А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 60)

   И тогда я увидел древесного стража и свое иное «я». Толстая, омерзительная женщина стояла на вершине холма, где еще оставались живые деревья, прислонившись спиной к одному из великанов, и внимательно смотрела на нас. Страх и отвращение захлестнули меня, хотя я доподлинно знал, что она не может выйти из леса. За нее это делало мое другое «я». Он рыскал по голому склону холма среди серых теней, и упорство делало его куда более реальным, чем несчастные потерянные души умерших. Он двигался стремительно и уверенно, как хищник, ищущий добычу.
   Его наставница показала пальцем на лужицу, оставшуюся от сержанта, и ободряюще крикнула:
   – О да, забери его, пока он не исчез. У него гораздо больше силы, чем кто-либо подозревал, силы и мудрости. Но у него нет дерева, куда он мог бы все это спрятать. Эти глупцы так и не научились сохранять свою магию. Поторопись, поглоти его могущество, пока оно не досталось земле. У твоего народа осталось совсем мало магии. Тебе предстоит долгое насыщение, прежде чем ты наполнишься ею до отказа. Ешь!
   Несмотря на то что я уже практически пересек границу, отделявшую мою жизнь от смерти, наши сущности каким-то непостижимым образом по-прежнему оставались связаны. Мое другое «я» устремилось к сержанту, подчиняясь воле древесного стража, и меня точно на веревке потащило за ним. Я с удивлением отметил, что мое «я», обитающее в этом мире бесплотных душ, выросло и начало обретать формы, столь чтимые у народа древесного стража. У него появился округлый живот, а руки и ноги покрылись слоем жира. Одеждой ему служила набедренная повязка из листьев. Пучок волос на затылке был вымазан сосновой смолой и переплетен зелеными лианами. Он стремглав несся к лужице, которая недавно была сержантом Рафетом, и, подбежав, опустился перед ней на колени. Затем он быстро собрал в ладони белую жидкость, пока она не успела уйти в землю. Теперь он не пользовался чашей из листьев, а наклонил голову и принялся, как собака, хлебать густую субстанцию – душу сержанта. На мгновение я превратился в него. Я ощутил, как стали липкими мои руки и подбородок и как с каждым глотком увеличивается моя сила.
   Магия наполняла меня. Я верил, что стану великим, если добуду достаточное ее количество. Если я напою себя магией, то смогу остановить захватчиков и спасти народ своей наставницы и возлюбленной. На несколько мгновений его желания стали моими, и я ощутил их глубину. Я значил очень много. И сейчас стоял перед выбором. Во мне может соединиться магия ее народа и магия захватчиков. И их слияние даст долгожданный ответ. Моя мудрая наставница понимала, что сама она не сумеет остановить захватчиков. Ей требовалось смешать эти две чужеродные магии, чтобы выяснить, в чем состоят слабые стороны врага, ибо только так можно было его победить. Магия ее народа способна задержать захватчиков, но только их собственная магия, живущая в плоти и крови каждого солдата, никогда не умирающая, нанесет им окончательное поражение и заставит навсегда покинуть благословенные леса.
   Вот в чем заключалась цель главной защитницы дальних восточных пределов от гернийского вторжения.
   И мое второе «я» полностью поддерживало ее устремления. Более того, находясь в его сознании, я твердо знал, что желаю того же. Потому что он любил ее народ так, как сам я никогда не любил гернийцев.
   Эта мысль настолько меня потрясла, что мое далекое тело вздрогнуло и застонало. Вероятно, это слабое проявление жизни привлекло ко мне внимание древесного стража. До того она одобрительно наблюдала, как мое другое «я» поглощало душу сержанта Рафета. Теперь же ее взгляд устремился на скорбную толпу, медленно продвигающуюся к мосту, – скот, идущий на бойню. А потом она заметила меня. От созданного ею ада меня отделяло всего несколько шагов, но я застыл, увидев, что второй конец моста удерживает сабля воина каваллы, вонзенная в каменистую землю. Я узнал свой клинок. Девара научил меня призывать его в этот мир, и он остался здесь, ибо такова была воля древесного стража и моего второго «я». И теперь эта кошмарная переправа между двумя мирами существовала благодаря моей собственной сабле.
   Увидев меня, безобразная толстая женщина в яростном жесте воздела руки к небу и вдруг стала выше самых высоких деревьев, которые после этого жуткого превращения едва доходили ей до колен. А затем она протянула ко мне свои пальцы, больше похожие на длинные кривые сучья.
   – Возвращайся! – злобно приказала она. – Тебе еще рано здесь появляться! Возвращайся! Оставайся в своем теле до тех пор, пока мы не будем готовы!
   Что давало ей такую власть надо мной? Я почувствовал, как она схватила меня за волосы, выдернула из череды бредущих теней и швырнула через пропасть. Я упал на спину и, открыв глаза, застонал. Комнату наполнял тусклый свет зимнего дня, и глаза тут же начали слезиться. Кто-то схватил мою бессильную руку и сжал ее так крепко, что я вновь застонал от боли.
   – Он жив! Доктор, идите сюда! Невар жив! Голос доктора прозвучал издалека:
   – Я же говорил тебе, Эпини, что он жив. Таково течение болезни, что наступает момент, когда все вокруг думают, будто человек умер. Это одна из главных опасностей чумы спеков. Мы слишком легко сдаемся. А сейчас дай ему немного бульона. К сожалению, для него больше ничего сделать нельзя. И, пожалуйста, поменяй белье на освободившихся койках. Боюсь, еще до вечера они опять заполнятся.
   Мои лихорадочные видения были такими яркими и странными, что я совсем не удивился, когда увидел Эпини, сидящую в узком проходе между моей кроватью и койкой Спинка. Поверх одного из своих смешных детских платьев она зачем-то надела грязный халат. Кожа у нее на щеках слегка шелушилась, губы потрескались. Усталое лицо и зачесанные назад волосы придавали ей вид почти взрослой женщины. Я так засмотрелся на кузину, что не стал сопротивляться, когда она поднесла ложку бульона к моим губам. Вскоре у меня начался озноб, я весь затрясся, и ей пришлось поставить чашку на столик, чтобы поправить мне одеяло.
   – А как же колледж? – был мой первый вопрос.
   Речь давалась мне с трудом, пересохшие губы едва шевелились. Она нахмурилась, а потом хитро улыбнулась.
   – С учебой покончено! – рассмеялась она. Эпини наклонилась ко мне поближе. – Я убежала. А потом отправилась на праздник Темного Вечера и прекрасно провела время со Спинком. Затем вернулась домой и рассказала родителям, где я побывала во время праздника. Я прекрасно знала, что моя мать будет кричать о загубленной репутации и «испорченном товаре» и на меня обрушится самая настоящая лавина подобной галиматьи, без которой не могут обойтись наделенные властью люди, когда какая-нибудь из их несчастных жертв срывается с крючка.
   Однако мне было хорошо известно – поскольку я выкрала письмо, – что семья Спинка уже испросила у моего отца разрешение на наш брак. И когда мать заявила, что ни один достойный мужчина никогда не согласится взять меня замуж, я положила это письмо на стол и честно предупредила, что других предложений они не получат, а потому самое разумное – его принять. О, она устроила ужасную сцену. – Голос Эпини дрогнул, и она замолчала. И я догадался, что победа досталась ей нелегко, но кузина, собравшись с духом, вновь заговорила, правда, от веселья не осталось и следа. – У моих родителей теперь нет выбора. Никто не согласится взять меня в жены. Я об этом позаботилась.
   Я ничего не понимал.
   – Но Спинк сказал… что вы так и не встретились. Эпини удивилась, а потом улыбнулась. Отвернувшись от меня, она протянула руку, чтобы коснуться лица моего друга.
   – Какая трогательная ложь. Наверное, ему было очень трудно солгать тебе, но он берег мою честь. Знаешь, он очень высокого мнения о тебе и даже хочет, чтобы нашего первого сына назвали твоим именем. Мы намерены пожениться как можно скорее, чтобы уже ничто не могло заставить нас расстаться. – И вдруг она стала похожа на моих сестер. – У нас будет замечательная жизнь. Я не могу дождаться. Надеюсь, нас отправят на границу.
   – Если он выживет, – пробормотал я и взглянул на неподвижное тело моего друга на соседней койке.
   Еще недавно мальчишеские округлые щеки Спинка ввалились. Рот был слегка приоткрыт, а из его груди вырывалось хриплое клокотание. Желтая корка склеила ноздри и веки. Он выглядел ужасно.
   Но кузина смотрела на него с любовью. Она взяла его вялую руку в свои ладони.
   – Он должен. – Кузина решительно тряхнула головой. – Я поставила на него свою жизнь, и если Спинк умрет, я останусь одна. – Эпини посмотрела на меня, и в глазах ее мелькнул откровенный страх. – Тогда я потеряю все.
   Я попытался поудобнее устроиться на горячей подушке и спросил:
   – Дядя Сеферт?
   – Его здесь нет, – отрешенно проговорила кузина.
   – Но… как ты сюда попала?
   Мне было трудно говорить, и я закашлялся. Эпини, уверенным движением обняв меня за плечи, помогла мне сесть и протянула чашку с водой. Она не отвечала до тех пор, пока не уложила меня обратно.
   – Я пришла сюда, когда до моего отца стали доходить сведения об эпидемии, начавшейся в Академии. Потом принесли твое письмо, где ты описал события Темного Вечера, как ты встретился с Колдером и сообщил, что весь ваш дозор исключат вне зависимости от результатов экзаменов. Когда отец узнал, что у тебя остался лишь один вариант – это стать разведчиком, он пришел в ярость. Он немедленно отправился в Академию, но над воротами развевался желтый флаг, и солдаты его не впустили. Как только отец вернулся домой, мать собрала нас всех и сообщила, что в городе зарегистрировано несколько случаев чумы спеков. Она заявила, что никто из нас не будет выходить из дома до тех пор, пока не минует опасность. Еще маленькой девочкой она пережила черную оспу и навсегда запомнила то страшное время.
   Я три дня терпела, запертая в доме вместе с ней. Когда мать переставала стращать нас тем, что мы все умрем от чумы, она принималась ругать меня за бесстыдное поведение или оплакивать свои разрушенные надежды на мой удачный брак. По ее словам, я опозорила семью и должна теперь всю жизнь за это расплачиваться. Она поклялась, что никогда не разрешит мне выйти замуж за Спинка, а в наказание за свои грехи я останусь с ней до конца жизни как обесчещенная старая дева. Ты не представляешь, Невар, какое это ужасное будущее. Я пыталась объяснить ей, что стремление подороже продать свою дочь людям, обладающим большим весом в обществе, – самая жестокая и порочная традиция.
   Я давно поняла: именно матери виноваты в том, что молодые девушки низведены до положения бессловесного скота, которому отказано в праве иметь собственное мнение и желания. Я приводила ей вполне логичные и разумные доводы, но она только еще сильнее сердилась. Ведь я осмелилась сама распоряжаться своей жизнью и обменяла «респектабельность» на любовь, не позволив ей торговать моей судьбой на ярмарке политических амбиций. И тогда она дала мне пощечину! От моих слов она пришла в неописуемую ярость. А причина проста – она не хотела слушать правду.
   Эпини прижала руку к щеке, вспоминая незаслуженную обиду.
   – Она сама во всем виновата – не нужно было давать мне образование, – добавила она, словно бы оправдываясь. – Если бы мать держала меня дома в невежестве, как, например, твоих сестер, я была бы образцовой покорной дочерью.
   Фразы, которые произносила Эпини, накатывали, точно волны прибоя на берег. Смысл то доходил до меня, то вдруг исчезал. Я не сразу понял, что она замолчала, так и не ответив на изначально заданный мною вопрос. Я собрал силы еще на одно слово:
   – Почему?
   – Почему я пришла сюда? Это мой долг! Я слышала, что лазарет Академии переполнен. После того как первый страх перед чумой прошел, снова стали выходить газеты. Академия оставалась в карантине. Здесь продолжает свирепствовать чума – такое впечатление, будто именно тут ее эпицентр и она не прекратится до тех пор, пока все вы не погибнете. Тогда городской совет решил отправлять всех заболевших сюда, чтобы остановить распространение болезни в самой столице. В газетах писали о лежащих на лужайках грудах трупов, укрытых лишь простынями и одеялом падающего снега, а умерших хоронят прямо на территории Академии, посыпая трупы негашеной известью, чтобы избавиться от запаха.
   Я пришла сюда, когда прочитала в газетах, что в коридорах лазарета полно мертвых тел, а вместо заболевших санитаров на улицах нанимают нищих. Я не могла жить с мыслью, что вы со Спинком больны, а за вами некому ухаживать. Я не сомневалась, что вы заразились, поскольку отец перестал получать от тебя письма. Поэтому я посреди ночи сбежала из дома и почти до самого рассвета добиралась сюда пешком. Единственное, чего я боялась, что не сумею перехитрить охрану Академии. К счастью, мне удалось отыскать дерево, ветви которого нависали над стеной. А дальше все было делом двух минут: вскарабкаться, переползти и аккуратно спрыгнуть. В результате, когда я заявилась в лазарет, у доктора Амикаса уже не было выбора – ему пришлось оставить меня здесь. Теперь я не могу покинуть Академию, поскольку, возможно, сама, как и вы, заразилась. Потом я сообщила о своем желании за вами ухаживать, и мне дали халат. Доктор сказал, что я могу помогать, пока сама не слягу. Он разумный человек, но как врач настроен не слишком оптимистично, не так ли?
   – Возвращайся домой, – прошептал я. Здесь для нее не было места.
   – Я не могу, – просто ответила Эпини. – Мать не пустит меня в дом, опасаясь, что я подхватила чуму. Теперь я не только опозоренная женщина, но и носитель заразы. – Казалось, кузину не слишком огорчает ее незавидное положение. Затем она понизила голос и добавила: – Кроме того, вы оба во мне нуждаетесь. В особенности ты. То, что парило над твоим плечом во время нашей последней встречи, выросло и стало более могущественным. Когда я подумала, что ты умер… это испугало меня до ужаса. Ты совсем не дышал, даже пульс не прощупывался. И еще – только не смейся надо мной, – твоя аура настолько потускнела, что я ее вообще не чувствовала. Но аура существа, которое пытается тобой овладеть, стала сильнее. Она пылала над тобой, как пламя над сухим поленом. Я так за тебя боялась! И я должна защитить тебя от него, ибо один ты не справишься.
   Нет, я не нуждался в защите Эпини. В этом я был совершенно уверен. Пожалуй, от мысли о том, что Эпини пришла сюда, в самое сердце эпидемии, спасать меня, на душе стало еще хуже. Придя на помощь Колдеру, я покрыл себя позором. Но я умру, и мой позор умрет вместе со мной. А Эпини со своим бесчестьем будет жить, как и вся семья моего дяди. Подобно полузабытому аромату духов, у меня промелькнули воспоминания о том, как я побывал в другом мире. И мне вдруг стало очевидно, что я не могу допустить, чтобы Эпини имела дело с древесным стражем.
   Кузина сосредоточенно смотрела на меня своими большими глазами. Я видел, что Эпини чувствует себя не лучшим образом. На ее веках я заметил желтую корочку. Красные щеки и потрескавшиеся губы – симптомы были очевидны. Она уже заразилась чумой. Доктор Амикас вновь не ошибся.
   Она осторожно протянула ко мне руку, коснулась лба и тут же отдернула пальцы, словно сильно их обожгла.
   – Это существо появляется и исчезает, – прошептала она. – Оно мерцает вокруг тебя, то слабея, то усиливаясь. Сейчас оно сверкает над твоей головой. Как пламя просвечивает сквозь лист бумаги, прежде чем ярко вспыхнуть и поглотить его.
   Когда она произносила эти слова, я ощутил его присутствие. Мое другое «я» стало сильнее. И я вдруг посмотрел на мир его глазами. Эпини была волшебницей, повелительницей магии железа. Он смотрел на нее и радовался, поскольку она была обречена, несмотря на все свое могущество. Так же четко, как видел Эпини, я разглядел зеленую лиану, связывающую ее руку с запястьем Спинка. Я узнал заклинание «Держи крепко», наложенное древесным стражем.
   Однако мое истинное «я» еще сохранило собственную волю. Собрав все силы, мне удалось дотянуться до свободной руки Эпини и схватить ее за запястье. Она испуганно отшатнулась, пытаясь вырваться.
   – Я должен тебя освободить! – хрипло прокаркал я. – Пока еще есть время.
   Другой рукой я попытался наложить заклятие «Развяжись» на лиану, которая связывала Эпини с моим другом. Однажды этим заклинанием я предал свой народ. Теперь с его помощью освобожу Эпини. Но мое другое «я» стало слишком сильным, у меня хватило сил поднять руку, но пальцы не слушались. И он рассмеялся моим ртом, отчего сухие губы потрескались еще сильнее.
   – Невар! Отпусти меня! Мне больно!
   Услышав крик Эпини, Спинк судорожно втянул воздух. Потом с хрипом выдохнул, и Эпини повернулась к нему.
   – Спинк? Спинк!
   Я ждал. Проходили мгновения. Он больше не дышал. Наконец я услышал в горле Спинка предсмертное клокотание. Эпини опустилась на колени между нашими постелями. Я все еще сжимал ее запястье. Она, казалось, ничего не замечала.
   – Нет, – простонала Эпини. – Пожалуйста, Спинк, нет! Не оставляй меня. Не оставляй!
   «Он сейчас на мосту», – промелькнула у меня смутная мысль. Мои губы больше мне не подчинялись. Ими овладело мое второе «я». Мне хотелось позвать на помощь Эпини. Теперь, когда он по-настоящему отнял у меня тело, я был готов принять помощь от кого угодно.
   Но Эпини не смотрела на меня. Она начала раскачиваться из стороны в сторону, прижав свободную руку ко рту и умоляя Спинка вернуться. Слезы текли по ее щекам.
   Я почувствовал момент, когда душа моего друга покинула тело. Нет, я ее не видел. Но Эпини вдруг выпрямилась и посмотрела на свою свободную руку. Лиана на ее запястье натянулась. А затем последовал резкий рывок, и моя кузина побледнела, будто ее припорошило снегом. Рот Эпини широко раскрылся. Она была связана со Спинком заклинанием «Держись крепко», которое сотворила мерзкая женщина – древесный страж, – и душа кузины покорно устремилась вслед за душой Спинка.
   Эпини обмякла и начала заваливаться на пол. Больше она не шевелилась.
   И тогда я вступил в битву со своим другим «я». Никогда прежде мне не приходилось так сражаться, накопившаяся ярость и ненависть выплеснулись наружу. Что он со мной сделал! Я снова и снова пытался заставить пальцы двигаться, надеясь, что мое заклинание «Развяжись» над телами Спинка и Эпини вырвет душу моей несчастной кузины из сучковатых рук древесного стража. Он не давал. К нам уже бежали санитары. Наверное, со стороны я выглядел безумцем – сжимая запястье умирающей девушки так, словно рассчитывал удержать ее среди живых, другой рукой изо всех сил старался и не мог изобразить заклятие освобождения.
   И тут вдруг я вспомнил, как много лет назад разведчик обманул своего противника. Я сделал вид, будто слабею, и позволил руке безвольно упасть на одеяло. И когда другое «я» перестало меня контролировать, успел сотворить заклинание над своей собственной рукой, сжимавшей запястье Эпини. Но это было не «распустись».
   – Держись крепко! – произнес я потрескавшимися губами. И свалился с постели, увлекаемый обмякшим телом Эпини, а душа моя отлетела вслед за ее тенью.
   Стоило мне закрыть глаза в моем мире, как они открылись в мире древесного стража. Я вновь находился на мосту среди медленно движущегося потока умирающих. Спинк уже почти дошел до дальнего конца проклятого моста. Эпини дрейфовала за ним, словно птица с переломанными крыльями. Она была объята ужасом и судорожно пыталась разорвать связывающую их лиану. А мой друг словно бы не замечал этих уз и продолжал, как сомнамбула, шагать вперед.
   Чары, соединявшие меня с Эпини, были не столь прочными. Мое заклинание уступало магии древесного стража. Однако здесь я все еще обладал свободой воли.
   – Распустись! – приказал я и сотворил заклинание.
   И тут же узы распались, но и я, и Эпини оставались среди мертвых. Я стоял на мосту. Тени солдат толкали меня со всех сторон, и я побрел вместе с ними. К сожалению, они перемещались слишком медленно. К тому же мне приходилось бороться с апатией, которая начала мной овладевать, с болезнью, ослабившей разум и тело. Но в отличие от всех остальных я пришел сюда с определенной целью. Отчаянно работая локтями, я протискивался вперед.
   Я вдруг осознал всю чудовищность того, что эпидемия чумы есть лишь магические козни заплывшей жиром женщины, направившей против нас свои чары. Уже одно то, что мы должны умереть, было достаточно страшно, но мысль о том, что мы попадем туда, где властвуют старые боги, показалась мне поистине ужасной. И никто не обретет покоя, обещанного добрым богом. Многие из нас следовали его заветам, а теперь магия древесного стража перенесла всех нас в это жуткое место. Какая жестокость по отношению к стольким людям!
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 [60] 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация