А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Только любовь" (страница 10)

   Глава 12.

   Жуткий взрыв! Взрыв чудовищной нечеловеческой боли встряхнул ее, разбив в осколки прохладный мрак ночи. На миг показалось, что страшный ударизнутри просто выжег мозг, лишил ее и рассудка, и чувств, и простейших физических навыков. Тело еще неподвижно сидело в кресле, а она сама, воспарив вверх, пока не могла осознать, что случилось, что вызвало этот внезапный уход. Хорошо еще, что удалось задержаться, не вылететь в ночь за пределы дворца, а остаться в своей спальне.
   – Стоп! Возвращайся назад. Осторожно! Теперь…
   Руни давно научились усилием воли сливать тело с духом, однако сегодня все было не так, как всегда. На миг ей показалось, что лопнула некая нить, и она никогда не вернется, не сможет войти в оболочку. Противная дрожь, охватившая тело в момент возвращения, не проходила. Однако она смогла подчинить его и…
   Руни села, бессмысленно глядя в пространство. Она понимала: случилась беда. Где? С кем? Чувство было такое, как будто ударили в голову и в грудь. Так сильно, что она уже не могла вздохнуть, пошевелиться, подняться.
   – Эрл?
   Призыв ушел в пустоту, а потом… Он завяз, погрузился во что-то, похожее на липкий пух… Или ком паутины, опутавшей и задушившей мучительный зов. Потом мощной волной накатил страх, мешая дышать.
   – Стоп! Я в комнате. Это мое кресло. Это стол. На нем шкатулка… Стаканы для бусин… Ковер… Я плела гальдрамюнд, но гранаты никак не хотели занять свое место в узоре. Потом… Потом я отключилась и… Нет, без догадок! Нельзя! И так: стол, кресло, шкатулка, ковер…
   Руни знала, что этот банальный прием «повседневных зацепок» сработает. Он ей поможет быть здесь и сейчас, не позволит уйти за Предел. В этом ее спасение, так как магический Поиск не даст ничего, сможет лишь навредить.
   «Паутина», в которой она оказалась, попробовав выслать Зов, была опасна для магов. Руни впервые столкнулась с ней, хотя в теории знала об этом явлении не меньше, чем остальные волшебники Круга. Горад уже почти год из урока в урок объяснял детям странный феномен, описанный в свитках.
   – Считается, что «паутина» разумна, но я сомневаюсь. Она, скорее всего, некий энергетический хищник, который охотится за нашей Силой, как и Мастера. Попав в «паутину», не нужно пытаться ее побороть. Нужно просто вернуться. Спасение – в жизни обычного тела.
   Последней «зацепкой», вернувший к реальности, стал незаконченный знак.
   – Эрл…
   Руни уже понимала, что с мужем случилась беда. Неудачная нитка гранатов была сообщением, первым посланием Силы, пророчеством. Руни его пропустила, считая, что справится с мелкой проблемой, сумеет исправить и выровнять этот магический сбой. А теперь вдруг распалась незримая связь, что была между ними всегда, несмотря на размолвки и боль. Все их страхи, догадки, сомнения были не в силах порвать незримую нить, заставлявшую вновь возвращаться друг к другу. Всегда. Не смотря ни на что.
   Было трудно подняться. Одеться намного сложнее. Ткань несколько раз выпадала из странно-негнущихся пальцев, шнуровка казалась неодолимым препятствием. (Гальдрамюнд делают в одной рубашке, сняв украшения и распустив косы, чтобы энергия тела могла беспрепятственно влиться в волшебные знаки.) И, только выйдя из комнаты, Руни ощутила, как понемногу приходит в себя.
   Нужно было узнать, что случилось. Прямой канал перекрыт, Руни больше не чувствует мужа. Слать Зов в «паутину» опасно. Ей нужен совет. Полагаться на Ионна бессмысленно, он сам нуждается в помощи. Значит, Горад. Их теперь во дворце только двое, волшебников, знающих, как управлять Силой. Нужно решить, что сейчас предпринять, где искать Эрла, как успокоить людей…

   Горад тоже не спал, но он был удивлен, когда Руни вошла к нему. Если бы Руни чуть меньше была занята мыслями о нежданной беде, то ее удивила бы его реакция.
   Горад смутился, когда она прошла в комнату. Может, ему стало как-то неловко за беспорядок на столике, где вперемешку валялись старинные свитки, куски хрусталя и растворы в цветных пузырьках? (Нарушение правила по безопасной работе.)
   Или Горад опасался, что беглый взгляд Руни заметит не только рубашки в углу, но и несколько мелких вещиц, позабытых случайными гостьями в комнате мага, которые он регулярно выбрасывал, так как они набирались с пугающей скоростью.
   Но Руни мало заботила личная жизнь друга. Первая фраза, с которой она обратилась к Гораду, сказала: тревога, возникшая у него после отъезда отряда, была не напрасна. Бессознательно он уже ждал этих слов:
   – Горад, с Эрлом что-то случилось.
   – Откуда ты знаешь?
   – Я чувствую.
   – Ты слала Зов?
   – Бесполезно, он тухнет. Вокруг «паутина».
   – Ты не ошибаешься? Может, испробовать шар?
   Нервный вздох сказал ясно: она сомневается, что это сможет помочь. Очень скоро Горад убедился, что Руни права. Хрусталь не показал ни Иланы, ни Эрла. Они обнаружили воинов, ехавших с ним, у каких-то камней. Люди были возбуждены и напуганы. Вскоре оба заметили Фрейра. Без всадника. Лошадь Иланы была рядом. Тоже без всадницы. Воины что-то твердили друг другу, кивая на камни, но их голоса пропадали.
   – О чем они говорят?
   – Я не знаю. Эффект «паутины», он глушит звук, – тихо ответил Горад. – Эрл с Иланой хотели найти клиров и задержать, но, похоже, не справились.
   – Эрл вызывал фетч. Зачем?
   – Может быть, хотел точно узнать, где противник?
   – Не знаю. Горад, эта женщина… Может предать?
   Вопрос был откровенно нелеп, но Горад понимал чувства Руни. Он тоже не верил Илане. Ее необычный напор, сумасшедшая жажда внушить Ливтрасиру, что она лучшая, и неоправданный риск раздражали…
   Горад хорошо ощущал, чего хочет Илана, и не понимал отношения Эрла, который ее поощрял. Лично он выслал бы «роковую красотку» назад, в Лонгрофт, в первый же день. Но поверить, что кто-то из «Ордена Правды» способен завлечь в ловушку заказчика…
   – Нет, я не думаю, – быстро ответил он. – Но эта женщина может легко допустить промах, не рассчитать, ошибиться. Илана еще молода, любит покрасоваться, идет на сознательный риск, чтобы… С возрастом, это пройдет.
   – Нужно срочно послать людей, выяснить все до конца.
   – Я схожу к Лунду. Возьмем его воинов и разберемся, что там вышло.
   Руни согласно кивнула.
   – Да. Будь осторожен.
   – Конечно.
   Горад понимал, что спокойствие Руни – лишь маска. Ей плохо. Недавно их, Наделенных, в Кругу было четверо, а теперь Руни одна. Она очень боится за мужа. Ей страшно остаться одной. Неизвестно, как все обернется. Ионн болен, он почти безумен. Судьба Эрла им неизвестна. И он, Горад, тоже уходит, и Руни не хочет его удержать.
   Горад знал: если он не пойдет, то она сама двинется в степь, позабыв о ребенке, который еще спит, о группе подростков, поверивших им, и о том, что без магов Круг больше не сможет себя защищать.
   – Продолжай смотреть в шар. Проследи наш путь, раз шар не может тебе показать, где сейчас Эрл. По крайней мере, ты сможешь узнать все, что будем знать мы. Если связь вдруг прервется…
   – Я знаю, что я не должна покидать дворец, – просто ответила Руни. – И что мне придется собрать детей и вместе с ними поднять Купол, чтобы закрыть доступ в город. И вход в подземелья… Я справлюсь.
   – Но ведь в катакомбах тебе плохо? Разве ты сможешь спуститься к приборам с ребятами?
   – Да. Я сумею поставить Защиту, прикрыть их от Страха. Ребята умеют работать с приборами, и они смогут поднять Купол. Если нам будет совсем плохо, я вступлю в «бой» с чужой Силой, расчищу проход голубым огнем. Справимся.

   Шар очень четко показывал ей, как Горад, Лунд и воины, прибыв на место завала, о чем-то говорили с людьми. Потом Горад осматривал камни. Ощупывал их, сняв перчатки, пытался почувствовать что-то, пока недоступное глазу. Закончив, Горад подозвал человека, который был с Эрлом, и что-то ему приказал.
   Хотя Руни не слушала слов, она все поняла. Горад послал его к ней, чтобы тот рассказал обо всем. А когда всадник тронулся в путь, Горад встал лицом в сторону города и начал жестами пояснять, что случилось.
   – Оба внизу, в подземелье. Засыпало выход. Есть сеть коридоров, ведущих отсюда туда, в город. Может быть, и в катакомбы, к приборам. И к люку, – смогла уловить Руни. – Нужно надеяться. Ждать.

   Глава 13.

   Потушив второй факел, Илана решила пойти вглубь. Она понимала, что вряд ли сумеет найти выход из лабиринта проходов. Опасная сеть коридоров могла завести хоть куда. Но сидеть и ждать было бессмысленно. Скоро захочется пить, потом есть. Если ждать неизвестно чего, можно просто замерзнуть. Движение – все-таки шанс. Она может согреться, найти воду и, если ей повезет, выбраться на поверхность.
   На полу было много обломков камней. Вероятно, взрыв сферы, который вызвал обвал, прокатился по дальним проходам, обрушив куски сталактитов. Немного подумав, Илана решила расставить их в определенном порядке, надеясь, что это поможет понять, где она побывала. Зачем двадцать раз обходить одно место, гадая, прошла она здесь или нет? Утешало и то, что опасности, подстерегавшие в этих пещерах, казались вполне предсказуемы.
   – Они ничуть не страшнее обычных дорог…
   Илана никак не могла вспомнить, кто говорил это. Может быть, и Ливтрасир. Маг был в тех же пещерах. Они могли встретиться. Или легко разминуться, пройдя почти рядом. Илана не знала, какой вариант предпочтительней.
   Темноволосый мужчина, с которым она целовалась, ей нравился. Он волновал чувства и вызывал интерес. Путешествие в мрачных проходах с таким провожатым казалось приятнее, чем в одиночестве. Но человек, оказавшись в ловушке глухих переходов, не мог ей помочь.
   Спасти мог только маг, обладающий Силой, способный в один миг открыть перт, ведущий наверх или найти дорогу к закрытому люку. Маг мог защитить от кошмара, хранящего выход. Однако волшебник, который сражался в сверкающей сфере, мог быть лишь врагом. Он читал мысли, он понимал, что Илана специально дала секте клиров возможность над ним провести свой обряд. Заманила. Потом предала. Значит, маг будет мстить. Или просто ее игнорировать. Маг ее бросит в глухом лабиринте. Одну.
   Есть еще вариант? Есть. Куда хуже двух предыдущих. Допустим, обряд клиров дал результат. Ливтрасир лишен Силы, и знает, кому он обязан такой переменой судьбы. Озлобленный человек, потерявший надежду спастись. И она – та, кого он обвиняет в случившемся. Что он с ней сделает, если они повстречаются?
   От этой мысли Илана поежилась. Она владеет мечом и умеет бороться. Будь с ней в подземелье Горад, этот светский красавчик в перчатках, она бы ему показала, кто здесь главный. И с другим, с Ионном, было бы просто управиться, хоть этот псих и крупнее Иланы. Ионна легко подчинить. Переспать с ним, и Ионн будет делать все, что она скажет, забыв, с чего все начиналось.
   А вот с Ливтрасиром ни тот, ни другой вариант не пройдет. Он сильнее нее и, по слухам, умеет сражаться без магии. Если он мимоходом свернет ее хрупкую шейку, когда они встретятся, его никто не осудит. Она, на его месте, так бы и сделала. Враг должен быть убит прежде, чем он причинит вред.

   От мыслей и долгих блужданий Илана уже начала уставать. Первый факел давно догорел, а второй еле теплился. Она два раза едва не упала в глубокую щель, пересекшую путь. Шум, похожий на плеск воды, придавал сил, заставляя Илану идти на звук.
   Эта пещера была куда больше других, попадавшихся ей на пути. Факел с тихим шипеньем погас, но Илана могла различить в темноте стены. Их покрывал не то странный лишайник, не то мох, который лучился загадочным белым сиянием. А еще там были слизни, похожие на светляков. Света было немного, но он позволял различать, где холодные стены, а где черный сумрак журчащей воды.
   Вода падала сверху, и быстро неслась в лабиринт переходов. Ее шум позволил Илане добраться до нужного места. Упав на колени, она очень долго пила, не подумав о том, что вода может быть ядовитой. Потом, утолив жажду, Илана вспомнила про небольшую дорожную фляжку на поясе. Раньше Илана в нее наливала вино, чтобы было, чем греться в дороге.
   – Можно будет набрать воды, если я захочу изменить путь, – решила она. – Мало, но лучше, чем ничего.
   Отыскав эту реку, Илана хотела идти вдоль русла. (Подземные воды обычно выходят наверх.) А потом пришла мысль искупаться. Сняв пояс, Илана хотела стянуть сапоги, когда вдруг поняла, что в пещере она не одна.
   – В темноте можно видеть не хуже, чем днем, – сказал кто-то, заставив ее обернуться.
   Два глаза, горящих в ночной темноте, поразили, заставив схватиться за меч. Глаза человека не могут светиться таким голубым огнем. У человека не может быть узких кошачьих зрачков.
   – Я не думал, что ты боишься того, что выходит за рамки привычного. Словно ребенок, придумавший кучу страшилок и сразу поверивший в них. Все куда проще.
   – Что – проще? – громко спросила Илана, сжимая меч.
   Жест не смутил обладателя узких зрачков. Он ему не придал никакого значения.
   – Все. Сама жизнь.
   Лишь теперь, когда он в третий раз обратился к Илане, она поняла, кто ее собеседник.
   – Не думала, что мы столкнемся так быстро, – сказала она Ливтрасиру. – При свете ты больше похож на нормальных людей.
   – Может быть.
   – Ты меня ненавидишь?
   Вопрос прозвучал вызывающе.
   – Сейчас не важно, что мы с тобой чувствуем. Мы оказались здесь, нам нужно выбраться. Поодиночке у нас ничего не получится, вместе мы сможем добраться до люка, – спокойно ответил волшебник.
   – А ты не боишься, что я опять что-нибудь сделаю?
   – Нет, не боюсь. Без меня ты не выйдешь отсюда. Заблудишься. Или сойдешь с ума.
   – Вот так забота! – с насмешкой сказала Илана, стараясь сарказмом прикрыть неуверенность. Странное существо, чьи кошачьи глаза отливали во тьме бирюзой, не внушало доверия.

   Год назад, в столице, на тайном суде, обвиняя супругу Властителя, Илана знала, чем это грозит, но ее не пугала месть Вейд. Объявив, что в жилах Вейд течет кровь звероящеров и предъявив документ, подтверждающий эту догадку, Илана считала, что сделала верный ход. Она гордилась тем, как изощренно сумела сыграть на людских суевериях.
   В самом начале, изучая признания и дневники современников Берольда, пра-пра… (сколько там еще пра?) деда Вейд, больше двухсот лет назад наводившего страх на придворных, Илана хохотала от чистого сердца. Берольд, «Звероящер Властителя», явно любил пошутить. Ему нравилось дразнить людей, раздувая нелепые слухи.

   Читая старинные свитки, Илана не раз убеждалась в богатой фантазии авторов.
   1) Белые Рыси Гальдора сжигают своим взглядом все, что подвернется им под руку, и превращаются в диких зверей.
   2) Жуткие звероящеры-херписы на территории Гокстеда прячутся в скалах и регулярно охотятся на человеческих женщин, желая потешить свою похоть и продлить жизнь.
   3) Народ Синеглазых, загадочных воинов-магов из Ливггарда, жертвует жизнью, желая сберечь потаенные знания, и топит собственный город.
   Легенды казались Илане комичными и примитивными. Их сочиняли, стремясь запугать простаков.
   Есть волшебники, Сила которых нужна «Службе Магии». Есть колдуны, не способные сами вносить изменения в жизнь, но сумевшие вызвать и подчинить себе разную погань, чтобы она исполняла их прихоти. Вейд, супруга Власттеля, явно была из последних, а магов из Круга Илана при встрече зачислила в первую группу. Теперь она поняла, что ошиблась.
   Подобные мысли на протяжении долгих веков посещали других женщин, всегда превращаясь в открытие и вызывая страх.

   – Это расчет. Мне нужна твоя помощь, – спокойно сказал Ливтрасир.
   – Зачем?
   – Мне трудно двигаться. Набери полную фляжку воды, а потом подойди ко мне.
   Илана не стала спорить и сделала все, о чем ее просил Ливтрасир. Пробираясь туда, где блестели кошачьи глаза, она думала, как неприятно зависеть от чужой воли. Ливтрасир видит во тьме, а она нет. Илана теперь в его власти.
   – Ты думаешь, что, подавляя других, можно чувствовать радость? – спросил Ливтрасир, забрав флягу.
   – Сильный всегда в безопасности. Сильный свободен. Он делает все, что захочет, – сказала Илана. – Закон жизни.
   Она говорила спокойно и чуть иронично, стараясь рассеивать мысли. Маг должен понять, что Илана ничуть не слабее. Они равны.
   – Страшный закон. Каково ощущать себя жертвой? – помедлив, спросил Ливтрасир, сделав несколько крупных глотков.
   – Я не жертва, я хищница. Я беру то, что хочу, не считаясь ни с чем. Я всегда впереди, – равнодушно сказала Илана, почувствовав, как холодеют ладони.
   – Кому ты лжешь? Мне? Или себе? – вдруг спросил Ливтрасир. – Ты боишься. Ты думаешь, каждый стремится тебя обойти и унизить. Ты мстишь, нанося удар первой.
   – Меня невозможно унизить. Я сильная.
   – Вот и прекрасно, – спокойно ответил волшебник, а Илана вздрогнула.
   Чуткое ухо мгновенно опознало характерный, почти неслышимый скрежет металла о ножны, сказавший ей, что Ливтрасир вынимает кинжал.
   – Возьми край моего плаща и натяни. Я отрежу полоску, – сказал он ей. – И не волнуйся за пальцы. Я вижу, что делаю.
   – Трудно поверить!
   Однако она подчинилась. Потом Ливтрасир что-то делал с водою из фляги. Едва она опустела, маг попросил снова наполнить ее. По отдельным движениям тела и звукам Илана смогла уловить, что он ранен. Кажется, в голову. Будь у них факел, Илана смогла бы узнать, как серьезно. Закончив возиться с повязкой, Ливтрасир затих.
   – Что нам делать? – поняв, что маг будет молчать, осторожно спросила она.
   – Спать.
   – Терять драгоценное время?
   – Потом мы его наверстаем, – раздался спокойный ответ.
   – Не хочу спать, – вспылила Илана, почувствовав злость, придающую силы. Она становилась собой.
   – Если хочешь, иди, искупайся, – зевнув, посоветовал маг.
   В словах ей померещился скрытый подтекст, пробудивший крамольные мысли.
   – А что, в темноте можно видеть не хуже, чем днем? – усмехнувшись, спросила Илана, вставая.
   – Вполне. Если нужно.

   Илана не раз убеждалась на собственном опыте: страсть – это мощный рычаг, позволяющий быстро достичь нужной цели. Мужчины тупеют, почувствовав похоть. Попытка сыграть на инстинкте ничем не грозит. Разве что небольшою разминкой на снятом плаще, а потом человек в твоей власти.
   Раздевшись, Илана старательно делала вид, что боится войти в воду. Потом она долго купалась. Однако надежда на то, что за ней наблюдают, пропала достаточно скоро. Сияние мха… Светляки… Непонятные, еле заметные блики в воде… Но Илана напрасно искала во тьме голубой блеск загадочных глаз с узкой щелью звериных зрачков.
   Искупавшись, она еще долго сидела на камне, хотя было холодно.
   – Проще обсохнуть самой, чем потом ходить в мокрой одежде, – хотела ответить Илана, если бы Ливтрасир спросил, в честь чего такой дивный стриптиз. Но, похоже, он спал и не видел ее ухищрений.
   Поняв, что мерзнуть дальше бессмысленно, Илана оделась, закуталась в плащ и легла. Пол был твердым, и спать не хотелось, однако она понимала, что нужно набраться сил.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация