А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сценарий схватки" (страница 27)

   – Думаю, да. Он знал, что мы вылетаем. Он знает, что сегодня у него над головой нет ни одного реактивного самолета и что к настоящему моменту, – он сверился со своими часами, – уже два часа вполне достаточно света.
   – И что? – резко спросил Боско.
   – Но генерал Кастильо еще не знает, что его танки и артиллерия вне опасности; он не знает, что его армия могла бы войти в город, как только подойдет сюда. Во всяком случае, пока еще не знает.
   Боско развел руками.
   – И что же? Как вы предлагаете сообщить об этом Кастильо? Или помешать ему узнать?
   – Я ничего не знаю о Кастильо – если не считать того, что ему ужасно хочется узнать, что происходит в городе. Если казнь состоится, сможете вы быть уверены, что он не узнает?
   Боско внимательно посмотрел на него, а потом тонко улыбнулся.
   – Я могу организовать казнь очень тихо.
   – Сеньор президент, – Луис печально и терпеливо покачал головой, словно перед ним находился особенно тупой ученик, – казнить меня как шпиона – это всего лишь одна сторона дела. Тихо убейте меня в спальне гостиничного номера – и что спросят североамериканские журналисты, если окажется, что я ни в чем не виноват?
   Боско молча смотрел на него. Потом один из офицеров возле радиоприемника что-то сказал и включил его на полную мощность. Мы услышали рев записанных на пленку труб, тяжелое дыхание любителя возле микрофона и затем торжественный возглас: "Да здравствует освободитель Хименес!".
   Миранда и Боско что-то закричали одновременно. Радиоприемник поспешно выключили. Луис спокойно сказал:
   – Наконец-то они захватили радиостанцию.
   Миранда и второй офицер схватились за телефоны и принялись что-то кричать. Боско взглянул на меня.
   – С реактивными самолетами мы бы удержались. – Затем он прислушался к голосам, доносившимся из радиоприемника. – Через пять минут будет выступать Хименес.
   Я почувствовал, как возле меня замер Луис. От Хименеса нужна была только одна фраза; если он не сможет воспротивиться желанию сообщить о том, что военно-воздушные силы уничтожены, если забудет, что это может послужить прямым приглашением для слушающей его армии войти в город...
   Боско сухо бросил:
   – Мне кажется, ваши жизни больше не находятся в моих руках, сеньоры.
   Он стал отдавать приказы Миранде и другому офицеру; оба схватились за телефоны и начали что-то кричать. Потом Боско, казалось, вспомнил что-то еще, задал вопрос офицеру, сидевшему за пультом управления, и поднял трубку собственного телефона.
   – Кажется, линия связи с радиостанцией еще не перерезана. – После этого он протянул трубку Луису. – Может быть, вы захотите поговорить со своим старым другом.
   Луис неохотно взял трубку.
   – Я напомню ему о том, что это может повредить его делу. Вот и все. А решать будет он.
   – Конечно, я не осуждаю вас; я вас просто расстреляю.
   Луис хитровато улыбнулся и поднес трубку к уху.
   – Будьте добры сеньора Хименеса... что? ... Ах, да, – он взглянул на Боско и улыбнулся, – президента Хименеса... это Луис Монтеррей...
   Миранда попытался что-то сказать, но Боско взмахом руки остановил его. После этого Луис, видимо, начал разговаривать с Хименесом, потому что его испанский язык приобрел невероятную скорость и я отключился. Я смог уловить только одно слово "Американа".
   В конце концов он протянул трубку Боско и повернулся ко мне.
   – Он не станет упоминать об этом, по крайней мере сейчас. Может быть позднее, или если он узнает о нашей смерти... – он пожал плечами.
   – Вы сказали ему, где вы находитесь, – буркнул Боско. – Надеялись, что он возглавит спасательную команду? Я тоже очень на это надеялся. – Он опустил обе руки на стол. – Итак, будем ждать. Жаль, что мы не можем предложить вам номера во Дворце юстиции, но ваши друзья разрушили одну из его стен, чтобы потом снова ее укреплять.
   Луис одобрительно кивнул: разрушение городской тюрьмы для освобождения своих товарищей являлось одной из основных задач любой революции.
   Боско оглянулся и увидел Нэда, по-прежнему стоявшего здесь, хмурого и молчаливого.
   – Лейтенант, – отведите их в свою комнату и охраняйте надлежащим образом.
   – Я полагал, что назначен на ремонт "вампиров", – сказал Нэд.
   – Это может подождать. Вы можете... – Миранда наклонился вперед и что-то тихо сказал. Боско выслушал, кивнул, посмотрел на меня. – Капитан Миранда напомнил мне о незаконченном разговоре, состоявшемся во время нашей последней встречи.
   Я понимал, что до этого должно было дойти. Миранда быстро и гибко встал и обогнул стол, не сводя с меня глаз.
   Ничего не оставалось делать, как только ждать его.
   Он остановился передо мной, с голодной улыбкой изучая меня. Затем его левое плечо неожиданно дернулось, словно для удара в живот; когда мои руки поднялись, чтобы защититься, он выбросил вперед правую. Я отбил удар, но недостаточно точно. Он достал до моей поврежденной челюсти и я покатился на пол, боль молнией расколола голову.
   Когда я медленно поднялся на ноги, Боско спокойно сказал:
   – Достаточно. Можете идти.
   Я вытер уже окровавленным платком кровь со рта и сказал заплетающимся языком:
   – Генерал, никогда не удивляйтесь, почему люди вроде меня оказываются по другую сторону от людей вроде вас.
   Он смотрел, как мы выходим из комнаты, со спокойным холодным лицом.

   30

   Я сидел в глубоком квадратном скандинавском кресле в номере Нэда. Полчаса холодной воды снаружи и хорошая порция виски внутрь привели мое лицо в состояние, ограничено пригодное для беседы.
   – Так чего же теперь ждет Боско? – спросил я Луиса. Тот сидел у карточного столика, что позволяло ему смотреть в окно, рассеянно играя колодой покерных карт. Нэд сидел в другом кресле и размышлял с бутылкой пива в руках. Охранник прислонился к двери.
   И по-прежнему со стороны старого города доносилась отдаленная пальба.
   Луис пожал плечами и сгреб карты в кучу.
   – Реакции армейских офицеров. Если они закричат: "Да здравствует Боско!", он пригласит их присоединиться вместе с танками к борьбе за свободу, отечество и счет в швейцарском банке для всех рангом выше майора. В том случае, если они поддержат его, то не смогут вернуться к Кастильо, так что новость, что всем его реактивным самолетам капут, не будет иметь большого значения. – Он щелкнул длинными пальцами. – С другой стороны, если они закричат: "Да здравствует Кастильо!", он посоветует им держаться подальше, иначе его реактивные самолеты разнесут их в клочья, и продолжит борьбу с Хименесом в одиночку. – Он взглянул на Нэда. – Он всегда держит открытой дорогу на авиабазу, транспортный самолет – наготове, а чековую книжку – в кармане.
   Нэд только что-то проворчал.
   Я еще раз прополоскал щеку с внутренней стороны некоторым количеством виски.
   – Как на все это повлияет захват Хименесом радиостанции?
   Луис помахал рукой.
   – Трудно сказать. Это обстоятельство убедит некоторых, что ситуация настолько серьезна, как утверждает Боско, а других – что Боско уже проиграл. – Неожиданно он улыбнулся. – Это всего лишь моя гипотеза.
   Я как бы случайно взглянул на охранника: он вел себя точно как прежде – обводя отсутствующим взглядом комнату; видно было, что обе его мозговые извилины спокойно отдыхают.
   – Так где же моя "голубка", лейтенант? – обратился я к Нэду.
   Он медленно поднял голову, выражение его лица оставалось жестким.
   – Не беспокойся, дружище. Я не очень долго буду лейтенантом; только до тех пор, пока мы не приведем что-нибудь в порядок – Миранда не смог бы даже довести кота до кормушки.
   – Он здешний, – мягко заметил Луис.
   – И какое это имеет значение? – обернулся к нему Нэд.
   Луис начал рассуждать.
   – Я думаю, ваша репутация росла от Кореи к Конго; вы могли бы найти новую летную работу в любом другом месте. Но полагаю, вы согласитесь, что репутация капитана Миранды, как бы это сказать, несколько ограничена?
   – Никто никогда о нем не слышал, – проворчал Нэд. – И никто, кто хоть что-то понимает, не наймет его даже для того, чтобы вытирать собственный нос.
   – Совершенно верно. Поэтому мы можем предположить, что его будущее зависит целиком только от одного человека, который его нанял: от генерала Боско. И они оба знают это, и оба знают, что другой знает тоже. Это то, что в некоторых кругах зовется лояльностью. – Он замер с картой в руке и взглянул на Нэда. – Мой друг, вы совершили большую ошибку. Вы сказали: "Я ухожу". Диктаторам такие вещи не говорят; выше всего на свете они ценят лояльность. Они нанимают лучших людей за самую высокую плату – и после этого думают, что эти люди действительно верят в них и любят их и что, когда власть и деньги исчезнут, эти люди останутся рядом с ними, чтобы проливать кровь и умереть или держаться до наступления темноты.
   Он перевернул карту, взглянул на нее и выругался.
   – Вот дерьмо, никак я не научусь вытаскивать нужную карту.
   – Так как насчет "голубки", Нэд? – снова спросил я. – Или будешь ждать, пока тебя понизят до капрала?
   Он осушил свой бокал, медленно пересек комнату и посмотрел на меня сверху вниз.
   – А может я жду, когда забуду, кто меня сбил? Ты не подумал об этом, Кейт? Считай я, что ты сделал это за деньги, может я и отпустил бы тебя. Считай я, что ты патриот, преданный Богу и Свободе, и сражаешься за Хименеса, может я и отпустил бы тебя. Но я-то твердо знаю, что ты веришь в Хименеса не больше, чем в Бога – отца и Иисуса Христа. Ты сделал это просто в личной войне против меня – потому что ты чертовски великий Кейт Карр. Все правильно. Но ты никогда не задумывался над тем, что при этом чувствую я. Кейт, я намерен получить удовольствие, глядя как тебя расстреливают.
   Он яростно рванул дверцу холодильника и выхватил очередную бутылку.
   – В какой-то степени ты прав, Нэд, – но это не имеет никакого отношения к твоей карьере, – устало сказал я.
   – Тогда Бог мне поможет, раз ты разрушил мне карьеру.
   Я поднялся, подошел к окну и взглянул на город. Вдали в доках на берегу реки у старого города к тихому небу лениво поднимался толстый столб густого черного дыма. А немного ближе, но в северной части города, вился белесоватый дымок – видимо, над радиостанцией. Но это и все. Отсюда, сверху, из прохладного тихого номера отеля можно было видеть только верхушки королевских пальм вдоль шоссе и верхние этажи зданий, вытянувшихся вдоль широких проспектов.
   Почти то же, что можно увидеть с реактивного самолета во время атаки. Отсюда – или оттуда – невозможно было видеть, как кто-то движется; невозможно было увидеть, как кто-то сражается и умирает.
   – Нэд, мы нравимся людям, – сказал я. – Мы чертовски полезны во время битвы за Англию или схватки с "мигами" или чего-то еще в этом роде... Но между войнами они предпочли бы видеть нас запертыми в клетки. Мы чертовски не нужны в местах, подобных этому, во времена, подобные этому. Вот почему я решил вывести тебя из игры. Потом была еще и другая причина – но главная заключалась именно в этом. Профессионалы, подобные нам, не должны находиться здесь.
   – Но это же моя работа, приятель.
   – Да. Но мне не нравится твоя работа, Нэд.
   Он насмешливо ухмыльнулся.
   – Ты стал чертовски правильным, после того как занялся чартерными перевозками.
   Я пожал плечами.
   – Или после того, как перестал разрушать города.
   – Мы не собирались разрушать город...
   – Ты не собирался? – Я огляделся вокруг. – Ты не собирался? Ты бы просто сделал то, что прикажет человек, оставшийся наверху. Если бы он приказал тебе уничтожить старый город, ты бы его уничтожил. Именно в этом заключается твоя работа.
   Мы пристально посмотрели друг на друга.
   В этот момент раздался резкий стук в дверь.
   Нэд повернулся, схватился за револьвер, висевший у него в наплечной кобуре, потом кивнул охраннику. Охранник распахнул дверь и снова перебросил руку на ручной пулемет.
   Горячий умоляющий женский голос, показавшийся мне знакомым, быстро пробормотал что-то по-испански. Я взглянул на Луиса; он окаменел в своем кресле.
   Охранник шагнул вперед и исчез из виду. Раздался громкий удар – и в комнату вошел Уитмор, держа в одной руке скрюченного охранника.
   Нэд схватился за револьвер. Свободной рукой Уитмор сделал молниеносное движение и в живот Нэду уставился ствол автомата.
   – Я тридцать лет разыгрываю эту сцену, – проворчал Уитмор, – неужели ты думаешь, что я все еще не научился?
   – Что, черт побери, вас задержало? – спросил Луис.
   В комнату вошла и закрыла за собой дверь Джи Би с ручным пулеметом охранника в руках. Уитмор забрал у Нэда револьвер, толкнул его обратно в кресло, а потом заметил бокал с пивом и осушил его одним глотком.
   – Понимаете, я не сплю с прошлой полуночи – с того самого момента, как они ворвались во Дворец юстиции. Это прямо через дорогу от вас. – Он повернулся к Луису. – Что, черт возьми, вы имеете в виду, когда спрашиваете, что нас задержало? Прошло только три четверти часа с того момента, когда вы сказали Хименесу, где вы. Все это время нам понадобилось, чтобы арендовать автомобиль и найти кучу багажа, чтобы выглядеть туристами, разыскивающим в это трудное и опасное время самый безопасный отель.
   Кстати, он был очень тщательно одет: светлые бежевые брюки, более темный бежевый пиджак, белая рубашка и даже галстук. Было совершенно ясно, что это североамериканец, и если бы вы его не узнали, он вполне мог сойти за застрявшего здесь туриста.
   – В любом случае, – добавил он, – вы же не думаете, что мы пришли сюда, чтобы спасать вас, верно? Мы просто решили, что Карру, возможно, уже надоели ваши сигареты.
   Он поднял левую руку, обнаружил под ней все еще безвольно свисавшего охранника и уложил его на диван. Затем вытащил пачку сигарет и протянул мне.
   Джи Би шагнула вперед и положила ручной пулемет на холодильник. На ней была легкая белая юбка и разрисованная голубым и зеленым блузка.
   – Привет, Кейт, – подняла она руку.
   Я задумчиво помахал в ответ. Я только сейчас начал понимать задуманное Луисом.
   В этот момент она заметила запекшуюся ссадину у меня на щеке.
   – Это при падении?
   – Нет, просто результат пары коротких бесед с военно-воздушными силами.
   Она тут же повернулась к Нэду.
   – Где у вас аптечка?
   Он пожал плечами.
   – Она ему не нужна. Со временем все пройдет. Если у него будет время. – Затем что-то щелкнуло у него в голове и он выпрямился в кресле. – Боже мой – она была... Так вот почему... Ты знал, что она здесь. Именно поэтому ты не хотел оставлять целым ни единого "вампира" и атаковал меня.
   Он снова откинулся в кресле.
   – Никогда бы не подумал, Кейт, что ты можешь рисковать из-за кого-то еще.
   Джи Би удивленно посмотрела на нас.
   – О чем речь?
   Луис печально сообщил:
   – Чтобы остановить последний реактивный самолет, мы его таранили. Карр повел себя очень смело. Но совершенно забыл, что я тоже был на борту.
   Уитмор присвистнул.
   – Так вот как вы потеряли самолет! Ну, ничего, достанем другой.
   – Другой? – Нэд снова выпрямился в кресле.
   – Да, черт возьми. Я же должен сделать картину. – Он нахмурился и налил себе еще пива. – Однако не лучше использовать тот же самолет, что принимал участие в революции? Это будет прекрасный рекламный ход.
   Нэд пристально смотрел на него, словно тот на глазах позеленел и сошел с ума. Потом снова откинулся назад, изумленно покачав головой. И наконец сказал:
   – Да, вы все здесь актеры. А кто-нибудь вспомнил, что нужно было захватить сценарий?
   Уитмор помахал пистолетом. Но я сказал:
   – Это неплохой вопрос: куда мы отсюда направимся?
   – Черт возьми, мы проберемся через нижнюю часть города, захваченную Хименесом. Практически нигде, кроме района радиостанции, нет никаких кордонов.
   Я покачал головой.
   – Вы можете делать, что заблагорассудится, но я намерен вывезти Джи Би из страны. Впереди еще много стрельбы.
   Она улыбнулась, нахмурилась, усмехнулась и снова нахмурилась – одним словом быстро просмотрела весь каталог.
   – Это неплохая мысль, Кейт, но...
   Вмешался Луис.
   – Сейчас старый город уже оцеплен. Когда Боско там наверху услышал, что Хименес захватил радиостанцию, он отдал такой приказ. В этом сейчас заключается его тактика – остановить Хименеса и ждать. До тех пор, пока несколько реактивных самолетов не отремонтируют, пока не станет ясно, на чью сторону встанет армия. И чем дольше он заставит Хименеса ждать, тем меньше у того будет шансов на народное восстание. Люди не прыгают в грузовик, который никуда не едет. – И его лицо неожиданно стало старым и усталым; это было лицо человека, который услышал, как колесница пронеслась мимо. – Теперь понадобится время. Вам лучше уходить, Уолт.
   Уитмор нахмурился.
   – Да? Черт возьми – но вы должны вернуться на съемки, намеченные на послезавтра.
   Луис хитровато улыбнулся.
   – Ну конечно, дело только в этом.
   Нэд взглянул на Уитмора, все еще не веря услышанному.
   – Так это всего лишь отдых на пару дней от съемок фильма – так ведь, приятель?
   – Помолчи. Я нахожусь здесь, чтобы защитить свои капиталовложения.
   – Капиталовложения?
   – Он хочет сказать, что находится здесь, так же как и ты, из-за денег, – сказал я.
   Это заставило меня взглянуть на них обоих как бы со стороны – и тем не менее я был прав. Только деньги развели их по разные стороны. Если бы те привели их на одну сторону, они прекрасно бы поняли друг друга и договорились.
   Уитмор почесал пистолетом подбородок.
   – Ну, думаю, если все это сегодня не закончится, нам лучше убраться отсюда.
   В его голосе сквозило явное нежелание. Должно быть, слишком много баров и борделей ему чертовски не хотелось покидать до их закрытия просто из-за того, что на утро была назначена съемка фильма. Но он всегда уходил. Он был профессионалом – в своем роде.
   – Ну, и как мы это проделаем? Если старый город блокирован?
   – Вы не сможете этого сделать, – сказал Нэд. – Вы попались. – Он встал и вытянул руку. – Похоже на то, что теперь командовать буду я – или вы хотите дожидаться расстрела?
   Уитмор взглянул на него. Джи Би быстро сказала:
   – Но ведь есть еще гражданский аэропорт. Хименес говорил, что там нет боев. И рейс компании "Панамерикен" на Кингстон где-то после одиннадцати.
   – Если компания будет знать, что там нет боев. Вероятнее всего, они просто пролетят над нами.
   – В любом случае, – сказал Луис, – там уже пять раз скуплены все билеты. И это будет не самое подходящее место, чтобы застрять надолго.
   Последовала непродолжительная задумчивая пауза.
   – Это снова возвращает нас к моей "голубке" – сказал я, – независимо от того, где она находится.
   – Она опечатана, – сказал Нэд.
   – Нэд, если ты еще не заметил, я хотел бы напомнить тебе, что ты уже разжалован в капралы. Ты не справился со своей задачей даже как тюремщик, верно? Так что скорее всего тебя поставят к стенке вместе с нами. Лучше уж как можно скорее убраться к черту из этой страны.
   Он внимательно посмотрел на меня.
   – Кейт, ты все еще не понимаешь. Мне еще не перерезали глотку – но у меня есть определенная репутация. Я был чертовски неплохим военным летчиком. Ты все это поломал. Однако через сорок восемь часов у нас будут готовы к полетам два "вампира". Для этого я должен остаться здесь. Я должен собрать по кусочкам все, что возможно. Иначе со мной все будет кончено. Я уже никогда больше не получу работы.
   В наступившей тишине Джи Би спросила:
   – Речь идет о твоем самолете, Кейт? Хименес сказал нам, что его должны были перевести на военно-воздушную базу.
   Я кивнул.
   – Ну, вот, теперь мы знаем.
   Нэд кисло ухмыльнулся.
   – Боско "голубка" понравилась; он приказал ее подготовить и хотел использовать как свой личный самолет. – Он кивнул в сторону Уитмора. – А теперь давайте посмотрим, как он разыграет сцену, где врывается на хорошо защищенную военную базу и угоняет личный самолет генерала.
   Зазвенел телефон.
   – Или, – добавил он, – попросите разрешения у Боско. Теперь вам предоставляется такая возможность.
   Я вскочил на ноги и протянул руку к Уитмору.
   – Дайте мне пистолет. Он поверит, что я его убью. – Потом я направил собственный револьвер Нэда на него. – Все в порядке, старый приятель. Теперь говори так, чтобы вытащить нас отсюда.
   Он посмотрел на короткий тяжелый "магнум".
   – Кейт, ты же никогда не мог попасть в ангар с расстояния в пять шагов.
   Я взял револьвер обеими руками.
   – Я подойду так близко, как понадобится, и выстрелю ровно столько раз, сколько в нем патронов – если из-за тебя ее смогут схватить.
   Телефон снова зазвенел, теперь уже более настойчиво.
   Он развел руками и покачал головой.
   – Не думал, что мне доведется увидеть, как профессионал вроде тебя ведет себя, как глупый любитель.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 [27] 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация