А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Охотник за головами" (страница 11)

   – Кто знает, что будет дальше? – спросила Женевьева. – Может, тебе придется искать ответ у самого Басбакуаланушиваэ, в Скалистых горах?
* * *
   10.07
   Когда Роберт Деклерк повесил трубку, он улыбался.
   Потом встал и подошел к окну. Поглядев на часы, он снял со стула форменный пиджак и надел его. По пути к двери он еще раз взглянул на тело Джоанны Портмэн на тотемном столбе. Ему показалось, что оскаленное лицо духа-акулы смеется над ним.
   Он вспомнил другую усмешку, много лет назад. Вспомнил сарай в северной части Квебека, где лежала умирающая девочка с неестественно вывернутой шеей. Он чувствовал, как нож упирается ему в живот, но это было неважно. Важно было сдавить руками глотку этого ухмыляющегося мерзавца и сжимать до тех пор, пока он не перестанет смеяться.
   Но даже когда человек перестал дышать, суперинтендант продолжал слышать смех.

   Летучие патрули

   10.15
   – Доброе утро. Меня зовут Роберт Деклерк, суперинтендант. Меня назначили вести расследование.
   Деклерк стоял на краю комнаты, заложив руки за спину, и переводил взгляд с одного лица перед ним на другое. Актовый зал, как и все здание, находился в процессе перестройки, и те, кто не нашел свободного стула, сидели на штабелях досок или стояли, прислонясь к стене. Здесь было больше семидесяти человек – две трети из них в синей саржевой униформе, остальные в штатском. Примерно одна пятая из них были женщины – изменение, происшедшее за годы отсутствия Деклерка. Ему пришло в голову, что в следующем издании его первой книги "Мужчины в мундире" название придется сменить.
   – Задача перед нашим подразделением поставлена нелегкая, – начал он. – Из известных нам данных можно заключить, что мы ищем редчайший тип – убийцу в чистом виде, убивающего из любви к убийству, – он использовал выражение Авакумовича, и русский, стоявший в задних рядах, одобрительно кивнул.
   – Вас специально отобрали для выполнения этого задания. На первой встрече нам предстоит обсудить структуру подразделения и план работы. Я считаю, что главное в любой команде – эффективная связь. Поэтому надеюсь, что любые данные и соображения будут передаваться в пределах группы без учета субординации. Большая часть из вас войдет в оперативное подразделение, которому придается научный сектор во главе с Джозефом Авакумовичем, которого вы все, я надеюсь, знаете. Затем – компьютерный отдел во главе с инспектором Чаном, который будет обрабатывать всю поступающую информацию по программе, опробованной в деле Олсона. Каждый член группы будет ежедневно получать у инспектора Чана распечатку с указанием имеющихся улик, подозреваемых и основных направлений деятельности. В конце каждого дня вы все обязаны сдавать результаты работы в компьютерный отдел, где за ночь они будут обрабатываться. Основное подразделение будет осуществлять связь с муниципальными полицейскими службами, не входящими в КККП, через специально назначенных офицеров. От Ванкуверской полиции таким офицером назначен Элмор Флад из отдела убийств, который сейчас присутствует здесь. Общее командование оперативным подразделением возлагается на инспектора Макдугалла. У него есть основания быть обиженным, поскольку я занял его место; поэтому я поставил перед Оттавой вопрос о его повышении по службе.
   Послышались бурные аплодисменты. Деклерку пришлось прерваться, пока Макдугалл принимал поздравления. После этого он сел за стол, продолжая разглядывать зал.
   – Я думаю, все согласятся, что основой любого расследования являются предположения, основанные на доказательствах. Но здесь же кроется и главная опасность. Позвольте привести пример. К ноябрю 1980 г. в Англии убийца по кличке "Йоркширский Потрошитель" убил и изуродовал тринадцать женщин. Жертва №2 – 26-летняя проститутка по имени Джоан Харрисон, убитая в ноябре 1975 г., – имела во влагалище и анусе следы семени, соответствующего редкому типу крови В. Как и все жертвы Потрошителя, она была убита ударом молотка по голове. Во время расследования главный констебль Джордж Олдфилд, который вел его, получил несколько писем, подписанных "Джек-Потрошитель". Слюна на клеевом слое конверта соответствовала типу крови В, а на письмах стоял почтовый штемпель Сандерленда на севере Англии. Потом, в июне 70-го, в полицию прислали пленку, на которой некто, называвший себя убийцей, издевался над Олдфилдом. Почерк на конверте был тот же, что и на письмах, и тип слюны также соответствовал типу В. Голос на пленке говорил с североанглийским акцентом. В итоге полиция организовала кампанию опроса жильцов в 11 тысячах домов, которая обошлась в миллион фунтов.
   Деклерк обвел глазами присутствующих и продолжал:
   – На деле оказалось, что все убийства, кроме убийства Джоан Харрисон, совершил водитель грузовика из Йоркшира по имени Питер Сатклифф. Как видите, полиция долгое время шла по ложному следу, что побуждало убийцу продолжать свои преступления, пока его случайно не задержали за вождение без лицензии. Со своим йоркширским акцентом и типом крови А он мог еще долго скрываться от правосудия. Так что ошибочные предположения – главная угроза следствию.
   – Теперь, – Деклерк улыбнулся, – нам нужно усвоить главный девиз: "Избегай простых решений". Например, мы ищем во всех трех случаях одного убийцу, но нельзя до конца исключить, что речь идет о серии жутких совпадений. И второе: нам следует учитывать уроки истории.
   В этом месте он встал и слегка ослабил узел галстука, желая этим маленьким жестом указать на неформальность их разговора. Пусть собравшиеся действительно почувствуют себя командой.
   – Я уверен, что вы согласитесь со мной в том, что самая сильная сторона Конной полиции – ее опора на традиции. Год за годом создавая фундамент нашей службы, мы создали самую эффективную полицию в мире. При этом мы дополняем бережное использование опыта прошлого внедрением новейшей техники расследования. Позвольте привести только один пример из прошлого. В 1886-м комиссаром был назначен Лоуренс Херчмер. Именно он превратил Конную полицию из военной организации в эффективно действующую полицейскую силу. И добился он этого введением патрульной системы, при которой летучие патрули КККП, рассеянные по Северо-Западным территориям, стали центром охраны правопорядка. Он же ввел и систему отчетов каждого патруля, копии которых поступали в штаб-квартиру полиции и создавали полную картину как успехов, так и недостатков. Можно сказать, что наш оперативный отдел является компьютеризованным аналогом такой патрульной системы. В этом нет ничего нового – та же схема применялась в расследовании дела "Йоркширского Потрошителя" и убийств детей в Атланте.
   Но комиссар Херчмер не остановился на достигнутом – и боюсь, что этой частью нашей истории мы пренебрегли в нашем сегодняшнем стремлении к централизации. В 1830-м он ввел дополнительную систему летучих патрулей. Они не имели твердого графика и района действий, как обычные патрули, но действовали по своему усмотрению. Если угодно, это были тогдашние северо-западные "коммандос".
   Деклерк на миг прервался и продолжал:
   – В нашем расследовании я намерен возродить эту систему. Патрулей будет семь, в каждом по два человека – мужчина и женщина. Это будет наша третья линия обороны против слишком простых решений. Работая независимо от оперативного отдела, они будут проверять предположения, рискующие оказаться ошибочными. Входящие в них сотрудники должны действовать в рамках личной инициативы, и в интересах следствия сотрудники оперативного отдела не должны обсуждать с ними ход следствия. Каждый патруль будет получать компьютерные распечатки, но только в той части, что касается фактов. Координатором деятельности летучих отрядов назначается сержант Джеймс Родейл. Как и инспектор Макдугалл, он представлен сегодня к очередному званию.
   Снова раздались аплодисменты, но лицо Родейла, появившегося сзади, было нахмуренным. Держа в руках коричневый конверт, он пытался пробиться с ним к столу Деклерка.
   – Мы скоро закончим, – сказал суперинтендант. – Еще три замечания. Во-первых, следует избегать лишнего шума в прессе. Вся информация, подлежащая огласке, должна проходить через инспектора Макдугалла. Во-вторых, все допросы будут записываться на видеопленку и раз в неделю просматриваться всеми летучими патрулями. Это дает возможность взглянуть на дело по-новому, в том числе глазами женщин. Нам известно, что убийца тяготеет к женщинам, а никто не может знать охотника лучше, чем добыча. И наконец, в-третьих, – моя дверь всегда открыта. Как я уже сказал, мы должны научиться работать в команде. Если вам потребуются совет, разрешение или дополнительные технические средства, можете подняться по этой лестнице и войти. Знайте, что от нашей работы зависят спокойствие и порядок в городе. Еще одно убийство – и возможна неконтролируемая волна истерии. Английская полиция потратила пять лет на поимку "Йоркширского Потрошителя". Полиция Антанты только через 22 месяца смогла арестовать человека, признавшегося в убийстве двух из двадцати восьми черных детей. Нам потребовалось тринадцать дней, чтобы поймать Олсона, совершившего одиннадцать убийств. Давайте же побьем этот рекорд поимкой Охотника за головами.
   Деклерк едва успел закончить, как запыхавшийся Джеймс Родейл протянул ему конверт. Адресованный Канадской радиовещательной компании, он был опущен на Главном почтамте вчера вечером и передан в Ванкувер сразу после вскрытия. Конверт и содержимое были присыпаны порошком для снятия отпечатков пальцев.
   – Лучше взгляните сейчас, – сказал Родейл. – Пока не закончилась встреча.
   Суперинтендант открыл конверт. Внутри был лист с аккуратно наклеенной на него фотографией. Отрубленная голова Джоанны Портмэн на шесте. Внизу надпись, составленная из букв газетного заголовка.
   Добро пожаловать, Роберт. Надеюсь, тебе это понравится.

   Он и она

   11.05
   Кэтрин Спэн смотрела на фотографию, когда кто-то из мужчин позади нее обронил:
   – Да, тут придется рискнуть яйцами.
   Спэн обернулась к нему:
   – А мне что делать?
   – Зависит от того, какой частью тела захочется рискнуть тебе, – сказал он, оглядывая ее с головы до ног.
   Она отвернулась и посмотрела на доску объявлений, где Макдугалл только что повесил список назначений. Спэн начала искать свою фамилию и нашла ее в последнем разделе: "Семь летучих патрулей".
   – Кто-нибудь знает, кто такой Рик Скарлетт? – спросила она.
   – Вы на него смотрите, – ответил мужчина, только что обменявшийся с ней репликами.
   – О! – только и смогла сказать Спэн.
   Скарлетт был высоким, выше шести футов, лет двадцати восьми. Его каштаново-рыжие волосы, коротко подстриженные, дополнялись того же оттенка усами. Черты его лица были такими же четкими и хорошо очерченными, как линии тела. Больше всего ему подходило определение "Атлет".
   – Встретимся внизу, – бросила Спэн и, повернувшись, направилась в раздевалку.
   Раздевалки, даже полицейские, одинаковы во всем мире. Тот же запах пота; то же опасение подцепить грибок или заразу похуже. Если присутствуют мужчины, к этому добавляются смех и пошлые шутки.
   Спускаясь по лестнице, Кэтрин Спэн услышала разговор двух мужчин и женщины, стоявших на площадке.
   – ...он все время был с каменным лицом.
   – Как это?
   – Ну знаешь, у таких кожа на скулах натянута, как на барабане. И маленький рот, плотно сжатый, как сфинктер. Кажется, будто он вот-вот лопнет от натуги.
   – Ты всегда так говоришь о юристах? – спросила женщина.
   – Всегда, – сказал Рабидовски.
   Рабидовски, больше известный как "Бешеный Пес", был очень похож на Чарльза Бронсона[31] – квадратная фигура, агрессивно выпяченная челюсть и воинственный тон. Впечатление дополняли высокие восточные скулы, лохматые черные брови и черные усы. Глаза у него были сине-стальными, как ствол ружья.
   Отец Бешеного Пса был траппером на Юконе, и уже в шесть лет Рабидовски бил белку в глаз с тысячи ярдов. Это он снял албанского снайпера, посланного китайцами, чтобы убить советского премьера Косыгина во время его визита в Оттаву. Кроме этого шумного дела, он пять лет подряд брал призы на соревнованиях КККП по стрельбе. Значки, говорящие о его победах, усевали его форменный пиджак; но сейчас Рабидовски был в рубашке.
   – Попомните мое слово, – продолжал он, – адвокат с каменным лицом не доведет клиента до добра.
   – Ну, дальше, – сказала женщина.
   – Постойте, – прервала их Спэн. – Можно мне пройти?
   – О Боже, еще одна красотка, – вздохнул Рабидовски. – Их тут, как собак нерезаных.
   – Жалеешь о добрых старых временах? – саркастически осведомилась Спэн.
   – Естественно, – искренне ответил Бешеный Пес.
   Спэн промолчала. С таким отношением она сталкивалась постоянно, со времени начала обучения в полицейской школе в Риджайне в 74-м; именно в том году в конную полицию стали брать женщин. Предыдущие сто один год это был элитный мужской клуб. В глубине души до сих пор большинство мужчин не хотели работать с женщинами, боясь, что те подведут их в нужную минуту.
   Конечно, в рутинной полицейской работе большинство мужчин привыкли к присутствию лиц противоположного пола, но только не Рабидовски.
   – Ты будешь работать со Скарлеттом? – спросил он. – Постарайся не разочаровывать его, ладно? А то он не сможет работать. Вообще он хороший парень.
   Закончив фразу, он сунул в рот сигарету и ловко зажег спичку о ноготь большого пальца.
   Спэн повернулась к женщине:
   – Он правда такой хороший?
   – Правда, – ответила та с улыбкой. – Только, интересно, он всегда так дергается?
   – Всегда, – сказал Рик Скарлетт, спускаясь сверху.
   – Познакомимся. Я Моника Макдональд.
   – Кэтрин Спэн.
   – А это Рыжий Льюис. Мы с ним входим в один из летучих патрулей.
   – Я тоже. Вместе с этим вот парнем.
   – Рик Скарлетт, – представился Скарлетт, пожимая всем руки. – Как дела, Бешеный Пес? Давно тебя не видел.
   – Как могут идти дела у копа, которого осаждают столько баб?
   – "Осаждают"! – фыркнула Спэн. – Какое громкое слово.
   – Я вижу, ты знакома с Бешеным Псом, – улыбнулся Скарлетт.
   – А откуда это прозвище? – поинтересовалась Моника.
   – У него от жары изо рта течет пена, – пояснила Спэн.
   – Ох уж эти бабы! – Рабидовски закатил глаза.
   – Мы сократили его фамилию до "Рабид"[32], – пояснила Спэн уже серьезно. – И поверь, он этого заслуживает.
   – Никогда бы не подумала.
   – Прошу не ценить его слишком дешево, – добавил Рик Скарлетт. – Он лучший стрелок, какой был у Конных за всю историю.
   – Сомневаюсь, – сказала Спэн. – Я слышала, Деклерк был лучше.
   – Ага, если говорить про лук, – иронически заметил Рабидовски.
   – Арбалет, – поправила Спэн. – Говорят, он едва не попал на Олимпийские игры.
   – И попал бы, если бы арбалеты не вышли из моды еще в средние века.
   – Смотри-ка, – обратилась Спэн к Монике Макдональд. – Он еще и историю знает!
   – В том, что касается оружия, леди, я знаю куда больше вас.
   – Посмотрим.
   – И хватит надо мной смеяться, понятно?
   – Постойте, – вмешалась Моника. – Деклерк – это наш суперинтендант?
   – Конечно, – ответил Рик Скарлетт. – Странно, что ты о нем не слышала. Этот человек – настоящая легенда.
   – Так расскажите мне, – попросила женщина. Рядом с высокой светловолосой Спэн она казалась неказистой. Ее темные волосы были связаны в пучок; плотную фигуру портили широкая талия и слишком короткие ноги. Ее единственной привлекательной чертой были полные чувственные губы.
   – Бабы – повторил Рабидовски, будто отвечая на вопрос. Какое, в самом деле, значение имеют для женщин славные имена и традиции?
   Рик Скарлетт начал:
   – Это было в октябре 70-го, во время Квебекского кризиса. Тогда Роберт Деклерк был лучшим специалистом по убийствам в Конной полиции. По достижениям его имя ставили в один ряд со Стилом и Блейком. Когда ФЛК[33] похитил Кросса и Лапорта, а потом убил министра труда, Деклерка привлекли к расследованию. Это он обнаружил сеть террористов.
   – Как?
   – Никто не знает. У него было много знакомств в Монреале. Много информаторов. Но после того, что случилось потом, он так никому их и не раскрыл.
   – А что случилось?
   – Его жену и дочь похитили. А потом убили.
   – О Господи!
   – Ты правда об этом не слышала?
   – Нет.
   – Расскажи ей, – попросила Спэн Рика.
   – Через две недели после того, как Кросс был освобожден, а Шанье и его ячейка бежали на Кубу, трое типов вломились в квартиру Деклерка, когда он был в Оттаве. Жену убили на месте, разнесли из автоматического пистолета. А дочь забрали с собой. Ей было всего лет пять. Все тогда думали, что это месть ФЛК, но в итоге оказалось, что это сделали какие-то монреальские бандиты, просто примазавшиеся к квебекскому движению. Конечно, Деклерка не допустили к этому делу – из-за личной заинтересованности, – но он не подчинился. С помощью тех же связей он провел свое расследование и нашел место, где держали девочку. Это было в лесах у реки Св. Лаврентия. Он пошел туда один, чтобы спасти ее.
   Моника Макдональд сощурила глаза:
   – И ему это не удалось.
   – Нет, – сказал Скарлетт. – Она была уже мертва.
   – Говорят, что он убил пятерых на том самом месте, – добавил Рабидовски. – Первого, когда он пошел за дровами, и еще троих, которые пошли его искать. Еще говорят, что он застрелил их из арбалета, бесшумно. Не знаю, правда ли это. Последнего он убил голыми руками, когда вошел в дом. Но дочь он не спас. Накануне у этих сволочей вышел спор, и те, кто победил, сломали ей шею тем же утром.
   Моника только покачала головой.
   – Поэтому Деклерк и вышел в отставку, – заключил Рик Скарлетт. – Он не выполнил приказ, а вы понимаете, что это значит.
   Кэтрин Спэн добавила:
   – Было проведено внутреннее расследование. Как обычно, у него не было адвоката, и ему назначили защитника. Это был Франсуа Шартран.
   – Комиссар?
   – Тогда он еще был инспектором.
   – И что случилось?
   – Деклерка оправдали. Симпатии были на его стороне, но с работы ему пришлось уйти.
   – Теперь Шартран – комиссар, – сказала Спэн. – А Деклерк вернулся. Интересно, так ли он хорош, как говорят?
   – Увидим, – сказал Рик Скарлетт.
   Рабидовски кивнул, но на губах его была усмешка.
   Спэн повернулась к нему:
   – Ты что-то знаешь, Эд? Давай, выкладывай. Мы четверо знаем, что делаем здесь. А что делаешь ты?
   – Осуществляю огневую поддержку. Я уже говорил, что знаю об оружии больше вас всех.
   – А я уже говорила: давай проверим.
   – Погоди.
   Рабидовски залез в свой шкафчик и достал оттуда пиджак. Моника Макдональд посмотрела на Спэн, потом перевела взгляд на стриженый затылок Рабидовски.
   – В чем дело, Эд? Ты боишься проверить ее?
   – За просто так не хочется, – бросил тот.
   – Десять долларов, – сказала Моника.
   – Кто разобьет?
   – Пускай будет он, – Спэн кивнула на Рыжего Льюиса.
   – Ладно, – сказал Рабидовски. – Изложу условия задачи. Мы говорим об оружии, так?
   Кэтрин Спэн кивнула.
   – Тебе дали команду из четырех стрелков, и нужно, чтобы они простреливали все пространство вокруг. Скажи, чем ты их вооружишь.
   – Сперва ты. И укажи причины.
   – Что ж, – ухмыльнулся Рабидовски, – начнем с длинноствольного. Двоим я дам "Ремингтон" 870-й модели. Почему, понятно. Третьему – снайперский "Ремингтон-250" модели V 22-го калибра. Он стреляет маленькими пулями, очень точно и почти по прямой траектории. А последний получит "Хеклер и Кох" 33-й модели, калибр 223 с телескопическим прицелом. Все-таки немецкая техника лучшая в этой области. Конечно, в американской больше автоматизма, но это для меня не главное. И далее, – продолжал он, – каждому дам по короткому стволу. "Беретта" 92-й модели, 9-го калибра. Вместимость магазина 15 патронов, плюс один в стволе. Превосходное оружие. Итак, леди, давайте ваши соображения, а потом Льюис отдаст мне деньги.
   – У Джеймса Бонда была "Беретта", – напомнил Рик Скарлетт.
   Спэн только рассмеялась.
   – Моя очередь.
   – Давай, Спэн. Лучше представь, что ты сама будешь в той команде, так будет легче.
   – Ладно. С длинными стволами я бы взяла то же самое. А вместо "Беретты" – четыре "Рюгера" 6-й модели для службы безопасности. Или, может быть, "Магнум-357". Он тоже двойного действия и легко пристреливается.
   – Леди, вы дура. У "Рюгера" только 6 патронов, а у "Беретты" 16 патронов. Помните, что главное для нас – огневая мощь.
   – А для меня главное – точность. Если не попасть с первых выстрелов, то скоро все четыре женщины в команде будут мертвы, и никакого...
   – Женщины! – фыркнул Рабидовски. – Мы говорим о деле, а не о бумажной работе.
   – ...никакого значения огневая мощь иметь не будет. К тому же, она вся в длинных стволах. Если ты промахнешься из "Беретты", тебе конец. А с "Рюгером" достаточно еще раз нажать на курок.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [11] 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация