А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 62)

   ГЛАВА 24
   ТОРЖЕСТВО СПРАВЕДЛИВОСТИ

   В течение долгих недель я медленно и почти неохотно возвращался к жизни. Доктор Амикас признался мне, что мой случай чудесного исцеления оказался уникальным. Чума спеков привела к воспалению мозга, и я впал в кому. Нельзя сказать, что в один прекрасный миг я пришел в себя. Нет, я словно бы постепенно вплывал в реальность. Доктор был до крайности удивлен тем, что мне удалось выжить и уж тем более восстановить в полном объеме умственные способности. Когда я начал воспринимать окружающий мир, выяснилось, что меня перевели в удобную комнату, расположенную в гостевом крыле дядиного дома. Тем не менее добрый доктор часто приходил меня навестить. Мне кажется, он получал удовольствие от одного моего вида – еще бы, столь уверенная и полная победа среди множества поражений.
   Сначала за мной ухаживала специально нанятая для этого сиделка. Она либо ничего не знала о происходящем, либо получила строжайшие инструкции не говорить мне ничего, что могло бы меня взволновать. Впрочем, прошло еще несколько дней, прежде чем я настолько пришел в себя, что начал беспокоиться о своей семье и друзьях. На все мои вопросы, озвучиваемые хриплым да к тому же еще и срывающимся шепотом, она неизменно отвечала, что мне не следует тревожиться, скоро я поправлюсь и сам все узнаю. Если бы у меня хватило сил подняться с постели, я бы, наверное, ее задушил.
   Но у меня ничего не получалось. Ноги и руки перестали мне подчиняться, я даже говорил с огромным трудом. Во время одного из визитов доктора мне удалось поведать ему о терзавших меня страхах. Он сочувственно потрепал меня по руке и сказал, что мне еще повезло, поскольку после такого тяжелого воспаления мозга некоторые люди становились дурачками. Он посоветовал мне работать над своей речью, например читать вслух или декламировать стихи. Но, к сожалению, по большей части мне приходилось иметь дело исключительно с сиделкой.
   С дядей я виделся редко. Если учесть, сколько неприятностей я принес в его жизнь, оставалось удивляться, что он вообще принял меня в своем доме. Тетя не навестила меня ни разу. Визиты дяди Сеферта были короткими, но я не мог его за это винить. Он был неизменно добр ко мне, но на его лице появились новые морщины – импульсивное поведение Эпини дорого ему стоило, он явно стал плохо спать, снедаемый тревогой. Так что я держал свои сомнения при себе. У дяди хватало других проблем.
   Я не стал рассказывать ему, что меня выгнали и как только ко мне вернутся силы, я сяду на Гордеца и отправлюсь домой. Несколько раз я порывался написать отцу, но мой почерк стал похож на каракули ребенка или немощного старика, не способного держать в руке перо, к тому же пальцы уставали еще до того, как мне удавалось внятно изложить причины моих несчастий. Сиделка часто наставительно повторяла, что я должен надеяться на будущее – ведь добрый бог не зря сохранил мне жизнь, но очень часто у меня возникало ощущение, что, оставив меня в живых, добрый бог сыграл со мной самую жестокую шутку из всех возможных. Всякий раз, когда я пытался заглянуть вперед, меня охватывала тоска. Что теперь со мной будет, ведь я сам безнадежно испортил свою жизнь?
   Эпини навещала меня каждый день и развлекала болтовней, которая, по правде говоря, утомляла до изнеможения. Она довольно быстро поправилась – в ее случае чума протекала в легкой форме. Когда Эпини, лежавшая в лазарете Академии, пошла на поправку, доктор Амикас убедил ее вернуться домой. Кузина сказала, что мать приняла ее обратно крайне неохотно.
   На мой взгляд, Эпини полностью выздоровела. Она читала мне полные беспокойства письма моих родных и сама на них отвечала. Насколько я понял, основное содержание этих посланий заключалось в бесконечных уверениях в том, что я поправляюсь и с любовью их вспоминаю. Эпини ничего не говорила про Карсину, которая за все время не прислала даже крохотной записки. И я был ей за это благодарен. Кузина рассказала, что, пока я лежал в коме, она часто сидела у моей постели и читала стихи, надеясь, что звуки знакомого голоса ускорят мое выздоровление. Не знаю, помогло это или нет, но теперь я получил объяснение относительно происхождения некоторых странных снов.
   Эпини очень заботилась обо мне, всегда старалась быть веселой и спокойной, но я часто замечал, что у нее покрасневшие, не иначе как от слез, глаза, и теперь она выглядела старше своих лет. Она стала одеваться как взрослая женщина и зачесывала волосы назад всегда так аккуратно, что я не уставал удивляться этим переменам. Видимо, конфликт с родителями очень сильно на нее повлиял, хотя она старалась этого не показывать.
   Эпини довольно долго скрывала от меня новости. С ней было даже труднее, чем с сиделкой. Она сводила меня с ума, всякий раз меняя тему разговора, стоило мне заикнуться о своих друзьях. Однажды – после того как она в очередной раз отказалась отвечать на мои вопросы – у меня начался жестокий приступ кашля, и Эпини сдалась. Она закрыла дверь, села возле кровати и, взяв меня за руку, поведала о том, что происходило, пока мой организм боролся с тяжким недугом.
   Она начала с «земных» дел. Спинк выжил и постепенно поправлялся, но чума обошлась с ним жестоко. Он очень сильно похудел и так ослаб, что до сих пор не может даже стоять. Он оставался в больнице Академии. Эпини не позволили его навещать, но им разрешили переписываться. Дядя Сеферт запретил своей жене перехватывать их письма. Спинк присылал короткие записки – у него опухли суставы, и ему было трудно шевелить пальцами. Доктор Амикас с огорчением заявил, что о продолжении военной карьеры мой друг должен забыть, ибо даже после полного выздоровления жизненные силы к нему так до конца и не вернутся. Спинка ожидала жизнь инвалида, и ему оставалось рассчитывать лишь на поддержку брата.
   Конечно, Эпини считала, что все будет иначе. Она радостно сообщила мне, что, как только Спинк будет способен участвовать в церемонии, они устроят скромную свадьбу, а потом вместе уедут к нему домой. Эпини уже начала переписываться с его матерью и сестрами и нашла их «ужасно современными. Они одаренные женщины, Невар, и я с нетерпением жду встречи с ними. Как жаль, что его семья не может позволить себе путешествие в Старый Тарес, а потому не будет присутствовать на нашей свадьбе. Не сомневаюсь, что моей матери пошло бы на пользу посмотреть на женщин, которые способны не только сплетничать, язвить и планировать, как с наибольшей пользой для себя выдать замуж своих дочерей. Я уверена, папа будет рад тому, что мне предстоит деятельная жизнь, а не пустая трата времени на бесконечное вышивание, глупую болтовню и вынашивание детей, хотя последний пункт меня, честно признаться, воодушевляет».
   – Эпини, а ты уверена, что будешь счастлива? – рискнул спросить я. – Ведь ты не станешь хозяйкой дома. Вы со Спинком будете жить у его старшего брата из милости. Ты говоришь, что его мать и сестры занимаются полезным делом. А я боюсь, что жизнь на границе покажется тебе очень трудной. Ты лишишься привычных удобств. Тебе следует хорошенько подумать, прежде чем выходить замуж за Спинка, ведь может так случиться, что вы оба будете несчастливы.
   Я не хотел обидеть или расстроить Эпини, но она сразу сникла. Ее глаза наполнились слезами, и она покачала головой.
   – Неужели вам всем так нужно повторять мне то, что я и сама прекрасно знаю? Мне известно, что моя жизнь будет трудной, Невар, гораздо более трудной, чем я думала, когда только собиралась связать свою судьбу со Спинком. Но, мне кажется, я справлюсь. Нет. Я знаю, что должна справиться, что сумею найти в себе силы. – Она сжала руки в кулаки. – Ты считаешь меня излишне порывистой и уверен, что я пожалею о своем решении. Ты думаешь, я слабая. Возможно, так и есть, не исключено, что мне будет очень плохо. Однако я точно знаю, что даже в самом худшем случае я не вернусь к родителям в поисках сытого, но серого благополучия.
   Кузина посмотрела мне в глаза, и я увидел, что она полна мужества и действительно готова идти до конца.
   – Времена меняются, Невар. Мужчинам и женщинам нужно понять, что пришла пора отбросить изжившие себя традиции и начать менять свою жизнь. Я хочу верить, что Пурисса пойдет по моим стопам, и, как бы трудно мне ни пришлось, она найдет в себе силы преодолеть косность мышления и сама выберет свою судьбу.
   – А ты расскажешь ей правду, если поймешь, что твоя жизнь сложилась неудачно? – осторожно поинтересовался я.
   Я не считал, что поведение Эпини послужит достойным примером для ее младшей сестры.
   Кузина расправила плечи и гордо вскинула голову.
   – Я беру на себя ответственность за все, что произойдет со мной, Невар. Каждое утро, глядя на Спинка, я буду видеть человека, которого выбрала сама. И это утверждение в той же мере будет справедливо для него. А можешь ли ты рассчитывать на подобное утешение, когда вы с Карсиной поссоритесь? Или тебя будут мучить сомнения относительно свободы ее выбора? Стала бы она твоей женой, если бы ее родители не распорядились судьбой дочери именно таким образом?
   Эти слова Эпини разбередили раны в моей душе. Я больше не связывал свое будущее с Карсиной – постепенно мне удалось в этом себя убедить. В тот самый миг, когда меня изгнали из Академии, я лишился надежды назвать ее своей женой. Вот почему я столь резко сменил тему разговора.
   – Ты можешь рассказать мне об остальных кадетах? Как у них дела?
   – Ты уверен, что готов выслушать такие новости? – В голосе Эпини прозвучала неподдельная тревога.
   И я сразу понял, что дела обстоят хуже, чем я предполагал.
   – Быть может, тебе следует дать мне возможность самому решать свою судьбу, – вскинулся я.
   Она уткнулась взглядом в пол и тяжело вздохнула.
   – Спинк предупреждал, что ты захочешь узнать. Он так и сказал, когда мы виделись в последний раз перед тем, как меня забрали домой. Вот почему он назвал мне мальчиков из вашего дозора, жизни которых унесла чума, и рассказал о других людях, чьи судьбы могли тебя интересовать. Я все записала, поскольку не смогла бы запомнить столько имен. – Она сунула руку в карман и вытащила сложенный в несколько раз листок бумаги. Когда она его развернула, у меня сжалось сердце. – Ты готов?
   Я стиснул зубы, чтобы не закричать на нее.
   – Да. Пожалуйста, Эпини.
   – Хорошо. – Она откашлялась и начала зачитывать имена. Ее голос дрожал, по щекам побежали слезы. – Нейтред. Орон. Калеб. Сержант Рафет. Капрал Дент. Кадет-капитан Джефферс. Капитан Моу. Капитан Инфал. Лейтенант Вуртам.
   Этот скорбный список ошеломил меня. Я откинулся на подушки, а Эпини продолжала, и каждое новое имя я воспринимал как удар в сердце. Как же много народа умерло! Как много!
   – Я принесу воды, – сдавленно произнесла Эпини. – Я сделала глупость. Отец говорил, что ты еще слишком слаб для таких новостей. Однако я решила, что всегда лучше знать правду, нежели жить в мучительном неведении. Я ошиблась, и теперь тебе станет хуже, а мой отец снова будет меня ругать – опять я поступаю по-своему, не имея опыта реальной жизни.
   Она налила воды из кувшина, и я выпил ее залпом.
   – Нет, ты все сделала правильно, Эпини. Как и ты, я ненавижу, когда за меня принимают решения другие люди. Расскажи остальное. Сейчас.
   – Ты уверен? – Она взяла стакан из моих трясущихся рук и поставила на столик.
   – Совершенно. Рассказывай.
   Она посмотрела в листок, а я сосредоточился на ее словах.
   – Корт так и не заразился. Рори переболел чумой в очень легкой форме. Трист довольно быстро поправился, но, как и Спинк, он уже никогда не будет прежним. По совету доктора его отправят домой. Горд и его семья до сих пор не вернулись в город, так что чума их не коснулась. Полковник Стит и его сын Колдер довольно долго болели. Они поправятся, но полковник ушел в отставку, и теперь Академию снова возглавил полковник Ребин. Спинк слышал разговоры о том, что Ребин с радостью согласился на прежнюю должность и пообещал навести в Академии порядок, как только большинство кадетов смогут приступить к учебе.
   В городе тоже многие умерли, но кадетам пришлось хуже всех. Мой отец говорит, что теперь могут возникнуть проблемы из-за нехватки молодых офицеров. Он полагает, что по большей части сыновья-солдаты перестанут поступать в Академию, а будут покупать себе чин, как это было прежде, поскольку теперь конкуренция, по сути, исчезнет. – Она вздохнула и продолжила: – А Спинк считает, что отныне разногласия между новой и старой аристократией заметно сгладятся, ибо страшная болезнь сблизила даже непримиримых врагов. И еще он сказал, что необоснованные исключения из Академии прекратятся. Больше того, до него уже дошел слух, что Ребин пригласит воспитанников, отчисленных в последние несколько лет, чтобы восстановить офицерский корпус. Спинк также слышал разговоры о том, что если выпускники Академии не смогут доказать свое превосходство над другими офицерами, то само существование этого учебного заведения будет поставлено под сомнение, поскольку его содержание обходится очень недешево.
   Некоторое время я молчал, пытаясь осмыслить такое количество новостей. Меня удивило, что Эпини так разумно рассуждает о проблемах Академии и о том, какое влияние оказала чума на военные структуры королевства. Я с горечью подумал, что из нее вышла бы хорошая жена офицера каваллы.
   – Наверное, сердце Спинка разбито из-за того, что его военная карьера закончилась, так и не начавшись, – пробормотал я.
   – Возможно, если бы он смирился, это было бы легче для всех нас, – со вздохом сказала Эпини. – Нет, он приходит в ярость всякий раз, когда ему говорят, что он не сможет поправиться настолько, чтобы стать офицером. Сейчас ему придется отправиться домой. Однако Спинк уверен, что сумеет восстановить свое здоровье и тогда вернется в Академию. Он сын-солдат и будет солдатом, что бы ни делали другие в это трудное время.
   – А что делают другие? – поинтересовался я.
   – О да! Как я могла забыть? От чумы пострадала не только Академия, но и Старый Тарес. Многие благородные семьи потеряли сыновей. Умер даже кое-кто из лордов, и в Совете образовалось много пустых мест. При поддержке священников многие семьи называют наследниками младших сыновей, а не кузенов. Все это вызвало беспорядки, поскольку многие влиятельные претенденты на наследство посчитали, что их нагло обманули. Но во всех спорных случаях священники поддержали семьи, пожелавшие возвысить младших сыновей.
   – Но это же безумие! – Я не мог поверить своим ушам. – Это противоречит воле доброго бога! Как священники могли на такое пойти?
   – Мой отец говорит, что священникам известна воля доброго бога. Но я считаю… – Эпини замолчала и заметно смутилась.
   – Ну, так что ты считаешь?
   – Не исключено, что многие священники получили крупные пожертвования. А в ряде случаев наследниками стали сыновья-священники. Было принято специальное постановление, позволяющее одновременно сохранить сан и стать наследником. – Эпини нахмурилась и с рассеянным видом поднесла к губам свисток – так погрузившийся в размышления мужчина зажигает трубку. Она тихонько свистнула и сказала, не выпуская любимую игрушку изо рта: – Мне кажется, все дело в богатстве и влиянии. Даже священники остаются людьми, Невар.
   Мне не понравились выводы, которые напрашивались из слов кузины, и я, решив еще раз сменить тему, указал на свисток.
   – Мне казалось, что ты подарила эту дурацкую штуку Спинку.
   Она еще раз тихонько свистнула и выпустила свисток. Улыбнувшись странной улыбкой, Эпини склонилась над моей постелью.
   – А почему ты так думаешь? – шепотом спросила она.
   – Потому что я видел свисток у него на шее, – раздраженно буркнул я – таинственность Эпини действовала мне на нервы.
   И только тут я вспомнил, где видел свисток.
   – Я не знала, что ты помнишь, – тихо заметила она.
   «Я не знаю, о чем ты говоришь», – так я хотел ей ответить, но не смог заставить себя произнести эти слова. И вдруг осознал, что не могу просто взять и отбросить все произошедшее между мной и удивительной женщиной – древесным стражем. Я прекрасно понимал, о чем говорит Эпини. Процесс примирения в моей душе еще не закончился. Иногда я просыпался от пронзительной скорби – ведь я убил свою любовницу и наставницу. В другие моменты мне очень хотелось поверить, что все это было лишь горячечным видением.
   Так и не дождавшись от меня ответа, Эпини задумчиво покивала головой.
   – Тебе все еще трудно это признать, Невар? Тогда я не стану настаивать. Скажу лишь, что ты спас не только себя, но и нас со Спинком. Лишь после того, как ты начал действовать, я поняла, что между нашим миром и тем, куда мы попали, есть связь. Для тебя это были твои волосы и сабля. Когда ты отсек мост, ты лишил ее доступа в наш мир, не так ли? Передо мной стояла другая задача. Мы со Спинком уже были связаны между собой. Мне оставалось крепко ухватиться за то звено, что соединяло нас с нашим миром. Им оказался свисток, который в воображении Спинка висел у него на шее. Он продолжал цепляться за него, а когда я пришла в себя в нашем мире, оказалось, что я крепко держу цепочку этой замечательной безделушки, лежащей у меня на груди.
   И Спинк вернулся вместе со мной. Я поднялась с пола и, к своей огромной радости, обнаружила, что вы оба дышите. Сиделки были потрясены. Знаешь, они уже во второй раз посчитали тебя покойником. Мне кажется, ты пробыл в стране мертвых гораздо дольше остальных. – Она наклонилась еще ближе ко мне и прошептала: – А еще я думаю, что ты сделал даже больше, чем намеревался. До нашего возвращения несколько кадетов дышали с огромным трудом. Вероятно, уничтожение моста заставило их души вернуться в тела.
   – Это нелепо!
   Однако так и было, и я улыбнулся Эпини. Шли минуты, она молчала. А потом протянула руку, схватила меня за волосы и сильно дернула.
   – Ничего подобного! Когда ты пришел в себя, от шрама у тебя на голове не осталось и следа. Я сразу же это заметила. Ты вернул себе то, что она у тебя отняла. И теперь, глядя на тебя, я не вижу следов чужой ауры. А вот твоя собственная стала сильнее. – Эпини откинулась на спинку стула и оценивающе посмотрела на меня, словно собиралась определить, на сколько же я подрос. – Да, аура у тебя необычная. Впрочем, ты сам необычный человек, переживший удивительные приключения. Да и мы со Спинком тоже.
   Я решил больше не возражать и поинтересовался:
   – А Спинк что-нибудь помнит? Эпини поджала губы.
   – Он не признается. Я много об этом думала. Интересно, что запомнили другие люди, которые находились в те мгновения на мосту? Кстати! – Она засунула руку в карман. – Я чуть не забыла. Это от Колдера. Он прислал тебе письмо два дня назад. Возможно, ему приснился странный сон и он захотел его с тобой обсудить.
   Она вкрадчиво улыбнулась и протянула мне письмо. Я взял конверт и сразу же заметил, что печать сломана.
   – Ты его прочитала, верно?
   – Конечно. Едва ли письмо от Колдера могло быть личным. И я должна была с ним ознакомиться, чтобы выяснить, можно ли его тебе передать. Пожалуй, ты уже готов.
   Внутри конверта лежала короткая записка на роскошной бумаге.
   «Пожалуйста, зайди ко мне, как только появится возможность. У меня есть для тебя кое-что».
   Я бросил письмо на одеяло.
   – Единственное, что я хочу от него получить, так это извинения, но я очень сильно сомневаюсь, что он на это способен.
   – А я думала, ты хочешь, чтобы он рассказал своему отцу правду. Если бы Колдер это сделал, полковник Стит мог бы аннулировать твое исключение с лишением всех прав и привилегий из Академии.
   Утратив дар речи, я круглыми глазами воззрился на Эпини. Эти страшные слова вновь вернули меня к ужасной реальности. Видимо, решив, что молчание не всегда золото, Эпини спокойно пояснила:
   – Я нашла приказ, когда вешала твою шинель. Кто-то должен был позаботиться о твоих вещах, поскольку некоторые сиделки, из числа нанятых на улице, оказались настоящими воровками. Они тянули все, что могли унести, в том числе и одеяла, которыми накрывали умерших. Это ужасно. Поэтому я собрала твои вещи, чтобы их сохранить, и…
   – И естественно, проверила мои карманы, – скорбно проворчал я.
   – Да, естественно, – не моргнув глазом подтвердила Эпини. – Чтобы переложить к себе все ценное, что там могло оказаться. Но я нашла лишь этот ужасный приказ. Вот почему я без колебаний его сожгла.
   – Ты сожгла приказ о моем исключении?
   – Конечно. – Эпини сохраняла полнейшую невозмутимость.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 [62] 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация