А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Сценарий схватки" (страница 14)

   16

   – Дробовик, – сказал инспектор. – Если подумать, то это может рассказать нам о многом.
   Их было двое – английский инспектор и сержант с Ямайки. Инспектор был человеком с холодными светлыми глазами, маленькими аккуратными усами и коротко подстриженными волосами, и выглядел одновременно грубоватым и жеманно-чопорным, как все англичане, которые отправляются служить полицейскими в другую страну. Сержант же был длинным и нескладным, с худым костистым лицом и большими серьезными глазами.
   Было уже почти десять часов, а мы все еще находились в офисе, расположенном недалеко от контрольной башни. Пыльная белая комната была заполнена обычными картами с нанесенными на них цветными полосками и пометками, сделанными восковым карандашом. Там же на столе стояла старая модель туристского варианта "DC-7C", которая обычно стоит в бюро путешествий и инспектор просто не мог от нее оторваться: он крутил ее на подставке, ударял по пропеллерам. Сержант мрачно заметил:
   – На Ямайке не так много дробовиков, сэр.
   – Совершенно верно. Это не национальное оружие. Это первое. Во-вторых, это означает, что убийство было предумышленным, ведь люди обычно не носят с собой дробовиков. И наконец это означает, что его убили не здесь.
   Он посмотрел на меня, на губах у него мелькнула торжествующая улыбка; несмотря на свое самомнение, он явно ожидал, что я спрошу, почему он так думает.
   – Вы имеете в виду шум? – спросил я.
   Он нахмурился и быстро крутанул пропеллеры.
   – Да, конечно. Я знаю, аэропорт – довольно шумное место, но выстрел из дробовика люди наверняка бы услышали. Если бы его убили здесь вчера вечером. – И он кивком головы показал в окно на дальний конец грузового ангара, находившийся метрах в двухстах.
   В холодном свете неоновых ламп там была видна небольшая кучка машин: карета скорой помощи, полицейский джип, мотоциклы и темные фигуры, двигавшиеся вокруг них, они что-то измеряли, что-то исследовали и о чем-то говорили – скорее всего говорили друг другу, что выстрел из дробовика был бы слышен на контрольной башне.
   – Есть же идеальное место для убийства почти рядом за пределами аэропорта: дорога в Порт-Ройяль. Там ни одного дома на протяжении пяти миль. Почему бы не бросить его в кусты или швырнуть в море? Зачем нужно было рисковать, привозя его в аэропорт и упрятывая в мой джип?
   Он еще раз крутанул пропеллер и хитровато посмотрел на меня.
   – Может быть, убийца хотел бросить подозрение на вас – вы не подумали об этом?
   Я покачал головой.
   – Мне кажется, дело не в этом. Если убийца знал, что мой джип – безопасное место, чтобы спрятать тело, то он должен был знать, что меня в тот вечер не будет – я был в Колумбии. Во всяком случае, у меня есть алиби.
   – Ах, да. – Он полистал свою записную книжку. – Алиби, которое может быть подтверждено показаниями американской мисс – адвоката, которая скоро приедет сюда. Американская... мисс... адвокат.
   Эта фраза прозвучала почти как оскорбление.
   У меня сегодня был длинный полный всяких событий день. Я почувствовал, что мне хочется зевнуть, решил было не делать этого, а потом передумал и зевнул ему прямо в лицо.
   – Вас происшествие, кажется, не слишком интересует! проворчал он. – Я думал, что этот человек был вашим другом.
   Я пожал плечами.
   – Я учил его водить самолет и получал за это деньги.
   Сержант сказал:
   – Ваш самолет на днях конфисковали в Санто Бартоломео.
   Инспектор вздрогнул.
   – Откуда вы знаете?
   Сержант беспомощно развел длинными тонкими руками.
   – Просто я слышал, как об этом говорили, сэр.
   Инспектор посмотрел на него, затем снова повернулся ко мне.
   – Стало быть, у вас больше нет самолета?
   – Правильно. Но в это время я все еще был в Барранкилье.
   – Ха. – Он заставил модель крутиться вокруг своей оси. Ну, и что же вы предполагаете?
   – Что прошлым вечером он ждал меня. И ждал в джипе, так как это было единственное место, где он наверняка меня не пропустил бы. Кто-то застрелил его и спрятал под грудой чехлов, как в самом удобном месте.
   Инспектор снова тонко улыбнулся.
   – Вы забываете про шум, не так ли? Вы слышали, как стреляет дробовик?
   – Он должен был слышать, сэр, – сказал сержант. – Пилотов истребителей тренируют в стрельбе из дробовиков по тарелочкам. Это своеобразное упражнение для выработки навыка слежения за целями.
   Инспектор еще раз резко дернулся.
   – Полагаю, что вы просто слышали, как об этом говорили, да?
   Сержант виновато улыбнулся.
   – Может быть, это был не дробовик? – сказал я.
   – Вы серьезно так думаете? Я знаю, что врачи частенько ошибаются, но не может быть, чтобы врач неправильно определил рану от дробовика.
   Я просто вновь пожал плечами. Возможно, я мог кое-что добавить для его сведения насчет знания предмета, но его насмешка над Джи Би меня взбесила. И кроме того, предполагалось, что детектив здесь он; так пусть найдет что-нибудь. Или спросит у своего сержанта.
   Я просто сказал:
   – Существует еще одно самое простое решение.
   – Возможно, – уступил он. – Но давайте подумаем над мотивом убийства. Что вы могли бы предложить?
   – Из некоторых намеков, которые он делал, вытекало, что его сексуальной жизни позавидовал бы мартовский кот. Может быть, он подцепил кого-нибудь, а муж оказался владельцем... дробовика.
   – Да, – кивнул он, – да, вполне возможно. Например, какой-нибудь плантатор, который живет за пределами Кингстона. Какой-нибудь человек, которому дробовик необходим для защиты от мангустов.
   Странно, но мангусты стали бичом Ямайки. Кто-то завез их сюда много лет назад – вероятно из Индии – чтобы справиться со змеями. Они сделали это, а потом на десерт принялись закусывать цыплятами.
   – Но, – добавил инспектор, – почему нужно было приезжать в аэропорт, чтобы убить его?
   Потому что последние несколько дней его невозможно было найти: все это время он провел в Охо-Риос с Уитмором. И вполне возможно, что когда они с Луисом приехали вчера вечером в Кингстон, то остановились чего-нибудь выпить и отправились в одно из любимых мест Диего, так как Луис Кингстона не знал. И будь вы разъяренным супругом, вы вполне могли охотиться за Диего в одном из таких мест, поджидая, когда он появится. Затем оставалось только проследить за ним до аэропорта, дождаться, когда Луис уйдет, быстро зайти в темный грузовой ангар – и бах!
   Конечно, если по-прежнему предполагать, что выстрел был сделан из дробовика.
   Мне это начинало надоедать, а он продолжал считать себя детективом.
   – Не знаю.
   Инспектор улыбнулся. Над нами в зале управления полетами что-то пробубнил репродуктор и вдалеке я услышал свист приближающегося "вискаунта". Десять тридцать, из Майами.
   Зазвонил телефон. Инспектор поднял трубку, что-то проворчал и положил ее обратно.
   Потом поднялся.
   – Мистер Карр, прибыла ваша свидетельница. Мисс... да... Пенроуз. И мистер Луис Монтеррей. Я хотел бы с ними поговорить.
   Мы спустились по лестнице. Джи Би и Луис поджидали нас на краю погрузочной площадки, эскортируемые небольшой группой вооруженных полицейских в форме.
   Джи Би увидела меня и сразу сказала:
   – Если вас пытаются впутать в это дело, вы не должны абсолютно ничего говорить без вашего адвоката. Если у вас нет собственного адвоката, я в достаточной степени знаю законы Ямайки, чтобы оказать вам помощь.
   Инспектор посмотрел на нее так, словно у нее вырос раздвоенный хвост, но прежде чем он успел взорваться, я сказал:
   – Пока оставим это. Просто скажите инспектору, где я был прошлым вечером.
   – В Барранкилье, – сухо сказала она. – Если вас не устраивают мои слова, можете проверить в отеле, у властей аэропорта, у того типа, что продал нам самолет, и у пилота чартерного рейса, доставившего нас туда. Вам нужны их фамилии?
   – Позже, возможно позже я с ними свяжусь. – Он откашлялся, потом повернулся к Луису. – Если вы действительно мистер Монтеррей, то, насколько я понимаю, вы привезли убитого сюда прошлым вечером?
   Луис открыл было рот, но его заглушил шум моторов "вискаунта", подкатившего за его спиной к трапу для выхода пассажиров. Когда двигатели заглохли, он сказал:
   – Мы проехали через задние ворота и прошли в летный клуб около семи часов. Потом выпили в здании аэровокзала и около половины десятого я уехал. Моя машина стояла вон там, – он кивнул в сторону грузового терминала, – он пошел со мной, потом сказал, что еще немного подождет. Он все еще надеялся, что сеньор Карр может прилететь вечером.
   – Понимаю. – Инспектор повернулся ко мне. – Вы собирались вернуться вчера вечером?
   – Если бы самолет оказался в более приличном состоянии, то возможно, я бы и вернулся. Однако не вышло.
   Он кивнул, а потом объявил:
   – Насколько я понимаю, вы все знали умершего. Поэтому я хотел бы попросить вас провести формальное опознание. Может быть, вас попросят повторить это по требованию коронера.
   Мы с Луисом начали одновременно протестовать против участия Джи Би в этой операции. Однако она нас оборвала.
   – Мне и раньше приходилось иметь дело с мертвыми клиентами.
   Инспектор провел нас по ярко освещенному холодному бетону к группе людей, стоявших возле грузового ангара.
   Когда мы выстроились возле кареты скорой помощи, сержант отдал пару приказаний на грубом ямайском наречии, которым пользовался в разговорах с констеблями, кто-то открыл двери и зажег свет внутри.
   Мы по очереди заходили внутрь, смотрели и выходили наружу. В карете скорой помощи было тепло и стоял какой-то запах. Когда я выбрался наружу, то почувствовал, как по лицу течет холодный пот.
   Инспектор мягко заметил:
   – Я думал мистер Карр, что вам приходилось раньше видеть мертвых людей... в Корее.
   – Нет. Летчики их только убивают, но никогда не видят.
   Он проворчал что-то, потом возвысил голос.
   – Вы опознаете этого человека?
   – Это человек, которого я знала как Диего Инглеса, – сказала Джи Би.
   Инспектор нахмурился, услышав ее осторожную юридическую формулировку, потом повернулся ко мне. Я кивнул.
   – Это – Диего Инглес.
   – Да, – кивнул Луис.
   Констебль в белом мотоциклетном шлеме протянул пачку бумаг. Инспектор перелистал их, потом вытащил небольшую книжечку. Некоторое время спустя он сказал:
   – Вот паспорт, который нашли на убитом. Его полное имя звучит как Диего Хименес Инглес.
   – Повторите, пожалуйста, – сказал я.
   Он удивленно взглянул на меня.
   – Разве это противоречит чему-либо, что вы знали?
   Теперь уже нет. Конечно, я должен был помнить: у испанцев существует обычай использовать фамилии отца и матери – но в первую очередь используется фамилия отца. Сын Хуана Смита Джонса будет называться Роберто Смитом Брауном – дело в том, что существенным является среднее имя. Я должен был об этом помнить.
   – Хименес, – протянул я. – Инспектор, вполне возможно, это обстоятельство несколько изменит дело, которое вы расследуете.
   – Простите? – раздраженно переспросил он.
   Это демонстрировало полное отсутствие на Ямайке интереса к тому, что происходило не так далеко в Карибском бассейне.
   – Помилуйте, Хименес – это же лидер повстанцев в республике Либра. Должно быть, Диего был его сыном.
   Инспектор взглянул на сержанта.
   – Вы не слышали об этом? ...
   – Сэр, я слышал о человеке, которого зовут Хименес, – неохотно признался сержант, – но, конечно, не видел этого паспорта, сэр.
   Инспектор снова заглянул в паспорт, словно там должен был стоять штамп: "сын известного лидера повстанцев".
   – Паспорт выдан в Венесуэле.
   – Семья его матери из Венесуэлы. И, видимо, была довольно зажиточной. Может быть, оттуда и получал поддержку Хименес. И вы позволили ему приехать сюда, не обратив на это никакого внимания.
   – Я не учил его летать, – холодно бросил он.
   Теперь я понял, откуда взялись все мои неприятности. ФБР знало, кем был Диего, знали об этом и в республике Либра. Им просто не приходило в голову, что я могу оказаться настолько глуп, чтобы этого не знать. Поэтому-то я числился повсюду как повстанец.
   Это означало, что я потерял свою "голубку" навсегда.
   Потом я вспомнил еще кое-что и повернулся к Джи Би.
   – Вы должны были вписать его имя в контракт. Он же работал на...
   – Нет. У него не было контракта – вы помните о программе Иди? Он никоим образом не был отражен в бюджете и просто помогал нам за выпивку и оплату мелких расходов.
   Я хмуро посмотрел на нее, на карету скорой помощи, а потом снова на инспектора.
   – Что вы имели в виду, когда говорили о том, что это изменит дело?
   – Боже мой... я учил его летать... на двухмоторном самолете. Должно быть, он планировал перевозить в республику оружие или что-то в этом роде – и они могли это узнать.
   Инспектор как-то странно хрюкнул.
   – Так вы думаете, что он был... убит наемным убийцей? – спросил он, и видно было, что ему это не нравится.
   – Ну, по крайней мере, это можно предположить.
   Он глубоко и тщательно рассмотрел это предположение, потом улыбнулся.
   – Но это означает, что тот...убийца, скорее всего прилетел самолетом. И, следовательно, попытался пронести дробовик через таможню. Они не могли...
   – Забудьте о дробовике. Неужели вы никогда не слышали о змеином пистолете?
   Он не слышал; на острове, где проблемой были мангусты, об этом не слышали.
   Я вздохнул.
   – Просто берете обычный пистолет – тридцать восьмого калибра или крупнее – растачиваете ствол, вытаскиваете из патронов пули, вставляете пыж, набиваете дробью и заклеиваете воском или мылом – и получаете пистолет, стреляющий дробью. Дробь разлетается достаточно хорошо, чтобы убить змею в двадцати шагах, выстрелив не целясь. И таким оружием с небольшого расстояния можно убить человека, если вы не относитесь к тому сорту людей, которые не могут попасть в амбарные ворота с десяти футов.
   – Такая штука может легко поместиться в кармане. И произведет не больше шума, чем обычный пистолет тридцать восьмого калибра. А в Либре полно змей.
   Последовала продолжительная пауза, во время которой все смотрели на меня.
   Потом инспектор спросил:
   – Как получилось, что вы все это знаете, мистер Карр?
   Джи Би торопливо вмешалась:
   – Вы не обязаны отвечать...
   – Черт с ним. В Корее я таким образом переделал свой собственный пистолет. Я неважно стреляю; а с помощью такого пистолета я, по крайней мере, мог убивать змей.
   Инспектор повернулся к сержанту.
   – Вам не приходилось слышать о змеиных пистолетах, не так ли?
   Сержант укоризненно посмотрел на меня, а потом покачал головой.
   – Нет, сэр, – печально сказал он.
   Инспектор снова повернулся ко мне.
   – Некоторые могут подумать, что вы слишком долго скрывали эту важную информацию.
   – Некоторые могут подумать, что я здесь детектив.
   Глаза его сверкнули.
   – Вам не приходилось на днях носить с собой змеиный пистолет?
   Буквально пар пошел из ушей Джи Би. Я просто мягко улыбнулся.
   Луис быстро вмешался:
   – Инспектор, друг мой... Позвольте мне высказать небольшое предположение. Возможно, вам не стоит так сильно беспокоиться по поводу мистера Карра; лучше пойти позвонить одному из ваших министров и сказать, что вы столкнулись с убийством, которое завтра приведет сюда консула Венесуэлы, богатую семью из Каракаса, вполне возможно, кого-то из Либры и уж почти наверняка американских газетчиков из Майами – и все они начнут задавать неудобные вопросы.
   Инспектор внимательно посмотрел на него. Он не подумал о международной стороне смерти Диего... как и о местной. Но ни один остров не полностью остров...
   Луис улыбнулся с бесконечной испанской печалью.
   – Политика, вы же понимаете, мой друг.
   Инспектор неожиданно понял. Он какое-то время подержал слово "политика" на кончике языка, пробуя его на вкус, который ему явно не понравился. Затем неохотно проглотил его.
   – Конечно, никто из вас не должен покидать Ямайку, – сказал он официальным тоном.
   – Мы собираемся закончить картину, – ответила Джи Би.
   – Ха. Очень хорошо, можете идти. – Он повернулся и зашагал к терминалу. Сержант последний раз печально взглянул на меня и засеменил следом.
   Луис посмотрел, как они удаляются, а потом сказал:
   – У нас здесь машина компании. Может быть, подбросить вас куда-нибудь?
   Джип по-прежнему стоял в грузовом ангаре, окруженный толпой экспертов. Я кивнул и мы медленно двинулись обратно через ярко освещенную грузовую площадку.
   Неожиданно Джи Би сказала:
   – Нужно подумать о том, как все это будет выглядеть с общественной точки зрения. Я не хочу, чтобы кто-нибудь связывал имя босса с революцией.
   – Просто не позволяйте ему включить эпизод со смертью Диего в сценарий, – предложил я.
   Луис дернулся и издал какой-то звук.
   На полпути к Кингстону Джи Би вспомнила:
   – Скажите водителю, куда вас подбросить.
   Но теперь, вдалеке от полиции, у меня было время подумать. В том числе и о времени.
   – Думаю, что я поеду с вами до конца, – сказал я. – Мне нужно перекинуться парой слов с Уитмором.
   – К тому времени, когда мы доберемся, он уже будет спать.
   – Нет... Не думаю. А если и будет... ну, вы просто его разбудите.
   Она была шокирована.
   – Мы не можем этого сделать.
   – Просто скажите ему, что наконец-то я и сам проснулся.
   Немного погодя она наклонилась к водителю и приказала ему ехать прямиком на северное побережье.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [14] 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация