А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Убить меня" (страница 17)

   – Если кору как следует стиснуть, следы остаются. А кроме того, за сук хватаются по-разному, в зависимости от того, хотят ли взобраться на дерево или этим суком кого-то пристукнуть.
   – Вам лучше знать, я уже довольно давно не лазаю по деревьям…
   Гурский помолчал, с наслаждением прихлебывая чай. К моим комментариям он привык, они его почти не раздражали. Тешу себя предположением, что иногда даже помогали.
   – Парень он был довольно медлительный и не очень сообразительный, ничего не стоило захватить его врасплох. Полагают, что сук отломали заранее, а когда парень нагнулся, собирая с земли упавшие орехи, убийца и ударил его изо всех сил по голове.
   Я уже так и видела, как негодяй затаился, крепко-прекрепко сжимая руками дубинку. Вот он замахивается – и дубина лупит по голове ничего не подозревающую жертву.
   – А как он узнал, что парень окажется под тем орехом и когда именно окажется?
   – Да все из того же разговора в автомастерской.
   Я лихорадочно обдумывала услышанное. Меня по-прежнему поражало необычайное проворство преступника, его удивительно стремительные перемещения. Теперь кое-что прояснялось: раз ему удалось завлечь Нелтье в укромное место недалеко от Зволле, дальнейшее становилось уже не столь сложным. На всякий случай я пообещала себе не соглашаться на встречу в укромном месте – с кем бы то ни было.
   Гурский задумчиво произнес:
   – Он упорно пытается избавиться от свидетелей, видевших его истинное лицо. Рейкееваген уже все мозги сломал, чувствует, что преступник где-то под самым носом крутится, выступая в нескольких обличьях. После того как жена доказала ему на собственном примере, что грим и переодевание меняют человека до неузнаваемости, его уже ничем не удивишь.
   – Ну да, а наш преступник занимается этим много лет, представляю, как он наловчился менять внешность. Наверное, ему до ужаса хочется наконец, стать тем, кто он есть, принять свой истинный облик, который никому не известен.
   – Никому, кроме вас, пани Иоанна. Дойдет до вас когда-нибудь эта истина?
   – Давно дошло! – разозлилась я. – Только вот что мне делать, а? В Китай эмигрировать? Что-то не хочется. В Индонезию? Там пиявки…
   – Всегда держать включенной сигнализацию.
   О, и этот туда же! А я ведь не сдержала слова, данного племяннице и ее мужу. Ну как я признаюсь Гурскому, что от этой чертовой сигнализации одна сплошная напасть? Не везет мне с этими штуковинами. Вот как, скажите на милость, забыть то кошмарное утро, когда я проснулась, встала и тихо-мирно побрела себе на кухню, кофе приготовить? Внезапно завыло что-то такое страшное и громкое, что я подпрыгнула и кинулась к окну, решив, что это у какого-то идиота включилась автосигнализация. Мимо действительно проезжал какой-то кретин. Но кретин проехал мимо, а вой не прекратился и даже не утих нисколечки. Тогда я вышла во двор и обнаружила, что над моим гаражом что-то истерично мигает и воет именно оттуда. Со всех ног я кинулась тогда к телефону и успела-таки остановить патруль, который уже собирался выезжать на место преступления.
   Или вот еще расчудесная история. Вернулась я после глобальных закупок продовольствия – с багажником, набитым до отказа, открыла гараж с помощью пульта, въехала, вылезла из машины, с трудом отволокла сумки в дом, и там-то на меня и обрушилось завывание. Эта тварь механическая включилась сама по себе, без всякого моего усилия. Опять пришлось звонить в полицию, извиняться…
   А когда у меня в багажнике пролилось, что-то вонючее и пришлось проветривать? Витек тогда велел держать гараж открытым и запереть лишь на ночь. В полтретьего утра я проснулась – кто-то ходил по дому. Пришлось встать и выйти в прихожую. Увидев Витека, я спросила, чего это он заявился с визитом в такую рань. Случилось что?
   – Ничего не случилось, – ответил Витек. – Спи дальше.
   Успокоенная, я вернулась в постель и заснула сном младенца. На рассвете, как известно, спится лучше всего. А утром выяснилось, что я, конечно же, не заперла на ночь гараж и в него проникли кошки. Пока они знакомились с самим гаражом, все было в порядке, а вот когда полезли выше, включилась проклятая сигнализация. Она выла и выла, всю округу переполошила, не разбудила лишь одну меня. Дежурный позвонил Витеку, которому до меня десять минут езды, тот и приехал вместе с патрулем.
   Таких примеров я могла привести сотни, вот почему к сигнализации у меня выработалась стойкая неприязнь.
   – А что у вас новенького о подозреваемом, который пользуется двумя фамилиями?
   Гурский ошарашенно уставился на меня:
   – А пани откуда об этом знает?
   – Неужели вы думали, что Наталья из Штутгарта не проболтается? Юрек-Вагон его уже поймал?
   Гурский тяжело вздохнул.
   – Пока нет. Мейер ван Вейн по служебной надобности разъезжает по всей Европе, но инспектор Рейкееваген бдит и отловит его, как только тот вернется.
   – Нельзя предоставлять ему свободу действий. Неужели вы, специалист своего дела, не знаете, что иногда подозрительного субъекта следует посадить под арест, пусть временно, чтобы тот не успел скрыть следы своего преступления?
   – И это говорит особа, которая сама же оправдала его? Объявить его сейчас в розыск недолго, но это может впоследствии дорого обойтись полиции, учитывая, что дело касается такого крючкотвора, как адвокат ван Вейн. Но раз уж пани со своими приятельницами вовсю обсуждают действия следственных органов, может, поделитесь выводами, к которым вы пришли? Или новыми открытиями?
   И я поделилась предположениями, о которых недавно говорила Мартусе. На открытия они, конечно, не тянули, но лучше уж о моих гипотезах беседовать, чем о сигнализации.
   Выслушав меня, Гурский задумался, устремив взгляд на пустой чайник. Я поспешила заварить свежий чай.
   – Вы, разумеется, отдаете себе отчет в том, что я не имею права знакомить вас с деталями следствия, но я это делаю. И делаю исключительно потому, что вас иногда посещают удивительные озарения. Вот и сегодня…
   Затаив дыхание, ждала я окончания фразы. Но Гурский, вместо того чтобы сообщить, что же такого гениального я выдала сегодня, вдруг резко сменил тему:
   – А знаете, специалист никогда не сделает такой глупости, какую профан отколет запросто. И наоборот. Вот мы с Рейкеевагеном убеждены, что наш убийца – отличный специалист сразу в трех областях: в компьютерах, финансах и юриспруденции. Но по части убийства он дилетант и действует соответственно. У него есть поддельные документы, он мастерски меняет свой облик. Тут к нему претензий нет. Но в убийствах он явный любитель, и пока его спасает удивительное везение. Не повезло ему только раз – когда на стоянке наткнулся на пани. Он позволил вам увидеть его истинное лицо. Но почему он тогда был не загримирован? Ведь он ехал с места убийства, и резонно предположить, что такой мастер маскировки должен был позаботиться об этой стороне дела. Так, возможно, жертва знала его как раз в настоящем его обличье?.. Но в любом случае, с пани ему не повезло в первый и пока последний раз. Посудите сами – он случайно узнает, что был второй свидетель. Так же случайно узнает о планах этого свидетеля отправиться в уединенное место, следует за ним и убивает!
   Тут я перебила Гурского, боясь упустить мелькнувшую мысль:
   – Погодите минутку, пан, я ведь думаю глазами, а не тем веществом, которое якобы содержится в моей голове. И вот что я увидела: убийце вовсе не обязательно было самому слышать разговор в автосервисе. Услышать мог кто-то из ожидавших своей очереди на обслуживание или сидевший в нужнике. А потом этот человек опоздал на какую-нибудь встречу и, чтобы реабилитироваться, рассказал забавную историю. Так что убийца мог ее услышать уже в пересказе. В общем, как и с машиной Эвы Томпкинс.
   Гурский внимательно выслушал меня и невесело рассмеялся.
   – Ох, не завидую я инспектору Рейкеевагену. У него и без того голова идет кругом, а пани еще подбросила работку. Однако это отнюдь не избавляет пани от необходимости всегда, слышите – всегда! – включать сигнализацию! И плевать, что она так ужасно воет!
***
   Соме Унгер, на время превратившись в агента-риелтора, наконец-то узнал, где же на самом деле проживает эта хитрая мегера.
   Местечко оказалось совсем недурным. И как удачно, что выбрал роль риелтора! Просто знак свыше! В этом районе новостро?.: нет более банальной фигуры, чем агент по торговле недвижимостью. Можно целыми днями околачиваться там, беседовать с застройщиками, выспрашивая подробности о планировке нужного дома.
   Соме выследил-таки племянницу карги, но под самый конец все же потерял в надвигающихся сумерках. Так что пришлось не один день потратить, разыскивая дом проклятой бабы. Спрашивать Соме не хотел, поскольку ее смерть должна была выглядеть несчастным случаем. Незачем, чтобы кто-то запомнил, как он интересовался домом Хмелевской. Сам найдет. Или с помощью Малгожаты Конопацкой – должно же ему повезти. И повезло! Собственными глазами видел, как проклятая каракатица прощалась с племянницей, а потом долго стояла на крыльце и махала вслед машине.
   С этого момента Соме Унгер активно заинтересовался строящимися апартаментами по другую сторону улочки.
   В качестве несчастного случая идеален был бы взрыв бытового газа, но, увы, фокус с газом не проходил – она, видите ли, пользовалась исключительно электричеством. Ладно, пусть тогда свалится с лестницы – тоже неплохо, хоть одна лестница должна же иметься в ее доме. Но для того, чтобы инсценировать несчастный случай в доме, надо как минимум в этот дом попасть. А сначала как следует разглядеть обстановку. Но с этим возникли трудности. В доме старой перечницы было столько окон, что его непременно заметят, если он станет методично заглядывать в каждое из них. Разве что изучить окна с тылу, со стороны сада, где никого нет.
   Дождавшись, когда каракатица выползла из дома и куда-то укатила, Соме перелез через забор, быстро юркнул за дом и заглянул в первое окно. Вот вам, пожалуйста, и лестница! Он переместился к другому окну. А вот и камин! Очень хорошо, можно организовать пожар. Хотя нет, пол перед камином покрыт железным листом, а занавески и шторы далековато.
   Внезапно со стороны калитки донесся какой-то шум. Соме осторожно выглянул за угол. Какие-то люди втаскивали на участок два тяжелых ящика. Да они направляются в сад, как раз в его сторону! Пришлось спешно ретироваться.
   Он продолжал обдумывать несчастный случай. Карга курит. А что, если она наглоталась снотворного и заснула в постели с сигаретой? Она водит машину. Устроить небольшую автокатастрофу, это он сумеет. Тормоза подпортить или рулевое управление… Но тогда нужно, чтобы машина вышла из строя, например, на трамвайных рельсах перед несущимся трамваем. В противном случае что ей стоит всего-навсего покалечиться.
   Конечно, проще всего было бы застрелить эту обузу – когда она вечерами кормит свою кошачью свору. Но тогда какой же это несчастный случай?
   Когда Соме в очередной раз приехал к дому, ведьма исчезла. Там теперь проживала Малгожата Конопацкая.
   Что ж, похоже, надо переходить к решительным действиям.
***
   Инспектору Рейкеевагену удалось поймать Мейера ван Вейна, когда тот вернулся наконец из своих служебных поездок. Он вызвал… нет, пригласил адвоката для дачи показаний.
   Начал с того, что очень вежливо поинтересовался, знает ли он Наталью Штернер из Штутгарта. На что подозреваемый ответил не сразу. Помолчал, вздохнул и заговорил:
   – Что ж, у каждого из нас найдется что скрывать. Знакомство с этой дамой никоим образом не связано с преступлением, это мое сугубо личное дело, и я счел себя вправе умолчать о нем. Вижу, однако, что для вас, инспектор, этот момент моей биографии представляет какую-то ценность. И хотя меня он компрометирует, скрывать я ничего не стану. Да, мы знакомы.
   Инспектор не стал спрашивать, почему ван Вейн не внес эту даму в список своих знакомых. Причина была яснее ясного.
   – В таком случае прошу вас сообщить следствию, кто такой Герхард Торн, гражданин Швеции, – еще вежливей поинтересовался инспектор.
   Ван Вейн вздохнул и с обезоруживающей искренностью признался:
   – Понятия не имею. Полагаю, живет на свете такой человек, поскольку мне как-то довелось мельком видеть его визитную карточку. И имя застряло в памяти. Инспектор, неужели я в самом деле вынужден исповедаться полиции в маленьких тайнах своей личной жизни? Но меньше всего мне хотелось бы, чтобы моя исповедь записывалась на магнитофон.
   – Вы вправе позвонить своему адвокату.
   – У меня нет ни малейшего желания еще и его приобщать к сугубо приватным вопросам. Не вижу необходимости. Я вправе отказаться отвечать вам, но мне хватает ума предвидеть последствия такого отказа… Позвольте подумать.
   Следователь позволил, но совсем недолго, и после паузы напомнил, что расследует убийство. Что же касается личной жизни свидетелей, то не в привычках полиции разглашать ее, если она никак не связана с расследованием.
   И ван Вейн поведал, что обладает очень странной чертой характера. А именно? Тяжело признаваться, но он… боится женщин. Не всех, нет, а таких… темпераментных, агрессивных, нахальных, которые присваивают тебя целиком, с потрохами, и распоряжаются тобой, как собственностью. Вот и познакомившись с Натальей, он почувствовал такую агрессивность, а потому представился чужим именем. Хотя как женщина она ему нравилась, и какое-то время они были близки. Какое время? Ну, несколько лет. И даже потом подружились, да-да, любовные отношения постепенно сменились чисто дружескими. Для Натальи Штернер он так и остался шведом Герхардом Торном. И он умоляет полицию не выводить его на чистую воду, иначе пострадает его доброе имя. Он ведь известный адвокат…
   Инспектор понял, что знаменитый юрист просто-напросто трусливый бабник.
   Тем не менее он еще долго мурыжил несчастного, заставляя вспоминать, когда, где и при каких обстоятельствах тот видел визитную карточку Герхарда Торна.
   Ван Вейн изо всех сил напрягал память, но вспомнил лишь, что это было в каком-то многолюдном обществе, то ли на вернисаже, то ли на конференции, и точно до знакомства с Натальей Штернер. Должно быть, лет пять назад. Вот и все. Больше он ничего не помнит, в том числе и самого Торна. Возможно, его не видел вовсе. И его именем он воспользовался лишь однажды – при знакомстве с Натальей.
   Инспектор Рейкееваген был само хладнокровие, хотя внутри у него все так и бушевало. Еще одна версия сгорела дотла. И инспектор принял решение. Пусть он и не любитель подобных мер, но ничего другого не остается…
***
   – Ты где? – нервно спросила телефонная трубка голосом Мартуси.
   – В Песках, – сообщила я в ответ чистую правду. В отличие от подруги я пребывала в состоянии благостном. – А что?
   – Ну вот, еще дальше уехала от меня! Теперь с тобой уж точно только по телефону пообщаешься. Я не знаю, что делать!
   – А что случилось? – все так же доброжелательно поинтересовалась я.
   – Тут до меня по цепочке дошло… Знаешь, они все просто недоразвитые какие-то…
   – Кто?
   – Да все эти девчонки. Взять ту же Наталью из Штутгарта. Оказывается, все было наоборот, так почему сразу не сказать?
   – Погоди. Успокойся. Мне надо сесть.
   – А ты где? Знаю, в Песках, но где конкретно?
   – Конкретно на пляже, и тут поблизости вижу бревно… Ну вот, хорошо, села, теперь и поговорить можем. Ой, сучковатое какое! Ну да ладно. Продолжай, но постарайся спокойно.
   Я поудобнее устроилась на сосновом бревнышке, выброшенном морем. Какое все же это наслаждение – море! Волны лениво плескались у самых ног, северо-восточный ветер дул едва-едва. Если он сменится на южный, то на берег может нанести всякого янтарного мусора – водорослей, деревянной трухи, рыбьих останков и прочей гадости, в которой ненароком запутался кусочек янтаря. Я любовалась морем, но Мартусю слушала внимательно.
   – Представь себе, – тараторила подруга, – эта кретинка только сейчас одумалась. Оказывается, это не она растрезвонила о машине Эвы Кузьминской. А этот ее швед вовсе никакой не швед! Хотя она и раньше про шведа догадывалась, потому что ее муж знает его, но совсем под другим именем. Но ей плевать, поскольку она его обожает. Подумаешь, имя сменил, значит, надо было. И про машину это не она ему сказала, а, наоборот, он ей! А на вечеринке одноклассниц она вспомнила его идею и пересказала Малге, которая как раз собиралась к Эве в Лондон. В общем, они теперь не могут решить, как поступить. Рассказывать полиции или не рассказывать!
   – Думаю, Юрек-Вагон должен узнать об этом немедленно. Но ты лучше сама ему не звони, а то будешь тарахтеть, как сейчас, и он ни слова не поймет.
   – Ну, знаешь! – возмутилась Мартуся. – Почему это не поймет? Ты не говорила, что он дурак.
   – А он и не дурак.
   – Ив чем тогда дело?
   – Послушай, давай я попытаюсь толково изложить твою информацию. Разумеется, речь шла о машине Эвы, которая Томпкинс…
   – А разве я не имею права на нервной почве позабыть, за кого она вышла замуж?
   – Имеешь, имеешь. За Томпкинса она вышла. И когда Малга гостила у Эвы в Лондоне, они беседовали о любовнике Эвы, об их совместной поездке, и Малга посоветовала ей…
   – Да нет же! Неужели я так сумбурно тебе все изложила?
   – Да, есть немного, – вежливо ответила я, хотя в любых других обстоятельствах выразилась бы куда как крепче.
   Но так уж благотворно влияет на меня море, тут я становлюсь сущим ангелом.
   – Лучше я тебе сразу суть сообщу, – обиженно сказала Мартуся. – И ты права, с инспектором лучше мне не разговаривать. Так вот, этот ее Двуличный… В общем, они встретились, Наталья и ее любовник с двойным именем, сразу после того как она вернулась с вечеринки. И этот самый Двуличный…
   – Послушай, а ты не могла бы называть его по имени?
   – Так ведь у него два имени, откуда я знаю, какое правильное. А если честно – оба позабыла. И вообще, Двуличный мне больше нравится.
   Я все же напомнила, что любовника Натальи именуют Герхард и Мейер, но, откровенно говоря, мне понравилось прозвище, которое дала ему Мартуся.
   – Ну ладно, пусть будет Двуличным. Встретились они и…
   – И поболтали о ее поездке в Краков. Наталья никак не могла вспомнить, каким образом разговор перекинулся на машины, но это именно Двойник посоветовал на время спрятать машину в знакомом гараже. Наталья уверена, она упомянула Эву. Дескать, что ей, Эве, делать с машиной, не ехать же с хахалем на двух машинах, а Двуличный, значит, и посоветовал… Слушай, теперь я толково говорю?
   – Очень толково, по порядку и весьма неглупо, – похвалила я.
   Воодушевленная похвалой Мартуся продолжала:
   – Двуличный даже удивился – в чем проблема? А для чего существует гараж хахаля? И Наталье идея так понравилась, что она сразу позвонила Малге, а Малга как раз собиралась ехать к Эве, и Эве идея тоже понравилась. И выходит, не Наталья разболтала, а наоборот. И вспомнила она все это по очень страшной причине…
   Тут Мартуся замолчала – видно, решила потомить меня, отомстить за то, что я вечно ее шпыняю. Но я нисколько не рассердилась.
   Море! Вот если бы я находилась в горах, уж наверняка перегрызла бы горло первому, попавшемуся под руку.
   – Ну! – почти нежно поторопила я. – Выкладывай свою страшную причину.
   – Наталья в те дни встречалась и со вторым своим хахалем, Деккером Как-то-там. Вот она немного и сомневается, на тысячные доли процента, но сомневается – а не с ним ли она беседовала на эту тему… В общем, мог быть это вовсе не Двуличный, а Деккер! Но главное, что идею про гараж подкинул кто-то из них.
   – Подожди, – удивилась я, – почему же тогда Наталья так взволновалась, когда у нее вырвалась фамилия Двуличного? Выходит, она давным-давно знала, что он Двуличный…
   – Так она ведь знала, так сказать, полуофициально, а тут полицейский допрос, а она возьми и брякни. Вот и разнервничалась. Испугалась, что Двуличный на нее ополчится, если она ему этим признанием в каких-нибудь махинациях его подгадит. И вообще, она-то его знала как шведа, это муж ее знал его под другим именем. И что теперь?
   – А теперь у меня задница совсем одеревенела. И курить хочется, а я на пляж сигареты не беру специально. Но потерплю, давай еще разок все повторим, а затем я позвоню Гурскому. Пусть он осчастливит Юрека-Вагона новыми открытиями. Особенно новостью про Деккера.
   Так я и поступила. Прямо на пляже повторила Гурскому известия от Мартуси, лишний раз порадовавшись изобретению – мобильному телефону с роумингом. Гурский слушал, не перебивая. А когда я закончила, сказал, что немедленно перезвонит Юреку-Вагону.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [17] 18 19 20 21 22 23

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация