А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сценарий схватки" (страница 9)

   11

   Я полагал, что нам придется отправиться на базу ВВС или по крайней мере в центр города во Дворец юстиции. Вместо этого мы прошли через небольшую толпу туристов и персонала отеля, которые собрались, чтобы посмотреть, естественно с приличного расстояния, из-за чего произошла стычка, повернули в холле отеля налево и оказались в помещении казино.
   Пожалуй, это было единственное место, которое они сделали лучше, чем в Сан-Хуане – высокий элегантный зал с арками, декорированный в стиле Людовика XV или Онассиса I или кого-то в этом роде. Во всяком случае, там были алые драпировки, белые обои, золоченая лепка и мягко светившиеся канделябры в виде хрустальных облаков – да, они всего лишь мягко светились. В разгар тропического дня там царила мягкая искусительнная атмосфера полуночи. Вы просто чувствовали, как деньги в вашем кармане рвутся наружу и норовят вступить в игру.
   Для обеденного времени помещение выглядело довольно заполненным, пока я не вспомнил, что сегодня суббота. Официант в белой куртке торопливо приблизился к нам, в ужасе посмотрел на Нэда, испуганный скорее видом его старого летного комбинезона, чем пистолетом, который тот сжимал в руке. Потом узнал его.
   – Генерал Боско, – бросил Нэд.
   Официант кивнул прилизанной темной головой в сторону столов, за которыми играли в крепс. Мы двинулись туда.
   Либо генерал не любил играть в кости с толпой, либо толпа была достаточно разумна, чтобы не играть в кости с человеком, который был наполовину диктатором. Несмотря на толпу в казино, весь стол для игры в крепс был в его полном распоряжении, кроме того там были адъютант в расшитом золотом мундире, крупье, пара типов, сдерживавших толпу на почтительном расстоянии, с такими характерными физиономиями, которые были гораздо выразительнее, чем выпиравшие у них из под пиджаков пистолеты.
   Генерал стоял к нам спиной и бросал кости на стол. Но адъютант поймал мой взгляд, плотоядно улыбнулся и я узнал его: это был капитан Миранда.
   Нэд шагнул вперед и сказал:
   – Генерал – по поводу сегодняшней катастрофы. Я доставил Карра, пилота того самолета.
   Боско медленно повернулся и взглянул на него.
   Возможно, он и выглядел наполовину как диктатор, я не знаю; у меня не слишком велик опыт общения с диктаторами, хотя и не так уж мал, как хотелось бы. Мне он показался довольно высоким, хорошо сложенным мужчиной под пятьдесят, с великоватым животом, с полным, но не очень мясистым лицом, горбатым носом, аккуратной седой шевелюрой и усами, тяжелыми бровями над неторопливыми темными глазами. Он был одет в щегольскую темно-синюю форму с пятью золотыми звездами на обшлагах, золотыми крыльями и тремя рядами орденских ленточек, что видимо свидетельствовало о его сдержанности, так как большинством из них скорее всего он наградил себя сам.
   На аккуратном, почти правильном английском он сказал:
   – Должен поздравить вас, полковник. Но, может быть, лучше заняться этим во Дворце юстиции?
   Нэд дернул головой.
   – Это его пассажиры. Они свидетели.
   Боско медленно обвел нас глазами. Меня он измерил и оценил с первого взгляда. Второй взгляд достался Уитмору и генерал несомненно узнал его. Несколько больше времени ему потребовалось на Луиса, но общее представление у него сложилось. Джи Би он игнорировал.
   Немного погодя он кивнул и задумчиво признал:
   – Да, возможно, вы поступили наилучшим образом, полковник. – Затем достал из нагрудного кармана длинную тонкую сигару и Миранда услужливо подскочил к нему с серебряной зажигалкой. Боско вдохнул дым, оперся задом об игровой стол и сказал: – Может быть, вы напомните мне всю историю, полковник.
   – Все началось с радиограммы Рамиреса, который сообщил, что обнаружил самолет Карра и собирается подойти поближе, чтобы взглянуть на него. После этого больше ничего не было – до тех пор, пока мы не получили сообщения, что в паре миль к северу от аэродрома потерпел катастрофу "вампир". Я проверил в Бартоломео и узнал, что Карр благополучно приземлился. Здесь я его и нашел. Они с Уитмором немного повздорили с полицейскими.
   Боско взглянул на пистолет в руке Нэда, а потом на Уитмора. Уитмор улыбнулся ему тонкой доверительной улыбкой.
   – Двое ваших полицейских пытались толкнуть меня, генерал. Я не жалуюсь. Может быть это им удастся – когда они смогут встать.
   Генерал немного печально улыбнулся.
   – Никто не любит военных полицейских, сеньор, и так почти повсюду. Но, к сожалению, они необходимы. – Он снова взглянул на Нэда. – А какой приказ получил Рамирес сегодня утром?
   – Это был просто тренировочный полет. Но мы знали, что самолет Карра окажется на его пути, так что просили сообщить, если он его увидит.
   – Был у него приказ атаковать меня? – спросил я.
   Нэд глубоко вздохнул.
   – Нет. Я велел ему держаться от вас подальше.
   При всем своем желании отдать меня в лапы юстиции, Нэд не стремился навести лоск на ложное обвинение. Фактически это едва ли даже было обвинением.
   По крайне мере до сих пор.
   Генерал повернулся ко мне.
   – А что вы скажете, сеньор? ...
   Я пожал плечами.
   – Ваш парень меня атаковал. Когда он повторил заход, я вошел в спуск по спирали – чтобы оказаться подальше от его пушек. Во время разворота он слишком резко сбросил скорость и сорвался в штопор.
   Я чувствовал, что Нэд наблюдает за мной. Генерал обратился к Уитмору.
   – А вы, сеньор, это подтверждаете?
   – Все произошло довольно быстро, – растягивая слова произнес Уитмор, – но именно так мне все это и представляется. Я был вместе с Карром в пилотской кабине.
   Генерал Боско задумчиво пососал свою сигару, пустил клуб дыма над нашими головами и пришел к решению.
   – Думаю, сеньоры, нам нужно выпить.
   Продолжая смотреть на меня, Нэд медленно и отчетливо произнес.
   – Ты убил этого парня, Карр. Умышленно.
   В течение нескольких неловких секунд официант спрашивал, что мы будем пить, а Джи Би спрашивала, какого черта. Когда дым рассеялся, официант исчез, а Джи Би продолжала молча накаляться, но рука Луиса твердо лежала на ее плече. Суровым взглядом генерал заставил Нэда замолчать. Потом помахал сигарой в сторону стола.
   – Может быть, пока мы будем ждать, сеньор Уитмор согласился бы?..
   Уитмор нахмурился, потом пожал плечами, шагнул вперед и взял фишки у крупье.
   – Играем против казино или между собой?
   Сигара описала изящную петлю.
   – Хозяева настолько радушны, что позволяют мне играть просто по-дружески, так что... – И он печально улыбнулся.
   Хозяева были настолько радушны, что с тем же успехом позволили бы ему сорвать крышу, разбить канделябры и позаимствовать жену директора. Его просто не могли остановить. Ведь он же был генералом Боско.
   Уитмор бросил деньги на стол.
   – Тогда давайте сыграем.
   Генерал кивнул Миранде и тот сказал:
   – Генерал Боско принимает ставку.
   Потом генерал повернулся к Нэду.
   – Да, полковник, так вы говорили?..
   – Карр убил Рамиреса, – безразличным голосом сказал Нэд. – Он решил убить его и сделал это.
   – Я не принимал такого решения, Нэд, – сказал я.
   Уитмор взмахнул рукой и опытным жестом послал кости через весь стол.
   Крупье пропел:
   – Cinquo[10]. Кость остановилась на пяти.
   Генерал снова улыбнулся.
   – Никто не выиграл, никто не проиграл – пока. Пожалуйста, продолжайте полковник.
   Теперь Нэд обратился непосредственно ко мне.
   – Я уверен, Кейт, что вы не начинали. Но когда он начал, вы его убили. Вы заставили его пикировать и тут остановили. Не знаю, как вы это сделали – может быть, с помощью старого трюка с закрылками. Но знаю, что вы это сделали, и вы тоже это знаете.
   – На невооруженном самолете, полном пассажиров? – ледяным тоном сказала Джи Би. – Он убил вашего храброго летчика, летавшего на реактивном истребителе?
   Уитмор снова бросил кости. Крупье пропел:
   – Ocho[11]. Восемь. Снова можно ставить на пять.
   Нэд мельком взглянул на стол и покачал головой.
   – Оружие – это еще не все, моя дорогая. Для некоторых, кто его имеет, его всегда недостаточно, а для других в нем нет никакой необходимости. Реально учитывается только, убийца вы или нет. Так вот, Кейт – убийца.
   – Ведь он летел на истребителе, Нэд, – сказал я, протягивая руку. – Дайте мне ваши пушки, я направлю их на вас и вам придется решать, собираюсь я стрелять в вас или нет. А после этого расскажите мне, как вы будете себя чувствовать.
   – Но он не собирался стрелять!
   Я почувствовал, как во мне поднимается ярость.
   – Он не собирался, Нэд? Тогда наверное я не получил вашу открытку, в которой было сказано: "Дорогой Кейт, парню на "вампире" приказано вас сбить, но не волнуйтесь, он обычно нарушает приказы и скорее всего, не станет в вас стрелять". Как жаль, что я не получил этой открытки, Нэд, и тем самым не избавил вас от этих неприятностей. Очень жаль.
   Кости остановились. Крупье пропел:
   – Seis[12]. Шесть. Снова можно ставить на пять.
   Генерал проворчал:
   – И снова никто не выиграл и не проиграл.
   Нэд игнорировал и кости, и генерала. Его рот искривился в гримасе отвращения.
   – Ладно, Кейт, тебе не следовало так легко заниматься кровопусканием.
   – Я легко занимался кровопусканием? Я сбил на невооруженном гражданском самолете один из твоих реактивных истребителей, и ты заводишь речь об убийстве?
   Наступила продолжительная пауза.
   Затем кости на столе снова подпрыгнули. Siete – семь. Тот, кто бросал, проиграл.
   Генерал спокойно заметил:
   – Следовательно, я выиграл.
   Джи Би холодно посмотрела на меня.
   – Таким образом, вы соглашаетесь, что умышленно заставили реактивный самолет разбиться?
   Снова наступила пауза, нарушаемая только шелестом денег Уитмора, которые собирал со стола Миранда.
   Я пожал плечами.
   – В истребительной авиации никогда не учили оказывать пассивное сопротивление. Это единственный надежный способ избежать того, чтобы тебя сбили.
   – Стрелять первым, – сказал Нэд.
   Генерал по-прежнему спокойно сказал:
   – Или, конечно, держаться подальше. – Он вынул сигару изо рта. – Я полагаю, полковник Рафтер встречался с вами в Сан-Хуане в начале этой недели и предупредил, что ваше появление в республике приветствоваться не будет. Видимо, вам следовало сделать выводы из этого предупреждения.
   – Если вы закрыли воздушное пространство республики, то следовало сообщить об этом, включить эту информацию в инструкцию для летного состава и сделать это официально.
   – О, да, – Сигара снова выполнила фигуру высшего пилотажа. – Но мы не закрывали нашего воздушного пространства. Мы приветствуем все авиакомпании, и даже летчиков, выполняющих чартерные рейсы, в том случае, если они занимаются на нашем острове честным бизнесом. При условии, что они политически являются, как бы это сказать, нейтральными.
   – Я не участвую в политических делах республики.
   – Да, но, – сигара вновь выполнила половину петли, – мы получали другие сообщения.
   – Я тоже слышал об этом. Поэтому одной из причин, по которой я здесь появился, было желание поговорить и закрыть этот вопрос.
   Темные глаза изучающе посмотрели на меня. Затем он мягко сказал:
   – Вы плохо начали, сеньор.
   – Генерал, вы будете стрелять? – спросил Миранда.[13]
   Боско при этих словах улыбнулся, пожал плечами и протянул руку к костям. Крупье подвинул ему кости через стол.
   – Генерал делает ставку, если больше никто не хочет ничего ставить, – пропел Миранда.
   Уитмор бросил несколько банкнот на стол и обернулся, чтобы взглянуть на меня и Джи Би. Некоторое время спустя Луис поставил две банкноты по десять песо.
   Джи Би словно проснулась и сказала:
   – Если бы ваш летчик сбил Уолта Уитмора, это сообщение появилось бы в заголовках новостей по всем Соединенным Штатам и по всему миру.
   – Весьма возможно.
   Генерал подхватил кости и бросил их на стол. Выпало восемь, никто не проиграл; можно было снова ставить на номер восемь.
   – Весьма возможно, – но что могло бы сделать в этом случае мое правительство? Мы должны были бы извиниться, разыскать и наказать самого пилота. Но что еще вы могли от нас потребовать – будучи демократическим правительством?
   – И между строк этого сообщения все бы прочитали другое – ВВС республики не останавливающимися перед преступной стрельбой по безоружным целям.
   На какой-то миг его глаза быстро скользнули по мне. Я поймал острый и мрачный взгляд. Затем он взял кости у крупье, потряс их и бросил точно тем же движением.
   Выпала тройка – партия закончилась при первом броске, но теперь это было бессмысленно. При этом броске учитывались только восемь и семь.
   Джи Би взглянула на меня, потом осторожно заметила:
   – Генерал, если вы собираетесь выдвинуть обвинение против мистера Карра, это тоже может попасть в заголовки газет. Даже в качестве свидетеля босс будет смотреться неплохо.
   Боско чуть расправил плечи и выбросил десятку.
   Уитмор мгновенно отреагировал на ее мысль.
   – Невооруженный пассажирский самолет сбит реактивным истребителем. Должен сказать, что это была бы сенсационная новость.
   – Кинозвезда сцепилась с собаками, – пробормотал Луис.
   Уитмор улыбнулся Нэду.
   – Вы командуете здесь большой эскадрильей, полковник.
   Физиономия Нэда была столь же невыразительной, как подвал банка.
   Генерал выбросил шестерку.
   Джи Би безразличным голосом сказала:
   – Если вы выдвинете обвинение, то сделаете свои ВВС посмешищем всюду, где кто-нибудь сможет прочитать газету.
   Боско вздохнул.
   – Вполне возможно, у людей, незнакомых с тактикой воздушного боя, могут возникнуть неправильные представления. – Теперь он выбросил шестерку и лицо крупье в ужасе застыло. Генерал отвернулся. – Итак – я проиграл. Полковник Рафтер, думаю, нам посоветовали не возбуждать дела против сеньора Карра. Иногда оказывается, что акт милосердия в широком смысле слова оказывается лучше, чем детальное следование букве закона.
   Это было очень изящно проделано. Недоставало только другой стороны медали: широкий смысл слова при диктатуре иногда означает, что с таким же успехом слетает голова невинного человека.
   Нэд ожесточился.
   – Здесь командуете вы, генерал.
   Боско улыбнулся своей печальной улыбкой.
   – Я понимаю ваши чувства, полковник. И хвалю ваше усердие. Но... – Сигара описала в воздухе изящную фигуру.
   – Катастрофа при тренировочном полете, – сказал Нэд.
   Боско кивнул.
   – Катастрофа при тренировочном полете. Следует также помнить, что Рамирес имел обыкновение нарушать приказы.
   Лицо Нэда снова окаменело. Потом он взглянул на меня и медленно произнес:
   – Этот будет четвертым. Трое в Корее и один здесь. Еще один, и вы станете ассом. Только не пытайтесь проделать этого здесь, убийца.
   – Я – пилот гражданского самолета, Нэд.
   – Это, – сказал генерал, – как раз то, что нам еще предстоит обсудить.
   В наступившей тишине был слышен только слабый стук костей по столу, потом Луис сказал:
   – Так что, игра закончена, или кто-нибудь еще хочет забрать часть моих денег?
   Он перебрасывал кости из руки в руку, крупье обеспокоенно поглядывал на него. Но все остальные смотрели на Боско.
   Наконец Нэд сказал:
   – Вы не можете снова предложить ему летать в эскадрилье – особенно после того, как он...
   – Конечно. – Генерал поднял руку. – Едва ли это обстоятельство улучшит моральный климат в эскадрилье. Хотя... сеньор Карр более чем заслуживает ту характеристику, которую вы ему дали, полковник. Так что очень жаль. Но, сеньор, – он взглянул на меня, – насколько я понимаю, ваш самолет довольно стар, не так ли?
   – Ему около двенадцати лет, – медленно сказал я. Я не понимал, к чему он клонит.
   – Ага, – сказал он так, словно это что-то объясняло. – Официальные лица в аэропорту сообщили мне, что он находится в... довольно плачевном состоянии. Но теперь я понимаю, что это и не удивительно.
   Теперь я понял, что это значило и мрачно буркнул:
   – Продолжайте, генерал.
   Сигара вздрогнула.
   – Мы имеем определенные обязательства... перед другими лицами, которые пользуются аэропортом, перед людьми, живущими поблизости. Мы нарушим эти обязательства, если позволим самолету взлететь... попытаться взлететь, самолету, который не находится в соответствующем состоянии. – Он улыбнулся, и на этот раз не печально. – Я уверен, сеньор, что у вас не займет слишком большого времени и не будет стоить слишком дорого привести его в такое состояние, при котором власти аэропорта разрешат вам вылет.
   – Глаз за глаз, – мрачно сказал я. – Самолет за самолет. Стало быть, я потерял свою машину.
   – Конечно, нет. Никаких проблем. Нужно только, как это называется... ах, да, пройти регламент четвертого уровня, так я думаю.
   – Мой самолет не нуждается в нем еще больше сотни часов полета.
   Он снова улыбнулся.
   – Боюсь, что не следует слишком точно придерживаться правил и считать часы. Нужно руководствоваться здравым смыслом в том, что касается вопросов безопасности в воздухе – думаю, любая газета согласится с этим. Власти аэропорта считают, что проверка необходима, так что...
   – Я прилетел на этом самолете, генерал. А теперь вы говорите, что летать на нем небезопасно?
   – Я уверен, сеньор Уитмор, что вы хорошо разбираетесь в вопросах, связанных с конструкцией и эксплуатацией самолетов. Но возможно, не в такой степени, как наши квалифицированные специалисты.
   – Если вы конфискуете самолет Карра, то катастрофа вашего реактивного истребителя сможет попасть на страницы газет, – сказала Джи Би.
   Генерал мягко спросил:
   – Какая катастрофа?
   Он взглянул на Нэда, затем на Миранду.
   – Разве была какая-то катастрофа, капитан?
   Миранда показал свои зубы в широкой добродушной улыбке голодной акулы.
   – Кажется, я что-то припоминаю, какая-то катастрофа во время тренировочного полета, мой генерал – где-то на прошлой неделе. Лейтенант... лейтенант... – он щелкнул пальцами, пытаясь припомнить, – ...Рамирес. Да, теперь я вспомнил.
   Луис неожиданно сказал:
   – Кинозвезда сцепилась с собаками. Кажется в это трудно поверить... особенно если вы не можете создать собаку.
   Джи Би хотела было что-то сказать, но я положил руку ей на плечо.
   – Обычно говорят, что муж узнает последним, дорогая. Только не в этот раз. Я потерял свою машину. – Все выглядело именно так. Может быть это действительно похоже на потерю жены, не знаю. У меня никогда не было жены. Только самолет. А еще я чувствовал в груди холодную ярость.
   Обращаясь к Уитмору, генерал сказал:
   – Естественно я должен извиниться за те неудобства, которые это обстоятельство причинит вам, сеньор. Но вы же понимаете, что это делается также и ради вашей безопасности... Билеты на самолет компании "Панамерикен", вылетающий сегодня вечером в Сан-Хуан, будут ждать вас в аэропорту.
   – Сегодня вечером? – спросил Уитмор.
   – Сегодня вечером, – твердо ответил генерал и огляделся вокруг. – Я весьма сожалею, сеньорита, сеньоры, но...
   Он повернулся, чтобы уйти.
   Миранда подождал немного и буркнул:
   – Rebelde![14]
   – Единственное, о чем я действительно сожалею, – сказал я, обращаясь к Нэду, – так что в том "вампире" не было капитана Миранды. Если, конечно, не считать, что тогда это была бы всего половина убийства, так как он всего лишь получеловек.
   Это было конечно не самым хлестким и свежим оскорблением. Но для такого человека, ка Миранда, другого и не нужно. Он сделал танцующий шаг вперед и замахнулся. Я уклонился и ударил его под ребра. Достаточно сильно. Может быть, недостаточно сильно для того, чтобы отплатить за конфискацию самолета, но по крайней мере я попытался это сделать.
   Оба телохранителя быстро отшатнулись назад, нашаривая что-то под пиджаками. Генерал быстро что-то сказал и они замерли на месте. После этого он взглянул на Миранду, сидевшего на полу и пытавшегося оторвать свою голову от колен. Затем еще что-то бросил и телохранители осторожно приблизились, чтобы поднять Миранду.
   Уитмор медленно произнес.
   – Я мог бы и об этом дать свои показания, как очевидец.
   – Сегодня вечером, – спокойно сказал Боско. – Ради вашей собственной безопасности, сеньор.
   И вышел.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 [9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация