А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 46)

   Мы так и не узнали, кто вторгся в наши комнаты, не удалось мне разыскать и мой камень. Я не понимал, почему исчез именно он, ведь в карманах у меня лежала небольшая сумма денег, но их не тронули. Всем стало известно, что я доложил сержанту Рафету о происшествии. На следующий день после нашего возвращения меня вызвали с занятий по черчению. Кадет третьего года обучения молча отвел меня к административному зданию. Меня тут же направили наверх. Сопровождавший меня кадет постучал в дверь и жестом предложил войти. С гулко бьющимся сердцем я перешагнул порог, отдал честь и замер на месте. Комната была обшита темным деревом, сквозь высокие узкие окна с трудом просачивался холодный зимний свет. Посреди комнаты стоял длинный стол, за которым расположились шесть человек. Кадет-лейтенант Тайбер, забинтованный и бледный, сидел с самого края на стуле с высокой прямой спинкой. Его поза была напряженной – то ли из-за волнения, то ли его беспокоили раны. Рядом с ним стоял по стойке «вольно» кадет Ордо. Среди сидящих за длинным столом мужчин я узнал только полковника Стита и доктора Амикаса.
   – Прибыл по вашему приказу, сэр, – отрапортовал я, стараясь, чтобы мой голос звучал твердо.
   Полковник не стал ничего смягчать.
   – Если бы ты не ждал приказа, все было бы решено значительно быстрее, кадет. В твоем деле будет сделана запись о том, что тебя пришлось вызывать для дачи показаний, поскольку ты не доложил о происшествии сразу же.
   Он не задавал вопроса, поэтому я ничего не мог ему ответить. Во рту у меня внезапно пересохло, сердце застучало часто-часто, и кровь зашумела в ушах. Трус. Я стою перед начальником Академии и боюсь, что упаду в обморок от страха. Я сделал глубокий вдох и постарался успокоиться.
   – Ну? – неожиданно рявкнул полковник, и я чуть не подпрыгнул на месте.
   – Сэр?
   Стит втянул воздух через нос.
   – Твой дядя, лорд Бурвиль с Запада, лично посетил меня, чтобы сообщить о том, что ты видел в ту ночь, когда был ранен кадет Тайбер. Теперь поведай об этом нам. Прошу.
   Я вздохнул и пожалел, что не могу попросить воды.
   – Я возвращался в Карнестон-Хаус из лазарета, когда нам навстречу попался Колдер Стит…
   – Остановись, кадет! Я полагаю, нам всем следует знать, почему ты в такой час вышел из спальни и разгуливал по территории Академии. – Голос полковника Стита стал суровым, словно я пытался скрыть какое-то преступление.
   – Да, сэр, – кротко ответил я и начал снова: – Колдер Стит пришел в нашу спальню и вызвал меня и кадета Кестера в лазарет, чтобы мы помогли вернуться в казарму кадету Лэдингу.
   Я немного помолчал, чтобы убедиться, что начал с нужного места. Полковник раздраженно кивнул, и я продолжил. Я старался изложить все как можно более кратко, но ничего не упуская. Я поведал о беседе с доктором, надеясь, что не ставлю его под удар. Краем глаза я заметил, как он кивает, поджав губы. Когда я рассказал о том, что доктор отправил Колдера домой, полковник Стит нахмурился. Он помрачнел еще сильнее, услышав о второй встрече с его сыном той же ночью. Затем я постарался максимально подробно доложить обо всем, что видел и слышал, обнаружив раненого Тайбера. Один раз я осмелился бросить взгляд в его сторону. Он смотрел прямо перед собой, а его лицо ничего не выражало.
   Я упомянул кадета Ордо, и один из сидящих за столом едва заметно кивнул, но, когда я добавил, что там был еще и кадет Джарис, Стит вздернул брови, словно его мои слова удивили. Значит, его имя ранее не фигурировало, решил я. Мне ужасно хотелось еще раз посмотреть на лицо Тайбера, но я не осмелился повернуть голову. Интересно, видел ли он тех, кто на него напал, а если видел, то сообщил ли их имена. Я также добавил, что, по словам сержанта Рафета, кадет Тайбер не пьет. Мне очень не хотелось навлечь неприятности на сержанта, но я понимал, что другой возможности поставить под сомнение пьянство Тайбера у меня нет. Я тщательно следил за своей речью и все время говорил только о том, что сам видел и слышал, не делая никаких выводов.
   Когда я закончил, в комнате повисла напряженная тишина. Потом, переложив с места на место несколько бумаг, полковник сурово изрек:
   – Я намерен отправить твоему отцу письмо, кадет Бурвиль. В нем я сообщу, что ему следовало бы объяснить своему сыну, как должен себя вести настоящий кадет. В правилах Академии есть пункт, вменяющий воспитаннику сразу докладывать обо всех происшествиях на территории своего учебного заведения. Можешь идти.
   У меня был лишь один вариант ответа.
   – Есть, сэр.
   Но стоило мне поднять руку, чтобы отдать честь, как сидящий справа от полковника человек громко сказал:
   – Один момент. Надеюсь, я могу задать юноше несколько вопросов?
   – Я не уверен, что это будет уместно, лорд Тайбер.
   – Будь проклято все, что уместно, сэр. Я хочу знать правду. – Он неожиданно встал и ткнул в меня пальцем. – Кадет, как ты думаешь, мой сын был пьян? Ты видел, как он возвращался в Академию в карете? Тебе известны причины, по которым он, направляясь в Старый Тарес, чтобы напиться, взял с собой учебники? Не показалось ли тебе, что другие кадеты хотели, чтобы ты ушел и не мешал им завершить начатое дело? – Его голос поднимался все выше с каждым следующим вопросом.
   Я слышал о людях, «трепещущих от страха». Теперь я точно знал, что это такое. Мне кажется, если бы нас не разделял стол, он бы шагнул ко мне.
   – Лорд Тайбер! Я прошу вас сесть. Кадет Бурвиль, ты свободен. Возвращайся на занятия.
   – Будь все это проклято, Стит, под угрозой карьера моего сына! И вся его жизнь. Я хочу знать правду. Всю правду.
   – Его карьере ничего не угрожает, лорд Тайбер. Если бы Бурвиль сразу же доложил обо всем мне, я бы даже не думал об исключении вашего сына из Академии. Сейчас он восстановлен во всех правах, а в его документах не будет даже упоминания об этом случае. Вы удовлетворены?
   – Нет! – рявкнул лорд Тайбер. – Меня удовлетворит только справедливость. И наказание для тех, кто напал на моего сына и похитил дневник со списком оскорблений и издевательств, которым подвергались кадеты из числа новой аристократии. Вы позволили расцвести в Академии коррупции, и только полное ее искоренение меня удовлетворит.
   – Кадет Бурвиль, ты свободен! Почему я должен дважды повторять приказ? – Полковник Стит не мог направить гнев на лорда Тайбера и потому обрушил его на мою голову.
   – Есть, сэр. Сожалею, сэр. – Я развернулся и вышел из комнаты.
   У меня за спиной слышались громкие голоса. Даже после того, как я закрыл за собой дверь, спор не утих. Я прошел по коридору, свернул за угол и остановился, чтобы опереться о стену. Конечно же, увидев лежащего Тайбера, мне следовало сразу же отправиться к начальнику Академии. Теперь мне это представлялось очевидным, но в тот момент у меня имелись лишь подозрения и никаких фактов. Теперь я заработал письмо отцу с жалобой и отметку в документах, репутацию доносчика среди кадетов, принадлежащих к старой аристократии, и труса – среди кадетов из новой. Именно так ко мне относились Тайбер и его отец. Я промолчал, когда мог обелить его имя, опасаясь выступить против тех, кто его избил. И я не сомневался, что Колдер позаботится о том, чтобы рассказать всем своим друзьям, что я назвал имена, тогда как даже Тайбер промолчал. Я вернулся к занятиям, но до самого вечера ходил как в тумане.
   В последующие дни Спинк, Горд и я разделили между собой позор доносчиков – нас часто тихонько освистывали или стреляли шариками из жеваной бумаги, когда мы занимались в библиотеке. Однажды я сидел в библиотеке один, и мне пришлось оставить книгу и тетрадь на столе, чтобы пойти поискать справочник. Вернувшись на свое место, я обнаружил, что вся моя работа разорвана в клочья, а на страницах книги нацарапаны ругательства. Настроение у меня было ужасным, поскольку пребывал в уверенности, что все оставшиеся годы в Академии будут отравлены ненавистью со стороны остальных кадетов. В то время как другие обзаводились дружескими связями на всю жизнь, я был вынужден довольствоваться лишь двумя близкими друзьями. К тому же один из них мне не слишком нравился.
   Каждый вечер я писал письма дяде, как он того требовал, и часто получал ответные послания. Я был честен, как он и просил, и все же мне казалось, что я жалуюсь на свою судьбу. В своих письмах он советовал мне сохранять твердость и продолжать дружить со Спинком и Гордом, утешаясь мыслями о том, что мы действовали в интересах Академии и каваллы, рассказав о преступном нападении на Тайбера, но меня нисколько не утешали его ободряющие слова. Я чувствовал, что в любой момент могу стать жертвой мелкой подлости: кто-то незаметно бросит снежок, в котором будет больше льда, чем снега, или сломает мою модель в мастерской, или нацарапает непристойное слово на конверте моего письма.
   Наши комнаты больше никто даже не пытался испакостить, поскольку сержант Рафет стал жестче следить за порядком, но это было слабым утешением. И все же я с нетерпением ждал записок от дяди, словно таким образом поддерживал связь с внешним миром. Я отправил письмо отцу с подробными объяснениями, а дядя заверил меня, что со своей стороны приложил все усилия, дабы просветить своего брата относительно подоплеки имевших место событий. Тем не менее вскоре я получил холодный ответ от отца. Он напоминал мне о моем долге, о необходимости быть честным и вести достойный образ жизни, чтобы не опозорить свою семью. Он обещал подробно обсудить эту историю, когда весной я приеду домой на свадьбу старшего брата. Кроме того, он написал, что мне следовало посоветоваться с ним, а не с его братом. Мой дядя никогда не был солдатом и потому просто не мог знать, как подобные вопросы решаются среди военных. Однако отец так и не сообщил, как мне следовало поступить, а у меня не хватило духу задать этот вопрос в следующем письме. Я решил не возвращаться к неприятному эпизоду.
   Спинк тоже стал получать больше писем, нежели раньше. Сначала я подумал, что дядя решил писать еще и Спинку, но потом заметил, что Спинк никогда не вскрывает свою корреспонденцию в спальне, как это делали все остальные. Меня это несколько насторожило. Но правду я узнал только в библиотеке, где однажды застал Спинка за чтением письма, а когда я сел рядом с ним за стол, он поспешно его спрятал.
   Вероятно, в глубине души я уже давно не сомневался в авторстве посланий, поскольку сразу же спросил:
   – И как там поживает моя кузина?
   Он смущенно рассмеялся, сложил письмо и спрятал его в карман.
   – Прелестна. Удивительна. Умна. Обворожительна, – покраснев, признался он.
   – Странно! – воскликнул я и сразу же понизил голос. Посмотрев по сторонам, я обнаружил, что через два стола от нас сидит кадет, погруженный в свои занятия, больше в библиотеке никого не было.
   На миг я позавидовал Спинку. От Карсины не было писем уже две недели. Я знал, что она может передать мне записку только во время визита к сестре, но мне казалось, что ее интерес ко мне слабеет. Моя зависть вдруг расцвела пышным цветом. Спинк познакомился с девушкой и понял, что она ему нравится. А он симпатичен ей. Я подумал о Карсине, и она вдруг показалась мне сомнительным откупом за поддержание деловых интересов моего отца и дружбы сестры. Неужели я ей действительно нравлюсь? А если бы мы встретились случайно, испытали бы мы взаимное влечение? И что я вообще о ней знаю? Тут я сообразил, что попал под влияние образа мыслей Эпини. Ее рассуждения о том, что она сама выберет себе мужа, несмотря на всю их привлекательность и новизну, были лишь пустопорожней болтовней и не имели никакого отношения к реальной жизни. Я не сомневался, что отец выбрал для меня самую подходящую жену, которая разделит со мной все жизненные трудности. Что понимает Эпини в мужчинах? Откуда она могла знать, каким должен быть хороший муж? И будет ли моя кузина примерной женой для Спинка, если он сумеет ее заполучить? Как она будет сочетать спиритические сеансы, стеклянные занавеси и прочие свои дурацкие пристрастия с жизнью на границе, когда ее муж станет по делам службы надолго покидать дом? Я отбросил завистливые мысли и обратился к Спинку:
   – Я хотел поговорить с тобой об Эпини. Мне кажется, что следует рассказать дяде о ее увлечении спиритическими сеансами. Она может себе навредить. Ради блага самой Эпини он должен знать, чем интересуется его дочь, пока она не загубила свою репутацию. Что ты думаешь по этому поводу?
   Спинк покачал головой.
   – Это лишь приведет к ссорам между ними. Твоя кузина обладает сильным характером, Невар. И я не думаю, что от ее интереса к миру духов может быть хоть какой-то вред. Она прикоснулась к чему-то напугавшему ее, однако не отступила. Эпини написала, какими страшными были те два сеанса. Но она не сдалась, не запаниковала, а набралась мужества, чтобы вновь броситься в схватку и узнать, что произошло. А знаешь ли ты, почему она была так настойчива?
   Я пожал плечами.
   – Одна из «дорог к власти», о которых она говорила? Способ обрести сверхъестественное влияние на других людей?
   Спинк обиделся так, будто речь шла о его собственной кузине. В его глазах заплясали искорки гнева, и он прошипел:
   – Вовсе нет, идиот! Она говорит, что боится за тебя. Она… она сказала… – Он развернул письмо и прочитал: – «Я не знаю, с кем он сражается за власть над своей душой, но я не оставлю его одного». Так она пишет. А еще Эпини прислала длинный список книг, которые она пытается найти – сама она не может получить к ним доступа. Она просит, чтобы я поискал их в библиотеке Академии. В большинстве из них речь идет об изучении антропологии людей равнин, их религии и верований. Она убеждена, что женщина равнин зачаровала тебя или наложила проклятие, чтобы подчинить твою волю своей магии. – Он замолчал и сглотнул, а потом искоса посмотрел на меня, словно не хотел признавать, что играет со мной в глупую игру. – Она говорит… она пишет, что часть твоей ауры находится в плену в ином мире. И что ты, весьма возможно, даже не понимаешь, что больше не принадлежишь самому себе и тебя частично контролирует «другая духовная сущность». Так она ее называет.
   – Какая чушь! – возмущенно воскликнул я, ощутив смущение и страх. Затем я сообразил, что кадет, сидевший неподалеку от нас, недовольно смотрит в нашу сторону – мы ему мешали. Я понизил голос до шепота. – Эпини просто играет с тобой, Спинк, чтобы произвести на тебя впечатление. Все это плоды ее фантазии. И я не выполню своего долга, если не поговорю о ней с дядей. Она еще ребенок, и моей тете не следовало знакомить Эпини с такими вещами. Проблема в том, что во всем виновата тетя, которая разрешает своей дочери заниматься такой ерундой.
   – Я не в силах помешать тебе написать дяде. И могу лишь просить, чтобы ты не сообщал ему, что она присылает мне письма. Если тебе от этого станет легче, то скажу: мы так и не нашли для меня способа переправлять ей ответные послания. Ты знаешь, что у меня самые благородные намерения по отношению к Эпини. Я уже написал матери и брату, чтобы они обратились к твоему дяде с просьбой разрешить мне ухаживать за его дочерью.
   На несколько мгновений я потерял дар речи. Могу себе представить, какое мужество пришлось проявить Спинку, чтобы написать старшему брату о желании выбрать себе жену самостоятельно. Мне ничего не оставалось, как искренне сказать:
   – Ты же знаешь, что я на твоей стороне, Спинк. Я при каждой возможности хорошо о тебе отзываюсь. Однако меня не оставляет мысль, что твой выбор мог бы быть более удачным.
   Он улыбнулся, но глаза его остались серьезными, и предупредил меня:
   – Не говори ничего плохого о моей будущей леди, кузен, в противном случае готовься к дуэли!
   Я рассмеялся, но мое веселье исчезло без следа, едва я увидел, как из-за полок с книгами выскользнул Колдер. Не глядя в нашу сторону, он быстро вышел из библиотеки. Спинк посмотрел ему вслед.
   – Как ты думаешь, он слышал наш разговор? – с тревогой спросил Спинк.
   – Сомневаюсь, – хмыкнул я. – Если бы он что-то услышал, то не стал бы сразу уходить – ты же знаешь Колдера. Он бы обязательно встрял с каким-нибудь замечанием.
   – До меня дошла информация, что отец приказал ему не иметь ничего общего с кадетами первого года из Карнестон-Хауса.
   – Неужели? Если это правда, то ничего лучшего Стит просто не смог бы для нас сделать.
   Мы оба рассмеялись, чем заслужили еще один укоризненный взгляд кадета, уже уставшего от нашей болтовни.
   С каждым днем занятия становились все более напряженными. Бесконечная строевая подготовка, уроки, однообразные трапезы и долгие вечерние занятия – так медленно тянулась череда мрачных зимних дней. Здесь, в городе, зима оказалась суровым и неприятным испытанием для молодых людей, выросших на открытых пространствах равнин. Дым тысяч очагов наполнял воздух, и снег моментально покрывался сажей. Если начиналась оттепель, вода не успевала уходить в землю, и тропинки на территории Академии превращались в ручейки, а лужайки оставались сырыми, поэтому нам постоянно приходилось маршировать по лужам.
   У меня было такое ощущение, будто зима ведет непрестанное сражение с городом, накрывая его свежим снегом и льдом, но на следующий день все вокруг окутывал тяжелый туман, а под ногами хлюпала жижа. Падающий снег превращался в грязную смесь льда и глины. Голые деревья сиротливо стояли на лужайках, а влажные черные ветви взывали к небесам, умоляя их проясниться. Мы вставали до рассвета, шагали по грязи на завтрак, а потом на занятия. И сколько мы ни мазали жиром сапоги, ноги у нас постоянно оставались мокрыми, а сохнущие носки украшали нашу спальню, точно праздничные гирлянды. Мы все были постоянно простужены, так что если утром я просыпался с ясной головой, то считал себя счастливым. Не успевали мы избавиться от насморка, как кто-нибудь начинал кашлять. Только очень серьезная болезнь могла послужить поводом для пропуска занятий, и посему большинству из нас приходилось переносить недомогание на ногах.
   Тем не менее эти тяготы можно было бы сносить, если бы они затрагивали не только кадетов первого года обучения, но и старшекурсников, офицеров и наших наставников. Однако вскоре после нашего визита в дядино поместье на всех первокурсников из новой аристократии обрушились новые неприятности.
   С самого начала с сыновьями боевых лордов обращались не так, как с юношами из старых семей. Мы шутили насчет выделяемых для нас самых худших казарм, привыкли благодаря стараниям капрала Дента входить в столовую последними и не удивлялись, что ритуал «посвящения» оказался для нас куда более жестоким, чем для сыновей старой аристократии. Наши наставники, как правило, относились к этому совершенно равнодушно. Зато они без конца внушали нам, что мы должны соблюдать достоинство, и это тоже служило поводом для горьких шуток – ведь ни один из сыновей старой аристократии не мог похвастаться тем, что его отец получил академическое образование, тогда как многие из наших отцов закончили старую Военную школу. Знания, связанные со службой в армии или кавалле, передавались у нас от отца к сыну, в то время как кадеты из семей старых лордов начали получать их только сейчас.
   Все занятия первокурсников из старой и новой аристократии в течение первой трети года проводились отдельно. Зато сыновья боевых лордов постоянно стояли в дозоре. Несмотря на то что иногда мы встречались с кадетами из старой аристократии на отдельных лекциях, дружеских отношений между нами не возникало. Наши наставники всячески старались заставить нас соревноваться друг с другом. Все чаще стали вывешивать результаты тестов кадетов из старой и новой аристократии, чтобы все могли увидеть, что наши результаты в теоретических дисциплинах заметно хуже, чем у наших конкурентов. Исключением являлось черчение и инженерное дело, где отметки воспитанников из Карнестон-Хауса и Скелтзин-Холла, как правило, оказывались выше, а также строевая подготовка и верховая езда, где мы всегда одерживали вверх.
   Наши преподаватели всячески поддерживали соперничество между кадетами новой и старой аристократии, и постепенно на смену честному противостоянию пришли иные способы борьбы. Как-то раз мы радостно направлялись в конюшни, чтобы одержать заслуженную победу в выездке, и обнаружили, что кто-то пробрался к нашим лошадям, измазал их бока навозом, а в хвосты засунул колючки. У нас не хватило времени, чтобы привести наших коней в порядок, и в результате они выглядели неухоженными. За это нам снизили оценку, и хотя мы победили в точности перестроений, соревнования были проиграны, а кубок и право на увольнительную получили кадеты из старых семей.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 [46] 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация