А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сценарий схватки" (страница 17)

   19

   Уже спустились сумерки, когда мы добрались до Шау-парка. Перед отелем стоял "аванти" Джи Би, и белый автомобиль Уитмора, так что я понял, что должен позвонить в номер "С".
   Дверь открыл Луис. Он начал было мне улыбаться, но потом увидел то, что было за моим плечом, и впал в состояние шока. Мне было приятно видеть, что такое может случиться и с профессионалом.
   Однако он быстро пришел в себя и сделал такой элегантный жест, который сразу продемонстрировал, что я выпал из его поля зрения.
   – Сеньорита Хименес? Меня зовут Луис Монтеррей. Я знал вашего отца. Могу я выразить вам свое соболезнование по поводу смерти брата? Мне следовало бы носить траур... – он был еще в той одежде, в которой только что снимался, в безвкусной разорванной и грязной рубашке с кружевами, – но актер должен носить траур в своем сердце. Именно так я и делаю. Но вы должно быть устали, пожалуйста... – Я неожиданно остался в дверях один.
   Да, все правильно, он действительно был профессионалом.
   Я вытащил багаж из машины, чтобы отпустить шофера, которому предстояло отправиться по другим делам компании, двинулся в номер "С". И попал прямо на мушку.
   Я тотчас узнал одно из тех курковых ружей, что использовали во время съемок переправы через реку; лицо за курками тоже показалось мне смутно знакомым.
   – Документы, как я полагаю? – спросил я.
   – Можешь выметаться – и побыстрее. – Лицо оставалось мрачным и жестким. – А теперь скажи, кто ты такой и почему ты здесь появился.
   Из-за поворота коридора вышла Джи Би.
   – Все в порядке, Даг. Это один из наших.
   Ружье опустилось на пол, как мне показалось, с некоторым разочарованием.
   – После смерти Диего, – объяснила Джи Би, – босс принял некоторые меры предосторожности. Он получил разрешение на настоящие боеприпасы на тот случай, если отправится охотиться на аллигаторов на Черной реке. Проходи.
   Я внес багаж в дверь и повернулся к человеку, которого звали Дагом.
   – У тебя не очень хорошая позиция: при падающем сзади свете я мог оказаться Санта Клаусом или Фиделем Кастро. В любом случае, ты мог ошибиться.
   – Только в том случае, если бы ты оказался Санта Клаусом, – спокойно возразил он.
   В гостиной, окна которой выходили на внутренний дворик и на пляж, Уитмор предложил мисс Хименес выпить, но она сказала, что предпочла бы сначала умыться и причесаться. Джи Би провела ее в спальню.
   Уитмор махнул мне рукой, а сам растянулся на диване.
   – Налейте себе выпить, приятель.
   По комнате в беспорядке были разбросаны бутылки, стаканы, грязные тарелки – было совершенно очевидно, что они только что кончили обедать – и желтые страницы сценариев. Я изучающе огляделся вокруг.
   – Черт возьми, – задумчиво протянул Уитмор, – вы привезли кусок роскошной задницы.
   Луис беспокойно поморщился.
   Уитмор усмехнулся, взглянув на него.
   – Если вы, приятель, собираетесь скакать без лошади, то я не буду с вами соревноваться.
   – Вы просто деревенщина, гринго.
   Уитмор усмехнулся еще шире. Потом повернулся ко мне.
   – Как дела с самолетом?
   Луис покачал головой.
   – Такая девушка входит в дом, а мужики предпочитают говорить о самолетах.
   – Я уже сказал, что о ней думаю, и вам это, кажется, не понравилось.
   Вернулась Джи Би.
   – Я не знала, во что вас впутала, Карр. Это просто кусок...
   – Боже мой, – простонал Луис, – американцы!
   Джи Би удивленно посмотрела на него, потом саркастически улыбнулась.
   – У вас действительно припекло в штанах, Луис, когда вы ее увидели? Я дам вам запасной ключ от ее комнаты.
   – Так что насчет самолета? – прогремел Уитмор.
   К тому времени я нашел еще не открытую бутылку пива и полтарелки еще не совсем остывших креветок с рисом, проглотил кусок и сказал:
   – Я нанял пару человек, которые работают с ним в Порт-Антонио, я плачу им из Кингстона каждый день, если все в порядке, и фирма из Северной Америки вчера прислала запасные части, так что... – Я представил ему полный отчет и добавил, что надеюсь, что "митчелл" будет готов для проведения летных испытаний завтра к полудню.
   – После этого, – продолжил я, – вы можете начать снимать, как только установят камеры. Но предстоит еще немало повозиться, чтобы он снова стал бомбардировщиком – если вы еще не отказались от этой затеи.
   Он внимательно посмотрел на меня.
   – Нет, черт возьми. А в чем дело?
   – Ни в чем, – я покачал головой. – Просто... просто каждый раз, когда я об этом думаю, затея кажется мне все более безумной.
   – Но ведь это сработает, верно?
   – Да, думаю, сработает.
   – Тогда все прекрасно. Так что нужно еще сделать с самолетом?
   Я перечислил необходимые работы. Следовало убрать с самолета весь дополнительный вес – сидения и центральное отопление в хвостовом отсеке, топливный бак в бомбовом отсеке. Я знал по слухам, ходившим в аэропорту, что некоторые "митчеллы" снабжались во время войны такими баками, так что надеялся, что направляющие бомбосбрасывателя и скобы фиксатора над ними остались на месте. Если это так, мне оставалось только убедиться, что они работают, и проверить спусковой механизм.
   Луис задумчиво заметил:
   – Мой друг, вы должны действовать очень осторожно. Если генералы услышат, что мы переделываем самолет в бомбардировщик... – он пожал плечами.
   – Самолет уже включен в сценарий, – сказал Уитмор. – Мы могли бы скрыть большую часть работ, сделав вид, что готовим его для съемок в картине.
   На лице Луиса было написано сомнение.
   Я сказал:
   – Откровенно говоря, не думаю, что мы сможем многого добиться с точки зрения секретности, просто попытаемся, чтобы вся работа была не слишком очевидной. Они должны знать, что мы приобрели "митчелл", и если полагают, что мы собираемся использовать его против них, то мы не можем помешать, что бы не делали. После того, как мы проделаем на самолете большую часть изменений, я сам лично подготовлю его для бомбометания. Это самое безопасное, что мы можем сделать.
   Возможно, они собирались что-то обсудить, но тут в комнату вновь вошла мисс Хименес. Может быть, теперь она выглядела немного посвежевшей, хотя я и прежде не замечал по этой части никаких недостатков.
   Уитмор остался сидеть на месте, по-прежнему вытянув ноги. Я согнулся, демонстрируя чисто английскую вежливость. Луис танцующей походкой, как тигр на охоте, пересек комнату и принялся усаживать ее в кресло, как втискивают ногу в башмак.
   – Хотите чего-нибудь выпить, сеньорита? – предложил он. – Или, может быть, показать вашу комнату? Я мог бы заказать ужин.
   Она одарила его улыбкой мощностью в десять киловатт и сказала, что предпочла бы джин с тоником.
   Разговор прервался. За открытым французским окном темнело небо и море вежливо вздыхало на пустом пляже. Толстая ящерица выбралась наружу и встала как часовой в луче света, падавшем во внутренний дворик.
   Наконец я спросил:
   – Есть какие-то соображения о том, что должен дать этот рейд?
   Луис повернулся и резко бросил:
   – Больше мы это обсуждать не будем.
   Я ехидно улыбнулся, прекрасно представляя, что сейчас последует.
   Так оно и случилось. Мисс Хименес с восторгом взглянула на меня.
   – Вы говорили о бомбардировке самолетов генералов?
   Луис попытался ее успокоить.
   – Сеньорита, вам нет нужды этим заниматься...
   – Но я же здесь именно для этого.
   Это несколько сбило его с толку. Уитмор протянул:
   – Я думал, вы приехали, чтобы забрать домой тело брата.
   – Я приехала, чтобы отомстить за него. Завтра я отправлю его домой, а сама останусь здесь.
   Луис пожевал губами, Уитмор недовольно нахмурился, а Джи Би быстро взглянула на меня, но ничего не сказала.
   – Ну... и когда? – спросил я.
   – Когда самолет будет готов, – сказала мисс Хименес, – я сообщу отцу. После этого за день до начала наступления он нас предупредит.
   Я кивнул.
   – Когда прибудут бомбы? И какого типа они будут?
   – Всем этим занимался Диего, – сказал Уитмор, – с тех пор мы ничего об этом не слышали... Я снова постараюсь связаться с этими людьми.
   Луис перестал жевать свою губу и сказал:
   – Четыре штуки по 500 фунтов.
   – Мощная взрывчатка?
   – Да.
   Я снова кивнул. "Митчелл" мог поднять 2000 фунтов, так что с этим было все в порядке. Я даже был уверен, что если в наличии будет достаточно длинная взлетная полоса, "митчелл" поднимет все, что вы сможете в него впихнуть, кроме ванны вашего дядюшки Генри. Это был чертовски хороший самолет для перевозки грузов – была бы только достаточно длинная взлетная полоса. Но в этом-то и заключалась проблема: я не был уверен, что власти Палисадо или Монтего-Бей, где были соответствующие взлетные полосы, дадут разрешение на для этой увеселительной прогулки.
   Я взглянул на мисс Хименес.
   – Ваш отец должен понять, что я не смогу атаковать в любое время дня. Должно быть...
   Она одарила меня такой улыбкой, что во мне все загорелось.
   – Ну конечно. Как однажды сказал ваш Китченер под Хартумом: "Мы должны вести войну так, как нас вынуждают, а не так, как нам нравится". Это должно произойти на заре или в сумерках.
   Все удивленно посмотрели на нее. Я покачал головой и пробормотал:
   – Вы еще ничего не слышали.
   А затем уже громче сказал:
   – Правильно. Складывается впечатление, что они в течение дня посылают по крайней мере один отряд на передовую базу, расположенную неподалеку от гор...
   – Возле Кордильер, – сказала она.
   – Именно это место вы имеете в виду, верно? Но кажется, самолеты на ночь там не оставляют. Думаю, Нэд боится вылазок повстанцев и не доверяет армии, чтобы...
   – Генералы не доверяют друг другу, – сказала она. – Генерал Боско набирает для своих ВВС наземные войска – это нечто вроде вашего полка королевских ВВС – чтобы организовать подразделения защиты аэродромов. Сейчас у него около трех тысяч человек. Некоторые переведены из других подразделений; большинство сержантского состава когда-то были полицейскими.
   Теперь Луис изумился уже по-настоящему. Он покачал головой, чтобы убедиться, что все это ему не снится и спросил:
   – Сеньорита, откуда вы знаете все эти вещи?
   Казалось, она удивилась.
   – Сеньор, вы забываете, кто мой отец.
   Уитмор заметил:
   – Но ваш отец находится в 500 милях от Каракаса.
   – Сеньор Уитмор, Либра не закрывается как дверь. Приходят письма. Прилетают самолеты.
   Луис продолжал настаивать на своем.
   – Но ваш брат таких вещей не знал.
   – Мой брат был сыном моей матери, – достаточно резко заявила она. – А я дочь моего отца. Диего знал то, что я ему говорила.
   Я уже начал подозревать что-то в этом роде. Я никогда не видел, чтобы Диего как трудолюбивый паук трудился в центре разведывательной сети. И связи между республикой и Каракасом, из-за общности языка и в какой-то степени общей истории, были куда более тесными, чем между республикой и Ямайкой.
   Но меня главным образом заинтересовало сообщение о неладах между армией и военно-воздушными силами. Теперь я понял, почему Нэд разработал такую громоздкую систему управления истребителями, атакующими наземные цели, непосредственно со своей основной базы, а не позволил армии наводить их на цели прямо с линии фронта – так, как он сам это делал в Корее.
   Но сейчас не это было самым главным. Я сказал:
   – Правильно – я атакую с первыми или с последними лучами солнца. Если учитывать все, было бы лучше...
   – Лучше будет проделать это в сумерки, – сухо сказала мисс Хименес. – Тогда больше шансов захватить их всех.
   – Лучше будет сделать это на рассвете, – твердо заявил я.
   Ответом мне был проницательный, немного испуганный взгляд.
   – Это чисто военная проблема, – успокаивающе буркнул я. – Нагруженный бомбами самолет с полными баками горючего будет слишком тяжел для того, чтобы взлететь с короткой взлетной полосы в Боскобеле или в Сан-Антонио. Поэтому мне хотелось бы, чтобы при взлете воздух был как можно холоднее; это позволит двигателям развить большую мощность и придаст крыльям большую подъемную силу. Если атаковать на закате, придется взлетать в полдень; если атаковать на рассвете, взлетать нужно в два часа ночи. Дело просто в этом.
   Она нахмурилась.
   – Капитан, даже Клаузевиц считал, что "чисто военное решение не всегда может быть позволительно".
   – Ему не приходилось поднимать в воздух перегруженный "митчелл" со взлетной полосы длиною в 3000 футов в жаркий полдень.
   – Всех опасностей избежать невозможно, капитан. Как сказал Клаузевиц...
   – Клаузевиц никогда не говорил, что одна лошадь может провести кавалерийскую атаку. Если я промахнусь по паре "вампиров", то атака окажется на восемьдесят процентов успешной. Если же я врежусь в дерево на взлете, то это будет стопроцентный провал. Тогда просто не будет никакой атаки.
   Вероятность, что Кейт Карр промахнется, составляла всего несколько процентов в том случае, если я простригу деревья с грузом 500 фунтовых бомб. Но скорее всего, Клаузевиц сказал что-то и по этому поводу, так что я промолчал.
   Уитмор твердо принял решение.
   – Ладно, вы ударите по ним на заре. Если им удастся поднять какие-нибудь самолеты в воздух, вам придется спасаться бегством. При дневном свете.
   Я просто кивнул. Мало что могло мне помочь против "вампиров", скорость которых почти вдвое или более превышала мою. И на заре, как правило, не бывало никаких облаков. Но по крайней мере не придется в темноте садиться на неосвещенную полосу.
   Конечно, об этом никто не подумал. Уитмор хитровато прищурился и спросил:
   – Но вам придется взлетать в темноте... Как вы относитесь к этому?
   – Взлет легче, чем посадка. Я смогу проделать это просто с помощью фонаря типа "молния", установленного в конце полосы.
   После этого наступило молчание, во время которого каждый обдумывал следующую проблему.
   Неожиданно Джи Би спросила:
   – А что вы думаете относительно радара? Они не увидят, как вы приближаетесь?
   Я собрался было открыть рот, когда мисс Хименес сказала:
   – На Карибских островах нет радаров, кроме Пуэрто-Рико и Кубы. Вам следовало это знать, если вы собрались помочь.
   Лицо Джи Би буквально захлопнулось, словно мышеловка.
   – Сеньорита Пенроуз ведет у нас только юридическую работу; она не претендует на то, чтобы быть генералом.
   – Она готовила контракты на подпись для моего отца, – насмешливо бросила мисс Хименес.
   Снова на выручку поспешил Уитмор.
   – Все в порядке, девочки. Пока мы занимаемся только составлением плана. Очередь для боя придет позже – и Карр это сделает. – Он взглянул на меня. – Что-нибудь еще, приятель?
   Была еще одна вещь, о которой следовало бы сказать, но мне неудобно было заводить разговор в присутствии мисс Хименес. Поэтому я вытащил свою трубку и стал не спеша набивать ее, чтобы было время подумать. Уитмор вздохнул, что-то проворчал и бросил мне сигарету.
   Я закурил, решил, что лучше уж сказать, и начал:
   – Еще одно: мы имеем дело со старым самолетом. Он в любое время может выйти из строя – и весьма серьезно. Так что атака может быть отменена в последнюю минуту. – Я повернулся к мисс Хименес. – Если ваш отец полагается на этот рейд, то лучше сказать ему, чтобы он не начинал наступления до тех пор, пока не узнает о том, что атака прошла успешно.
   Теперь в ее глазах не было никакого тепла. Взгляд стал жестким и безжалостным.
   – Капитан... Атака необходима. Вы должны пойти на любой риск.
   В моем взгляде тоже не было особого тепла.
   – Я приведу вам цитату, которой вы не знаете: Кейт Карр – не мальчик на побегушках. Источник: Кейт Карр.
   – Капитан, вы присоединились к благородному делу, – вскипела она. – Сейчас слишком поздно вспоминать о том, что вы – трус.
   – Я ни к чему не присоединялся. Меня просто наняли. Я полечу, если...
   – Ради денег! – Она вскочила, широко расставив ноги и уперев руки в бедра, ее черные глаза пылали яростью. – Тогда научите меня летать. Атакую я!
   Я с удивлением смотрел на нее: эта блистательная разъяренная охотница стала главной фигурой в комнате и превратила Уитмора в маленького мальчика, скорчившегося в углу.
   Тогда я покачал головой и сказал:
   – Речь идет не об этом. Может отказать пусковой движок, могут лопнуть шины. В таком случае просто невозможно поднять самолет в воздух – и никто не сможет этого сделать. Просто скажите своему отцу, что мы не можем дать гарантии.
   Она продолжала стоять неподвижно. Луис рассудительно заметил:
   – Может быть, мы могли бы устроить основательную проверку и тогда... – он обнадеживающе махнул рукой.
   – Проверка ничего не даст, – устало бросил я, – Самолет слишком стар – весь целиком. Если мы начнем что-то делать с этим, то выяснится, что нужны новые крылья, фюзеляж, хвост, двигатели... новый самолет. Я проверил его в процессе подготовки к съемкам и починил все, что может отказать, но весь самолет держится благодаря ржавчине и привычке – и даже ржавчина сейчас частично отвалилась. Ну, может быть, он еще продержится достаточно долго благодаря привычке. Если так, то я проведу атаку.
   Уитмор кивнул.
   – Ладно, звучит достаточно неплохо. – Он взглянул на мисс Хименес. – Вам лучше всего рассказать вашему старику положение вещей. Он сможет начать наступление в тот момент, когда узнает, что Карр вылетел.
   Она продолжала смотреть на меня, потом холодно бросила:
   – Если капитан держит свою храбрость в кошельке, может быть он хочет, чтобы ему заплатили немного больше за его храбрость.
   Уитмор твердо заявил:
   – Предварительное совещание окончено. Завтра нам нужно снимать фильм.
   Она бросила на меня последний взгляд, объявила:
   – Я собираюсь поесть, – и вышла из комнаты.
   В тишине был слышен только стук ее каблуков, удалявшихся по коридору к входной двери.
   Луис заметил:
   – Ей бы нужно было быть на месте брата.
   Джи Би недоверчиво и удивленно посмотрела на него.
   – Боже мой, с Луисом что-то случилось.
   На его лице проступила неожиданная боль, но он тут же улыбнулся и пожал плечами.
   – Конечно, только в политическом смысле слова.
   После этого он поспешил вслед за ней.
   Услышав, как захлопнулась входная дверь, Уитмор покачал головой и сказал:
   – Она в самом деле заставит его прыгнуть, верно?
   – Вероятно, он репетирует главную роль в пьесе "История Клаузевица", – печально сказала Джи Би.
   – Да? А я буду играть маленького толстого парня, которого звали Наполеон?
   – Вы можете провести большую часть сцен, сидя верхом на лошади, – заметил я.
   Он покосился на меня.
   – Спасибо, приятель.
   Потом допил свое виски, закурил сигарету и потянулся за одним из желтых листов сценария.
   – Итак, – сказал он некоторое время спустя, – если вы за пару дней подготовите самолет, мы можем запланировать съемки с воздуха так, чтобы вы были свободны, когда Хименес позвонит в колокольчик.
   – Нам еще нужно подготовить церковь Родди, – напомнила Джи Би. – Она должна быть готова через день или два.
   – Вы в самом деле строите испанскую церковь? – спросил я.
   Уитмор поднял глаза от сценария. – Конечно. Вы хотите, чтобы мы тащили всю команду в Мексику ради трехминутной сцены?
   Вмешалась Джи Би.
   – В кино всегда дешевле принести гору к Магомету, особенно если Магомета поддерживают профсоюзы.
   Я покачал головой: глупо было бы спрашивать, не дешевле ли просто вычеркнуть церковь из сценария. В любом случае было приятно познакомиться с делом, в котором затраты выше чем в авиации.
   Уитмор сделал какую-то пометку в сценарии, затем встал и потянулся.
   – Если вы работаете с самолетом на этом конце острова, вам будет лучше остаться здесь. – Он взглянул на Джи Би. – У нас есть забронированный номер?
   Она кивнула.
   – Если это даст возможность сэкономить деньги, то я не возражаю остаться у Джи Би. У нее здесь хватит места. – Я обвел рукой огромный номер.
   – Заткни глотку, Карр, – резко бросила она.
   Уитмор усмехнулся.
   – Неожиданно все помешались на сексе. – И кивнул мне. – Я не возражаю, приятель. Но если она во сне начнет читать законы о контрактах, то не обижайся на меня и не пытайся ее остановить. Потому что именно для этого ее и наняли.
   – Убирайтесь, старый скотовод. – Хотя ее гнев был не совсем искренним.
   Он снова усмехнулся, сделал рукой один из своих широких медленных жестов и, насвистывая, зашагал по коридору.
   Джи Би взглянула на меня.
   – Карр, ваша комната номер 17.
   – Прекрасно.
   – В гостинице "На плантации".
   Я поморщился. Это было всего в нескольких сотнях метров дальше по дороге, но черт побери...
   – Вы не доверяете самой себе, оставаясь в одном отеле со мной? – спросил я.
   Она просто продолжала смотреть на меня.
   – Еще по стаканчику, – предложил я, – перед тем, как неустрашимый пилот вылетит в патрульный полет на заре.
   – Если вы собираетесь работать с нами, вам следует нанять настоящего писателя, который сочинял бы вам диалоги. Ладно – виски, совсем немного.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация