подумала, что, возможно, теперь ты сможешь быть более откровенной…
   – Вы с Лепилиными всех используете к своей выгоде, – язвительно заметила она, но, как мне показалось, успокаиваясь и сбавляя обороты враждебности.
   Видно, устала плакать, проклинать, ломать голову, противоречить…
   – Автандил знал, что Катерина работала на Лепилина? – повторила я вопрос, который уже задавала ей в Чардыме.
   – Знал и бесился, – выдавила из себя Эльза. Или она совсем сникла и поддалась нажиму, или ее потянуло на откровенность, или Эльза просто хотела побыстрее избавиться от меня.
   – Когда он узнал об этом?
   – Где-то неделю назад… – устало выдохнула она.
   – Каким образом?
   – Ему кто-то позвонил и, не представляясь, сказал, что Катька – агент Лепилина. Он сначала не поверил, а потом… Кажется, это во вторник было… – Эльза наморщила лоб, припоминая точную дату. – Да, да, он еще злой как бобик был, когда доказательста раздобыл. – Она растерянно посмотрела на меня, а потом, опустив глаза, по-детски спросила: – Ты правда его не убивала?
   Будь обстоятельства не такими серьезными и не знай я, кем была на самом деле Эльза, меня бы бесконечно тронула подобная наивность.
   – Кого? Купера?
   – Нет, Автандила, – смущенно произнесла Эльза.
   – Бог с тобой, ты, наверное, на солнце перегрелась! Мы же с тобой вместе в Чардыме были… И потом, я ведь не какой-нибудь секретный агент или наемный убийца, я – телохранитель и детектив по совместительству. Автандил мне нужен был живым. Он был ниточкой, которая могла привести меня к Висловой. Зачем мне было его убивать? – я проникновенно посмотрела ей прямо в глаза. – А Купер погиб только по своей вине, вернее, по своей глупости. Он явился со своими «мушкетерами» в больницу к Лепилину-старшему, чтобы расстрелять его, если он откажется делиться с его бандой. А я в тот момент была там и, поняв, что пахнет жареным, отобрала оружие у этих молодчиков. Так что ни я, ни Лепилины тут ни при чем.
   Эльза подавленно хранила молчание. Видимо, она наконец-то поверила мне, хотя верить в это ей совсем не хотелось.
   – Что же ты от меня хочешь? – беспомощно спросила она, виновато глядя на меня вновь заблестевшими от слез глазами.
   – Мне нужно…
   В этот момент я увидела, как Эльза неохотно и торопливо кивнула на молчаливое приветствие невысокого худощавого брюнета, садящегося за стол к бритоголовому мордовороту, жравшему пельмени. В жестах брюнета сквозила какая-то надоедливая нервозность. У него было интеллигентное лицо, высокий лоб, густые волнистые волосы, красивые миндалевидные глаза и крупный, мягко очерченный рот.
   Помимо лихорадочно нервозных жестов и развинченной походки в нем неприятно поражал беспокойно бегающий взгляд. Обычно большим черным глазам свойственно таинственное очарование подернутой поволокой глубины. Глаза же парня, постоянно перебегающие с предмета на предмет, были напрочь лишены вышеописанного томного шарма.
   – Знакомый? – полюбопытствовала я, наблюдая за брюнетом.
   – Помнишь, я тебе говорила о богатом Катькином друге? Это тот самый Вячеслав.
   Я вспомнила, как Эльза пренебрежительно отзывалась о нем, и не могла не удивиться такой оценке: друг Катерины был симпатичным малым, да еще при деньгах! И тут меня осенило: Эльза каким-то подспудным женским чутьем уловила присущую ему нервную суетливость. А потом этот неуловимый бегающий взгляд…
   – Так вот, – я тихо кашлянула, возвращая Эльзу к прерванной беседе из состояния рассеянной задумчивости, – мне нужно осмотреть дом Автандила.
   – Это еще зачем? – воскликнула она.
   Я не стала ей говорить, что все еще подозреваю Варази в убийстве Катерины и надеялась в его доме обнаружить какие-нибудь доказательства, подтверждающие мою гипотезу.
   – Ну, – произнесла я, – это долго объяснять.
   – Ну, хотя бы в двух словах, – настаивала Эльза.
   – Если в двух словах: я думаю, что исчезновение Катерины напрямую связано с ее работой в «Дионисе». А Варази все-таки был там не последним человеком… Понимаешь?
   – Лепилин тоже там не последний человек, – парировала Эльза.
   – Лепилин, между прочим, и поручил мне разыскать Катерину.
   – Хорошо, – она вдруг как-то вся подтянулась, и в ее глазах запрыгали «чертики», – у меня есть ключи от дома Автандила. Только я их тебе не дам.
   – Но Эльза… – пустилась было я в уговоры, но она не дала мне договорить.
   – Если хочешь осмотреть дом, поедем туда вместе.
   По ее решительному виду поняв, что она не откажется от своей идеи, я согласилась.
   – Пойду приведу себя в порядок, – Эльза поднялась из-за стола и направилась к боковому проходу.
   Я осталась в одиночестве, и тут мне в голову пришла одна идея. А что если…
   Виляя бедрами из стороны в сторону, я неторопливо направилась к бару. Кстати, я забыла сказать, что, собираясь в ресторан, экипировалась соответствующим образом.
   На мне было асимметричное, в обтяжку, серебристое платье, открывавшее левое плечо и с разрезом почти до самого бедра. На ногах – изящные туфли на высоком каблуке. Довершала ансамбль маленькая кожаная сумочка на тоненьком плетеном ремешке, в которой, кроме туши и помады, уместился мой «макаров».
   Направляясь к бару, я заметила, как этот Слава начал пялиться на меня. Я заказала апельсиновый сок и, возвращаясь, споткнулась. Стакан выпал у меня из рук, и его содержимое выплеснулось точнехонько на светлые брюки Славы.
   – О, простите, ради бога, я такая неуклюжая, – изобразив растерянность и сожаление, я схватила со стола несколько салфеток и начала лихорадочно промокать расплывшееся огромное пятно, оставленное соком, – сейчас я все исправлю.
   Когда я начала тереть салфеткой брюки Славы, раздражение и недовольство на его лице сменились выражением неловкости и досады.
   – Ну что вы, – попытался он остановить меня, – давайте я сам.
   – Нет-нет, это я виновата, – продолжала я трудиться над пятном.
   Он замолчал и сконфуженно поглядывал по сторонам.
   – Я бы хотела загладить свою вину, – произнесла я, глядя на него снизу вверх. – Может быть, пойдем за мой столик, и я закажу чего-нибудь выпить.
   Не сомневаясь, что он двинется следом, я выпрямилась и, не дожидаясь ответа, пошла к своему месту. Так оно и случилось.
   – Что вы предпочитаете: коньяк, виски? – я улыбнулась своей самой обворожительной улыбкой, которая сражала наповал и не таких красавцев (хотя и Слава был довольно-таки хорош).
   – А что будете вы? – он наконец стал приходить в себя.
   – Вообще-то, я собиралась выпить апельсинового сока.
   Мы расхохотались. Напряжение спало.
   – Нет, я серьезно, – Слава посмотрел мне в глаза.
   – Сейчас не могу, – с сожалением произнесла я, гася в нем надежду. – Сейчас я с подругой должна навестить ее больную родственницу.
   – Но…
   – Но мы можем встретиться здесь же часа через два. Согласны?
   – Конечно! – его черные глаза полыхнули огнем.
   Операция «знакомство» была разыграна как по нотам. Конечно, я могла бы и просто подойти к нему и сказать: «Привет, я Женя, а ты?» Мои внешние данные вполне позволяли сделать это. Но тогда пропал бы элемент игры. Он знал бы, чего хочу я, а я знала бы все, что скажет он. Неинтересно.
   В проходе появилась расфуфыренная Эльза. На ее ярко накрашенном лице не было и следа недавнего расстройства. Только наблюдательный человек мог заметить в ее глазах тоненькие красные прожилки.
   – Поехали? Я готова.
   Я пожала плечами и поднялась.
   – Погодите, – Слава тоже вскочил, – я даже не знаю, как вас зовут.
   – Женя, – скромно представилась я, – а это моя подруга Эльза, директор этого ресторана.
   – Слава, – произнес мой новый знакомый, галантно склонив голову, – так я буду вас ждать.
   – Обязательно.
   – Ловко ты орудуешь, – усмехнулась Эльза, когда мы вышли из ресторана и направились к моему «Фольксвагену». – Такого мужика подцепила!
   – Мне нужно с ним только поговорить, – отмахнулась я, усаживаясь за руль, – так что могу его тебе уступить.
   – Правда? – загорелась Эльза.
   – Я практически никогда не вру, – ответила я, – только по необходимости.
   Жаль только, что такая необходимость возникала чаще, чем мне того бы хотелась. Хотя этого я ей, конечно, не сказала.
* * *
   Влажная предгрозовая духота затопила город, мерцающий огнями, подобно рождественской елке, обвешанной гирляндами. Но совсем другая картина открылась нашему взору, когда мы подъехали к особняку Варази. Черные окна дома бликовали лунным отражением.
   Эльза достала из сумочки связку ключей и отперла калитку. По сравнению с той ночью, когда мне пришлось проникнуть сюда через забор, все выглядело немного по-другому. Видимо, я смотрела на него с другого ракурса. Перед входом в дом на крыльце мы увидели два нарисованных мелом силуэта. Такие обычно делают криминалисты, чтобы зафиксировать положение трупа. Видимо, Варази и одного из охранников расстреляли прямо перед домом. Рядом были видны бурые пятна крови.
   Дом уже был мне немного знаком. Эльза щелкнула выключателем, и холл осветился ярким светом.
   – Смотри, – по-хозяйски взмахнула рукой Эльза и направилась в глубь комнаты, – пойду выпью чего-нибудь. Тебе принести?
   – Соку или минералки, – ответила я и принялась за работу.
   Через час после беглого осмотра я спустилась с третьего этажа и застала Эльзу полулежащей на кожаном диване с большим фужером в руке. Похоже, она основательно «набралась».
   – Где вход в подвал? – подойдя к ней, я посмотрела в ее замутненные глаза.
   – Там, – свободной рукой она махнула в сторону лестницы.
   Обыск подвала тоже ничего не дал, и я снова вернулась к Эльзе.
   – Что-нибудь нашла? – язык Эльзы уже прилично заплетался.
   – Пойду осмотрю гараж и баню, – кивнула я.
   – Ключи от гаража на крючке возле входной двери.
   Я с трудом понимала, что она говорит. Забрав ключи, я вышла во двор. Уже не надеясь на удачу, я зашла в огромный гараж, в котором спокойно могли разместиться четыре «крутых» джипа. Сейчас в нем стоял один «Мерседес» Варази. Обойдя его кругом и не найдя ничего, что могло бы заинтересовать мое внимание, я направилась в баню.
   Стены огромного предбанника были отделаны деревом. Прямо посередине размещался небольшой бассейн, облицованный мраморной плиткой. Пройдя дальше, я очутилась в душевом отделении, где обнаружила дверь, ведущую в сауну. Открыв ее, я замерла на пороге.
   Рядом с печью, уткнувшись лицом в пол, лежал труп Катерины. В том, что это была она, я ни секунды не сомневалась. Я узнала ее фигуру и одежду, в которой видела ее в офисе «Диониса». На спине у нее зияла рана, оставленная скорее всего лезвием острого ножа.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация