А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Только любовь" (страница 3)

   – Ты где, Руни? – тихо спросил Ливтрасир, подойдя к жене и обнимая ее.
   Руни вздрогнула, словно забыв, кто с ней рядом, но тут же опомнилась и осторожно прильнула щекой к плечу мужа.
   – Я здесь, с тобой, Эрл. Как всегда.
   Это старое имя, которым его называли лишь самые близкие люди, согрело, как тихая ласка. Назвав его так, Руни словно давала понять, что они сейчас только вдвоем. Ему больше не нужно играть роль правителя, мага, который не знает сомнений и может всегда найти выход… Но, когда Эрл попытался обнять Руни, он ощутил, как она напряглась.
   – Ты сегодня не Рысь, а лесной дикий ежик. Клубок острых игл, – улыбнулся он, шуткой стараясь развеять ее непонятный протест. – Невозможно коснуться, нельзя приласкать…
   – Извини, я, наверно, была не права, – отстраняясь, сказала жена. – В Агеноре беда и нам нужен Искатель. Мои чувства здесь не при чем. Но мне было бы легче, пришли Хейд мужчину. Он должен был это понять…
   – Ты о чем? – удивленно спросил ее Эрл.
   – Ни о чем… Обещаю тебе, что я буду держаться достойно. Нельзя опускаться до уровня тех, с кем нас сводит Судьба…
   Голос Руни был тих и спокоен, но Эрл хорошо знал жену. Эта внешняя кротость, к которой она приучила себя в Гальдорхейме, была хуже ссор. Он всегда ненавидел ее, эту маску смирения и отчужденности, мрачную память тех лет, когда Руни была женой Орма. Не в силах бороться с удушливым липким кошмаром обыденной жизни, она приучила себя «уходить», исчезать неизвестно куда. Тело рядом, а дух…
   – Я устала. Устала от лжи, – уловив что-то, тихо сказала жена. – Я устала молчать, делать вид, что не слышу чужих оскорблений. Устала терпеть откровенное хамство, насмешки, презрение.
   Эрл попытался свести дело к шутке:
   – Терпеть? Ты прекрасно умеешь себя защищать. Наша гостья еще не успела открыть рот, как ты…
   – Открыть рот? – повторила за ним Руни, странно взглянув на него. – Это важно? Зачем ей вообще говорить? Ранит вовсе не слово, а мысль. И потом… Когда я ей ответила, ты был задет. Почему?
   Эрл вздохнул.
   – Ты же знаешь сама. Мы сильнее, нам больше открыто. А значит, мы должны понимать и прощать тех, кто смотрит на мир по-другому.
   – Должны… Мы должны… – усмехнулась жена, глядя мимо него. – А они? Почему же они не щадят нас? Посмей кто-то высказать вслух хоть десятую часть из того, что он думает об окружающих, и они сразу заставят его замолчать. А мы… Мы…
   – Нам приходится это терпеть, – улыбнулся Эрл. – Это цена нашей Силы. К тому же не каждый, кого мы встречаем, враг.
   – Как для кого. Тебя любят здесь. Ты Ливтрасир, защищающий жизнь, герой новых легенд. А я – ведьма, нахально занявшая место твоей жены… Я Рысь, волшебница, тварь, овладевшая с помощью чар твоим сердцем… Я очень устала терпеть этот мощный поток непрерывной агрессии…
   Эрл снова обнял жену.
   – Пусть завидуют. Ты моя сказка, моя белоснежная Рысь… Моя хрупкая льдинка…
   Она отстранилась.
   – Не надо. В любой момент могут войти.
   – Ну и что? Ты моя жена, и я люблю тебя, Руни. Люблю… Как в тот день, когда в первый раз встретил…
   – Той Руни давно нет, во мне ничего не осталось от прежней лесянки… Тогда я пришла в замок Орма, не зная законов людской жизни, не понимая себя…
   Но закончить то, что начала говорить, Руни просто уже не смогла, потому что вернулся Горад.
   – Йонн заснул, – сказал он. – Обошлось. Но мне очень не нравятся эти припадки. Они начались почти сразу, как спутали первый прибор…

   Глава 4.

   Возвратившись из залы, Илана открыла шкатулку и вынула лист. В силу давней привычки она собиралась вписать в него то, что услышала, четко простроив события и проработав путь поиска нужного свитка. Однако зеленый песок необычных часов, находившихся в комнате, на треть засыпал кристалл ярко-желтого цвета, лежавший на дне, а листок из шкатулки по-прежнему был белоснежен. Работа не шла ей на ум, мысль Иланы опять возвращалась назад, к встрече с магами.
   – Нет, я не стану писать, это слишком опасно, – решила она, отложив перо. – Девочки или еще кто-то… Горад и Руни считают, а может быть, делают вид, что они верят: свиток похищен для «Службы», но… Хейд не ошибся, когда помянул наших старых знакомых из секты. Для них этот город, привыкший дрожать перед Силой – подарок Святого.

   «Любой, пожелавший возвыситься с помощью чар, попадает во власть повелителя Мрака. Не важно, кому он желает служить: своей прихоти, воле Властителя или Святому. Он – не человек и не смеет жить между людьми. Мы готовы помочь овнам снова вернуться в свое стадо, если они добровольно дадут разорвать аркан Мощи, влекущей их в бездну…»

   Илане не раз попадались такие листовки. Хотя «Служба Магии» в Лонгрофте очень сурово карала тех, кто читал этот горячечный бред, люди их находили повсюду. Достаточно было оставить коня, зайдя в ближний трактир, чтобы там пообедать, как в сумке уже появлялся подобный листок.
   В Агеноре пока не читали посланий от клиров, однако представить, как примут их, было легко. Уже много веков Силу здесь почитали проклятием, Злом, разбивающим семьи, ломающим судьбы людей. Шанс сберечь жизнь ребенка ценой отречения от необычных способностей многим казался желаннее странной учебы в Кругу.
   Ливтрасир… Йонн… Горад… Город принял их помощь в борьбе против «Службы», однако возможность без крови и мук уничтожить опасный исток, привлекающий к ним Мастеров, соблазняла куда больше призрачной власти, даваемой детям искрой Силы.
   – Ливтрасир скоро узнает, какая опасность грозит магам из Агенора, поймет, как им всем повезло, что я рядом… А жаль! – пронеслось в голове у Иланы. – Жаль, что он – Наделенный!
   Последняя мысль отрезвила, прогнав эйфорию, возникшую после их встречи. В душе, словно маленький гадкий червяк, шевельнулось противное чувство сомнения. Те Наделенные, что попадались Илане, смотрели всегда сверху вниз, не желая признать ее равной. Илане хотелось бы верить, что он, Ливтрасир не похож на них, но прежний опыт учил не спешить делать выводы.

   – Я уже знаю, кому предназначен украденный свиток, – сказала Илана, когда они встретились. Она старалась не выдать волнения, мощной волной захлестнувшего душу, едва Ливтрасир подошел к ней. Должно быть, оно объяснялось возможностью вновь поквитаться со старым противником. – «Служба», скорее всего, не при чем, это клиры. Вы слышали что-нибудь о такой секте?
   – Немного, – кивнул Ливтрасир. – Хейд мне говорил, что для них Сила – зло, безразлично, кому она служит.
   – Я раньше не знала о «коконах», но не раз слышала, что Наделенный, попав на сход клиров, теряет свой дар, – продолжала Илана. – «Служба Магии» часто использует «Орден», желая раскрыть преступления, где фигурирует секта.
   – Разумно. Ведь если клиры способны стирать Память, то Наделенный бессилен узнать правду, – тихо сказал Ливтрасир, не сводя взгляд с Иланы.
   – О секте нам лучше пока умолчать, – предложила она, ощутив, как кровь вдруг приливает к щекам. – Ведь они превращают волшебников в самых обычных людей! В Агеноре сочтут это даром Святого. Ведь третий маг, Йонн, пострадавший от «Службы»…
   – Не станет общаться с людьми, для которых любой человек «овен в стаде,готовый снести кару пастыря с должным терпением,» – мягко прервал собеседник Илану, давая понять, что он тоже читал листки. – Ионн не станет служить клирам, он дорожит своей Силой. В Кругу Йонн живет так, как хочет. Его уважают и любят, к тому же…
   – В его руках власть? – усмехнулась Илана, считая, что верно закончила мысль Ливтрасира. – Но клиры способны ее дать любому. Земные дела привлекают их больше, чем можно подумать, услушав жаркую проповедь…
   – Ионн – маг, он вряд ли предаст нас, – спокойно сказал Ливтрасир.
   – Тем не менее, клиры нашли человека, который, испробовав, чем грозит Сила, решил, что куда безопаснее жить без нее. Йонн, Горад или…
   – Нет, не Горад, уж скорее я сам, – перебил Ливтрасир. – Я ведь долго не знал, что я из Наделенных. Без Силы я смог бы и выжить, и жить. А в тех землях, где вырос Горад, Мощь – дар Неба, такой же, как голос, слух, зрение или способность дышать.
   – Хорошо, – согласилась Илана, – оставим Горада. В Гальдоре я слышала, что Руни, эта волшебница… – звать синеглазую ведьму женой Ливтрасира она не желала, он явно заслуживал лучшей подруги!
   – Руни знает, как страшно себя потерять. И она повидала достаточно, чтобы не верить пустым обещаниям клиров, – прервал Ливтрасир.
   Он сказал это просто, но твердо, давая понять, что любая попытка Иланы продолжить беседу о Руни бессмысленна.
   – Ладно, я больше не буду гадать, – согласилась Илана, жалея, что ей не позволили высказать то, что она о ней думала. – Сделаем так: побеседуем с теми, кто был в Зале в день кражи свитка. С детьми и с мужчинами. Я буду спрашивать, а вы – следить, как они реагируют. Вам ведь легко обнаружить ложь или помочь вспомнить все, что забылось? Я слышала, что Наделенный, введя в транс, любого заставит открыть даже то, что не вырвешь физической пыткой. Конечно, ребята владеют зачатками магии, но вы сильнее. Вы сможете их подчинить.
   Илана верила: план идеален. Ее удивило, когда Ливтрасир возразил:
   – Так нельзя.
   – Почему?
   – Если мы это сделаем, то уподобимся «Службе».
   – Неужто? – с издевкой спросила Илана, мгновенно забыв о тех чувствах, которые в ней пробудил собеседник. – Я здесь меньше дня, но уже поняла, что все только и знают, что рыться без спросу в моих мыслях!
   – Вся беда в том, что вы сильная женщина. Внутренне. В вас бурлит жизнь, – с непонятной улыбкой сказал Ливтрасир. – И поэтому каждая мысль превращается в мощный посыл, пробивающий легкий покров повседневной Защиты. Никто не хочет подслушивать, но вас нельзя не услышать.
   Слова и обидели, и, в то же время, польстили.
   – Я лишь выполняю задание. Так, как меня научили, – слегка покраснев от досады, сказала Илана. – Вам нужно знать, кто взял свиток? Прямо ответьте мне: да или нет?
   Ливтрасир отвел взгляд, признавая ее правоту.
   – Нужно. Если вы твердо уверены, что по-другому нельзя, я попробую всех убедить добровольно использовать технику транса.
   – И если кто-то откажется, это и будет признанием, – мягко Илана, стараясь развеять неловкость, возникшую вдруг между ними.
   – Не думаю. Здесь, в Агеноре, другие законы. Когда я впервые попал сюда, то очень долго не мог понять логику тех, кто родился и рос в этом городе. Люди боялись всего, они с детства привыкли искать подвох в самых обычных вещах.
   – Попытайтесь составить подробнейший список отрядов, приехавших в город, – сказала Илана, на время решив сменить тему, – недели за две до того, как Горад нашел «кокон». Все группы приезжих, в которых не меньше семи человек. Взрослых, а не детей. Дело, что привело их сюда, должно быть уже сделано, а предлог, не позволяющий ехать обратно, достаточно прост и разумен.
   – Вам кажется, что человек, взявший свиток, еще не успел передать его?
   – Да. Клиры действуют группами, по одиночке они совершенно бессильны. Взяв свиток, вор должен был сразу же его отнести в город или припрятать. Мне трудно поверить, что вы не спросили охрану, кто вышел из Круга. И если они…
   – Да, вы правы, – кивнул Ливтрасир, – нам сказали: никто. А потом мы закрыли ворота, ведущие в Круг, и поставили стражу у люка из зала Запретного.
   – Люка? – переспросила Илана. – Какого?
   – Который ведет в катакомбы.
   – Я могу осмотреть его?
   – Да.
   – Все приборы, которые вам помогают поддерживать Купол, внизу? – для порядка спросила Илана, хотя уже знала ответ.
   – В катакомбах, – легко подтвердил Ливтрасир. – И мне трудно представить, что кто-то добрался до них. Разобраться в системе проходов, ведущих к приборам, способны я сам, Горад, Ионн, наделенные дети…
   – А Руни?
   – Нет, Руни туда не спускается, как и обычные люди.
   Он ей не сказал, почему, а Илана его не спросила. Когда Ливтрасир пожелал сам ее проводить в зал Запретного, ей стало очень приятно.
   – Я рада, что именно вы мне покажете люк! – словно бы намекая на что-то, сказала Илана.
   Такие невинные фразы не раз выручали ее, помогая внушить собеседнику, что для нее он особый, совсем не такой, как другие мужчины. Но сердце мучительно дрогнуло, когда Илана услышала краткий ответил:
   – И я тоже.
   Илана уже не могла не признать, что, хотя Ливтрасир – Наделенный, он очень волнует ее. Она могла скрыть влечение, вдруг захлестнувшее сердце, пока они шли по дворцу, но совсем не хотела. Подросток пугается вспышки нечаянной страсти, мужчине она льстит сильнее любых комплиментов. Ее прошлый опыт учил, что иначе не может и быть.
Чтение онлайн



1 2 [3] 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация