А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Три Закона роботехники" (страница 10)

   Пауэлл не знал даже, как обратиться к этому роботу. Его серийный номер был ДВ-5-2, но так его называть было неудобно. Наконец он вышел из затруднения.
   – Послушай, приятель! Я прошу тебя немного пошевелить мозгами, а потом ты сможешь вернуться к своему начальнику.
   “Палец” молча, неуклюже кивнул головой, не утруждая лишними разговорами свои скудные мыслительные способности.
   – Так вот, за последнее время твой начальник уже четыре раза отклонялся от заданной программы, – сказал Пауэлл. – Ты помнишь эти случаи?
   – Да, сэр.
   Донован сердито проворчал:
   – Он-то помнит! Я тебе говорю, что это очень подозрительно…
   – Прежде проспись! Конечно, он помнит – с ним-то все в порядке.
   Пауэлл снова повернулся к роботу.
   – Что вы делали в таких случаях? Я имею в виду всю группу.
   Рассказ “пальца” был похож на зазубренный урок, как будто он отвечал, повинуясь приказанию разума, но без всякого выражения.
   – В первый раз мы разрабатывали трудный выход в 17-м забое, в лаве Б. Во второй раз мы укрепляли кровлю, которая грозила обвалиться. В третий раз мы готовили точно направленный взрыв, чтобы при отладке не задеть подземную трещину. В четвертый раз это было сразу после небольшого обвала.
   – Что происходило каждый раз?
   – Трудно описать. Давалась какая-то команда, но, прежде чем мы успевали принять и осмыслить ее, приходила новая команда, – маршировать этим чудным строем.
   – Зачем? – рявкнул Пауэлл.
   – Не знаю.
   – А первая команда, – вмешался Донован, – до приказа маршировать, в чем она заключалась?
   – Не знаю. Я чувствовал, что дается команда, но не успевал ее принять.
   – Что ты еще можешь сказать? Это была каждый раз одна и та же команда?
   – Не знаю. – Робот сокрушенно покачал головой.
   Пауэлл откинулся на спинку кресла.
   – Ладно, можешь идти к своему начальнику.
   “Палец” вышел с видимым облегчением.
   – Многого же мы добились, – сказал Донован. – Это был необыкновенно содержательный разговор. Слушай, и Дейв, и этот недоумок что-то замышляют. Слишком много они не знают и не помнят. Нельзя им больше доверять, Грег.
   Пауэлл взъерошил усы.
   – Знаешь, Майк, если ты скажешь еще одну глупость, я отниму у тебя погремушку и соску.
   – Ну ладно. Ты же у нас гений, а я – сосунок. Ну так что же? Что мы выяснили?
   – Ничего. Я попробовал начать с конца – с “пальца”, и ничего не вышло. Придется снова танцевать от той же печки.
   – Ты великий человек! – восхищенно произнес Донован. Как все это просто! Теперь, – маэстро, не переведете ли вы это на человеческий язык?
   – Для тебя надо бы переводить на детский лепет. Словом, нужно выяснить, какую команду дает Дейв перед тем, как теряет память. Это – ключ ко всему.
   – Как же ты думаешь это выяснить? Мы не можем находиться рядом с ним, потому что при нас все будет в порядке. Принять команду по радио мы тоже не можем – она передается через позитронное поле. Значит, мы не можем узнать команду ни вблизи, ни издалека. И делать нечего.
   – Да, прямое наблюдение не годится. Остается еще дедукция.
   – Что?
   Пауэлл невесело усмехнулся.
   – Мы будем по очереди дежурить, Майк. Будем, не сводя глаз с экрана, следить за каждым движением стальных болванов. А когда они начнут чудить, мы увидим, что случилось непосредственно перед этим, и определим, какая могла быть команда.
   Донован целую минуту сидел с открытым ртом. Потом сказал сдавленным голосом:
   – Я подаю в отставку. Хватит.
   – У нас еще десять дней – можешь придумать что-нибудь получше, – устало ответил Пауэлл.
   И в течение восьми дней Донован изо всех сил пытался придумать что-нибудь получше. Восемь дней он, каждые четыре часа сменяя Пауэлла, воспаленными, затуманенными глазками следил за тем, как двигаются в полутьме поблескивающие металлические тела. И все восемь дней во время четырехчасовых перерывов он проклинал “Ю.С.Роботс”, модель ДВ и день, когда он родился.
   А когда на восьмой день, преодолевая головную боль, ему на смену явился заспанный Пауэлл, Донован встал и точно рассчитанным движением запустил тяжелую книгу в самый центр экрана. Раздался вполне естественный звон стекла.
   – Зачем ты это сделал? – задохнулся, от изумления Пауэлл.
   – Потому что я больше не собираюсь за ними следить, почти спокойно ответил Донован. – Осталось два дня, а мы еще ничего не знаем. ДВ-5 – жалкий конструкторский недоносок. Он пять раз останавливался в мое дежурство и три раза – в твое, и я все равно не знаю, какую команду он давал, и ты тоже. И я не верю, чтобы ты вообще смог это узнать, потому что я не смогу – это уж точно! Клянусь космосом, как можно следить сразу за шестью роботами? Один что-то делает руками, другой – ногами, третий – машет руками, как ветряная мельница, четвертый прыгает, как полоумный. А остальные два… черт знает, что они делают! И вдруг все останавливаются! Грег, мы не то делаем. Нужно смотреть вблизи, чтобы были видны подробности.
   Пауэлл прервал наступившее молчание.
   – Ну да, и ждать, не случится ли что за оставшиеся два дня?
   – А что, отсюда наблюдать лучше?
   – Здесь уютнее.
   – А… Но там можно кое-что сделать, чего ты не можешь сделать отсюда.
   – Что же?
   – Можно заставить их остановиться, когда нам будет нужно. Когда будем готовы подсмотреть, что с ними происходит.
   Пауэлл насторожился:
   – Каким образом?
   – Сам подумай. Ведь ты же у нас умница. Задай себе несколько вопросов. Когда ДВ-5 выходит из строя? Что тебе рассказал “палец”? Когда угрожал или действительно случился обвал? Когда предстояло очень точно произвести отпалку? Когда попалась трудная жила?
   – Иначе говоря, в критических обстоятельствах! – возбужденно сказал Пауэлл.
   – Верно! Как же иначе? Все дело в факторе личной инициативы. А больше всего ее требуется в критических обстоятельствах, в отсутствие человека. А что из этого следует? Как нам заставить их остановиться, когда мы захотим? – Он торжествующе поднял руку, начиная входить во вкус своей роли, и ответил на собственный вопрос, опередив ответ, который уже вертелся у Пауэлла на языке: – Нужно устроить аварию!
   – Майк, ты прав, – сказал Пауэлл.
   – Спасибо, друг! Я знал, что когда-нибудь этого добьюсь.
   – Ладно, не язви. Давай оставим твои шуточки для Земли и там их законсервируем на зиму. А теперь, какую аварию мы можем устроить?
   – Если бы мы не были на лишенном воды и воздуха астероиде, мы могли бы затопить шахту.
   – Это, несомненно, острота, – сказал Пауэлл. – Знаешь, Майк, ты уморишь меня со смеху. А как насчет небольшого обвала?
   Донован, надувшись, сказал:
   – Не возражаю.
   – Хорошо. Тогда пошли.
   Пробираясь по камням, Пауэлл чувствовал себя заговорщиком. И хотя его походка из-за пониженной силы тяжести была неуверенной, и камни то и дело вылетали из– под ног, поднимая бесшумные фонтанчики серой пыли, все равно ему казалось, что он идет осторожными шагами конспиратора.
   – Ты представляешь тебе, где они? – вполголоса спросил он.
   – Кажется, да.
   – Ладно, – мрачно сказал Пауэлл. – Только если какой-нибудь “палец” окажется в шести метрах, он нас учует, даже если мы и не будем в его поле зрения. Надеюсь, что это тебе известно.
   – Когда мне понадобится прослушать элементарный курс Роботехники, я подам тебе заявление. В трех экземплярах. Теперь вниз.
   Они оказались в шахте. Не стало видно даже звезд. Оба ощупью пробирались вдоль стен, время от времени освещая путь короткими вспышками фонарей. Пауэлл на всякий случай еще раз ощупал детонатор.
   – Ты знаешь этот штрек, Майк?
   – Не очень хорошо. Он новый. Правда, я думаю, что могу ориентироваться по тому, что видел в телевизор.
   Бесконечно долго тянулись минуты. Вдруг Майк сказал:
   – Пощупай!
   Приложив металлическую перчатку к стене, Пауэлл почувствовал легкое дрожание. Конечно, никаких звуков слышно не было.
   – Взрывы! Мы уже близко.
   – Гляди в оба, – сказал Пауэлл.
   Донован нетерпеливо кивнул.
   Робот промчался мимо них и исчез так быстро, что они даже не успели его рассмотреть, – это было лишь промелькнувшее светлое пятно, блестевшее бронзой. Оба застыли на месте.
   – Как по-твоему, он учуял нас? – шепотом спросил Пауэлл.
   – Надеюсь, что нет. Но лучше обойти их стороной. Пойдем в первый же боковой штрек.
   – А если мы вообще к ним не выйдем?
   – Ну так что же делать? Возвращаться? – яростно прошипел Донован. – До них еще с четверть мили. Я же следил за ними по телевизору. А у нас всего два дня…
   – Ох, замолчи. Не трать зря кислород. Здесь, что ли, боковой штрек? – Вспыхнул фонарик Пауэлла. – Здесь. Идем.
   Дрожание стен чувствовалось тут гораздо сильнее, и время от времени почва под ногами содрогалась.
   – Пока идем правильно. Только бы штрек не кончился. Донован посветил перед собой фонарем.
   Вытянув руку, они могли дотронуться до кровли штрека. Крепь была совсем новой.
   Вдруг Донован заколебался.
   – Кажется, тупик? Идем назад.
   – Нет, погоди. – Пауэлл неуклюже протиснулся мимо него. – Что это за свет впереди?
   – Свет? Не вижу никакого света. Откуда ему здесь взяться?
   – А роботы? – Пауэлл на четвереньках вскарабкался вверх по небольшому завалу. – Эй, Майк, лезь сюда, – позвал он тревожным хриплым голосом.
   Свет действительно был виден. Донован перелез через ноги Пауэлла.
   – Дыра?
   – Да. Они, наверно, проходят этот штрек с той стороны.
   Донован ощупал рваные края отверстия. Осторожно посветив фонарем, он увидел, что дальше начинается более просторный штрек – очевидно, основной. Отверстие было слишком маленьким, чтобы человек мог сквозь него пролезть. Даже заглянуть в него двоим сразу было трудно.
   – Там ничего нет, – сказал Донован.
   – Сейчас нет. Но секунду назад было – иначе мы не увидели бы света. Берегись!
   Стены вокруг них содрогнулись, и они почувствовали толчок. Посыпалась мелкая пыль. Осторожно подняв голову, Пауэлл снова заглянул в отверстие.
   – Все в порядке, Майк. Они здесь.
   Сверкающие роботы столпились в основном штреке, метрах в пятнадцати от них. Могучие металлические руки быстро разбирали кучу обломков, выброшенных взрывом.
   – Скорее, – заторопился Донован, – Они вот-вот кончат, а следующий взрыв может задеть нас.
   – Ради бога, не торопи меня, – Пауэлл отцепил детонатор. Его взгляд тревожно шарил по темным стенам, освещенным только светом роботов, так что было невозможно отличить торчащий камень от падающей тени.
   – Смотри, вон прямо над ними в кровле выступ. Он остался после последнего взрыва. Если ты туда попадешь, завалится половина кровли.
   Пауэлл глянул туда, куда указывал палец Донована.
   – Идет! Теперь следи за роботами и моли Бога, чтобы они не ушли слишком далеко от этого места. Мне нужен их свет. Все семь на месте?
   Донован посчитал.
   – Все.
   – Ну, смотри. Следи за каждым движением!
   Он поднял руку с детонатором и прицелился. Донован, чертыхаясь про себя и смаргивая пот, заливавший глаза, пристально следил за роботами.
   Вспышка!
   Их качнуло, земля вокруг несколько раз вздрогнула, а потом они почувствовали мощный толчок, бросивший Пауэлла на Донована.
   – Грег, ты сшиб меня, – завопил Донован. – Я ничего не видел!
   – Где они? – Пауэлл огляделся. Вокруг было темно, как в адской бездне.
   Донован растерянно замолчал. Роботов не было видно.
   – А мы их не задавили? – дрожащим голосом произнес Донован.
   – Давай спускаться. Не спрашивай меня ни о чем. – Пауэлл торопливо пополз назад.
   – Майк!
   Донован остановился.
   – Что еще случилось?
   – Постой! – В наушниках слышалось хриплое, неровное дыхание Пауэлла. – Майк! Ты меня слышишь?
   – Я здесь. В чем дело?
   – Мы заперты. Кровля обвалилась не над роботами, а тут! От сотрясения все рухнуло.
   – Что? – Донован уткнулся в твердую преграду. – Включи-ка фонарь!
   Увы, даже мышь не могла бы нигде пролезть сквозь завал.
   – …Ну и как вам это нравится? – тихо сказал Донован.
   Они потратили некоторое время и довольно много сил, пытаясь сдвинуть глыбу, загородившую путь. Потом Пауэлл попробовал расширить отверстие, которое вело в главный штрек. Он поднял было лучевой пистолет, но произвести вспышку в таком ограниченном пространстве было равносильно самоубийству. Он сел.
   – Знаешь, Майк, – сказал он, – мы окончательно все испортили. Мы так и не знаем, в чем дело с Дейвом. Идея была хороша, но она обернулась против нас.
   В голосе Донована послышалась горечь.
   – Мне жаль огорчать тебя, старина, но, уж не говоря о неудаче с Дейвом, мы к тому же некоторым образом попали в ловушку. И если, дружище, мы с тобой не выберемся, нам крышка. Крышка. Ясно? Сколько у нас кислорода? Не больше чем на шесть часов.
   – Я уже думал об этом. – Пальцы Пауэлла потянулись к его многострадальным усам, но звякнул и о прозрачную поверхность гермошлема. – Конечно, Дейв быстро откопал бы нас. Но только после нашего замечательного обвала он, наверно, опять свихнулся, и по радио с ним связаться нельзя.
   Донован подполз к отверстию и ухитрился втиснуть в него голову в шлеме. Это далось ему с большим трудом.
   – Эй, Грег!
   – Что?
   – А что, если Дейв приблизится на шесть метров? Он придет в себя. Это спасет нас.
   – Конечно, но где он?
   – Там, – в штреке. Довольно далеко. Ради Бога, перестань дергать меня за ноги, а то оторвешь мне голову. Я сам пущу тебя поглядеть.
   Пауэлл в свою очередь втиснулся в отверстие.
   – Взрыв был удачный. Ты только посмотри на этих балбесов – прямо балет!
   – К черту комментарии. Они приближаются?
   – Не видно, слишком далеко. Погоди. Дай-ка мне фонарь я попробую привлечь их внимание.
   Через две минуты он оставил эту попытку.
   – Бесполезно. Они, должно быть, ослепли. Ого, двинулись сюда! Как тебе это нравится?
   – Эй, хватит, дай мне посмотреть! – настаивал Донован.
   После недолгой возни Пауэлл сказал “ладно”, и Донован высунул голову. Роботы приближались. Впереди, высоко поднимая ноги, шагал Дейв, а за ним цепочкой извивались шесть “пальцев”.
   – Что они делают, хотел бы я знать, – изумился Донован.
   – Далеко они? – буркнул Пауэлл.
   – Пятнадцать метров, идут орда. Еще четверть часа – и мы будем своб… эге-гей! Эй!
   – В чем дело? – Несколько Секунд понадобилось Пауэллу, чтобы оправиться от изумления после вокальных упражнений Донована. – Слушай пусти меня. Не будь свиньей!
   Он пытался оттащить Донована, но тот яростно брыкался:
   – Они повернули кругом, Грег! Они уходят, Дейв!
   – Что толку? – крикнул Пауэлл. – Ведь звук здесь не проходит.
   Донован, задыхаясь, обернулся к нему.
   – Ну, колоти в стену, бей по ней камнем, создавай какие-нибудь вибрации! Нужно привлечь их внимание, не то мы пропали!
   Он начал колотить по камню, как сумасшедший, Пауэлл потряс его за плечо.
   – Погоди, Майк. Послушай, у меня идея! Клянусь Юпитером! Ого! Как раз самое время перейти к простым решениям, Майк!
   – Чего тебе? – Донован втянул голову в плечи.
   – Пусти меня скорее к отверстию, пока они еще недалеко!
   – Что ты хочешь делать? Эй, что ты делаешь с этим детонатором? – Он схватил Пауэлла за руку.
   Тот вывернулся.
   – Хочу немного пострелять.
   – Зачем?
   – Потом объясню. Посмотрим сперва, что получится. Подвинься, не мешай!
   Вдали виднелись все уменьшающиеся огоньки роботов. Пауэлл тщательно прицелился и трижды нажал спусковую кнопку. Потом он опустил ствол и тревожно вгляделся в темноту. Один вспомогательный робот упал! Теперь было видно только шесть сверкающих фигур.
   Пауэлл неуверенно позвал в микрофон:
   – Дейв!
   После небольшой паузы оба услышали в ответ:
   – Хозяин? Где вы? У третьего вспомогательного разворочена грудь. Он вышел из строя.
   – Не важно, – сказал Пауэлл. – Нас завалило при взрыве. Видишь наш фонарь?
   – Вижу! Сейчас будем там.
   Пауэлл сел и вздохнул.
   – Вот так, дружок.
   – Ладно, Грег, – очень тихо произнес Донован со слезами в голосе. – Ты победил. Кланяюсь тебе в ножки. Только не морочь мне голову. Расскажи внятно, в чем было дело.
   – Пожалуйста. Просто мы все время упускали из виду самое очевидное – как всегда. Мы знали, что дело в личной инициативе, что это всегда происходило при аварийных обстоятельствах. Но мы думали, что все вызывалось специальной командой. А почему это должна быть какая-то одна определенная команда?
   – А почему нет?
   – А почему не целый класс команд? Какие команды требуют от руководителя наибольшей инициативы? Какие команды обычно отдаются только при аварийных обстоятельствах?
   – Не спрашивай меня, Грег! Скажи!
   – Я и говорю. Это команды, отдаваемые одновременно по шести каналам! В обычных условиях один или несколько “пальцев” выполняют несложную работу, которая не требует пристального наблюдения за ними. Ну, точно так же, как наши привычные движения при ходьбе. А при аварийных обстоятельствах нужно немедленно и одновременно привести в действие всех шестерых. И вот тут что-то сдает. Остальное просто. Любое уменьшение требуемой от него инициативы, например приход человека, приводит его в себя. Я уничтожил одного из роботов, и Дейву пришлось командовать лишь пятью. Инициатива уменьшается, и он становится нормальным!
   – Как ты до этого дошел? – настойчиво допытывался Донован.
   – Логическими рассуждениями. Я произвел эксперимент, и все оказалось правильно.
   Они снова услышали голос робота.
   – Вот и мы. Вы продержитесь еще полчаса?
   – Конечно, – ответил Пауэлл. Потом он продолжал, обращаясь к Доновану: – Теперь наша задача стала проще. Мы проверим те цепи, которые испытывают большую нагрузку при шестиканальной команде, чем при пятиканальной. Много придется проверять?
   Донован прикинул.
   – Не очень, по-моему. Если Дейв сделан так же, как опытный экземпляр, который мы видели на заводе, то там должна быть специальная координирующая цепь, и все дело ограничится именно ею. – Он вдруг воодушевился! – Слушай, это здорово! Остались пустяки!
   – Хорошо. Обдумай это, а когда вернемся, проверим по чертежам. А теперь, пока Дейв до нас добирается, я отдохну.
   – Погоди! Скажи мне еще одну вещь. Что это была за странная маршировка, эти причудливые танцы, которые начинались каждый раз, когда они теряли рассудок?
   – А, это? Не знаю. Но у меня есть одно предположение. Вспомни; вспомогательное роботы – “пальцы” Дейва. Мы все время их так называли. Так вот, я думаю, что каждый раз, когда Дейв становился психически ненормальным, у него все в голове путалось, и он начинал вертеть пальцами…
   Сьюзен Кэлвин рассказывала про Пауэлла и Донована без улыбки, почти равнодушно, но каждый раз, когда она упоминала роботов, ее голос теплел. Ей не понадобилось много времени, чтобы: поведать мне о Спиди, Кьюти и Дейве. Но здесь я прервал ее, почувствовав, что у нее наготове еще полдюжины моделей. Я спросил:
   – Ну, а на Земле разве ничего интересного не происходило?
   Она взглянули на меня, слегка нахмурившись.
   – Нет, ведь роботы на Земле не применяются.
   – Да, к сожалению. Я хотел сказать, что ваши испытатели, конечно, молодцы, но не можете ли вы рассказать что-нибудь из своего опыта? Разве никогда не подводили роботы? В конце концов это же ваш юбилей.
   Представьте себе, она покраснела! Она сказала:
   – Да, роботы однажды подвели меня. Боже мой, как давно это было! Почти сорок лет назад… Ну конечно, в 2020 году. И мне было всего 38 лет. О… Но я бы предпочла об этом не говорить.
   Я подождал, и она, конечно, передумала.
   – А почему бы и нет? – оказала она. – Теперь это мне не повредит. И даже воспоминание об этом. Я была когда-то такой глупой, молодой человек. Можете вы в это поверить?
   – Нет.
   – Была. А Эрби – это был робот, читавший мысли.
   – Что?
   – Единственный в своем роде. В чем-то была допущена ошибка…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 [10] 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация