А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Три Закона роботехники" (страница 8)

   – Грег, это он увольняет нас на пенсию! – завопил Донован. – Сделай что-нибудь! Это же унизительно!
   – Слушай, Кьюти, мы не можем согласиться. Мы здесь хозяева. Станция создана людьми – такими же, как я, людьми, которые живут на Земле и других планетах. Это всего-навсего станция для передачи энергии, а ты – всего только… О господи!
   Кьюти серьезно покачал головой:
   – Это уже становится навязчивой идеей. Почему вы так настаиваете на совершенно ложном представлении о жизни? Даже если принять во внимание, что мыслительные способности нероботов ограничены, то все-таки…
   Он замолчал и задумался. Донован произнес яростным шепотом:
   – Если бы только у тебя была человеческая физиономия, с каким удовольствием я бы ее изуродовал!
   Пауэлл дернул себя за ус и прищурил глаза:
   – Послушай, Кьюти, раз ты не признаешь, что есть Земля, как, ты объяснишь то, что видишь в телескоп?
   – Извините, не понимаю.
   Человек с Земли улыбнулся.
   – Ну вот, ты и попался. С тех пор как мы тебя собрали, ты не раз делал наблюдения в телескоп. Ты заметил, что некоторые из этих светящихся точек становятся видны при этом как диски?
   – Ах вот что! Ну конечно! Это простое увеличение – для более точного наведения луча.
   – А почему тогда не увеличиваются звезды?
   – Остальные точки? Очень просто. Мы не посылаем туда никаких лучей, так что их незачем увеличивать. Послушайте, Пауэлл, даже вы должны были бы это сообразить.
   Пауэлл мрачно уставился в потолок.
   – Но в телескоп видно больше звезд. Откуда они берутся? Юпитер тебя возьми, откуда?
   Кьюти это надоело.
   – Знаете, Пауэлл, неужели я должен зря тратить время, пытаясь найти физическое истолкование всем оптическим иллюзиям, которые создают наши приборы? С каких пор свидетельства наших органов чувств могут идти в сравнение с ярким светом строгой логики?
   – Послушай, – внезапно вскричал Донован, вывернувшись из-под дружеской, но тяжелой руки Кьюти, – давай смотреть в корень. Зачем вообще лучи? Мы даем этому хорошее, логичное объяснение. Ты можешь дать лучшее?
   – Лучи испускаются Господином, – последовал жесткий ответ, – по его воле. Есть вещи, – он благоговейно поднял глаза к потолку, – в которые нам не дано проникнуть. Здесь я стремлюсь лишь служить, а не вопрошать.
   Пауэлл медленно сел и закрыл лицо дрожащими руками.
   – Уйди, Кьюти! Уйди и дай мне подумать.
   – Я пришлю вам пищу, – ответил Кьюти добродушно.
   Услышав в ответ стон отчаяния, он удалился.
   – Грег, – хрипло зашептал Донован, – тут нужно что-нибудь придумать. Мы должны застать его врасплох и устроить короткое замыкание. Немного азотной кислоты в сустав…
   – Не будь ослом, Майк. Неужели ты думаешь, что он подпустит нас к себе с азотной кислотой в руках? Слушай, мы должны поговорить с ним. Не больше чем за сорок, восемь часов мы должны убедить его пустить нас в рубку, иначе наше дело плохо.
   Он качался взад и вперед в бессильной ярости.
   – Приходится убеждать робота! Это же…
   – Унизительно, – закончил Донован.
   – Хуже!
   – Послушай! – Донован неожиданно засмеялся. – А зачем убеждать? Давай покажем ему! Давай построим еще одного робота у него на глазах! Что он тогда скажет?
   Лицо Пауэлла медленно расплылось в улыбке. Донован продолжал:
   – Представь себе, как глупо он будет выглядеть!
   Конечно, роботы производятся на Земле. Но перевозить их гораздо проще по частям, которые собирают на месте.
   Между прочим, это исключает возможность того, что какой-нибудь робот, собранный и налаженный, вырвется и начнет гулять на свободе. Это поставило бы фирму “Ю.С.Роботс” лицом к лицу с суровыми законами, запрещающими применение роботов на Земле.
   Поэтому на долю таких людей, как Пауэлл и Донован, выпадала и сборка роботов – задача тяжелая и сложная.
   Никогда еще Пауэлл и Донован так не ощущали всей ее трудности, как в тот день, когда они начали создавать робота под бдительным надзором КТ-1, пророка Господина.
   Собираемый простой робот модели МС лежал на столе почти готовый. После трехчасовой работы оставалось смонтировать только голову. Пауэлл остановился, чтобы смахнуть пот со лба, и неуверенно взглянул на Кьюти.
   То что он увидел, не могло его ободрить. Вот уже три часа Кьюти сидел молча и неподвижно. Его лицо, всегда невыразительное, было на этот раз абсолютно непроницаемым.
   – Давай мозг, Майк! – буркнул Пауэлл.
   Донован распечатал герметический контейнер и вынул из заполнявшего его масла еще один, поменьше. Открыв и его, он достал покоившийся в губчатой резине небольшой шар.
   Донован держал его очень осторожно, – это был самый сложный механизм, когда-либо созданный человеком. Под тонкой платиновой оболочкой шара находился позитронный мозг, в хрупкой структуре которого были заложены точно рассчитанные нейтронные связи, заменявшие каждому роботу наследственную информацию.
   Мозг пришелся точно по форме черепной полости лежавшего на столе робота. Его прикрыла пластина из голубого металла. Пластину накрепко приварили маленьким атомным пламенем. Потом были аккуратно подключены и прочно ввернуты в свои гнезда фотоэлектрические глаза, поверх которых легли тонкие прозрачные листы пластика, по прочности не уступавшего стали.
   Теперь оставалось только вдохнуть в робота жизнь мощным высоковольтным разрядом. Пауэлл протянул руку к рубильнику.
   – Теперь смотри, Кьюти. Смотри внимательно.
   Он включил рубильник. Послышалось потрескивание и гудение. Люди беспокойно склонились над своим творением.
   Сначала конечности робота слегка дернулись. Потом его голова поднялась, он приподнялся на локтях, неуклюже слез со стола. Движения робота были не совсем уверенными, и вместо членораздельной речи он дважды издал какое-то жалкое скрежетание.
   Наконец он заговорил, колеблись и неуверенно:
   – Я хотел бы начать работать. Куда мне идти?
   Донован шагнул к двери.
   – Вниз по этой лестнице. Тебе скажут, что делать.
   Робот МС ушел, и люди с Земли остались наедине со все еще неподвижным Кьюти.
   – Ну, – ухмыльнулся Пауэлл, – теперь-то ты веришь, что мы тебя создали?
   Ответ Кьюти был кратким и решительным.
   – Нет!
   Усмешка Пауэлла застыла и медленно сползла с его лица. У Донована отвисла челюсть.
   – Видите ли, – продолжал Кьюти спокойно, – вы просто сложили вместе уже готовые части. Вам это удалось очень хорошо – это инстинкт, я полагаю, но вы не создали робота. Части были созданы Господином.
   – Послушай, – прохрипел Донован, – эти части были изготовлены на Земле и присланы сюда.
   – Ну, ну, – примирительно сказал робот, – не будем спорить.
   – Нет, в самом деле, – Донован шагнул вперед и вцепился в металлическую руку робота, – если бы ты прочел книги, которые хранятся в библиотеке, они бы все тебе объяснили, не оставив ни малейшего сомнения.
   – Книги? Я прочел их все! Это очень хорошо придумано.
   В разговор неожиданно вмешался Пауэлл:
   – Если ты читал их, то что еще говорить? Нельзя же спорить с ними! Просто нельзя!
   В голосе Кьюти прозвучала жалость:
   – Но, Пауэлл, я совершенно не считаю их серьезным источником информации. Ведь они тоже были созданы Господином и предназначены для вас, а не для меня.
   – Откуда ты это взял? – поинтересовался Пауэлл.
   – Я, как мыслящее существо, способен вывести истину из априорных положений. Вам же, существам, наделенным разумом, но не способным рассуждать, нужно, чтобы кто-то объяснил ваше существование. Это и сделал Господин. То, что он снабдил вас этими смехотворными идеями о далеких мирах и людях, без сомнения, к лучшему. Вероятно, ваш мозг слишком примитивен для восприятия абсолютной истины. Однако раз Господину угодно, чтобы вы верили вашим книгам, я больше не буду с вами спорить.
   Уходя, он обернулся и мягко добавил:
   – Вы не огорчайтесь. В мире, созданном Господином, есть место для всех. Для вас, бедных людей, тоже есть место. И хотя оно скромно, но если вы будете вести себя хорошо, то будете вознаграждены.
   Он вышел с благостным видом, подобающим пророку Господина. Двое людей старались не смотреть друг другу в глаза.
   Наконец Пауэлл с усилением проговорил:
   – Давай ляжем спать, Майк. Я сдаюсь.
   Донован тихо сказал:
   – Послушай, Грег, а тебе не кажется, что он прав насчет всего этого? Он так уверен, что я…
   Пауэлл обрушился на него:
   – Не дури! Ты убедишься, существует Земля или нет, когда на той неделе прибудет смена и нам придется вернуться, чтобы держать ответ.
   – Тогда, клянусь Юпитером, мы должны что-нибудь сделать! – Донован чуть не плакал. – Он не верит ни нам, ни книгам, ни собственным глазам!
   – Не верит, – грустно согласился Пауэлл. – Это же рассуждающий робот, черт возьми! Он верит только в логику, и в этом-то все дело…
   – В чем?
   – Строго логическим рассуждением можно доказать все что угодно, – смотря какие принять исходные постулаты. У нас они свои, а у Кьюти – свои.
   – Тогда давай поскорее доберемся до его постулатов. Завтра нагрянет буря.
   Пауэлл устало вздохнул:
   – Этого-то мы и не можем сделать. Постулаты всегда основаны на допущении и закреплены верой. Ничто во вселенной не может поколебать их. Я ложусь спать.
   – Черт возьми! Не могу я спать!
   – Я тоже. Но я все-таки попробую – из принципа.
   Двенадцать часов спустя сон все еще оставался для них делом принципа, к сожалению, неосуществимого на практике.
   Буря началась раньше, чем они ожидали. Донован, обычно румяное лицо которого стало мертвенно-бледным, поднял дрожащий палец. Заросший густой щетиной Пауэлл облизнул пересохшие губы, выглянул в окно и в отчаянии ухватился за ус.
   При других обстоятельствах это было бы великолепное зрелище. Поток электронов высокой энергии пересекался с несущим энергию лучом, направленным к Земле, и вспыхивал мельчайшими искорками яркого света. В терявшемся вдали луче как будто плясали сверкающие пылинки.
   Луч казался устойчивым. Но оба знали, что этому впечатлению нельзя доверять.
   Отклонения на стотысячную долю угловой секунды, невидимого для невооруженного глаза, было достаточно, чтобы расфокусировать луч – превратить сотни квадратных километров земной поверхности в пылающие развалины.
   А в рубке хозяйничал робот, которого не интересовали ни луч, ни фокус, ни Земля – ничто, кроме его Господина.
   Шли часы. Люди с Земли молча, как загипнотизированные, смотрели в окно. Потом метавшиеся в луче искры потускнели и исчезли. Буря прошла.
   – Все! – уныло произнес Пауэлл.
   Донован погрузился в беспокойную дремоту. Усталый взгляд Пауэлла с завистью остановился на нем. Несколько раз вспыхнула сигнальная лампочка, но Пауэлл не обратил на нее внимания. Все это было уже не важно. Все! Может быть, Кьюти прав – может быть, и в самом деле они с Донованом – низшие существа с искусственной памятью, которые исчерпали смысл своей жизни…
   Если бы это было так!
   Перед ним появился Кьюти.
   – Вы не отвечали на сигналы, так что я решил зайти, – тихо объяснил он. – Вы плохо выглядите – боюсь, что срок вашего существования подходит к концу. Но все-таки, может быть, вы захотите взглянуть на записи приборов за сегодняшний день?
   Пауэлл смутно почувствовал, что это – проявление дружелюбия со стороны робота. Может быть, Кьюти испытывал какие-то угрызения совести, насильно устранив людей от управления станцией. Он взял протянутые ему записи и уставился на них невидящими глазами.
   Кьюти, казалось, был доволен.
   – Конечно, это большая честь – служить Господину. Но вы не огорчайтесь, что я сменил вас.
   Пауэлл, что-то бормоча, механически переводил глаза с одного листка бумаги на другой. Вдруг его затуманенный взгляд остановился на тонкой, дрожащей красной линии, тянувшейся поперек одного из графиков.
   Он глядел и глядел на эту кривую. Потом, судорожно сжав в руках график и не отрывая от него глаз, он вскочил на ноги. Остальные листки полетели на пол.
   – Майк! Майк! – Он тряс Донована за плечо. – Он удержал луч!
   Донован очнулся.
   – Что? Где?
   Потом и он, выпучив глаза, уставился на график.
   – В чем дело? – вмешался Кьюти.
   – Ты удержал луч в фокусе, – заикаясь, сказал Пауэлл. Ты это знаешь?
   – В фокусе? А что это такое?
   – Луч был направлен все время точно на приемную станцию, с точностью до одной десятитысячной миллисекунды!
   – На какую приемную станцию?
   – На Земле! Приемную станцию на Земле, – ликовал Пауэлл. – Ты удержал его в фокусе!
   Кьюти раздраженно отвернулся.
   – С вами нельзя обращаться по-хорошему. Снова те же бредни! Я просто удержал все стрелки в положении равновесия – такова была воля Господина.
   Собрав разбросанные бумаги, он сердито вышел. Как только за ним закрылась дверь, Донован произнес:
   – Вот это да! – Он повернулся к Пауэллу: – Что же нам теперь делать?
   Пауэлл почувствовал одновременно усталость и душевный подъем.
   – А ничего. Он доказал, что может блестяще управлять станцией. Я еще не видел, чтобы электронная буря так хорошо обошлась.
   – Но ведь ничего не решено. Ты слышал, что он сказал о Господине? Мы же не можем…
   – Послушай, Майк! Он выполняет волю Господина, которую он читает на циферблатах и в графиках. Но ведь и мы делаем то же самое! В конце концов это объясняет и его отказ слушаться нас. Послушание – Второй Закон. Первый же – беречь людей от беды. Как он мог спасти людей, сознательно или бессознательно? Конечно, удерживая луч в фокусе! Он знает, что способен сделать это лучше, чем мы; недаром он настаивает на том, что является высшим существом. И, выходит, что он не должен подпускать нас к рубке. Это неизбежно следует из Законов Роботехники.
   – Конечно, но дело-то не в этом. Нельзя же, чтобы он продолжал нести эту чепуху про Господина.
   – А почему бы и нет?
   – Потому что это неслыханно! Как можно доверить ему станцию, если он не верит в существование Земли?
   – Он справляется с работой?
   – Да, но…
   – Так пусть себе верит во что ему вздумается!
   Пауэлл, слабо улыбнувшись, развел руками и упал на постель. Он уже спал.
   Влезая в легкий скафандр, Пауэлл говорил:
   – Все будет очень просто. Можно привозить сюда КТ-1 по одному, оборудовать их автоматическими выключателями, которые срабатывали бы через неделю. За это время они усвоят… гм… культ Господина прямо от его пророка. Потом их можно перевозить на другие станции и снова оживлять. На каждой станции достаточно двух КТ…
   Донован приоткрыл гермошлем и огрызнулся:
   – Кончай, и пошли отсюда. Смена ждет. И потом, я не успокоюсь, пока в самом деле те увижу Землю и не почувствую ее под ногами, чтобы убедиться, что она действительно существует.
   Он еще говорил, когда отворилась дверь. Донован, выругавшись, захлопнул окошко гермошлема и мрачно отвернулся от вошедшего Кьюти.
   Робот тихо приблизился к ним. Его голос звучал грустно:
   – Вы уходите?
   Пауэлл коротко кивнул:
   – На наше место придут другие,
   Кьюти вздохнул. Этот вздох был похож на гул ветра в натянутых тесными рядами проводах.
   – Ваша служба окончена, и вам пришло время исчезнуть. Я ожидал этого, но все-таки… Впрочем, да исполнится воля Господина!
   Этот смиренный тон задел Пауэлла.
   – Не спеши с соболезнованиями, Кьюти. Нас ждет Земля, а не конец.
   Кьюти снова вздохнул:
   – Для вас лучше думать именно так. Теперь я вижу всю мудрость вашего заблуждения. Я не стал бы пытаться поколебать вашу веру, даже если бы мог.
   Он вышел – воплощение сочувствия.
   Пауэлл что-то проворчал и сделал знак Доновану. С герметически закрытыми чемоданами в руках они вошли в воздушный шлюз.
   Корабль со сменой был пришвартован снаружи. Сменщик Пауэлла, Франц Мюллер, сухо и подчеркнуто вежливо поздоровался с ними. Донован, едва кивнув ему, прошел в кабину пилота, где его ждал Сэм Ивенс, чтобы передать ему управление.
   Пауэлл задержался.
   – Ну как Земля?
   На этот достаточно обычный вопрос Мюллер дал обычный ответ:
   – Все еще вертится.
   – Хорошо, – сказал Пауэлл.
   Мюллер взглянул на него:
   – Между прочим, ребята с “Ю.С.Роботс” выдумали новую модель. Составной робот.
   – Что?
   – То, что вы слышали. Заключен большой контракт. Похоже, эта модель – как раз та, что необходима для астероидных рудников. Один робот – командир и шесть суброботов, которыми он командует. Как рука с пальцами.
   – Он уже прошел полевые испытания? – с беспокойством спросил Пауэлл.
   – Я слышал, вас ждут, – усмехнулся Мюллер.
   Пауэлл сжал кулаки.
   – Черт возьми, мы должны отдохнуть!
   – Ну, отдохнете. На две недели можете рассчитывать.
   Готовясь приступать к своим обязанностям, Мюллер натянул тяжелые перчатки скафандра. Его густые брови сдвинулись.
   – Как справляется этот новый робот? Пусть лучше работает как следует, не то я его и к приборам не подпущу.
   Пауэлл ответил не сразу. Он окинул взглядом стоявшего перед ним надменного пруссака – от коротко подстриженных волос на упрямо вскинутой голове до ступней, развернутых, как по команде “смирно”. Внезапно он почувствовал, как его охватила волна чистой радости.
   – Робот в полном порядке, – медленно сказал он. – Не думаю, чтобы тебе пришлось много возиться с приборами.
   Он усмехнулся и вошел в корабль. Мюллеру предстояло пробыть здесь несколько недель…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация