А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Охотник за головами" (страница 26)

   Вдали от берега

   17.13
   Красная саржа. Как он и предполагал.
   Но что из этого следует?
   Авакумович только что закончил лазерный анализ. Он не спал уже двое суток, и мысли его начинали путаться. Конечно, ему нужно было поговорить с Деклерком, но лучше сделать это утром на свежую голову.
   По пути домой ученый обдумывал одну странность. Если нитка действительно из полицейского мундира, то этот мундир был очень старым. Старше пятидесяти лет.
* * *
   17.21
   Она увидела приближавшуюся к берегу лодку. Лодка ныряла в свинцовые волны, а она стояла под дождем на крохотном причале и ждала.
* * *
   17.22
   – Хочешь поучаствовать? – спросил Скарлетт.
   – Да нет, с меня хватит, – призналась Кэтрин Спэн.
   – Тогда вези Ракстроу в полицию и запри его там. Оформи изъятие наркотиков или что-нибудь еще. Главное – продержи его взаперти как можно дольше. Встретимся в десять на месте.
   – Ладно.
   Когда Спэн уехала, Скарлетт улыбнулся. Он был доволен: все-таки удалось восстановить контроль над событиями.
   Он залез в фургон и позвонил Типплу.
   – Алло, – голос капрала был сонным.
   – Это Рик, Билл. Вставай. Мы нашли Харди.
   – Что, уже поймали?
   – Нет, но мы знаем, где он.
   – Надо оформить ордер.
   – Я сейчас этим займусь. Можешь посторожить то место? Мы будем там в десять.
   – Давай адрес.
   Скарлетт продиктовал ему.
   – И как ты его нашел?
   – Ракстроу рассказал.
   – Только не говори, как и почему, – предупредил Типпл. – Я не хочу этого знать.
* * *
   17.27
   Роберт Деклерк был пьян.
   Когда жена помогла ему выбраться из лодки, он сразу упал на колени. Из рук его, жалобно звякнув, выпала пустая бутылка из-под коньяка.
   – Роберт Деклерк, ты пьян?
   – Был пьян, Дженни. Сейчас почти прошло.
   Она подняла бутылку:
   – Что ж, по крайней мере, ты напился благородным напитком.
   Деклерк сел на причал и стал смотреть на море. Все вокруг было серым и влажным.
   – Пошли домой, – сказала она. – Я хочу поговорить с тобой о деле.
   – К черту дела. У меня выходной.
   Женевьева взглянула на него удивленно. Она никогда раньше не видела его таким.
   – А как же твой семинар? – спросил он.
   – Я его отменила.
   – Почему?
   – Чтобы побыть дома с тобой.
   – Прошу тебя, – он повернулся к ней. – Поезжай на занятия.
   – Но почему?
   Деклерк поглядел на бутылку у нее в руке и отвернулся к морю.
   – Дженни; ты часто мне говорила, что я слишком крепко держу себя. Сегодня я сел в лодку, взял вот эту бутылку и отплыл от берега. Я давно, очень давно этого не делал. Я думаю о той клетке, в которую сам себя посадил. И думал, как мне оттуда выбраться. Мне нужно подумать еще немного.
   Она ничего не сказала, молча глядя на мужчину, которого любила. Он сидел на мокром причале, обхватив колени руками, как мальчишка.
   Потом она спросила:
   – Сколько времени тебе нужно?
   – До полуночи.
   – Хорошо, – сказала она.
* * *
   18.55
   – Во сколько у тебя семинар? – спросил он.
   – В полвосьмого, в Северном Ванкувере.
   – А на какую тему?
   – Еще не решила, – потом она увидела на кофейном столике раскрытую книгу. "Падение" Альберта Камю. – Может, взять тему отсюда?
   – Как хочешь. Можешь взять тему из жизни. Мужчина, запертый в клетке собственной вины.
   Женевьева поглядела на него с грустью. В который уже раз она пожалела, что не может дать ему ребенка. Она знала, что часть души Роберта умерла вместе с дочерью и никогда уже не возродится.
   Она пошла к бару и взяла оттуда бутылку портвейна. С бутылкой и книгой она пошла к выходу, в последний раз взглянув на неподвижно сидящего мужа.
   Не в доброе время Роберту Деклерку вновь явился дух его дочери.
* * *
   19.06
   Она вышла из дома и сразу встретила холодный порыв ветра, задувавшего под ее зонтик капли дождя. Под ногами ее хлюпала вода. Дойдя до своего ТР-7, стоящего рядом с "ситроеном" Роберта, она открыла дверцу, положила книгу на панель управления, а бутылку сунула между сиденьями. Потом она завела мотор и выехала на Марин-драйв.
   Она не заметила, как из кустов выехала и двинулась за ней, держась на расстоянии, другая машина.
   За рулем ее сидел Спарки.

   Падение

   19.07
   Услышав, как отъехала машина, Деклерк подошел к бару и достал бутылку виски. Он отхлебнул глоток прямо из горлышка и почувствовал, как по всему телу расползается приятное тепло.
   Минуту спустя он поставил бутылку и подошел к книжному шкафу. Из нижнего ящика, который не открывался уже несколько лет, он достал фото маленькой девочки, сидящей на груде сухих кленовых листьев – красных, желтых и оранжевых. Девочка смеялась, и ее светлые волосы, казалось, отражали солнечные лучи.
   Деклерк поставил фото на стол, сел напротив и стал смотреть.
   Время он времени от отпивал еще глоток из бутылки.
   Потом он осторожно дотронулся до фотографии и прошептал – тихо-тихо:
   – Принцесса, это я, твой папа. Я хочу поговорить с тобой.
* * *
   20.03
   Нож имел в длину два фута. Он был похож на мачете, каким рубят сахарный тростник, с одним только отличием. На его тупой стороне находилась закругленная кромка, ближе к основанию охватывающая нож почти полным кольцом. Ее вес усиливал удар в несколько раз.
   С размаху Спарки мог отрубить этим ножом голову человеку.
   Спрятавшись за деревьями, он смотрел на дверь, за которой скрывалась Женевьева Деклерк. Ее машина стояла в восьми футах от него. Дождь почти затих, перейдя в противную морось.
   Спарки ждал, коротая время за разговором.
   Говорил он со своей матерью.
* * *
   20.16
   Джозеф Авакумович слишком устал, чтобы спать. Из окна своей комнаты в отеле он долго смотрел на огни в гавани. Потом включил компьютер и вывел на экран шахматную доску.
   Сегодня он играл черными.
* * *
   20.31
   Женщина, вышедшая из двери, направилась к ТР-7. Спарки, сжимая нож, смотрел, как она приближается. Дождь прекратился совсем, и ветер развевал ее длинные черные волосы. Она думала о Камю. О том, что, если любой мужчина или любая женщина виновны, то они не могут судить других.
   Дойдя до машины, она открыла дверцу и достала из-за сиденья бутылку портвейна. Когда она начала вылезать, Спарки стремительно шагнул к ней из тени.
   Женщина повернулась, и увидела нож, падающий на нее сверкающей дугой. Его свист потерялся в шуме ветра.
   Внезапно мир завертелся вокруг нее, быстрее и быстрее, пока не замер на точке острой, невыносимой боли.
   "О Боже! – подумала она. – Я вижу свое тело!"
   Оно распласталось под ней, обезглавленное, заливая кровью мокрый бетон.
   «Я без головы!» – промелькнула мысль, но ни звука не донеслось из ее губ. Потом она увидела приближающуюся к ней человеческую фигуру и окровавленное лезвие ножа.
   Рука схватила ее за волосы. «Я виновна», – успела подумать она, и тут кровь окончательно перестала питать ее отделенный от тела мозг.
   Спарки сунул голову в мешок и исчез в тумане.
* * *
   21.03
   Через десять минут после того, как в полицию сообщили об убийстве, в штаб позвонил премьер-министр. – «Значит, у нас есть шпионы», – мрачно подумал Шартран, снимая трубку.
   – Шартран?
   – Да, сэр.
   – Я требую, чтобы вы немедленно отстранили этого Деклерка.
   – Да, сэр.
* * *
   «Прости, Роберт», – подумал он про себя.
   Он понял только, что совершено очередное убийство. Кого убили на этот раз, он не знал, и это его не заботило.
   – Плевать, – сказал он вслух. Ему хотелось еще выпить, но он не мог встать и дойти до бара. Он взял фотографию дочери в руки.
   – Ты слышишь меня, Принцесса? Время настало. Я иду к тебе.
   Он встал и пошел искать пистолет.
* * *
   21.06
   Это было последней каплей. Повесив трубку, Роберт Деклерк изо всех сил швырнул телефон об стену. При этом початая бутылка виски упала со стола и разбилась.

   Перестрелка

   21.11
   Сигнал поступил в патрульную машину:
   – Спэн, Скарлетт, это Типпл. Наш герой только что вернулся. Он привез что-то в мешке и пошел в дом. Сейчас он там.
   Через минуту Типпл позвонил снова:
   – Эй, ребята, это опять я. Харди идет к машине. Мешка у него нет. Я еду за ним, а вы постарайтесь не отстать.
   Моника слегла с гриппом, и Рыжий Льюис остался один. Он услышал сигнал на дежурстве в Северном Ванкувере.
   "Ну вот, хоть что-то", – подумал он.
   Эд Рабидовски поймал сообщение, находясь в четверти мили от места убийства.
   С удивленным лицом он прибавил громкость своего приемника.
* * *
   21.47
   Инспектор Мэк Флитвуд (ничего общего с рок-группой; напротив, он терпеть не мог рок) сидел за столом в Отделе по расследованию убийств, когда вошел констебль, дежуривший на Мейн-стрит.
   – Это только что нашли, – он протянул Флитвуду конверт. – Таксист зашел перекусить в "Макдональдс" я, вернувшись, нашел это на сиденье. Он не знает, кто мог это подложить.
   На конверте было написано: "В полицию срочно". Флитвуд вытряхнул содержимое на стол. В конверте лежали кинопленка и записка, составленная из газетных букв.
   «Дядя Роберт, хочешь еще? P.S. Получи».
   – Эй, Эл, – позвал Флитвуд. – Это опять Охотник.
   Детектив Эл Флад быстро встал из-за стола и подошел к нему.
* * *
   22.02
   – Где ты, Типпл? – спросил Рик Скарлетт в микрофон. Они со Спэн сидели в машине на грязной проселочной дороге в горах Гроуз. Внизу горел огнями город. Некоторые из огней двигались.
   Спэн стояла снаружи и слушала разговор через открытое окно.
   – Мы на мосту Лайон-Гейт. Похоже, он едет домой.
   – Где он был?
   – Проехал мимо студии, но не остановился. Похоже, искал Ракстроу.
   – Странно. Тот велел ему не приближаться к этому месту.
   – Значит, наш Хорек не послушался. Что будем делать?
   – Я войду в дом. У меня ордер.
   – Давай побыстрее. Скоро он приедет.
   – Да, и еще: у меня есть радиотелефон, так что держи нас в курсе. Я хочу знать, когда он будет здесь.
   – Узнаешь, – пообещал Типпл и дал отбой.
   Скарлетт повернулся к Спэн.
   – Давай инструменты.
   Она подошла к своей машине и вернулась с большим ящиком. Оба автомобиля были спрятаны в кустах, чтобы Харди не заметил их, когда вернется домой.
   – Для лыжного домика это вряд ли подходит, – заметила Спэн.
   Дом был грубо сбит из полусгнивших досок. Отапливается он дровами, если они правильно угадали назначение закопченной трубы. Электричества в доме не было, и больше всего он напоминал хижину отшельника.
   Скарлетт посветил фонариком в ящик и извлек оттуда короткий ломик. Рама легко подалась.
   – Должно быть, сюда лазили уже много слишком нетерпеливых лыжников и лыжниц, – ухмыльнулся он. – Подставь-ка руки.
   Спэн сцепила пальцы и сделала из рук ступеньку. Встав на эту ступеньку ногой, Скарлетт подтянулся и забрался внутрь. Ухватив напарницу за талию, он втянул в отверстие и ее.
   – Ладно, разделимся. Осмотри эту комнату, а я пойду в другую.
   Тут из радиотелефона у пояса Рика раздался голос Типпла:
   – Мы едем в горы. Будем на месте минут через десять.
   Скарлетт пошел в комнату и начал осматриваться, когда Спэн окликнула его.
   Вернувшись, он увидел ее присевший на пол рядом с четырьмя масками вуду. Она вынула их из простейшего тайника – две доски пола откидывались на заржавевшей петле. Спэн вытряхнула из одной маски на пол белый порошок и, подцепив его пальцем, осторожно лизнула.
   – Кокаин? – спросил он.
   – Да. Кончик языка сразу застыл.
   – Много его там?
   – По крайней мере, восемь унций.
   – Мы подъезжаем, – голос Типпла. – Приготовьтесь.
   – Оставайся здесь. Я пойду вперед.
   Скарлетт вошел в другую комнату и увидел на полу пятно крови. Он наклонился и потрогал ее. Кровь была свежей.
   Он начал ощупывать пол вокруг. Ломик все еще был у него, и он по очереди пробовал поддеть им доски пола. Наконец одна из них отошла.
   – Рик, я вижу дом. Я остановлюсь здесь на случай, если он поедет назад.
   – Кэти! – прошептал Скарлетт. – Иди сюда!
   Она, крадучись, присоединилась к нему.
   – Смотри, – он указал на пол. Тут за окном раздался шум подъехавшей машины, и оба выключили фонарики.
   Ощупывая отверстие рукой, Рик обнаружил два пластиковых мешка, подвешенные на гвоздях к доскам пола. Дом из-за уклона был построен на сваях, и под мешками оставалось пустое место.
   Он снял один из мешков с гвоздя и быстро передал его Спэн. Внутри оказались четыре полуфунтовых пакета кокаина.
   Во входной двери повернулся ключ. На крыльце затанцевал оранжевый луч.
   Скарлетт достал второй мешок и вытащил пистолет. Харди открыл дверь.
   – Стоять! Полиция! – крикнул Рик.
   Человек, застыл на пороге. В руке он держал шахтерский фонарь, освещающий пустые стены комнаты. Он перевел взгляд со Скарлетта на Спэн, потом на мешки с кокаином.
   – Вы их нашли, – сказал он.
   – Мы нашли не только их. Поставь фонарь. И без глупостей.
   Харди подчинился. Отложив пистолет, Скарлетт раскрыл второй мешок и извлек оттуда армейский нож и фотоаппарат "Поляроид" в пластиковом пакете. Нож был длинною в фут, слегка изогнутый и остро наточенный, не считая щербинки на лезвии.
   Харди покачал головой:
   – Я никогда не видел этих вещей.
   – А как насчет этого? – полицейский опять залез в мешок и достал оттуда за волосы человеческую голову.
   – О Боже! – воскликнул Харди.
   Его взгляд в панике метнулся с головы на дыру в полу, со Скарлетта на Спэн. Потом он пнул фонарь. Горящий керосин растекся по полу. Фонарь полетел в сторону Скарлетта, который с криком закрыл лицо руками. Голова упала и покатилась в сторону Спэн, пытавшейся достать револьвер.
   – Горю! – крикнул Скарлетт, пытаясь сбить пламя на загоревшемся рукаве. В панике он кинулся на пол и начал кататься.
   Харди схватил лежащий на полу нож и кинулся на Спэн. Она отпрыгнула, но споткнулась о Скарлетта и упала.
   Удар ножа пришелся по руке Рика, пытавшегося подняться. Он упал на колени, и Харди занес нож для нового удара.
   – Стой! – крикнул Типпл из двери, уже зная, что опоздал.
   Нож уже опускался на горло Скарлетта, когда Кэтрин Спэн выстрелила. Она теперь стояла на коленях, держа пистолет обеими руками.
   В шее Харди появилось отверстие размером с мячик для гольфа. Он пошатнулся и выронил нож. Вторая пуля буквально разнесла ему голову, рассыпав дождь из крови и мозгов. Третий выстрел попал Джону Линкольну Харди в спину. Он пошатнулся и тяжело рухнул на пол.
   – Рик, бери мешки и уходи! – скомандовал Типпл. – Кэти, возьми эту голову и нож. Я же вытащу тело.
   Через минуту они уже были вне пределов досягаемости огня, пожиравшего хижину. Огонь, должно быть, был виден во всем городе, как маяк.
   Вскоре небеса разверзлись, и хлынул новый дождь. Под его холодными струями пламя вскоре погасло, да и гореть было уже почти нечему.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 [26] 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация