А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 49)

   И я рассказал ему о тестах и последующих отчислениях, а также о предложении, которое Трист сделал Горду. Я ожидал, что Спинк рассердится от одной только мысли, что его пытаются толкнуть на обман. Однако он погрузился в еще большее отчаяние.
   – Я все порчу. О Невар, наверное, я проклят!
   – Хватит болтать о проклятиях! Не будь дураком, Спинк. Нам нужно направить все мысли на учебу. Забудь об Эпини, пока я не напишу дяде. Сейчас тебе необходимо отдавать все силы математике.
   Но настроение у Спинка становилось с каждой секундой все хуже.
   – Я попробую. Но я не в силах не думать об Эпини, не могу забыть, что я виноват в ее несчастьях. А теперь я ставлю под угрозу судьбу каждого из вас. – Он встал. – Пожалуй, будет лучше для всех, если я немедленно покину Академию. Тогда вы не пострадаете, если мои оценки окажутся недостаточно высокими.
   – Спинк, не будь идиотом!
   – Слишком поздно. Я вел себя как идиот, нет, гораздо хуже. Полковник сказал, что я полон недостатков, которые он и ожидал увидеть в сыновьях новой аристократии. Что мое поведение гораздо больше подходит для обычного пехотинца, чем для офицера каваллы. И теперь он получил доказательства, что король, возвысив сыновей-солдат, нарушил волю доброго бога.
   – Он так и сказал? – Я пришел в ярость.
   Тут я заметил, что мои чувства разделяют оба наших соседа по комнате. Нейтред сел на своей койке. Корт, по всей видимости, тоже не спал.
   – Да, так и сказал. И еще много других отвратительных вещей.
   Из темноты послышался яростный шепот Нейтреда:
   – Если ты сейчас уйдешь, то это будет равносильно признанию вины. А если провалишь тест, то подтвердишь мнение полковника относительно сыновей новой аристократии, что мы годимся только для пехоты, но никак не для офицерского чина в кавалле. Спинк, ты не смеешь так поступать. Ради памяти твоего отца ты должен доказать, что Стит ошибается. Не уходи. Сдай этот проклятый тест. Сделай все, чтобы написать его успешно. И разреши Невару помочь тебе поскорее снять с тебя все подозрения. Пусть он все расскажет своему дяде. Я не слышал от тебя ни одного неуважительного слова об Эпини. Ее честь никоим образом не пострадала. Ты обязан сражаться, чтобы вернуть ей и себе доброе имя. А если ты сейчас сбежишь, все подумают, что ты не только подлец, но еще и трус.
   Я безмолвно благословил Нейтреда. Он нашел лучший способ заставить моего друга проявить мужество. То, что Спинк не стал бы делать ради себя, он сделает ради чести отца и любимой девушки. Мне казалось, что я слышу, как он размышляет. Спинк подошел к своей койке и быстро разделся в темноте. И в тот момент, когда я уже начал засыпать с мыслью, что мой друг все-таки сдался, я услышал его тихий голос:
   – Я попытаюсь. Попытаюсь.

   ГЛАВА 19
   ВМЕШАТЕЛЬСТВО

   Оставалось всего три дня до теста, по результатам которого будет отчислен дозор неудачников. Как Горд и предсказывал, слухи о предстоящих испытаниях дошли и до других кадетов первого курса. Возможно, утечку допустили сознательно, а возможно, это произошло случайно. Так или иначе, но все кадеты заметно помрачнели и стали вести себя гораздо серьезнее. Прекратились шутки, скрашивавшие долгие минуты ожидания перед входом в столовую, за едой теперь обсуждались лишь занятия и экзаменационные вопросы.
   Все стали больше заниматься, тем более что у каждого из нас имелись нелюбимые предметы, которые мы знали чуть хуже других. Рори труднее всего давалась варнийская грамматика. Нейтред и Корт сосредоточили свои усилия на черчении. Я налегал на военную историю. Последние две недели капитан Инфал, преподававший ее, рассказывал нам о морских сражениях, происходивших во времена короля Джарева. Я не совсем понимал, какое отношение имеет тактика ведения морского боя к офицерам каваллы, и с огромным трудом удерживал в памяти имена многочисленных капитанов и боевые достоинства каждого корабля. Теперь я без конца перечитывал свои конспекты, без особого успеха пытаясь запомнить все стадии каждой битвы. Капитан Инфал вызывал у меня лютую ненависть, поскольку я не сомневался, что все эти сведения мне никогда не понадобятся.
   А Спинк сражался с математикой. На него было страшно смотреть. На лестничной площадке постоянно горела лампа – даже после того, как в казарме тушили свет. Спинк так хотел успешно сдать тест, что после отбоя тихонько пробирался на лестницу, прихватив с собой стул. Он вставал на сиденье, чтобы чуть больше света попадало на учебник, и снова и снова повторял методы решения уравнений. Утром он вставал с постели с красными глазами.
   Фантастическая решимость Спинка сдать тест не ускользнула от Триста. Он лишь однажды обратился к нему, и его голос прозвучал почти доброжелательно.
   – Мы видим, как ты стараешься, Спинк. И знаем, что ты мучаешься не только ради себя, но и для нас.
   Мой друг поднял голову и, внимательно посмотрев на Триста, негромко ответил:
   – Я не стану жульничать. Ни для кого.
   И вновь погрузился в занятия. Он даже не повернул головы, когда Трист резко отодвинул стул и стремительно вышел из комнаты для занятий.
   Даже если бы отчисление было единственной нашей проблемой, этого вполне хватило бы для уныния. Но у нас со Спинком имелись и другие причины для тревог. На следующий день после того, как моего друга перевели на испытательный срок, я впервые не получил письма от дяди. В тот же вечер я подробно написал ему обо всем, что произошло со Спинком. Ответ вновь не пришел, но это не слишком меня встревожило – я решил, что дяде необходимо время для размышлений. Когда же я не получил от него письма на третий день, мне стало страшно – наверное, он винит меня во всем, ведь только благодаря дружбе со мной Спинк попал в его дом и познакомился с Эпини. Что он теперь напишет моему отцу? Я пытался сохранять спокойствие и уверял Спинка, что дядин ответ просто задержался или он вовсе не получил моего письма. Но мой друг не больше меня верил в такие объяснения. И вот, когда до жутких экзаменов оставалось всего несколько дней и была дорога каждая минута, меня вызвали в кабинет начальника Академии.
   Я торопливо шагал по заснеженной территории Академии, чувствуя, как от дурных предчувствий внутри у меня все сжимается. Предыдущей ночью выпал снег, но днем выглянуло солнце и превратило чистый белый покров в чавкающую под ногами грязь, а ближе к вечеру ударил морозец, и противную жижу прихватило тонким льдом. Я так торопился, что дважды поскользнулся и едва не упал. Поэтому, подходя к каменной лестнице административного здания, я заставил себя внимательно смотреть под ноги. И все же я заметил дядину карету, стоявшую неподалеку от входа. Мне стало совсем нехорошо. Что ж, скоро все выяснится.
   Меня впустил Колдер, а затем молча проводил до кабинета своего отца. В его глазах я заметил насмешку. Ненависть к мальчишке вспыхнула во мне с новой силой, и я даже не поблагодарил его за то, что он услужливо распахнул передо мной дверь. Я успел заметить, что, закрывая за мной тяжелую створку, он оставил небольшую щель. Я шагнул вперед, отдал честь и застыл на месте, помня о том, что ухо Колдера почти наверняка прижато к этой щели.
   Полковник сидел за своим столом. Дядя Сеферт – в удобном кресле, стоящем по другую сторону, но не прямо напротив хозяина кабинета, а чуть сбоку. На его лице было написано полнейшее спокойствие. Стит обратился ко мне:
   – Твой дядя обеспокоен тем, что ты не писал ему в последние дни. Ты можешь объяснить свое поведение, кадет Бурвиль?
   Полковник явно считал происходящее досадной ерундой, на которую он понапрасну тратит свое драгоценное время. Ему явно не терпелось вернуться домой и предаться заслуженному отдыху.
   – Я отправляю письма дяде ежедневно, сэр. И я тоже встревожен тем, что вот уже три дня не получал от него ответных посланий.
   Я увидел, как мой дядя выпрямился в своем кресле, но говорить ничего не стал. Половник Стит поджал губы.
   – Хорошо. Похоже, мы разгадали эту маленькую загадку. Что-то случилось с почтой. Пропало несколько писем. Но я не вижу серьезных причин для беспокойства. Мне представляется, что не было никаких оснований для сегодняшнего столь позднего визита и вытребованной вами встречи с племянником. Должен заметить, что у меня сегодня был долгий и трудный день. Я растерянно молчал, но дядя быстро нашелся с ответом.
   – При обычных обстоятельствах бесспорно, – сказал он. – Однако в последнее время я очень тревожусь за молодого Невара. Вот почему я попросил его писать мне каждый день. А когда он перестал выполнять данное им обещание, я, естественно, забеспокоился.
   – Я хочу вас понять. – Полковник Стит поджал губы, совсем как делала моя мать, когда Ярил или Элиси говорили откровенные глупости, да и голос его был полон скептицизма. – Но теперь, когда вы убедились, что с вашим племянником все в порядке, мы можем забыть об этом небольшом инциденте.
   – Безусловно, – не стал спорить дядя. – До тех пор, пока я ежедневно буду получать письма Невара. Пожалуй, мне стоит по вечерам присылать одного из своих людей, чтобы не зависеть от капризов почты. Я обещал моему брату, отцу Невара, что стану присматривать за его мальчиком, как если бы он был моим собственным вторым сыном. И намерен сдержать свое слово.
   – Как человек чести, вне всякого сомнения, вы обязаны исполнить свое обещание. – Сама реплика полковника была вполне корректной, но в интонациях чувствовался холод. Затем он посмотрел на меня так, словно только сейчас заметил, что я все еще здесь. – Ты свободен, кадет. Лорд Бурвиль, вы не заглянете ко мне домой, чтобы выпить перед отъездом по бокалу вина?
   Я развернулся на каблуках и собрался выйти из кабинета, но тут заговорил дядя.
   – – Честно говоря, полковник, мне нужно побыстрее вернуться в город. В последнее время у меня дома возникли небольшие проблемы. Но перед отъездом я провожу Невара до его казармы.
   Полковнику явно не понравился дядин ответ, и, чуть помолчав, он заметил:
   – Сегодня очень скользко, лорд Бурвиль. Я бы категорически не рекомендовал вам пеших прогулок.
   – Благодарю за заботу, полковник Стит.
   Дядя продолжал сидеть, и я не знал, как он решил поступить. Полковнику же ничего не оставалось, как пожелать ему спокойной ночи – что он и сделал. Дядя вежливо попрощался, потом подошел ко мне, и я открыл перед ним дверь. Как я и подозревал, Колдер болтался неподалеку. Я сразу же направился к выходу из здания, но дядя тепло поприветствовал мальчишку и осведомился, как он поживает. Колдер был безупречно вежлив, но при этом улыбался так фамильярно, что меня охватила необъяснимая ярость. Должно быть, меня разозлило то, что он считал интерес моего дяди к собственной персоне вполне естественным, как бывает среди родственников, ну, или почти родственников. Я решительно распахнул дверь, которая вела на улицу, впустив в здание холодный воздух, и они болтали, упрямо стоя на пороге. Когда мой дядя наконец пожелал Колдеру спокойной ночи и направился ко мне, я обрадовался, но только после того, как мы вышли из административного здания, вздохнул с облегчением.
   Видимо, дядя почувствовал мое состояние и поэтому, осторожно спускаясь по скользким ступенькам, нашел необходимым пояснить:
   – Семья моей жены поддерживает тесные связи с семьей лорда Стита. Вот почему мы знакомы с его братом, полковником, и, конечно, с Колдером. Они были гостями в моем доме. – Он помолчал, словно давая мне возможность ответить, но я не нашел что сказать. – Ветер сегодня особенно холодный, – вздохнул дядя, поняв, что я не намерен ничего говорить. – Может быть, мы посидим в моей карете и немного поговорим?
   – Буду рад, сэр, – ответил я, но потом добавил: – Только, мне кажется, ваш возница может замерзнуть.
   Он склонил голову и посмотрел на меня.
   – Хорошие слова, молодой Невар. Твой отец всегда проявлял заботу о людях, которые занимают не самое высокое положение. Именно по этой причине он был таким прекрасным офицером, и его любили солдаты.
   – Гэзер! – позвал он возницу. – Я провожу Невара, а ты, если замерз, можешь посидеть в карете.
   – С радостью, сэр, – откликнулся Гэзер с искренней благодарностью в голосе.
   Мы зашагали по тропинке, и на душе у меня потеплело. Дядя не только меня похвалил, но последовал моему совету. Он взял меня под руку, и этот жест дал мне понять, сколь глубоко его доверие. Только сейчас я до конца осознал, что дядя не только формально мой родственник, но действительно близкий человек.
   – Ну, Невар, как ты считаешь, куда могли исчезнуть наши письма?
   – Понятия не имею, сэр.
   – О, мальчик мой, тебе не нужно со мной лицемерить. Ты, по всей вероятности, тоже пришел к выводу, что если я подойду к маленькому письменному столу моей жены и сломаю дурацкий замок, то найду их там сложенными в аккуратную стопку. Не думаю, что Даралин набралась храбрости уничтожить нашу переписку, точно так же как не сомневаюсь в том, что она будет говорить, будто произошла ошибка. Она не в первый раз вмешивается в мои дела. – Он с грустью покачал головой. – Ладно, почему бы нам не перейти к делу. Расскажи, что толкнуло мою жену на этот не самый благовидный поступок.
   Меня, конечно, удивило, что дядя сразу же заподозрил в пропаже писем свою жену, но, с другой стороны, такой его подход к проблеме должен был бы облегчить мою задачу. Однако слова упорно застревали в горле. Я вдруг пожалел, что не был с ним откровенен с самого начала и не рассказал не только о спиритических сеансах, но и письмах Эпини Спинку. А сейчас, если я сообщу ему всю правду, то получится, будто я участвовал в обмане, затеянном кузиной. Впрочем, в конечном итоге так ведь и произошло. Тем не менее я не стал ничего скрывать. Дядя молча выслушал мою исповедь, не слишком переживая из-за балагана, который устроила вообразившая себя медиумом Эпини, и не особенно удивляясь, когда я поведал ему, какое сильное впечатление на моего друга произвела его дочь. И чуть заметно приподнял брови, услышав, что мать Спинка и его старший брат обязательно пришлют ему письмо с просьбой разрешить сыну-солдату благородной семьи Кестер ухаживать за Эпини. Странно только, почему он до сих пор его не получил.
   – Возможно, оно уже пришло, – высказал предположение дядя, когда я замолчал, – и лежит в столе моей жены вместе с другой корреспонденцией. Не исключено, что именно это письмо и привело ко всем последующим событиям. Позволь мне быть с тобой откровенным, Невар. Моя жена категорически не желает, чтобы ее старшая дочь вышла замуж за сына-солдата из новых аристократов и прожила всю жизнь на границе в сотнях миль от Старого Тареса и королевского двора. Она часто ставит Эпини в неудобное положение, пытаясь ввести ее в самые высшие круги светского общества. Все эти глупости со спиритическими сеансами, к примеру… К тому же Эпини ведет себя слишком по-детски. Другие девушки ее возраста уже получили статус невест и были формально представлены ко двору. Но Эпини…
   Он как-то неопределенно вздохнул и немного смущенно пожал плечами.
   – Ты и сам видел, что порой она ведет себя как маленькая девочка. Я успокаивал себя тем, что придет время и она станет взрослой. Некоторые цветы распускаются позже остальных, но их аромат намного нежнее, а лепестки – ярче. Посмотрим. Я запретил Даралин торопиться с Эпини. Детство и так проходит слишком быстро. – Он откашлялся. – Я думал, что моя жена наконец согласилась со мной, когда предложила отправить нашу старшую дочь в такое место, где она смогла бы жить и общаться со своими сверстницами. Эпини возражала, устроила скандал, кричала, что не хочет быть еще одним украшением богатого особняка. – Он посмотрел на меня и горько улыбнулся. – Наверное, мне бы следовало догадаться, что она готовится стать хозяйкой дома бедного офицера.
   Я шел с ним рядом, ощущая тепло его плеча, и рот мой заполняла горечь. Эпини сумела обмануть отца, а я своим молчанием ей помог. Но что я мог сказать? Попытаться объяснить, что в нашем со Спинком обществе она вела себя не как вздорная девчонка, а как молодая женщина и даже кокетничала? Я так и остался наедине со своей виной.
   – – Теперь я понимаю, почему твой друг влюбился в Эпини и послал письмо домой с просьбой обратиться ко мне за разрешением за ней ухаживать. Именно это письмо и заставило леди Бурвиль принять ответные меры. Она даже не успела представить при дворе свое сокровище, а выскочка из новых аристократов уже пытается предъявить на нее претензии и увезти с собой на границу! – Мой дядя пытался превратить случившееся в шутку.
   И хотя он был заметно огорчен, эта история его забавляла. Глубоко вздохнув, я решил идти до конца.
   – Спинк серьезно увлечен Эпини. Это правда. Но он ей не писал. Между ними была лишь односторонняя переписка. И он действительно просил мать и брата обратиться к вам, как поступил бы любой благородный человек на его месте – сначала получить разрешение и только после этого ухаживать за девушкой.
   Мне казалось, я удачно подвел дядю к однозначному выводу: Эпини лишь делает вид, что остается ребенком. Но он не желал признавать очевидные вещи.
   – Это лишь означает, что моя маленькая девочка влюбилась в первый раз. Я должен был почувствовать, что она взрослеет. И она выбрала красивого солдата в яркой форме с блестящими пуговицами. Пожалуй, мне следовало этого ожидать. Все дело в том, что у меня нет сестер. Мы с твоим отцом росли, как два медвежонка в одной берлоге. Мать махнула на нас рукой и даже не пыталась учить, как следует обращаться с молодыми девушками. Эпини и Пурисса доставляют мне радость, но остаются тайной. Они играют в куклы, устраивают чайные церемонии… Наблюдать за подобными забавами занятно, но я не могу себе представить, что они развлекаются таким образом постоянно. Несомненно, ты считаешь меня слишком снисходительным отцом. Подозреваю, что твой отец строже воспитывает своих детей.
   – Да, сэр, в некоторых случаях. Однако он тоже бывает снисходителен к девчачьим слабостям. Однажды Элиси попросила его купить пару голубых лент для волос, а он, вернувшись, привез не две, а сразу двадцать. Они были всех оттенков синего, какие только нашлись у продавца дамских шляп. Думаю, отцы должны баловать своих дочерей.
   Мы подошли к моей казарме и остановились возле входа. Кончики ушей и нос у меня ужасно замерзли, но я чувствовал, что у дяди остались ко мне вопросы.
   – Давай сменим тему, Невар. Ты пишешь подробные письма, и я уверен, твои тонкие наблюдения помогут тем, кто будет учиться в Академии после тебя. А сейчас я хочу услышать свежие новости. Что у вас случилось за последнюю неделю?
   – Пожалуй, не произошло ничего необычного, но эти несколько дней у нас были очень напряженными. Вскоре нам предстоят экзамены по всем предметам, и прошел слух, что оценивать будут не отдельных кадетов, но полностью дозоры, а затем подразделение, набравшее меньшее количество баллов, навсегда отчислят из Академии. Мы все крайне встревожены, поскольку у каждого есть предмет, который дается хуже. И провал одного из нас приведет к тому, что выгонят поголовно всех.
   – Подожди, какое отчисление? Объясни мне поподробнее, пожалуйста.
   Так я и сделал, повторив несколько раз, что это лишь слух и распространяет его Колдер. Когда я закончил, дядя заметно помрачнел. Наконец он сказал:
   – Я считаю, что это никуда не годный способ «отбраковывать» кадетов. В результате достойные и сильные могут быть отчислены вместе с ленивыми и слабыми только из-за того, что они случайно живут на одном этаже. Какая бессмысленная жестокость! Я знаком с двумя членами Совета, надзирающего за Академией. И постараюсь обратить их внимание на явную несправедливость. Поскольку у меня нет сына-солдата, они могут удивиться моей осведомленности и проявленному интересу. Хуже того, они могут счесть, что я пытаюсь дать преимущество сыновьям новой аристократии во вред их собственным отпрыскам. К тому же Совет очень медленно принимает решения. Боюсь, что на сей раз ничего предпринять не удастся. Тебе остается лишь заниматься и молиться и, конечно, всячески подбадривать своих товарищей. Скоро всех ждет праздник. По случаю Темного Вечера вам полагается несколько дней отдыха. Хочешь, я приеду за тобой и заберу к нам?
   Я смутился. Визиты к дяде всегда были радостным событием, но сейчас мне хотелось погулять по праздничному Старому Таресу вместе со своими товарищами. Поколебавшись, я признался в этом дяде, и он искренне рассмеялся.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 [49] 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация