А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сценарий схватки" (страница 7)

   Оператор нетерпеливо бросил:
   – Нас не интересуют японские бомбардировщики. И можно прекрасно снять все воздушные сцены с одномоторного самолета: просто нужно снимать ручной камерой и выбросить все кадры, снятые с движения при спуске и подъеме.
   Уитмор кивнул, прочно утвердил свои локти на столе и начал уверенными движениями очищать апельсин.
   – Ладно, приятель. Так что бы ты советовал нам приобрести?
   Я осторожно сказал:
   – Если вы хотите снимать на спуске и подъеме, вам нужна двухмоторная машина с застекленным носом. Значит моя не подойдет. Лучше попытаться достать старый бомбардировщик, что-нибудь вроде "В-25" или "В-26", с прицелом для бомбометания, расположенным в носовой части. Их здесь, в Центральной и Южной Америке, до сих пор еще полно.
   Уитмор покосился сначала на режиссера, потом на оператора, и сказал:
   – Звучит неплохо. Вы смогли бы найти такой самолет, Джи Би?
   – Я могу устроить так, чтобы его начали искать.
   – Прекрасно, прекрасно, – Он проглотил дольку апельсина, – Черт возьми, возможно, мы смогли бы вставить это в картину. Ну, скажем, там где правительство посылает патруль на лошадях, оно послало бы бомбардировщик. Это как раз в том месте, где мы переправляемся через реку. Так что у меня был бы "браунинг" или "томпсон", и я стоял бы на коленях на этом чертовом перекате и яростно палил бы в бомбардировщик над головой. Могла бы получиться отличная сцена.
   За столом стало очень тихо. Режиссер медленно обхватил обеими руками голову и стал что-то бормотать.
   Но это действительно могла бы получиться отличная сцена – для Уитмора. Он стоит на коленях в покрытой белой пеной воде и отчаянно палит в небо из автомата.
   Что же касается технических деталей, то бомбардировщик, делающий 200 миль в час, был бы в какое-то мгновение на 100 метров впереди, а спустя две секунды уже на 100 метров позади. Видимо, именно по этой причине так мало бомбардировщиков было сбито с помощью автоматических винтовок Браунинга и ручных пулеметов Томпсона.
   И тем не менее получилась бы отличная сцена – и все присутствовавшие за столом это понимали.
   – Думаю, я представляю, где мы сможем еще раз промочить ноги, – сказал Луис.
   Уитмор съел еще дольку апельсина.
   – Прекрасно. Скажите парням, которые пишут диалоги, что нам нужно. – Он снова взглянул на меня. – Теперь мы столкнулись еще с одной проблемой. Нам нужно определенное место съемки. Мы здесь можем построить любые джунгли, реку, деревню с крытыми оловом крышами. Но есть парочка сцен, где нам нужна настоящая испанская архитектура. Что-то вроде тех церквей с двумя куполами, которые мы видели в Мехико, вы понимаете, о чем я говорю?
   Я понимал. Я полдюжины раз видел, как он привязывает свою лошадь возле такой церкви. Это бы пометило фильм об испаноязычном мире быстрее, чем вы успели бы произнести это вслух.
   Оператор сказал:
   – Может быть, Пуэрто-Рико? Однажды я делал там документальный фильм. Там полно...
   – Только не Пуэрто-Рико, – возразила Джи Би. – Там мы снова попадем под действие американских законов о труде. Весь бюджет полетит ко всем чертям и нам никогда не удастся заполучить поддержку Иди.
   – Уолт, мы можем пригласить сюда Родди и он за одну неделю построит все, что нужно.
   – Родди стоит денег, – сказала Джи Би. – А кроме того, это будет еще одна заработная плата, выплаченная американцу, босс.
   – Почему вы позволяете этому человеку разговаривать, – зарычал Уитмор. Все замолчали. Он кивнул мне. – Приятель, вы же местный житель. Давайте послушаем вас.
   – На Ямайке нет ничего подобного: мы слишком долго были английской колонией. – Я закрыл глаза, представил себе мысленно карту Карибского бассейна и начал перечислять. – Ближе всего расположена Куба, но... Мехико находится на расстоянии семисот миль, ближайшая точка в Южной Америке удалена на добрые пятьсот миль. По пути есть Гаити, но мне никогда не приходилось слышать, чтобы кто-то проводил съемки на Гаити.
   – Давайте пригласим Родди, – сказал режиссер.
   – Есть еще республика Либра.
   Уитмор и Луис переглянулись. Луис снова медленно пожал плечами.
   – Мы могли бы осмотреться там в ближайший уик-энд.
   – Да. – Уитмор взглянул на оператора. – Вы хотели заняться профилактикой кинокамер, верно? Так что мы не будем снимать в субботу и воскресенье, а наш друг отвезет нас в республику Либра. Так, стало быть туда поедут, – он оценивающе осмотрел весь стол: – я сам, режиссер, Луис, – потом он показал на изящно одетого молодого человека, который не проронил за все это время ни слова, – и Джи Би. Стало быть нас будет шестеро. Джи Би, закажите отель, хорошо?
   – Подождите, – сказал я. Все повернулись ко мне. – В республике сейчас происходят некоторые события. Я не знаю, как они отреагируют на появление иностранцев: у них может возникнуть желание выставить нас вон, или наоборот, пустить нас в Либру, чтобы доказать, что все идет прекрасно и нормально. Я просто не знаю.
   Луис мягко заметил:
   – Ну вот мы все и увидим.
   – Да. Но возникнет еще одна дополнительная проблема, связанная со мной. Они, кажется, настроены против меня. На днях пара их реактивных истребителей меня атаковала. Так что, как бы они не отнеслись к вам, может случиться так, что мне в Бартоломео будут не особенно рады.
   – Вы не хотите туда лететь? – грубовато и резко спросил Уитмор.
   – Не совсем так.
   Возможно, полететь туда было самым правильным шагом: появлялась возможность выяснить отношения с властями. Если бы предложить им солидные доказательства, что я могу оказать их стране помощь в заключении весьма выгодной сделки... Это позволило бы мне снова вернуть республику на мою карту – а мне явно нужны были на ней новые места.
   – Не совсем так, – снова повторил я. – Просто они могут подумать, что я играю не только в вашем оркестре.
   – Вряд ли они смогут посадить меня в тюрьму, – сказал Уитмор. Потом его лицо затвердело и на нем появилась тонкая, немного зловещая улыбка. Я знал это выражение: оно появлялось, когда небритый тип в дальнем конце бара заявлял, что не переносит запаха блюстителей закона. – Просто держитесь поближе ко мне, приятель. Мы справимся.
   Режиссер поймал мой взгляд и издал глубокий усталый вздох. Он тоже знал это выражение – и сцену, которая должна была последовать за ним: побоище в баре.

   9

   Киношники, видимо, не имели ничего против того, чтобы подниматься так же рано, как и летчики, опрыскивавшие плантации, поэтому, когда я появился в субботу утром в семь часов в аэропорту Боскобель, они меня уже ждали.
   Их компания смотрелась прекрасно. Джи Би была в свежем полосатом бело-голубом полотняном костюме и темно-синей блузке; на Луисе был темно-синий шелковый костюм и желтый шарф на шее; Уитмор выглядел как заправский охотник в желтовато-коричневых бермудах, армейской рубашке и той же широкополой шляпе, которую он обычно носил в фильмах. Режиссер выглядел истым англичанином в рубашке с открытым воротом под твидовым пиджаком, а художник-постановщик выглядел весьма соответствующим своей должности в приталенном пиджаке из крокодиловой кожи, узких брюках и высоких башмаках.
   Я забрал их всех, а также несколько чемоданов, на борт и где-то около половины восьмого мы взлетели.
   Меня несколько беспокоило, как сообщить о нашем прибытии в Санто Бартоломео, не пользуясь приглашением Нэда приехать подышать дымом реактивных самолетов или чем-нибудь еще похуже. Конечно, я мог просто появиться над полосой; это было совсем не трудно. Однако это дало бы им вполне резонные основания для жалобы: следовало представлять план полетов. Поэтому в конце концов я накануне вечером просто послал телеграмму, в которой сообщил, что в полдень прибуду с несколькими важными американскими бизнесменами на борту, причем слово "важные" я повторил дважды. Планы полетов обычно содержали более или менее то же самое, но я мог сказать, что телеграфное агентство куда-то задевало мой план.
   Уитмор большую часть полета провел возле меня, втиснувшись в кресло второго пилота и разглядывая через большой бинокль, если было что разглядывать. Я придержал радиосообщение о предполагаемом времени нашего прибытия до того момента, когда мы практически пересекли береговую черту, буквально за десять минут до посадки. Если бы Нэд смог наскрести парочку "вампиров" в это время дня в субботу, это означало бы, что он работает куда больше, чем сам говорит.
   Когда я повернул к северу, чтобы обогнуть город, слева от нас в паре миль появилось темное пересечение асфальтовых полос.
   Уитмор наклонился вперед.
   – Это аэродром?
   – Военно-воздушная база. Гражданский аэродром находится на востоке по другую сторону города.
   Он внимательно посмотрел в бинокль.
   – И что у них там есть?
   – Эскадрилья реактивных "вампиров", два – три транспортных "ДС-3", несколько легких тренировочных машин. И обычные старые винтомоторные истребители, ржавеющие из-за отсутствия запчастей.
   – Да, я вижу реактивные самолеты. Они выстроены в ряд.
   Теперь уже и я мог разглядеть полоску сверкающих серебристых черточек. Я попытался сосчитать их, чтобы убедиться, что все находятся на земле, но сверкающие черточки расплывались и сливались друг с другом.
   – Можно подойти поближе? – спросил Уитмор.
   Я подумал, что он немного переигрывает, изображая маленького мальчика, наблюдающего за поездами.
   – Нет. На этом острове очень обижаются на людей, которые заглядывают через забор. – Теперь я уже миновал город. – Ложусь на правый борт, – предупредил я.
   Внезапно над кабиной промелькнула тень и раздался сильный удар, так как мы попали в спутную струю. "Вампир" вышел из пике и начал набирать высоту.
   Даже не думая, я яростным рывком развернул свою машину и направил ее носом на самолет: если бы на ветровом стекле был прицел, если бы на штурвале была гашетка... Но их не было. Мой желудок сжался от бессильной ярости. Черт бы тебя побрал, черт бы тебя побрал; черт бы тебя побрал; никому еще не позволялось проделывать со мной подобные штучки!
   Дверь за моей спиной распахнулась и появился художник-постановщик.
   – Что это было?
   – Нас атаковали. Скажите всем, чтобы пристегнули ремни.
   Он немного поколебался, потом Уитмор спокойно сказал:
   – Закрой дверь, приятель. – И дверь захлопнулась.
   Я искоса посмотрел на него. Этот большой человек надежно застегнул свой собственный ремень. Он поймал мой взгляд и слегка улыбнулся.
   – Здесь распоряжаетесь вы, приятель.
   Мы находились на высоте 2000 футов. Примерно на тысячу футов выше меня и немного слева "вампир" выровнялся после набора высоты и снова зашел мне в хвост, чтобы повторить атаку.
   Нэд говорил: "В следующий раз я получу приказ стрелять." И похоже, наступил именно этот следующий раз... Но в "вампире" сидел не Нэд. Его инстинкт истребителя был слишком силен, чтобы позволить оказаться впереди меня и тем самым подставить свою спину, даже если противник и не вооружен.
   Я рванул дроссельную заслонку назад и резко накренил нос моей машины вниз. "Вампир" это заметил и начал свой маневр немного раньше и провел его немного круче, чем следовало. Нет, это был не Нэд.
   Я резко повернул влево и нырнул под него, заставляя его пикировать еще круче, если он собирался пустить в ход свои пушки. Однако для реактивного самолета он пикировал слишком быстро. Его крылья на какой-то момент встали вертикально, пока он пытался справиться с самолетом, затем он выровнялся и опять набрал высоту, чтобы начать все сначала.
   – Промазал, сукин сын! – Уитмор весь изогнулся, наблюдая через плечо за "вампиром". – Думаете, он собирается стрелять?
   – Я думаю, что лучше всего не попадаться ему на глаза.
   Только ли об этом я думал?
   Теперь мы были уже на высоте 1500 футов и продолжали снижаться по широкой спирали. Но "вампир" кое-чему научился. На этот раз он занял позицию всего на пятьсот футов выше меня, и насколько я мог судить, сильно сбросил скорость. Он вычерчивал большой плавный круг снаружи от нашей спирали и выжидал подходящий момент.
   Не спуская глаз с "вампира", я положил правую руку на рычаг, управлявший закрылками.
   – Дайте руку, – сказал я Уитмору. – Когда крикну "Закрылки!", вы должны сильно нажать вниз. Но ни в коем случае не раньше. И не пытайтесь попрактиковаться. – Я почувствовал, как его большая лапа отодвинула в сторону мою руку. Он спокойно сказал:
   – Понял.
   Я выждал тот момент, когда солнце не могло ослепить ни "вампира", ни меня, очень круто набрал высоту, затем выровнялся так, словно хотел показать, куда намереваюсь двигаться, и полетел ровно.
   Ну, давай же, подонок, попробуй добраться до меня.
   Он попробовал: повернул и двинулся по классической кривой преследования; эта длинная кривая должна была закончиться тем, что он оказался бы у меня на хвосте.
   Я снова повернул так, чтобы оказаться под ним – но на этот раз он ждал этого. Он двигался достаточно медленно, чтобы иметь возможность меня преследовать. И стал доворачивать, слегка меня прижимая и плавно выходя на необходимую для стрельбы дистанцию.
   Я выровнял свою машину и сдвинул дроссельные заслонки назад. "Вампир" скользнул у меня за левым плечом почти вплотную позади нас. Я заорал: Закрылки!
   В тишине щелкнул рычаг. Все выглядело так, словно я резко нажал на тормоза: наша машина столкнулась с мягкой воздушной подушкой и, с трудом подчиняясь рулю, прыгнула вверх на линию движения "вампира".
   Неожиданно он оказался прямо над нами.
   Он встал на дыбы, как испуганная лошадь, и резко ушел в необычайно опасный разворот. Крылья его сверкнули от осевшей на них влаги из спутной струи, а затем приняли горизонтальное положение, когда он сбросил скорость. Он пронесся мимо слева всего в нескольких ярдах, и я на какое-то мгновение увидел в кабине согнувшуюся фигуру в шлеме, отчаянно боровшуюся с ручками управления, которые больше уже ничем не управляли. Его нос начал неумолимо заваливаться вниз.
   Попав в штопор, "вампир" может потерять до 2000 футов высоты. У этого же оставалось всего 1200 футов, и вошел в штопор так резко, как мне никогда не приходилось видеть. Теперь оставалось только наблюдать, как он разобьется.
   Чтобы выброситься из "вампира", нужно сбросить колпак, откинуться на спину и выброситься из кабины, если вы все еще сохраняете контроль за ситуацией.
   Я опустил нос своей машины и двинул вперед рычаги дроссельных заслонок: мы сами были близки к тому, чтобы сорваться в штопор. Внизу под нами промелькнул колпак кабины "вампира", видимо в последние секунды пилот попытался выпрыгнуть. Затем на зеленой поверхности земли появилась вспышка пламени и поднялся большой клуб дыма. Внутри нашего самолета даже удара не было слышно.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 [7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация