А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 44)

   Я встал и отошел в сторону, ибо почувствовал себя крайне неудобно. Эпини тут же придвинулась к моему другу и протянула ему руку.
   – Я знаю, что произошло нечто настоящее, – продолжала она. – Мне кажется, ты думаешь так же. Поэтому нам стоит попробовать еще раз – прямо сейчас.
   – Что попробовать? – осведомился Спинк.
   На его губах появилась глупая улыбка, он выглядел так, словно забыл, где находится, и не понимает, что происходит вокруг.
   – Спиритический сеанс, естественно. Невар, подойди к нам, давайте возьмемся за руки. Нет, подожди, так нельзя. Прошлым вечером к нам пришло нечто темное и могущественное. Если мною овладеют духи, я не хочу свалиться с холма прямо в реку. Давайте найдем более удобное место и образуем небольшой круг.
   – Мы уже опаздываем, – Я попытался образумить кузину и отодвинулся от них еще на шаг. Мне не хотелось вспоминать о вчерашнем опыте и признавать, что со мной происходило нечто необычное, не говоря уже о попытках продолжения. – Ты же знаешь, нам со Спинком нужно сегодня вернуться в Академию.
   – И ты боишься. Но это естественно, Невар. Тебе не следует опасаться, что вы опоздаете. Мой отец не уедет без вас. И ты прекрасно знаешь, что нам необходимо это сделать – прежде всего, чтобы тебя самого не мучили сомнения. Вот хорошее место. Садись рядом с нами.
   Она продолжала двигаться, увлекая за собой Спинка. Эпини нашла сухое место на траве и села, скрестив ноги, отчего юбка слишком сильно обтянула ее бедра. Она так и не отпустила руку моего друга, заставив его опуститься на землю рядом с собой.
   – Давай, Невар, – укоризненно посмотрела на меня Эпини.
   – Но…
   – Если ты торопишься, то садись и давай покончим с этим. Я был вынужден пристроиться рядом с ними. Эпини тут же протянула мне свободную руку. Я посмотрел на нее без малейшего энтузиазма и решил быть откровенным.
   – Меня не так уж беспокоит время, – признался я. – Просто мне не понравилось то, что произошло вчера вечером. Честно говоря, я бы предпочел забыть об этом и жить обычной жизнью. У меня нет ни малейшего желания повторять спиритический сеанс.
   – Забыть? Неужели ты можешь забыть? – резко спросила она.
   – А что произошло вчера вечером? – почти одновременно с ней задал свой вопрос Спинк.
   – Не знаю и не хочу знать, – ответил я Спинку. А Эпини я твердо сказал: – Не понимаю, что ты со мной сделала, но мне это не понравилось. Больше спиритических сеансов не будет.
   Эпини пристально посмотрела на меня.
   – А ты полагаешь, что все дело в сеансе? Ты думаешь, будто виновата я? Прошу прощения, дорогой кузен. То, что произошло вчера, связано только с тобой. Все необычное исходило именно от тебя. А сейчас я лишь прошу разрешения обратиться к духам, чтобы узнать, что же за этим стоит. И, как я думаю, тебе тоже необходимо это понять. С тем же успехом можно сказать о возможной западне: «Езжай дальше и не обращай внимания на врагов. Нужно рассчитывать на лучшее, а вдруг они нас пропустят». Ты должен взглянуть в лицо опасности, Невар. И лучше, когда рядом друзья, нежели бороться в одиночку.
   – Не уверен, что согласен с тобой, – пробурчал я.
   Ее совет можно было отнести и к проблемам, которые меня ожидали после возвращения в Академию. Интересно, что ей успел рассказать Спинк. Между тем Эпини продолжала протягивать мне руку, и я сдался. Она тут же стиснула мою ладонь. Я с облегчением обнаружил, что не ощущаю никакого сопротивления. Быть может, это означало, что сегодня не произойдет ничего необычного. Потом я сжал руку Спинка. Мы сели кружком, как дети перед игрой. Почти сразу же мне стало не по себе. Земля была неровной и каменистой.
   – Ну и что мы будем делать теперь? – раздраженно бросил я. – Нужно закрыть глаза и гудеть? Или склонить головы…
   – Замолчи! – резко приказал Спинк.
   Я бросил на него свирепый взгляд, но он расширившимися от удивления глазами смотрел на Эпини. Я повернулся к ней и почувствовал отвращение. Рот Эпини приоткрылся, лицо приняло бессмысленное выражение. Ее зрачки метались из стороны в сторону, точно шарики в банке. Она втянула в себя воздух через нос и выдохнула ртом. В уголке рта появились капельки слюны.
   – Отвратительно! – простонал я, возмущенный постыдными кривляньями кузины.
   Я никак не ожидал, что она способна на такие ужимки.
   – Закрой рот! – прошипел Спинк. – Неужели ты сам не чувствуешь, как изменилась ее рука? Это по-настоящему!
   Маленькая ладонь кузины была очень горячей по сравнению с холодной и твердой рукой Спинка. Прежде я не обратил внимания, какое от нее исходит тепло. Затем, когда голова Эпини сначала откинулась назад, а потом безвольно опустилась на грудь, ее рука стала заметно холоднее. Через несколько мгновений мне уже казалось, что я сжимаю руку трупа. Мы со Спинком обменялись тревожными взглядами.
   – Не отпускайте, – взмолилась Эпини, – не дайте ветру унести меня.
   В этот момент я уже был готов выпустить ее руку, но, услышав мольбу, крепче сжал ладошку Эпини. Пальцы кузины впились в меня так, словно жизнь девушки повисла на волоске.
   – Нужно это прекратить, – прошептал Спинк. – Эпини, я думал, вы играете с нами. Но теперь я вижу… Давайте закончим. Мне это не нравится.
   Эпини издала какой-то неприятный звук. Казалось, она хочет заговорить, но голос ее не слушается.
   – Не могу, – наконец пробормотала она. – Не могу закрыть окно. Они все время рядом со мной.
   – Достаточно! – жестко сказал я и попытался высвободить руку, но она вцепилась в мои пальцы с нечеловеческой силой.
   – Кто-то приближается, – прошептала Эпини.
   Голова ее опустилась еще ниже. Затем что-то в ее облике изменилось. Словно ты выглянул в окно сквозь запыленное стекло и за пеленой дождя увидел какую-то неясную фигуру, а потом вдруг узнал человека. До этого момента я думал, что Эпини кривляется с единственной целью – посмеяться над нами. Однако теперь я не сомневался, что происходит нечто опасное. Эпини подняла голову, губы у нее дрожали. Наши взгляды встретились, и я почувствовал, как кто-то другой смотрит на меня глазами Эпини. То был взгляд старого и очень усталого человека.
   – Мы не были мертвы, – тихо прошептала она чужим, незнакомым мне голосом. Она говорила с акцентом женщины с границы. Эпини закрыла глаза, по ее щекам медленно потекли слезы. – Я была жива, и маленький мальчик тоже. Мы просто очень долго болели. Я слышала, как они разговаривали, но никак не могла проснуться. Они сказали, что мы умерли. И зашили нас в погребальный мешок. У них кончились гробы. Мы проснулись под землей. Никак не могли выбраться наружу. Я пыталась. Пыталась нас освободить. Я сломала ногти о холстину. Я кусала ее до тех пор, пока не начали кровоточить десны. И мы умерли там, в этом мешке, под землей. В ту ночь вокруг нас умирали другие. Мы все умерли. Но я не перешла мост.
   В ее голосе не слышалось гнева, он был полон скорби. Эпини посмотрела на меня.
   – Ты ведь это запомнишь, правда? Ну, пожалуйста. Обязательно запомни. Ведь будут и другие.
   – Я буду помнить, – сам едва сдерживая слезы, пообещал я. В тот момент я мог дать любой обет, лишь бы успокоить эту несчастную душу. Глаза Эпини потускнели, выражение лица изменилось, черты смягчились. Я облегченно вздохнул.
   – Эпини! – позвал я, слегка встряхнув ее руку. – Эпини? Кто-то или что-то завладело ею. Нет. Оно проникло в ее разум исподтишка, как та женщина. Оно захватило Эпини так резко, что ее тело содрогнулось. Рука кузины больно сжала мои пальцы, и я услышал, как застонал Спинк. Когда она обратила ко мне лицо, я отпрянул, словно ее взгляд обжигал. На меня смотрела безобразная толстая женщина – древесный страж. Боль пронзила меня от макушки до кончиков пальцев. Я вдруг ощутил, что не могу пошевелиться.
   – Я не призывала тебя! – презрительно бросила она. – Ты придешь только по моему зову. Почему ты пытаешься подобраться ко мне? Быть может, ты надеешься передать ей мою магию? Неужели ты думаешь, будто тебе по силам коснуться наших чар, самому оставшись в стороне? Магия мстит, мальчик-солдат. Ты послал эту малышку в мой мир, совсем о ней не подумав. А что, если я решу забрать ее себе, мальчик-солдат? Тогда ты поймешь, как играть с моей магией? «Держи крепко» – ты ведь так говоришь, когда делаешь знак, чтобы сотворить заклинание? Что ж, держи крепко.
   Неожиданно Эпини отпустила мою ладонь. У меня сразу же закружилась голова, словно я повис над бездной, и только рука Спинка не давала мне упасть. К моему ужасу, свободная рука кузины сделала хорошо знакомый мне знак над собственной, по-прежнему стискивавшей пальцы Спинка ладонью, – знак, который каждый настоящий солдат каваллы делает над подпругой, чтобы она не подвела. Женщина посмотрела на меня глазами Эпини и улыбнулась своей всезнающей улыбкой.
   – Когда придет время, я покажу тебе, что значит «Держи крепко», мальчик-солдат.
   Внезапно кузина поникла, и ее ослабевшая рука выпала из ладони Спинка. Он отпустил мою руку и успел поймать Эпини за плечи, прежде чем она упала лицом на траву. Спинк осторожно прислонил ее спиной к своей груди.
   – Она мертва? – тупо спросил я.
   – Нет-нет, она дышит. Что произошло, Невар? Что это было? Что она имела в виду?
   – Не знаю, – покачал головой я.
   Нет, я не солгал. Но как я мог объяснить все это Спинку? Существо, которое мне снилось, угрожало нам через мою кузину. Голова продолжала кружиться. Я прижал обе руки ко лбу, словно надеялся остановить вращающийся вокруг меня мир. Одним из пальцев я задел старый шрам на макушке. Он был горячим и пульсировал от боли. И я вдруг живо вспомнил, как его получил. Я закрыл глаза и тряхнул головой, приложив все силы, чтобы выбросить ужасные воспоминания из своего сознания, но они не уходили. В моей обычной, подчиняющейся логике жизни появилась трещина.
   Только безумец мог бы увидеть в том, что сейчас произошло, хоть какой-то смысл. А я не хотел сходить с ума и не мог позволить себе всерьез размышлять об этих вещах, не мог допустить, чтобы они стали реальностью. Кое-как поднявшись на ноги, я отошел в сторону. Сердце бешено колотилось в груди, я задыхался и с трудом переставлял ноги. Неожиданно мною овладел гнев на Эпини и на себя – зачем мы позволили жутким снам войти в мою жизнь? И еще я был зол на Спинка, ставшего свидетелем моих мучений.
   – Как жаль, что я позволил ей уговорить себя участвовать в этом дурацком спиритическом сеансе! – прорычал я.
   – Не думаю, что мы столкнулись с обманом, Невар, – твердо проговорил Спинк, словно я обвинял в случившемся Эпини. Он все еще держал мою кузину в объятиях. Его лицо побледнело, и веснушки стали особенно заметны. – Не стану утверждать, что происходящее здесь хоть как-то согласовывалось со здравым смыслом, но… Эпини нас не обманывала. – Потом Спинк, запинаясь, добавил: – Она не приходит в себя, Невар! Что мы с тобой наделали? Мне следовало прислушаться к твоим словам. Теперь я понимаю, что ты был прав. Эпини! Невар, я сожалею. Эпини! Пожалуйся, очнись!
   Я отвернулся, чтобы не видеть муки, застывшей на его лице. Спинк, как и я, был в высшей степени рассудительным человеком. Если мы начнем верить, что моя кузина способна призывать духов, которые говорят ее устами, куда нас это заведет? Но в противном случае нам следовало признать, что либо Эпини безумна, либо она бессовестная лгунья, потешающаяся над нами. Я упрямо отбрасывал одну теорию за другой и отвернулся от несчастного Спинка, чтобы не видеть его страданий.
   – Этого не должно было случиться! – яростно выкрикнул я.
   По всей видимости, Спинк принял мой упрек на свой счет. Он стал осторожно похлопывать Эпини по щекам, чтобы привести ее в чувство. На его лице появилось испуганное выражение, казалось, еще немного – и он заплачет.
   Я спустился к реке, намочил платок и вернулся, чтобы охладить виски и запястья Эпини. Девушка начала медленно приходить в себя. Но даже после того, как она села, ее глаза оставались пустыми. Наконец она посмотрела на меня и едва слышно пролепетала:
   – Я хочу вернуться домой. Пожалуйста.
   Я привел наших лошадей и помог кузине сесть в седло. Обратно мы ехали гораздо медленнее. Всю дорогу я молчал. Спинк пытался поддерживать ничего не значащий разговор, но после третьей попытки Эпини устало пробормотала, что желает послушать пение птиц. Однако птиц вокруг и в помине не было. Без сомнения, Эпини понимала, что Спинк выведен из равновесия и пытается ее успокоить, но у нее не осталось сил, чтобы его утешить. А я хотел забыть обо всем, для чего убеждал себя, что кузина устроила спиритический сеанс, дабы привлечь внимание Спинка. Но у меня ничего не получалось. Если ее цели были именно таковы, то почему же она, полностью добившись своего, теперь едет молча, отрешенно глядя перед собой, и не пытается воспользоваться тревогой моего друга? А еще меня очень интересовало, что у нее осталось в памяти. У дома мы спешились, и я позволил Спинку проводить Эпини, а сам отвел лошадей в конюшни.
   Когда я вошел в нашу маленькую гостиную, Спинк сообщил, что у моей кузины разболелась голова и она не будет участвовать в нашей трапезе. Когда мы уселись за стол и я передал слова Эпини дяде, он кивнул и ответил, что у нее частенько бывают головные боли. Ему поведение дочери не показалось странным, и он с увлечением начал планировать наш следующий визит. Спинк молчал, и я видел, что у него от волнения пропал аппетит. Я же честно предупредил, что у нас ожидается усложнение учебного материала и в связи с этим нам придется заниматься значительно больше. Спинк с несчастным видом кивнул.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 [44] 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация