А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 55)

   Меня охватило странное возбуждение. Я видел перед собой дикое животное в теле женщины, и мне стало стыдно из-за захлестнувшего меня желания. Детские мольбы казались невинными и естественными и не вязались с соблазнительным телом. Рори держал табак так, чтобы она не могла до него дотянуться, а сам просунул свободную руку сквозь прутья клетки и принялся поглаживать ее бедро. Женщина не возражала и лишь довольно хихикала, пытаясь схватить табак, зажатый в пальцах моего товарища. Он, забыв обо всем на свете, словно они остались вдвоем, издал пьяный смешок. Испытывая жгучее желание, я заворожено смотрел, как его рука ласкает внутреннюю поверхность ее бедра. Женщина застыла, ее губы приоткрылись, и она часто задышала через рот.
   Сторож, со скучающим видом сидевший возле клетки на перевернутой бочке, неожиданно встал. Это был тощий тип в грязной полосатой рубахе и парусиновых штанах. Отпихнув Рори локтем, он ткнул в женщину прутом и сердито приказал ей:
   – Назад, назад!
   Потом он повернулся к нам.
   – Отойдите от клетки. И не давай ей табачка, приятель! Мы их так дрессируем. Не нужно награждать их без дела.
   – Отойди, Принцесса. Хромой, назад! – вновь раздался грозный окрик сторожа, обращенный к спекам.
   До этого момента все мое внимание было полностью поглощено молодой женщиной. Только теперь я заметил, что у молодого спека сломана нога. Хромой с опаской отодвинулся от прута сторожа. Он не произнес ни слова. Но когда служитель ткнул прутом: в Принцессу, она повернулась к нему и зашипела. А затем с неожиданной страстью обрушила на него поток отборнейшей брани. Закончила она так:
   – Червяк, выползший из утробы своей матери, отложивший в ней яйцо, вот ты кто! У твоих деревьев нет корней, и твои мертвые не говорят с тобой! Ты лижешь себя и полагаешь, что твои паразиты отличная еда! Ты…
   Прежде чем она сумела произнести новое оскорбление, старик спек ударил ее по губам.
   – Тихо, тихо, тихо! Веди себя прилично! Покажи джентльменам свои груди. – Женщина отшатнулась назад и присела на корточки, а старик повернулся к сторожу. – Я хороший. Хороший. Табачок. Табачок? Немного для хорошего Нищего?
   – Немного, – снизошел сторож.
   Он вытащил из кармана плитку жевательного табака. Я ощутил запах смешанной с табаком черной патоки. Он отломил маленький кусочек и вложил его в руку Нищего. Но прежде чем старик успел донести угощение до рта, на него набросилась Принцесса. Они упали на посыпанный соломой пол, вырывая друг у друга лакомство. Хромой молча раскачивался с поврежденной ноги на здоровую, но не вмешивался. Толпа зрителей подбадривала дерущихся громкими криками, но кое-кто с тревогой посматривал на сторожа. Тот решил, что все довольны зрелищем, и молча наблюдал за происходящим. Старик прилагал все силы, чтобы донести руку с табаком до рта, при этом отбиваясь от обезумевшей Принцессы. Драка с участием обнаженной женщины производила отталкивающее впечатление, однако странным образом еще сильнее возбуждала.
   – Пойдем, – позвал я своих спутников, но они даже не повернулись в мою сторону.
   Из небольшого закутка, находившегося в дальней части клетки, послышался какой-то шум. Вскоре оттуда выбрался еще один старик. Раньше я его не замечал. Его плечи прикрывало одеяло, под которым я разглядел одеяние из грубой холстины. Разноцветные пряди в длинных седеющих волосах уже заметно потускнели, а лицо было испещрено глубокими морщинами. Я думал, что он отругает дерущуюся парочку. Но он подошел к прутьям клетки и посмотрел на нас слезящимися глазами. Закашлявшись, старик сплюнул темную слюну на солому и что-то проговорил на своем языке. Слова звучали необычайно тягуче, в них почти не было согласных. Хромой спек подошел к нему и, встав рядом, проговорил несколько слов на том же языке, а затем показал на нас. Старый спек наклонился поближе к прутьям и принюхался. Наши взгляды встретились. Он улыбнулся, обнажив коричневые зубы, и кивнул, словно встретил знакомого на улице. Затем он протянул ко мне руки ладонями вверх, будто приглашая или обращаясь с какой-то просьбой.
   – Чегой-то ты делаишь? – заплетающимся языком спросил у меня Рори. – Заклин… заклинашь наш?
   Я с ужасом посмотрел вниз. Моя рука, повинуясь чьей-то воле, чертила в воздухе какие-то знаки. И в моей памяти всплыли слова из сна: «Завтра тебе предстоит экзамен. Ты его пройдешь и тем подашь знак, что готов сражаться за наш народ». Я сжал левой рукой пальцы правой и буркнул:
   – Просто судорога.
   – Ага, – согласился Рори.
   Старый спек, появившийся последним, кивнул мне. Потом отступил на шаг и ударил по своей груди ладонью, сложив ее так, чтобы звук получился громче. Схватка на полу клетки тут же прекратилась. Нищий и Принцесса поднялись на ноги. Мужчина торопливо сунул руку в рот, и я увидел, как заработал его язык, заталкивая табак за щеку.
   Старик, который, похоже, был среди них самым главным, что-то сказал своим соплеменникам. Женщина принялась сердито спорить. Старик повторил. Он не повысил голоса и не изменил интонации, но все трое спеков отшатнулись от него. Женщина выпрямилась и громко возвестила:
   – Я говорю, я говорю. Тихо. Слушайте.
   – Эй, там, что вы задумали? – сердито осведомился сторож. Он угрожающе взмахнул прутом, но спеки отошли в глубь клетки, и он не мог до них достать. Женщина, раскрасневшаяся от борьбы, с алеющей на плече длинной царапиной вдруг заговорила с неожиданным достоинством. И ее нагота вдруг перестала иметь значение. Пригладив ладонями гриву разноцветных волос, она произнесла громко и четко:
   – Сегодня мы будем танцевать. Прямо сейчас. Танец нашего народа, танец Пыли. Для всех вас. Подойдите ближе, подойдите ближе. Смотрите танец. Только один раз! Смотрите сейчас. – Она поманила нас, предлагая приблизиться к клетке.
   Сторож разинул рот.
   – Что такое, что такое? – непонимающе вопрошал он, но спеки не обращали на него внимания.
   Тогда он схватил замок, на который была заперта дверь клетки, и угрожающе им потряс, словно собирался войти внутрь. Нищий посмотрел на него через плечо, а потом все трое мужчин направились к деревянному закутку. Женщина встала посреди клетки так, чтобы ее не достал прут сторожа. Подняв вверх обе руки, она вновь заговорила своим звонким чистым голосом:
   – Танец Пыли! Танец Пыли! Соберите всех для танца Пыли! Вам никогда не видеть его раньше! Вам никогда не видеть его снова! Давайте. Давайте все. Танец Пыли нашего народа!
   Теперь она имитировала голоса зазывал. Похоже, девушка была гораздо умнее, чем мне показалось сначала. Зрители приблизились к клетке, не обращая внимания на крики сторожа:
   – Отойдите! Отойдите! Не трогайте прутья! – Заметив, что мы его не слушаем, он завопил: – Танец Пыли диких спеков с далекого востока! Идите скорее! Только еще пятеро смогут посмотреть танец Пыли. Всего лишь пятеро смогут увидеть то, чего не увидит больше никто и никогда!
   Однако его попытки заработать еще несколько медяков не принесли особого успеха. Впрочем, несколько глупцов заплатили ему деньги, и он тут же спрятал монеты в засаленный кошелек. Между тем женщина в клетке продолжала расхваливать танец, пока мужчины чем-то занимались в своем убежище. Очень скоро они вернулись, «переодевшись» для танца. Перья, опавшие листья, кусочки меха и ракушки свисали с бечевок, которыми они обвязали тела. Грязные волосы мужчины заплели в косы, так что те почти сливались с полосами, идущими вдоль позвоночника. Длинные серьги из дешевого металла почти касались плеч. Я понял, что все это они сумели сохранить только благодаря отчаянным стараниям.
   Сторож надрывался изо всех сил:
   – Никогда прежде такого не видели в городах запада! Никогда прежде танец не исполнялся под крышей! Танец Пыли диких спеков. Леди и лорды, подходите. Подходите, чтобы посмотреть на…
   Неожиданно его голос заглушил пронзительный вой женщины спеков, его подхватили мужчины, и вскоре он превратился в низкое пение. Каждый певец выводил свою ноту. Медленно, чуть шаркая ногами, мужчины заскользили вокруг женщины. Она стояла, подняв руки, словно ветви, и пела чистым приятным сопрано. И не имело никакого значения, что мы не понимали языка. Я слышал в ее песне завывание ветра и падающие с листьев капли дождя. Спеки плавно двигались, обходя женщину один раз, потом второй, третий. Толпа вплотную приблизилась к клетке, зачарованная необычным танцем и песней. В какой-то момент мужчины, словно услышав сигнал, сунули руки в висевшие на бечевке мешочки и вытащили оттуда по пригоршне тонкой темной пыли. Затем они принялись размахивать ладонями над головой, продолжая танцевать вокруг женщины.
   Пыль просачивалась между пальцев и наполняла воздух. Неожиданно женщина взяла потрясающе высокую ноту, длившуюся невероятно долго, и на это время замерли все, а затем мужчины вновь продолжили свой танец вокруг Принцессы, то приближаясь к ней, то делая пару шагов назад. Они достали новую порцию пыли из мешочков и рассыпали ее в воздухе. Женщина раскачивалась, будто дерево на ветру, и толпа ахнула в восхищении, когда призрачный ветер пронесся под куполом шатра в удивительной гармонии с танцем. Пыль висела в воздухе, и некоторые зрители принялись чихать, что вызвало у остальных веселый смех.
   А танец все продолжался и продолжался. Мне надоело наблюдать за бесконечным кружением, я устал, но выбраться из толпы не представлялось возможным. Нас буквально вжали в прутья клетки. Представление, устроенное женщиной, самое сильное впечатление произвело на Рори. Он вцепился обеими руками в прутья, словно решил остаться здесь навсегда. Я бросил взгляд в сторону сторожа, опасаясь, что он может ударить моего товарища по костяшкам пальцев, но толпа оттеснила сердитого служителя в сторону.
   Наконец песня женщины и плавный речитатив мужчин достигли крещендо. Шаркающая походка спеков сменилась легким шагом, а затем неожиданно они побежали по кругу, даже дряхлый старик и хромающий инвалид, разбрасывая пригоршни пыли, которая поплыла над толпой. Коричневый порошок разъедал глаза, люди начали волноваться, кашлять и чихать. Я отвернулся от клетки и попытался выбраться из толпы – безнадежно. Я вдохнул пыль, и тут же в горле у меня запершило, а во рту появился отвратительный вкус. Сторож пронзительно кричал, приказывая спекам прекратить. Неожиданно они остановились.
   Даже не посмотрев в его сторону, они молча собрались в центре клетки. Мужчины подняли мешочки и потрясли их, но они были пусты. Женщина быстро коснулась рукой головы каждого из них, словно благословляя. Потом они повернулись и, не обращая внимания на гомон толпы и дождь монет, посыпавшийся на пол клетки, направились к своему закутку, показав нам на прощание полосатые спины. Прежде чем войти внутрь, они сблизили головы, очевидно, о чем-то совещались.
   Почти сразу же толпа начала расходиться, но прошло еще некоторое время, прежде чем мы сумели сдвинуться с места.
   – Никогда не видел ничего подобного, – признался Трист, потирая костяшками пальцев покрасневшие глаза.
   Я отвернулся в сторону и несколько раз сплюнул, пытаясь избавиться от отвратительного вкуса во рту. Не успел я вытереть губы платком, как начал отчаянно чихать. Вокруг кашляли люди. Рори продолжал цепляться за решетку.
   – Да, она это что-то, – мечтательным голосом протянул он. Приоткрыв рот, Рори не сводил глаз с женщины, наконец-то скрывшейся в глубине закутка.
   – Ты ее хочешь? – Мы все повернулись, пораженные непристойным предложением сторожа, который приглушенным голосом обращался к Рори. – Я видел, как она на тебя смотрела, приятель. Ты ей понравился, да, понравился. Обычно я такие вещи не делаю, но… – Он посмотрел по сторонам, опасаясь, что его услышат другие посетители цирка. – Я могу устроить тебе встречу с ней. Наедине. Или с парочкой твоих друзей, если вы не станете ее обижать. Она красотка, и я не хочу ее испортить.
   – Что? – тупо уставился на служителя Рори.
   – Ты и сам знаешь, чего хочешь, приятель. Вот как мы все устроим. Ты сейчас дашь мне денег, а потом, примерно в полночь, когда толпа поредеет, вернешься сюда, и я отведу тебя к ней. Ей нужен только табачок. Спеки ужасно любят табачок. Она сделает для тебя все, что ты пожелаешь. Все, что угодно. А твои друзья могут посмотреть, если захотят.
   – Это отвратительно, – скривился Орон. – Она же дикарка. Сторож пожал плечами и стряхнул пыль с рубахи.
   – Может, и так, приятель. Но некоторые мужчины любят Диких женщин. Она так прокатит тебя, что ты никогда этого не забудешь. Ничего постыдного тут нет.
   – Не делай этого, – тихо предупредил я Рори. – Она совсем не та, кем кажется. – Я не смог бы объяснить ему свои предчувствия.
   Мой непутевый товарищ подскочил так, словно я ткнул его иголкой, и удивленно воззрился на меня. Он явно забыл о нашем присутствии, полностью поглощенный уговорами сторожа.
   – Конечно нет, Невар. Неужели ты думаешь, что я полный болван?
   Сторож утробно засмеялся.
   – Вот если ты его послушаешь и упустишь свой шанс, то тогда и будешь полным болваном, приятель. Сделай это сейчас, пока ты еще молод, и тебе будет что вспомнить в старости.
   – Пошли отсюда, – заныл Орон.
   Орона не смущало, что другие кадеты сочтут его слабаком. И я был рад, что эти слова произнес он, а не я. Мы повернулись и направились к выходу.
   – Приходи потом, без друзей! – прокаркал сторож нам вслед, но мы уже начали ввинчиваться в толпу. – Потом ты им расскажешь, как много они потеряли, – донесся до нас его приглушенный голос.
   И в самый последний момент на него оглянулся не Рори, а Трист. Так вернутся они или нет? У меня возникло ощущение, что на этом их приключение со спеками не закончилось.
   – Давайте посмотрим на остальных уродов и пойдем куда-нибудь еще, – предложил я.
   – Мне нужно выпить пива, – заявил Рори. – В горло попало столько пыли, что ее нужно срочно смыть.
   И он оставил нас, а я испугался, что Рори пойдет договариваться со сторожем. Я все равно ничего не могу сделать, сказал я себе, и только тут вспомнил, что пришел сюда, надеясь отыскать Эпини. Тщетно вертел я головой в поисках ее дурацкой шляпки. А толпа несла нас все дальше по проходу. Мы посмотрели на высокого человека, ходившего по углям, и на пожирателя жуков, а затем, в очередной раз оглянувшись, я обнаружил, что мои товарищи исчезли. На короткий миг у меня перед глазами возник Рори, сжимающий в объятиях обнаженную женщину, и я почувствовал острую зависть, смешанную с отвращением. Но я заставил себя двигаться дальше.
   Постепенно мне удалось выбраться из толпы. Я опять несколько раз сплюнул, но отвратительная пыль спеков словно бы обволокла гортань, и у меня снова начался приступ кашля.
   С трудом отдышавшись, я посмотрел по сторонам, и оказалось, что ноги принесли меня в самый дальний угол шатра. Все самое интересное находилось неподалеку от входа, здесь же меня поджидали куда менее любопытные экспонаты. Женщина шевелила изуродованными желтыми пальцами и кудахтала как курица. Человек-насекомое сидел в крошечной палатке из москитной сетки, а по нему ползали тараканы, жуки и пауки. Он со смехом посадил гусеницу на верхнюю губу, словно это усы. Все было слишком спокойным и мирным. Толпа равнодушно проходила мимо.
   Толстяк встал со стула и принялся вращать плечами, чтобы заставить шевелиться свой обнаженный живот. Я внимательнее посмотрел на него. Он был гораздо толще Горда, и все его грузное тело покрывал толстый слой жира, оттого оно ярко блестело в свете ламп. У мужчины были самые настоящие женские груди, а голое брюхо свисало над поясом полосатых штанов, как фартук. Даже щиколотки у него были толстыми, и складки плоти болтались над стопой. Рядом разлеглась на диване тучная женщина, одетая в короткую плиссированную юбку и весьма фривольный лиф без рукавов. Привычным жестом она протянула руку к вазочке с конфетами, стоявшей перед ней на низком столике. Судя по огромному количеству пустых коробок из-под всевозможных сладостей, женщина поглощала их непрерывно. Она показалась мне непристойно раскрашенной. Женщина заметила, что я смотрю на нее, и послала мне воздушный поцелуй.
   – Смотри, Эрон, сын-солдат. Ты пришел полюбоваться на сладкую Конфетку? – Она поманила меня к себе. Жир на ее пухлых руках задрожал, и я сразу же вспомнил древесного стража из моего сна. Я невольно отступил на шаг, и она рассмеялась. – Не бойся. Подойди поближе, милашка. Я тебя не укушу. Если только ты не сладкий, как сахар.
   Толстяк опустился на стул, повернул голову в мою сторону и улыбнулся. Его лицо было невероятно оплывшим, даже лоб казался тяжелым. В этот момент вокруг не оказалось других посетителей.
   – Значит, солдат, да? – заговорил толстяк. – Ну конечно, теперь я вижу, какая у него выправка. Из каких войск? Артиллерия?
   – Я из каваллы. Кадет Королевской Академии, – четко, по-военному, ответил я, но тут же осекся.
   Являлся ли я все еще кадетом? Через несколько дней меня отчислят. Однако толстяк не обратил внимания на мою заминку.
   – Кавалла! Неужели? Когда-то я и сам был офицером каваллы, хотя теперь ты мне вряд ли поверишь. Всадники Дженсена. Я начинал горнистом и был тогда не выше блохи и тощ, как гончая. Могу спорить, ты мне опять не веришь, верно? – Он говорил так небрежно, словно мы встретились на стоянке наемных экипажей, а не в балагане, где он выставляет напоказ свое уродство, и в нашей беседе нет ничего необычного.
   Я почувствовал смущение и, потупившись, едва слышно проговорил:
   – Да, в это трудно поверить, сэр.
   – Сэр, – едва слышно повторил он. Потом снова улыбнулся, и на его пухлом лице появились отталкивающего вида складки. – Прошло много времени с тех пор, как молодой солдат называл меня так. Когда со мной случилось это несчастье, я был лейтенантом. И мне прочили прекрасное будущее. Всего через месяц или два должна была появиться вакансия, и я бы получил чин капитана в полку моего отца. Я был так счастлив. Тогда мне казалось, что так оно будет всегда. – Его лицо изменилось – он погрузился в воспоминания, и в глазах появилось отсутствующее выражение. Потом он вновь посмотрел на меня. – Но ты парень из Академии. Могу спорить, что ты не слишком высокого мнения о человеке, который выслужился из рядовых. Мой отец начинал простым солдатом, но ему удалось стать старшим сержантом. Когда я получил лейтенантский чин, он был просто счастлив. Он с моей старой мамой продали почти все, что у нас было, и купили мне чин. Я ужасно удивился, когда узнал об этом.
   Он замолчал, и свет в его глазах померк.
   – Ну, мой отец всегда был удачливым торговцем, – вздохнул он и хрипло откашлялся. – Не сомневаюсь, что он получил хорошую цену, когда продал офицерский патент. – Он увидел, как я удивлен, и горько рассмеялся, а потом с усмешкой указал на свое тело. – После того как со мной это случилось, что мне оставалось делать? Моя карьера закончилась. Я вернулся на запад, рассчитывая, что меня приютит моя семья, однако они даже не стали со мной разговаривать. Более того, они меня вообще не признали. Мой отец заявил, что его сын погиб в сражении со спеками. Наверное, он был не так уж далек от правды. Именно из-за чумы спеков я стал таким.
   Он с трудом встал, пошатываясь, подошел к краю помоста и уселся, спустив ноги вниз. Его старые туфли едва не лопались по швам, потому что слишком толстым и широким ступням не хватало там места. Мне хотелось оказаться как можно дальше отсюда, но я не мог просто повернуться и уйти. Хорошо бы его отвлекли другие зрители, подумал я. Мне не нравилось, что он оказался словоохотливым и дружелюбным, и приходилось делать вид, будто я верю его словам.
   – И я перебрался в город. Начал просить милостыню на перекрестках, но никто не верил толстяку, твердившему, что умирает от голода. Тем не менее так бы и произошло, если бы мне не дали это место. В некотором смысле похоже на службу в кавалле. Встаешь, отрабатываешь свою смену, ешь, идешь спать. Прикрываешь других. Стараешься держаться вместе со всеми. Ведь это старинная традиция каваллы – мы должны приглядывать друг за другом. Я прав, солдат?
   – Правы, – выдавил из себя я. У меня появилось ощущение, что он пытается завязать со мной дружеские отношения, о которых я даже слышать не хотел. Мне следовало поскорее уходить. – Мне пора. Я ищу свою кузину.
   Меня вновь охватило чувство вины. Я изобретал предлог, чтобы уйти, а сам совершенно забыл про Спинка и Эпини и об опасностях, грозящих ей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 [55] 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация