А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Свора" (страница 8)

   – Значит, будем…
   На том и расстались.
   В то время, когда накалялись страсти в бандитской пикировке, рыжеволосый человек, он же Трубачев, верный соратник Михаила Короткова, производил расчет с бойцами в камуфляже, арендованными из спецназа десантной дивизии за сумму в три тысячи долларов через знакомого капитана-отставника.
   Надуть мускулистых десантников Трубачев не решился, и оговоренный гонорар заплатил нищему служивому люду сполна.
   Покончив с расчетом, сел в машину, где в обнимку с чемоданом Пемзы ерзал на заднем сиденье подельник Анохин.
   Бывшие комсомольцы истово перекрестились, утерли нервный пот и покатили к дому своего шефа Михаила, с нетерпением ожидавшего друзей-мошенников.
   Проезжая мимо офиса «Ставриды», увидели стоящего у входа и растерянно крутящего головой Шкандыбаева: блуждающий менеджер наверняка терялся во множестве совершенно непонятных ему фактов…
   Во-первых, куда подевался начальник с его обещаниями всякого рода долей и вознаграждением за обмен миллионной купюры? Во-вторых, куда исчезли из офиса компьютеры, телефоны и прочая оргтехника? В-третьих, что отвечать неугомонно прибывающим и прибывающим в контору клиентам, давно оплатившим неведомо где хранящиеся тонны минтая и кальмаров?
   Оглядев Шкандыбаева, напоминавшего курицу, потерявшую снесенное яйцо, аферисты скорбно покачали головами и тронулись в свой дальнейший извилистый путь.

   Милицейские будни

   Заявителей было двое. Первый, одетый в длинное кожаное пальто низкорослый, тщедушный тип с весьма решительной и даже ожесточенной физиономией, которая никак не гармонировала с телосложением, буквально сам в себе не помещался от распиравшего его возмущения. Второй, лысый, сутулый человек с длинным, ухоженным ногтем на мизинце, в костюме лилового цвета на вырост, напротив, выглядел угнетенно задумчивым и целиком погруженным в себя.
   Энергичный человек представился Рудиным, квелый кисло промямлил:
   – Шкандыбаев.
   Начальник отделения Центрального РУБОПа Александр Пакуро, лишь под утро вернувшийся в свой рабочий кабинет после бессонной ночи, проведенной в задержании одной из бандгрупп, с трудом заставлял себя сосредоточиться на путаной речи подпрыгивавшего от распиравших его эмоций заявителя в кожаном плаще. Впрочем, с помощью уточняющих вопросов мотивы нахождения потерпевших в милицейском учреждении вскоре прояснились. Рудин занимался торговлей рыбой, возглавляя компанию «Кайман». Шкандыбаев заключал контракты от имени некоей «Ставриды корпорейшн» и был в ней «главным «куда пошлют»«.
   «Каймана» и «Ставриду» скрестил в деловых взаимоотношениях именно он, однако, заплатив «Ставриде» умопомрачительную сумму за поставки трески, «Кайман» в лице взбудораженного гражданина Рудина получил не треску, а шиш без масла, ибо поставщики таинственно исчезли, оставив после себя, как выяснилось, кучу долгов.
   – Это мошенники целенаправленные! – пламенно убеждал Рудин, сияя очами, подключившегося к беседе капитана Бориса Гуменюка, с которым Пакуро работал в слаженном многолетнем тандеме.
   Борис представлял собой бестрепетную, всесокрушающую и неутомимую машину сыска, неизменно работающую на конечный и обязательно положительный результат. Заведись эта машина, остановить ее было бы невозможно.
   – Только найдите! Я оплачу все расходы! – с напором вещал Рудин. – Вообще… пятьдесят процентов – ваши!
   Пакуро задумчиво улыбнулся. Какая знакомая песня… И сколько исполнителей ее побывало в стенах этого кабинета…
   – Вы зря усмехаетесь…
   – Не зря. Предлагаете мне в присутствии свидетеля взятку за эффективность моего труда…
   – Да что вы! Пусть я не прав, зато без задних мыслей…
   – Так! – обратился Пакуро к поникшему Шкандыбаеву. – Назовите все известные вам фирмы, которые сотрудничали с вашей…
   Пожевав губами, Шкандыбаев принялся загибать пальцы. В покрасневших от бессонницы глазах его стояла затравленная тоска.
   – Вы уверены, что фамилия вашего шефа – Гринько – подлинная?
   Шкандыбаев задумчиво уставился на приклеенный к стене лист бумаги с крупно отпечатанной рекомендацией для посетителей: «В ЭТОМ КАБИНЕТЕ ПРАВДУ ГОВОРИТЬ ЛЕГКО И ПРИЯТНО». Произнес:
   – Сейчас, знаете ли, сомневаюсь…
   – А начали сомневаться с той поры, когда вошли в офис, а там ветер гуляет?
   – М-м-м…
   Ситуация становилась очевидной: группа мошенников прикормила денежных клиентов и нагло надула их. Паспорта у мошенников наверняка заимствованные, с переклеенными фотографиями, общение между мазуриками происходило с помощью мобильной и пейджинговой связи, концы упрятаны надежно. Схема известная.
   – Попробуем найти, – подытожил Пакуро, закончив выяснение деталей. – Давайте пропуска, отмечу. Если какие новости – звоните…
   Шкандыбаев со страхом поглядел на пружинисто поднявшегося со стула Рудина. В стенах РУБОПа он чувствовал себя более защищенно, нежели вне их, в компании горящего жаждой мести рыботорговца, прямо ассоциирующего свои беды с его персоной.
   – И… без фанатизма, пожалуйста, – кивнув в сторону деморализованного менеджера, порекомендовал Пакуро Рудину.
   Тот неохотно качнул головой.
   Когда за заявителями хлопнула дверь, подал голос Борис:
   – Если начинать дело, то с распечатки телефонных переговоров… Дай-ка мне номерок мобильного этого самого Гринько…
   – Раскладка будет такая, – прикидывая оставшиеся после ночного бдения силы, отозвался Пакуро. – Я занимаюсь текучкой, а ты – пробей, что за компания предоставляла услуги связи. Далее берешь распечатку и начинаем гадать над кроссвордом: кто и куда звонил? От этой печки и пляшем…
   – Сколько он нам пообещал? Пятьдесят процентов? – заинтересованно спросил Боря. – А на сколько его нагрели? О, как замечательно выходит! Да нам с тобой, Александр Викторович, после этого дела прямиком на Мальдивы-Канары дорожка лежит… Годика два отдохнем, ни о чем не заботясь!
   – Канары, навары, золотые портсигары… И – нары. Хорош трепаться! Если доедешь ты до этих Канар, то разве к пенсии! Давай лети! Дел невпроворот!
   Боря подхватил листок с номером мобильного телефона и, рассыпая шуточки, скрылся за дверью.
   Пакуро одобрительно кивнул ему вслед: машина сыска завелась…
   Относительно обещанной коммерсантом мзды Пакуро не обольщался. Майор трудился за положенную ему зарплату. Зарплата была посредственной, но искать сомнительные источники во имя финансового благоденствия офицер почему-то не хотел. Он попросту был так устроен. Как, впрочем, миллионы иных сограждан, сознающих, что да, существуют и правят ими обладающие огромной властью бесстыдные мздоимцы и одновременно бездельники, а точнее, паразиты, – однако на философию и пример паразитов нисколько не ориентирующихся, а откровенно ей брезгующих и желающих получать честные деньги за честный труд; и все они – учителя, врачи, шахтеры и землепашцы – составляют в этаком своем непонятном упорстве тот фундамент, на котором в конце двадцатого века держалось расхристанное государство российское с привнесенным культом наживы любыми путями и агрессивным эгоизмом. И гибли, и бедовали эти люди, как безымянные солдаты, каждый на своем посту, однако – выстаивали. С законопослушанием – беспримерным, вопреки всем надеждам врагов на развитие хаоса и пещерного общественного строя.
   Впрочем, глобальные оценки политической ситуации в данный момент занимали майора куда меньше, нежели вопросы тактики приземленного полицейского сыска.
   Итак, отработка мобильного телефона – труд, подобный поиску пресловутой иголки в стоге сена. За каждым исходящим и привходящим звонком стоит человек или же организация, и выяснить, как связаны эти десятки, а то и сотни людей с искомым абонентом, – задача многоэтапная и затруднительная. Однако искушенного Бориса такая задача не пугала, единственное – требовала уйму времени, которого у оперуполномоченного столичного РУБОПа всегда нет.
   Поначалу выяснились факты, лежащие на поверхности: мошенник Гринько, используя поддельный паспорт, ксерокопия которого уже находилась в свеженькой заготовке уголовного дела, нагло надул открытое акционерное общество «Вымпел», предоставляющее услуги сотовой радиотелефонной связи, путем обмана и злоупотребления доверием. Получив два номера и активно используя их, он не заплатил ОАО «Вымпел» ни гроша, предоставив лишь гарантийное письмо от подставной «Ставриды». Одним из номеров Гринько пользовался сам, другой номер эксплуатировал его сообщник, также участвовавший в операции по заманиванию в сети аферы рыбных дилеров. Сообщник использовал также липовый паспорт на имя некоего Михалева.
   Запросив данные об указанных в паспортах лицах и о причинах утраты этими лицами своих документов, Пакуро получил следующие объяснения:
   «Я, Гринько В. С., сдал свой паспорт в военкомат г. Коркино перед призывом на службу в Вооруженные силы РФ. При увольнении из армии мне и 140 военнослужащим сообщили, что наши паспорта сгорели в служебном автомобиле в результате попадания в него снаряда. В г. Москве никогда не был, с лицами, фотографии которых мне предъявлены для опознания, незнаком. Об ООО «Ставрида корпорейшн» мне ничего не известно».
   «Я, Михалев С. Н., в феврале 1997 года с целью обмена жилья сдал свой паспорт в паспортный стол ОВД Ленинского района г. Смоленска. Дальнейшую судьбу паспорта не знаю, так как был в том же месяце арестован…»

   Упорно отрабатывая адреса, по которым звонили лже-Гринько и лже-Михалев, Борис убеждался, что действовали мошенники крайне осторожно: все звонки предназначались лишь будущим потерпевшим, и не было среди абонентов ни одного из тех, кто мог бы навести на след аферюг.
   Бумажная простыня с бесконечной чередой телефонных номеров обретала все новые и новые пометки: плюсики, галочки, знаки вопроса, пока наконец напротив одного из номеров Борис не начертал крупно и оптимистически восклицательный знак.
   Да, пожалуй, этот номер был единственной существенной зацепкой – номер телефона вызова такси… Так, благодаря своему неимоверному трудолюбию, Борис умудрился установить важнейший в расследовании эпизод: незадолго до Нового года из ресторана «Распутин» изрядно погулявший Гринько вызвал машину, вероятно, чтобы та доставила его домой.
   В бюро распределения заказов, перерыв сотни бумаг, сыщик обнаружил номер машины и уже через несколько часов беседовал со словоохотливым водителем, признавшим по фотографии своего клиента.
   Склерозом таксист не страдал, напротив, проявил выдающиеся качества визуальной памяти, без колебаний указав дом, в который зашел пассажир, – выстроенную гармошкой громадную многоэтажку в Кунцево.
   Началась очередная муторная рутина: отработка жильцов многоэтажки.
   Изматывающий, однообразный труд результатов, увы, не принес: лже-Гринько, как уверял участковый, в доме не жил, а заезжал сюда, вероятно, к кому-то из знакомых.
   Но к кому? В гости? По делу? К любовнице?..
   Ходить по всем квартирам подряд, предъявляя для опознания фотографию мошенника, было делом рискованным: окажись среди жильцов персоналии, сопричастные к его махинациям, считай, получил лже-Гринько от РУБОПа козырного туза в своей игре в побегушки…
   Тем временем в кабинете каждодневно раздавались звонки от напористого Рудина, жаждавшего возмездия, и Пакуро, на которого навалилась со всей остротой громада оперативной текучки, предложил Борису: «А пусть рыботорговец поможет себе, как говорится, самостоятельно… Машина у него есть, живет он неподалеку от искомой многоэтажки, дадим ему адрес… Почему бы жертве не покараулить своего мучителя? «Наружка» занята плотно, упрашивать начальство на проведение столь долгосрочного мероприятия с неясной перспективой – все равно что залезать в неоплатные долги; короче, инструктируй Рудина…»
   Узнав о том, что расследование подошло к первому положительному сдвигу, Рудин окрыленно согласился на свою в нем активную роль.
   – Выслежу гада! – сообщил уверенно.
   – Только запомни главное правило, – предупредил Борис. – Никакой самодеятельности! Шапку надвинь на глаза, воротничком прикройся и – сиди в машине с кофейным термосом… Если появится злодей – срочно звони нам. Все понял?
   – Естественно!
   – И как договаривались: без фанатизма, пожалуйста…
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 [8] 9 10 11 12 13 14

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация