А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 50)

   – Конечно! Как я мог забыть – ведь когда-то и я был молодым! Постарайся получить удовольствие, но не забывай об осторожности. На улицах в праздничные дни полно воров и грабителей.
   Я набрался смелости и выпалил:
   – А правда ли то, что рассказывают о поведении женщин во время Темного Вечера?
   Дядя так весело расхохотался, что привлек внимание ночного дозорного. Я почувствовал, как краснею. Теперь я не сомневался, что приятели меня разыграли.
   – Это правда и ложь одновременно, как и в большинстве случаев, когда дело касается древних традиций, – ответил дядя, отсмеявшись. – Много лет назад во время Темного Вечера совершалось несколько ритуалов, после чего женщины, служившие жрицами в храмах старых богов, могли подарить благосклонность любому понравившемуся им мужчине. Как бы это получше объяснить? Считалось, что в самую длинную ночь года они становились инкарнациями богини, свободными от всех моральных норм, которым следовали смертные в обычной жизни.
   Теперь мы все служим доброму богу, и не проходит дня, чтобы я не возблагодарил его за освобождение от ритуальных жертвоприношений, клятвенных шрамов и жертвенных порок. То было дурное время, и если ты обратишься к истории нашей семьи и почитаешь солдатские дневники, то увидишь: обычные люди относились ко всем этим обрядам как к тягостному наказанию. Однако кое-кто любит поговорить о «добром старом времени», о всеобщей свободе и могуществе старых богов. Я считаю таких людей глупцами. Отсутствие сыновней почтительности, пьянство, разврат и публичные порки – характерные явления минувшей эпохи. Но я читаю тебе мораль, а ты хотел получить простой ответ.
   Я молча кивнул, и он вновь улыбнулся.
   – Теперь это почти шутка, мой мальчик. Скабрезная шутка между супругами. Она может исчезнуть на вечер, чтобы вызвать ревность мужа. Или приходит к мужу в маске, чтобы придать немного романтики их отношениям. Это ночь масок, притворства и, если угодно, озорства. Люди разгуливают по улицам в костюмах прежних королей и королев, мифических героев или призрачных ночных прислужников старых богов. Но всерьез говорить о том, что приличные женщины предлагают себя первым встречным? Как уличные потаскухи? Конечно нет! О да, возможно, кое-кто из них тешит себя подобными фантазиями, но я уверен, что даже это большая редкость. Любая женщина, которую ты встретишь в эту ночь, будет именно шлюхой, и я очень сомневаюсь, что они станут предлагать свои услуги бесплатно! – Он снова рассмеялся, а потом неожиданно посерьезнел и торопливо спросил меня: – Тебя предупреждали, что от шлюх можно подхватить дурную болезнь?
   Я заверил его, что мне это известно и я уже выслушал множество лекций на данную тему. Тогда он пожелал мне спокойной ночи, повернулся и двинулся прочь. Повинуясь неожиданному импульсу, я побежал за ним. Он остановился.
   – Дядя. Насчет Спинка. Как вы считаете… он заслуживает наказания за то, что получал письма от Эпини? Ведь он ничего не мог сделать, чтобы она ему не писала.
   Дядя нахмурился и с задумчивым видом устремил взор куда-то поверх моей головы.
   – Да, наказание во многом несправедливо, Невар. Однако твой друг должен был, не вскрывая, отдать письма Эпини мне. Он же их держал в казарме, а это могло пагубно отразиться на ее репутации. Я немного удивлен, что он принимал знаки внимания от совсем еще юной девочки. Но его порядочность – я имею в виду то, что он просил мать и брата обратиться ко мне за разрешением, – практически полностью примиряет меня с некоторой поспешностью его действий, в общем-то свойственной влюбленным людям. – Он немного помолчал, погрузившись в размышления.
   – Вот что я сделаю, – наконец заговорил дядя. – Я заберу наши с тобой письма у Даралин. И если обнаружу, то также возьму и послания от матери и брата твоего друга. Я обязан ответить молодому лорду Кестеру на его просьбу разрешить его младшему брату ухаживать за моей дочерью. Но мне нужно взглянуть на письма, которые Эпини отправляла юному Спинку, чтобы разобраться, почему они вызвали такую ярость у Даралин. Мне бы следовало догадаться, что за ее неожиданным требованием отправить Эпини в Высший колледж что-то стоит. Это очень дорогое заведение, а моя жена не склонна попусту транжирить деньги. Кроме того, мне следует серьезно поговорить с Эпини и объяснить ей, как следует общаться с молодыми людьми, ибо я уверен, она не понимала, к каким последствиям могут привести ее необдуманные действия. Она просто хотела подружиться со Спинком. Ничего больше. Если дело обстоит именно так, то я свяжусь с полковником Ститом и позабочусь о том, чтобы со Спинка были сняты все обвинения. Теперь ты доволен?
   Я, с трудом сглотнув, ответил согласием – меня пронзило предчувствие того, что дяде может очень не понравиться содержание писем Эпини. Насколько я понял, кузина всячески пыталась убедить своих родителей, что она еще слишком молода, чтобы ее можно было считать юной леди. Так или иначе, но я оставил свои мысли при себе, поблагодарил дядю и пожал ему руку. Продолжая сжимать мою ладонь, он посмотрел мне в глаза и прямо сказал:
   – Если бы Эпини была старше, я бы благосклонно отнесся к такому претенденту на ее руку, как Спинк. Он представляется мне разумным юношей, а моей старшей дочери нужен именно такой супруг. – Но не успел я обрадоваться, как он добавил: – Но боюсь, Спинк не удовлетворит политических амбиций моей Жены. Сомневаюсь, что она согласится на помолвку Эпини с выходцем из новой аристократии.
   Я не поверил дяде.
   – У тети Даралин есть политические амбиции? Это звучит по меньшей мере дико. Как женщина может рассчитывать на какое-то влияние в мире, где добрым богом определено место каждого: мужчины воюют и управляют, их женщины воспитывают детей? Мне казалось, что ее цель – найти для Эпини богатого жениха, какого-нибудь первого сына из старой семьи…
   Дядя понял, что я имею в виду, и покачал головой.
   – И ты полагаешь, будто женщины исключительно в силу своей природы не должны интересоваться политикой? Тебе еще многому нужно научиться, Невар. Будь ты первым сыном, это было бы обязательно. Ну а сыновья-солдаты, благодарение доброму богу, не обязаны вникать в подобные проблемы. Здесь, в Старом Таресе, и в особенности при дворе жены лордов имеют достаточно власти. Они образуют собственное сообщество со строгой иерархией и создают союзы куда более сложные, нежели те, что возникают в Совете, где заседают их мужья.
   Моя жена намерена использовать Эпини и Пуриссу как средство упрочить собственные позиции, породнившись с другими влиятельными благородными домами. К нам уже обращались по поводу обеих наших дочерей. Я дал понять, что намерен ждать до тех пор, пока они официально не станут невестами, и только после этого я приму решение. Я хочу, чтобы они удачно вышли замуж, но их мужьями должны стать люди, которым я доверяю и которых они могли бы полюбить. Полковник Стит не скрывает, что хотел бы видеть невестой Колдера любую из моих дочерей. Но леди Бурвиль надеется найти для них первых сыновей – зная ее упрямство, я подозреваю, что она добьется успеха.
   – Но… – начал я, однако дядя предупреждающе поднял руку.
   – Сейчас слишком холодно, чтобы обсуждать такие серьезные проблемы, Невар. Наш разговор и так получился слишком долгим, и мне есть о чем подумать. А тебе следует ложиться спать. Если я не ошибаюсь, скоро погасят свет. Выброси посторонние заботы из головы, ты должен сосредоточиться на подготовке к экзаменам, все остальное от тебя не зависит. Пиши мне, но как только твои письма перестанут до меня доходить, я сразу же приеду.
   Он ободряюще похлопал меня по плечу, повернулся и, осторожно ступая по обледеневшей дорожке, направился к карете. Тут только я почувствовал, что продрог насквозь. Я чуть ли не бегом влетел в двери Карнестон-Хауса и доложил о своем возвращении сержанту Рафету, поскольку я все-таки опоздал к отбою. Он нахмурился, но, когда узнал, что меня приезжал навестить родственник, молча махнул рукой, разрешая подняться в спальню. На лестничной площадке нашего этажа я обнаружил стоящего на стуле Спинка с неизменным учебником математики в руках. Я до сих пор не мог понять, что он там видит в таком тусклом свете. Он выглядел лет на десять старше, чем в начале года.
   – Меня вызвал дядя, – без всяких предисловий сообщил я. – Он приехал в Академию из-за того, что перестал получать мои письма.
   – Он меня презирает? – тут же спросил Спинк.
   И я подробно рассказал другу о нашем разговоре. Я постарался ничего не упустить, понимая, что он должен знать, как мало у него шансов стать супругом Эпини. Спинк молча кивнул, но, когда я сказал, что дядя при определенных условиях потребует у полковника Стита снять с него все обвинения, в его глазах мелькнула тень надежды. И тут же он помрачнел еще больше.
   – Ее письма ко мне полны страсти. Сомневаюсь, что твой дядя, ознакомившись с ними, сочтет, что я вел себя достойно. Но я клянусь тебе, так и было, Невар.
   – Я тебе верю, – ответил я. – Но боюсь, дядя подумает, будто ты поощрял Эпини.
   – Что ж, тут я ничего не могу поделать. – И хотя его слова звучали разумно, в голосе слышалось отчаяние.
   – Иди спать, Спинк. Тебе необходимо отдохнуть. Если ты будешь столько заниматься, к концу недели ты просто перестанешь соображать.
   – Мне нужно еще поучить. Я должен запомнить некоторые уравнения. Если я не в силах их понять, придется вызубрить.
   Я немного постоял рядом с ним.
   – Ладно, я иду спать.
   – Спокойной ночи, – пробормотал Спинк, явно собиравшийся продолжить свои ночные бдения.
   В темной комнате для занятий я собрал свои учебники и отнес в спальню.
   Мне пришлось расставлять их на ощупь, а одежду я просто бросил на пол. На меня вдруг навалилась неодолимая усталость. Несколько мгновений я еще слышал мерное дыхание своих товарищей, а потом погрузился в сон.
   Оставшиеся дни до экзаменов пролетели быстро. Меня возмущало, что капитан Инфал не повторял с нами пройденное, а продолжал давать новый материал до самого последнего дня. В голове у меня образовалась полнейшая каша из огромного количества фактов, дат и имен, но я так и не смог разобраться, как протекали сражения и какой стратегии придерживались воюющие стороны.
   Наконец пришло письмо от Карсины, вложенное в послание моей сестры. Я сразу же его вскрыл, и первые две страницы, исписанные изящным почерком, меня подбодрили. Но к третьей очарование ее невинной привязанности и детские фантазии о нашей будущей чудесной жизни показались какими-то пресными. А что она вообще обо мне знает? Что подумает Карсина, если я провалю экзамен по военной истории и весь наш дозор отчислят из Академии? Будет ли она по-прежнему находить меня привлекательным, если мне придется начать службу простым солдатом? И что скажет ее отец? Или ее родители, как моя тетя, имеют собственные амбиции и планы и дочь для них лишь средство для создания новых альянсов?
   Я попытался избавиться от мрачных мыслей и дочитал письмо до конца. Мне не удалось найти в нем ничего нового. Она закончила вышивку, испекла две буханки тыквенного хлеба по новому рецепту. Нравится ли мне тыквенный хлеб? Она мечтает о том, как будет готовить для меня и наших милых детей, когда они появятся на свет. Карсина уже начала заполнять свою шкатулку заветных чаяний. Теперь там есть рисунок наших переплетенных инициалов. Именно такую вышивку она сделает на чудесных льняных наволочках, которые ей подарила бабушка для нашего будущего дома. Она так мечтает о том, чтобы они мне понравились. В конце Карсина выражала надежду, что я буду почаще вспоминать о ней и, если смогу, пришлю немного голубых кружев вроде тех, что отправил сестре.
   И тут меня кольнула мысль: а ведь я сам почти ничего не знаю о Карсине. Да, она хорошенькая девушка с приятными манерами, любит посмеяться, хорошо танцует и дружит с моей сестрой. За то короткое время, что провел с кузиной, я узнал ее гораздо лучше, чем будущую невесту. А вдруг Карсина такая же эксцентричная и волевая девушка, как Эпини, только научилась это хорошо скрывать? Интересно, захочет ли она устроить спиритический сеанс или станет расхаживать целое утро в ночной рубашке? Охваченный сомнениями, я сложил письмо и спрятал в конверт. Во всем виновата Эпини. До встречи с ней я считал, что все женщины похожи на собак и лошадей.
   Если девушка происходит из достойной семьи и получила хорошее воспитание, ей следует лишь объяснить, что от нее требуется, и она с радостью будет все исполнять. Нет, я не хочу сказать, будто считал женщин глупыми животными, напротив, я верил, что они нежные, чувствительные и любящие существа. Я просто не понимал, как может женщина пожелать изменить свое положение вопреки воле мужа или отца. За что ей бороться? Если настоящая женщина мечтает о доме, семье и достойном супруге, разве не предает она эту мечту, выступая против воли несущих за нее ответственность мужчин? Во всяком случае, так мне всегда казалось. А Эпини наглядно продемонстрировала, что женщина способна быть озорной и лукавой, самовлюбленной, склонной к обману и непокорности. Она заставила меня усомниться в добродетельности всех женщин. Неужели даже мои сестры скрывают коварство под невинными взглядами?
   Неясные подозрения относительно моей будущей жены в сочетании с тревогой перед экзаменами окончательно испортили мне настроение. Я молчал во время дневной трапезы и с трудом терпел болтовню Нейтреда и Корта, которые обменивались впечатлениями от писем, полученных от своих возлюбленных. А когда я заметил, с какой тоской следит Спинк за их разговором, на душе у меня стало совсем гадко. Мой друг выглядел просто ужасно. Форма Спинка, даже в лучшие времена плохо на нем сидевшая из-за щуплого телосложения, сейчас и вовсе болталась как на вешалке. К тому же он давно ее не чистил, на рукавах и штанинах было полно грязи. Глаза покраснели, волосы всклокочены, лицо побледнело от бессонных ночей. Слух о том, что его перевели на испытательный срок, распространился по всей Академии, хорошо хоть о причине никто даже не догадывался. Спинк стал привлекать любопытство других кадетов, поползли невнятные сплетни, и если бы мой друг обращал внимание на то, какими взглядами его провожали, он бы невероятно расстроился.
   В ночь перед экзаменами Спинк заболел. Не знаю, что было тому причиной – нервное состояние или недостаток сна. В последний вечер, когда все еще сидели и занимались, Спинк сдался. Он молча закрыл учебники, с тоской посмотрел на нас и отправился спать. Наше настроение, и без того не слишком веселое, стало совсем мрачным. Следующим захлопнул учебники Горд.
   – Ну, я либо готов к экзаменам, либо нет, – заявил он. – Я сделал все, что было в моих силах. – Поднявшись на ноги, он принялся собирать книги.
   – Сделал все, что в твоих силах сегодня, и сделаешь то же самое завтра, – с нажимом проговорил Трист.
   И хотя ничего не было сказано прямо, смысл слов поняли все. Однако Горд сохранил хладнокровие.
   – Я постараюсь успешно сдать экзамены и избавить наш дозор от неприятностей. Большего никто сделать не в силах.
   – Один из нас может гораздо больше, если у него хватит мужества. Если ему действительно не наплевать на остальных. – Последнюю фразу Трист говорил уже Горду в спину.
   Но в ответ раздался лишь звук закрываемой двери. Трист выругался и откинулся на спинку стула.
   – Из-за толстого ублюдка и его дурацких представлений о чести мы все вылетим отсюда. Наверное, он надеется, что его исключат. Тогда он сможет вернуться домой, сказать, что это не его вина, и забыть о военной карьере. Я иду спать.
   Трист захлопнул книгу, давая понять, что заниматься бесполезно, словно судьба дозора зависела только от Спинка и Горда, а мы не могли ничего изменить.
   Рори тихо закрыл свои учебники.
   – Я заканчиваю, – устало сказал он. – Моя голова набита под завязку. Пойду спать с мечтами о Темном Вечере. Результаты наших экзаменов станут известны только после праздников. Так что я намерен выйти в Старый Тарес и погулять там по полной. Возможно, другого шанса у меня не будет. Спокойной ночи, парни.
   – Он прав, – поддержал приятеля Калеб. – Я собираюсь провести такую ночь, о которой буду помнить всю жизнь. Говорят, шлюхи во время праздника не берут денег, но я на всякий случай сэкономил приличную сумму. Они неделю ходить не смогут!
   – Это ты не сможешь ходить, когда вернешься с раздувшимся членом. Слышал, что случилось с капралом Хаули? Он даже пописать без крика не мог. Не стоит рисковать со шлюхами, – покачал головой Рори.
   – Ха! Хаули пожалел денег, чтобы пойти в приличное заведение. Я слышал, что он польстился на девку из переулка. Вот уж нет, я не собираюсь дергаться возле стенки, чтобы несчастная девчонка каждый раз стукалась головой о кирпич! – не унимался Калеб.
   – Я иду спать, – презрительно проворчал Корт. – Удачи всем.
   Как только он встал, Нейтред поднялся вслед за ним. Все остальные тоже стали собирать книги.
   Я знал, что завтра решится наше будущее, и сердце у меня сжималось от ужаса, когда думал о том, что, даже если сам удачно сдам все экзамены, кто-то из моих товарищей может меня подвести. Я оглядел всех и на мгновение возненавидел не только полковника Стита и Академию, но и своих товарищей кадетов.
   Позднее, лежа в постели, я долго не мог заснуть, паря на границе сна и бодрствования. Я бессильно висел над пропастью и не мог ничего сделать. Наверное, это чувство и стало причиной возвращения кошмара с древесным стражем.
   Однако сон начался приятно. Я оказался в своем любимом лесу, в котором царили мир и покой. Солнечный свет, пробиваясь сквозь плотную листву, согревал кожу, и я с улыбкой смотрел на свои обнаженные руки и ноги. Я ощущал сильный запах перегноя, но он нисколько меня не раздражал. Присев на корточки, я взял горсть земли и посмотрел на нее. Смесь прошлогодней опавшей листвы с суглинком. В ней деловито копошились маленькие насекомые. Крошечный червячок отчаянно пытался улизнуть с моей ладони. Я посочувствовал его страху и аккуратно стряхнул землю с ладони. Все хорошо. Так я и сказал моей наставнице.
   – Мир живет, даже если какие-то частички его умирают, так положено.
   Толстая женщина согласно кивнула, и тень скользнула по моей коже.
   – Я хочу, чтобы ты понял: смерть – непременный атрибут жизни. Слишком долго ты упорствовал, полагая, будто каждая жизнь слишком важна и не должна заканчиваться ради целого. Но теперь ты все осознал, верно?
   – Да. И это меня утешает. – Я сказал правду.
   По крайней мере, это утешало того меня, что сидел в лесу между корней огромного дерева, опираясь спиной о его ствол с грубой шершавой корой. Я не видел женщину, лишь ощущал ее присутствие и слышал слова.
   Но та часть меня, что оставалась в окутанном тенями пространстве между сном и явью, пришла в ужас от такого моего поведения. Я вступил в переговоры с врагом. А как еще можно трактовать происходящее? И мои худшие страхи подтвердились, когда я услышал, как она говорит:
   – Хорошо, что к тебе пришло понимание. Так тебе будет легче.
   – А разве у тебя не было сомнений, когда магия впервые коснулась тебя? – осведомился я.
   Я почувствовал, как она вздохнула, и над головой у меня зашелестела листва.
   – Конечно, у меня возникали сомнения. У меня были собственные планы и мечты. А потом пришло время засухи. И я думала, что мы все погибнем. Тогда я, как и ты, совершила путешествие духа. И мне, как и тебе, был предложен выбор. Я выбрала магию, и магия выбрала меня. Магия воспользовалась мной, и мой народ спасся.
   Едва дыша в тени, я услышал, как мое предательское «я» спросило у древесного стража:
   – Магия воспользуется мной?
   – Да. Она использует тебя так же, как ты пользуешься ею. Она что-то даст тебе, но чего-то потребует взамен. Возможно, тебе будет жаль с этим расставаться, но помни, в результате ты станешь сильнее и будешь лучше подготовлен к выполнению главной задачи.
   Мое «я» из сна развело руками, и это означало согласие. Меня охватила бессильная ярость на свое другое «я», которое покорно согласилось на такую судьбу. И это чувство помогло мне отделиться от него и наблюдать за происходящим со стороны. Меня переполняло презрение. Он запрокинул голову, обнаженный и улыбающийся, наслаждаясь теплыми лучами солнца. Его кожа имела ровный бронзовый цвет, словно он никогда не носил одежды. Под ногтями была земля, ступни и щиколотки покрывала толстая корка засохшей грязи. Человек, превратившийся в лесное животное. Но он был доволен собой, и его вполне устраивала его жизнь. Я страстно ненавидел его, ненавидел себя и свою слабость.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [50] 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация