А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Охотник за головами" (страница 6)

   – Там на столе телефон, – добавил он. – Если надо, можете позвонить.
   Капрал Родейл был небольшого роста, худой, двигающийся осторожно и выверенно. На нем была обычная униформа КККП из коричневой саржи и фуражка, от постоянного ношения которой он уже начал лысеть. От рождения у него были глаза разного цвета: один карий, другой зеленый. За это его в школе дразнили Светофором.
   Закончив вскрытие, доктор Сингх повернулся к Родейлу. До этого он периодически излагал в микрофон результаты, и капрал, хоть и сидел к нему спиной, не мог пропустить их мимо ушей.
   – Труп белой женщины лет двадцати двух. На обеих руках множественные следы уколов...
   – На обеих сторонах шеи разрезы длиной 4,5 сантиметра. Впереди на горле разрез длиной 6 сантиметров...
   – Вес сердца 280 граммов. Коронарные артерии расширены, атеросклероз в начальной стадии. Аорта не повреждена...
   – Имеются повреждения половых губ. Несколько спаек фаллопиевых трубок...
   Вскрытие продолжалось почти час. Когда доктор подошел к Родейлу, он вытирал руки салфеткой.
   – Могу я заполнить бланк? – спросил он.
   Родейл нашел нужный бланк и протянул доктору. Тот вернулся к столу, на котором лежали изрезанные останки женщины, и сделал инъекции глицерина во все десять скрюченных пальцев. Потом один за одним прижал каждый палец к чернильной подушечке и приложил к бумаге. Вернувшись к Родейлу, он отдал бланк ему, и капрал положил листок в папку, предварительно помахав им в воздухе, чтобы высохли чернила.
   – Ну – спросил он наконец, глядя в глаза доктору.
   – Она не утонула, – сказал Сингх. – Воды в легких нет. Это значит, что она была уже мертва, когда ее бросили в реку. На обеих сторонах шеи и на горле разрезы, сделанные острым металлическим лезвием. Голова отделена от тела вторым разрезом спереди.
   – Изнасилование? – спросил Родейл, делая пометки в блокноте.
   – По гениталиям этого не видно, хотя в их районе имеются ушибы. Мы проведем анализ на сперму, но она ведь неделю пробыла в воде. Единственное другое повреждение – разрез на обеих грудях. Он проходит по грудине, соединяющей ребра, от одного соска до другого.
   Родейл кивнул:
   – Значит, голову отрезало не винтом?
   – Нет, – Сингх взял со стола банку и пошел с ней к трупу.
   Когда он взял с подноса со сверкающими медицинскими инструментами скальпель, капрал поспешно отвел глаза. Чувствуя, как к горлу подступает комок, он заставил себя взглянуть на вернувшегося доктора и на то, что тот держал в окровавленной руке. Человеческий позвонок.
   – Видите эти отметины?
   Родейл посмотрел на несколько царапин на кости.
   – Движение лезвия зигзагообразное. Отметины две, с расстоянием между ними четверть сантиметра. Возможно, в лезвии была выемка. Не знаю винта, способного нанести такой удар.
   Патологоанатом опустил позвонок в банку, которую держал, и протянул ее капралу. Родейл закрыл банку и приклеил этикетку со временем, местом и порядковым номером.
   – Вы получите отчет о вскрытии еще до конца дня, – сказал Сингх.
   – Спасибо, доктор, – Родейл взял "дипломат" и встал.
   – Минуточку, – Сингх снял перчатки, быстро вымыл руки под краном и выдвинул ящик стола. – Возьмите, – он протянул капралу коробочку "Алка-Зельцера". – В другой раз будем говорить по телефону.
   Спустившись вниз, Родейл нашел туалет и проглотил несколько таблеток, запив их водой. Потом поглядел на полицейского в зеркале.
   – К черту другой раз, – сказал он сам себе и вышел.
* * *
   12.15
   Ричмондское отделение.
   КККП
   6900, б-р Миноритов,
   Ричмонд, БК.
   Капралу Дж.Г.Родейлу.
   Из отделения полиции Ванкувера,
   312, Мейн-стрит,
   Ванкувер, БК
   Дет. Берни Зеброфф, отдел по борьбе с наркоманией.
   Установление личности по отпечаткам пальцев.
   Утопленник (река Фрэзер).
   Личность установлена.
   Хелен Энн Грабовски, она же Патриция Энн Палитти.
   Приводы: хранение наркотических средств (героин),
   Ванкувер.
   Родилась 12 июня 1961г., Топика, Канзас.
   Фото предоставлено ФБР.
   Описание прилагается: белая женщина, рост 175 см, вес 50 кг, худощавая, груди большие и необычайно твердые (правда, тут так и написано), черные длинные волосы, глаза карие, на обеих руках следы от уколов, на спине длинный шрам.
   Б.Зеброфф.
* * *
   15.45
   Отдел Е, КККП,
   Ричмондское отделение.
   Капралу Дж.Г.Родейлу.
   Из отдела N, КККП, Оттава, Онтарио.
   N 4722067.
   Личность (установлена через ФБР): Хелен Энн Грабовски, она же Патриция Энн Палитти.
   Привод 12 апреля 1980 г. полицейским отделением Нью-Орлеана по обвинению: проституция.
   Сутенер: Джон Линкольн Харди (он же Хорек). К суду не привлекалась.
   Фото прилагается.
* * *
   17.30
   Каждый входящий сюда знал, куда он попал. Ничего определенного, только слабое ощущение, висящее в воздухе, как опиумная дымка. Каждый чувствовал, что в баре правят бал наркотики.
   В "Руках лунного света" было человек пятьдесят, но звуков они издавали не больше, чем десять. Большинство просто сидели, потягивая пиво и глядя друг на друга стеклянными глазами. Единственный шум исходил от неопрятной толстухи, которая с пьяным усердием колотила по крышке музыкального аппарата. Можно было сказать наверняка, что наверху, в комнатах, извиваются в наркотическом бреду мужчины и женщины с впившимися в их вены стеклянными пиявками шприцев.
   Можно было почувствовать все это и поскорей уйти.
   Слева от стойки к стене прислонилась женщина. Она была шести футов ростом, с крепким, мускулистым телом, и слегка напоминала Урсулу Андрес в фильме "Доктор Но" – те же высокие скулы, миндалевидные глаза и медового цвета волосы. Но на этом сходство кончалось. Эта женщина была одета в тряпье, и ногти на ее загрубевших руках были покрашены дешевым красным лаком. Ее волос недели две не касалась расческа.
   Сегодня женщина нервничала.
   Ее голубовато-серые глаза метались по комнате, ясно говоря всем: «Мне нужна доза».
   – Уж не меня ли ты ищешь, детка? – прошептал чей-то голос слева.
   – Ay тебя есть? – она оглянулась на мужчину.
   Это был невысокий индеец с мощными бицепсами, охваченными медными браслетами. Драная джинсовая куртка, распахнутая на груди, обнажала кожаный амулет с зубом кита. Такие же драные джинсы поддерживал черный ремень с рокерской пряжкой. Из-под полей стетсоновской шляпы оценивающе смотрели холодные глаза. Когда он улыбался, а именно это он делал сейчас становились видны желтые гнилые зубы.
   – Сколько? – прохрипела женщина.
   – Шестьдесят за штуку. Встретимся в пять на выходе.
   Он отвернулся и быстро зашагал прочь.
* * *
   17.45
   Смеющейся девочке было не больше пяти. С головы до ног ее закрывал красный комбинезон, из-под капюшона которого виднелось румяное личико, обрамленное рыжими кудряшками. Визжа от удовольствия, она вновь и вновь скатывалась по травянистому склону, вся покрытая липкой, жирной грязью.
   – Синди, хватит! – крикнула ей сестра, которой было уже семь лет, и она чувствовала ответственность за малышку.
   Они увидели порванную палатку с вершины холма в Северном Ванкувере, в четверти мили от их дома.
   Уже темнело, и пихты отбрасывали длинные тени на склон, спускающийся вниз, к воде залива. Дайане тени не нравились, но Синди не было до них дела. Она продолжала свою игру.
   – Хватит, я сказала! – крикнула Дайана, спускаясь следом за сестрой. – Как ты думаешь, кто тут живет?
   – Клоун Оскар, вредина! – отозвалась Синди.
   Она подбежала к палатке и заглянула внутрь.
   – Оскар, ты здесь? А ну выходи! – внезапно ее нога по щиколотку погрузилась в грязь.
   – Какая ты неряха, Синди! Тут, должно быть, болото.
   Не обращая на сестру внимания, Синди сделала еще шаг, но это не помогло. Ее левая нога выскочила из резинового ботика, и несколько секунд девочка балансировала на одной ноге, как циркачка на трапеции. Потом упала – прямо в грязь.
   – Ох, Синди! Что скажет мама, когда увидит, как ты перемазалась?
   Синди кое-как встала и начала вытягивать свой ботик. С чавкающим звуком он выскочил из грязи, но тут девочка упала снова и не поднялась. Широко раскрытыми глазами она смотрела вниз, туда, где взрыхленная ею земля обнажила руку скелета, тянущуюся вверх из неглубокой могилы.
* * *
   20.05
   Они включили фары, чтобы осветить место преступления, но внизу, в тени деревьев, все равно было темно. Небо сегодня было чистым, и в нем горели мириады звезд, но землю покрывал густой туман. Внизу стояли люди, все, кроме одного, в форме и все с пластиковыми чашечками в руках. Пар от кофе смешивался с ползущим внизу туманом.
   Когда капрал Родейл двинулся к ним, один из людей в форме обернулся.
   – Это вы, Родейл? – он говорил командным тоном.
   – Да, сэр.
   – Хорошо. Я хочу, чтобы вы на это взглянули. Похоже, у нас появилась проблема.
   Человеку, который это говорил, было за пятьдесят, и он едва достигал минимума веса, необходимого для службы в КККП. Когда Родейл подошел поближе, фары осветили внимательные голубые глаза человека, аккуратно подстриженные усы и плотно сжатые губы. На нем были синий пиджак и серые фланелевые брюки. На кармане пиджака красовалась эмблема Конной полиции – голова бизона под короной, окруженная кленовыми листьями. Человека звали Джек Макдугалл.
   Капрал Родейл окинул взглядом всю картину. Фотограф из отделения Северного Ванкувера щелкал вспышкой, полицейский, стоящий рядом с ним, набрасывал план местности. Невдалеке бегала большая немецкая овчарка, обнюхивая сухие листья и грязь. У самой кромки воды черным силуэтом двигался человек с металлоискателем.
   – Когда мы приехали, могила уже была разрыта, – сказал Макдугалл. – Скелет нашли две девочки, которые рассказали об этом отцу. Вместо того чтобы сразу позвонить нам, он пошел сюда посмотреть и зачем-то убрал все листья, сучья и грязь. Пока мы узнали и приехали, уже стемнело.
   Сержант Макдугалл провел Родейла к месту, окруженному веревкой. Здесь свет был особенно ярким, и земля казалась белой. Посередине в неглубокой яме лежал скелет. Большинство плоти отгнило, но внизу брюки удержали какую-то часть кожи и мышц. Там еще трудились черви.
   – Я хочу, чтобы вы занялись этим. Настаиваю, чтобы каждая операция дублировалась. Включая просеивание земли на двести ярдов вокруг. Если это то, что я думаю, нам придется быть крайне внимательными. Понимаете, о чем я?
   – Да, – кивнул Родейл. – У него нет головы.
* * *
   Среда, 27 октября, 10.34
   Такие газетчики, как Скип О'Рурк, теперь не рождаются. А жаль.
   Скип был верзилой с налитым "Гиннесом" животом и с татуировкой на предплечье – памятью о службе во флоте. Татуировку он заполучил на Тайване во время увольнения на берег, непонятно где и как. Он невзлюбил ее сразу же, как только протрезвел. Татуировка изображала Попайя[21] с пучком шпината в руке.
   Сегодня, как всегда, на Скипе была рубашка с длинным рукавом.
   Он сидел за столом редактора, попыхивая сигарой и просматривая гранки, когда слева к нему подкатила секретарша Эдна. Плоскогрудая и вся в веснушках, она почему-то напоминала Скипу растительное масло.
   – Только что принесли, – сказала она своим скрипучим голосом. – Подписано «лично редактору», – в руке у нее был коричневый конверт.
   – Кинь его в корзину. Видишь же, что я занят.
   – Да, сэр, – проскрипела Эдна и вышла. Скип хмыкнул, продолжая напряженно думать. Охотник за головами. Вот как мы его назовем. Это должно сработать.
   Скип О'Рурк был редактором с незапамятных времен. В дни компьютерной графики и спутниковой связи он продолжал тосковать о желтой газетной бумаге и свежих оттисках. Слава Богу, говорил он себе, что хоть гранки остались.
   До эпохи компьютерного набора гранки были главной вещью, и О'Рурк каждый день читал их с благоговейным вниманием. Не будучи редактором, вы и представить не можете, сколько шуму способна наделать опечатка.
   Закончив, Скип откинулся в кресле, положил ноги на стол и выпустил большой клуб дыма. Он думал, как начать историю об отрезанных головах.
   В этом городе и "Ванкувер Сан", и "Провинс" принадлежали издательству "Пасифик Пресс". В мире монополистов это была хоть маленькая, но монополия. Да и какая разница, из одного источника идут плохие новости или из нескольких?
   В это утро обе газеты вышли под одинаковой шапкой. 96-м шрифтом они извещали читателей: «Кто-то охотится за головами». О'Рурк решил, что вечерний выпуск «Сан» будет другим. Он уже видел заголовок: «Охотник за головами среди нас».
   "Мертвым все равно, – подумал Скип философски. – Какая им разница, говорят о них или нет, и что говорят? А для газеты маньяк-убийца – отличная находка".
   Да, Скип был настоящим редактором.
   Его делом было продавать новости. И он умел это делать.
   Он потянулся к конверту, который Эдна положила в почту. Разрезав его ножом, он вытряхнул содержимое на стол. Две фотографии лицом вниз и вырезка из журнала.
   Взяв вырезку, О'Рурк только хмыкнул. Это, была статья под названием "Золотые яблоки". На снимке вверху была изображена обнаженная до пояса женщина с самой большой парой грудей, какие он когда-либо видел. Подпись гласила: "Как вам это?"
   О'Рурк покачал головой и перевернул фотографии. Тут сигара выпала у него изо рта, и он издал вопль, о котором мечтает любой редактор:
   – Черт побери, остановите выпуск!
   На обеих фотографиях изображалась отрезанная голова женщины, укрепленная на деревянном шесте.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 [6] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация