А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 40)

   ГЛАВА 15
   СПИРИТИЧЕСКИЙ СЕАНС

   Как только мы вбежали в дом, Эпини, извинившись, ушла переодеваться к обеду, а мы со Спинком отправились в наши комнаты. Я повесил сушиться мокрую шинель, почистил сапоги от садовой грязи и при помощи щетки привел в порядок брюки. Других дел у меня не нашлось, и я решил исследовать гостиную, которая находилась между нашими спальнями. Расхаживая по комнате, где учились мой отец и дядя, я размышлял о том, как им жилось в таком огромном доме. На одном из столов я обнаружил нацарапанные инициалы отца. Потрепанные книги стояли на полках рядом с несколькими моделями осадных машин и чучелом совы. На стойке пристроились фехтовальные рапиры и сабли. Я уселся за стол и принялся изучать одну из моделей, когда вошел Спинк. Он выглянул в окно, откуда открывался вид на фруктовый сад, а потом негромко спросил:
   – Как ты считаешь, не слишком ли фривольно я вел себя с твоей кузиной, Невар? Если да, то я хотел бы принести извинения тебе и ей. Я не хотел воспользоваться моментом.
   – Воспользоваться моментом? – Я рассмеялся. – Спинк, дружище, если я и пытался кого-то защитить, то только тебя! Это Эпини воспользовалась моментом, сообразив, что ты человек воспитанный и скромный. Она то свистела в свой свисток, словно уличный артист, то гуляла с тобой под руку, как заправская светская львица. Нет, ты никого не оскорбил. Просто она ведет себя странно. Честно говоря, Эпини приводит меня в замешательство.
   – Неужели? Невар, ты зря переживаешь. Она кажется мне очаровательной. Никогда прежде мне не доводилось встречать такую искреннюю и открытую девушку. Рядом с ней я чувствую себя непринужденно. Именно поэтому я слегка забылся, предложив ей руку, не спросив у тебя разрешения. И теперь приношу свои извинения.
   – Все в порядке, Спинк. И все же моя кузина держится слишком свободно. Она начала обращаться к тебе по имени, едва познакомившись. Я хотел поставить ее на место и сказать, что если она будет вести себя как испорченный ребенок, то и я намерен обращаться с ней соответствующим образом. А теперь я хочу принести тебе свои извинения, если как-то обидел тебя, когда потребовал от нее соблюдения приличий.
   – Обидел меня? Нет, вовсе нет. Просто ты повел себя как-то странно. Схватил кузину за руку, словно хотел сделать ей больно, а она посмотрела на тебя так, точно увидела в первый раз, – честно говоря, я даже испугался. Мне показалось, что вы можете причинить друг другу вред.
   Я был поражен.
   – Спинк! Мне казалось, ты достаточно хорошо меня знаешь. Я никогда не причиню вреда девушке, не говоря уже о собственной кузине!
   – Да конечно! В этом все и дело, Невар. Просто в тот миг ты был совершенно не похож на того Невара, которого я знаю.
   – Ну… Это было необычно. Если честно, я и чувствовал себя так, как ты описал.
   Мое признание смутило нас обоих. Спинк отвернулся, стараясь не смотреть в мою сторону, потрогал стоящие на полках книги, провел ладонью по столу и отошел к окну. Положив руки на подоконник, он спросил, глядя в темноту:
   – Тебе когда-нибудь хотелось владеть таким чудесным домом? С такими замечательными комнатами, где могли бы жить и учиться твои сыновья?
   Меня ошеломил его вопрос.
   – Я никогда об этом не думал. Спинк, я солдат. Все мои сыновья будут солдатами. Когда они подрастут, я постараюсь передать им свои знания и опыт и буду надеяться, что они окажутся толковыми и смогут добиться успеха. Быть может, если один из них проявит выдающиеся способности, я попрошу брата замолвить за него словечко, чтобы мальчик получил право поступить в Академию, или купить для моего сына чин. Нет, я никогда не рассчитывал иметь такой дом. Когда я стану стар и больше не смогу служить королю, мой брат с радостью примет меня в своих владениях и поможет организовать достойные браки для моих дочерей. О чем еще может мечтать сын-солдат?
   Спинк отвернулся от окна и с грустной улыбкой посмотрел на меня.
   – Наверное, у тебя более глубокие корни. Этот красивый дом является фамильным достоянием твоей семьи, и тебя охотно здесь принимают. А то, как ты рассказываешь о Широкой Долине, позволяет мне думать, что через одно или два поколения поместье твоего отца сможет соперничать со здешними владениями твоего дяди. Но для меня есть лишь один дом – в Горьком Источнике. – Он насмешливо улыбнулся. – Я люблю те земли. Это мой дом. Когда твоему отцу пожаловали титул лорда, он обосновался у реки, поскольку только там можно возделывать поля и разводить скот. Он рассчитывал получать со своих земель доход, который позволил бы его семье вести образ жизни, приличествующий аристократам.
   Моя мать сделала выбор, руководствуясь другими мотивами. Она решила, что наше поместье должно находиться там, где погиб мой отец. Я не знаю, где его могила – солдаты быстро похоронили тело своего капитана, потому как опасались новых атак жителей равнин и не хотели, чтобы им достался его прах. Вот почему они никак не обозначили его могилу, и мы так и не сумели ее найти. Но она находится где-то на земле, которую мы получили от короля, и мать утверждает, что все построенное нами станет памятником отцу. Но беда в том, что земля оказалась совершенно никудышной. Стоит воткнуть в нее лопату – и ты наткнешься на камень, а если его вытащить, под ним окажется два других. У нас можно охотиться и добывать корм для скота, но хорошего пастбища для овец нет. Мой брат пытается разводить свиней и коз, однако они быстро пожирают всю растительность, оставляя лишь голые камни. Не думаю, что он выбрал правильный путь… Впрочем, он наследник и не мне это решать.
   Он произнес последние слова с такой тоской, что следующий вопрос сам собой сорвался с моих губ:
   – А если бы земля была твоя, что бы ты с ней сделал?
   Я знал, что провоцирую Спинка совершить грех неблагодарности, но удержаться не сумел. Он с горечью рассмеялся.
   – Камень, Невар. Камень – вот чем мы владеем. Идея осенила меня в тот день, когда один из солдат моего отца попросил разрешения поселиться на наших землях. Оглядев наши владения, он спросил, зачем мы выращиваем камни – для урожая или для удовольствия. И тогда я подумал: если камень – это все, что у нас есть, значит, мы должны получать прибыль от него. Наш дом, маленький и скромный, построен из камня, да и стены между так называемыми полями сложены из него же. А я слышал, что строительство Королевского тракта идет медленно из-за недостатка подходящего камня. У нас его полно.
   – Перевозка камня дело непростое. В вашем поместье есть дороги?
   Спинк пожал плечами.
   – Их можно построить. Ты спрашивал о моей мечте, Невар, а не о реальности. Пройдут долгие годы, прежде чем мои идеи принесут какие-то плоды. Однако наша семья будет владеть землями на протяжении многих поколений – так почему же не начать прямо сейчас?
   Меня обуревали противоречивые мысли. Я знал: судьба человека определяется его рождением. Ставить этот постулат под сомнение означает противиться воле доброго бога. Всем известно, чем заканчиваются попытки спорить с судьбой. Сын должен занять положенное ему место. Моя семья твердо в это верила. Но не все аристократы соблюдали закон так же жестко.
   Печально известен случай, когда лорд Оффери после смерти наследника «передвинул» своих сыновей, и солдат стал наследником, священник – солдатом и так далее. Результат оказался трагическим для всех. Новый наследник ввел военную дисциплину среди работников поместья, и большинство из них просто сбежали, оставив урожай гнить на полях. Бывший священник оказался слишком хрупким для тягот солдатской жизни и умер, даже не успев сразиться с врагами. Художник, вынужденный стать священником, слишком творчески подошел к толкованию Священного Писания и с трудом избежал обвинения в ереси. Несчастья одно за другим обрушивались на семью Оффери. Эту историю часто рассказывали для того, чтобы люди остерегались принимать подобные решения. Мне не следовало искушать Спинка или себя мыслями о том, что мы могли бы избрать другую судьбу, не связанную с каваллой. Я решил сменить тему.
   – Почему ваше поместье называется Горький Источник? В память о том, что там погиб твой отец?
   – Нет, это горькие воспоминания лишь для моей матери и нашей семьи. Дело в том, что рядом с нашим домом бьет несколько больших ключей. Вода в них имеет ужасный вкус, но некоторые племена обитателей равнин почитают это место – они верят, что эта вода лечит множество болезней, а также вызывает чудесные видения и раскрепощает разум. Они не раз предлагали моей семье товары в обмен на право доступа к ключам. Однако мать наотрез отказалась их туда пустить – вероятно, таким образом она хотела отомстить людям, убившим отца. Обитатели равнин ужасно разозлились, они утверждают, что ключи священны и всегда являлись территорией мира, в равной степени открытой для всех. В ответ моя мать им сказала: «Вы сами все изменили, убив моего мужа». За прошедшие годы произошло несколько стычек, когда воины равнин пытались добраться до ключей и украсть немного воды. Но старые солдаты моего отца всякий раз одерживали верх, и те отступали не солоно хлебавши. Они этим гордятся.
   Я почти не слушал окончание его рассказа, потому что мое внимание привлек какой-то странный звук. Сначала я решил, что в саду запела птица, но потом меня осенило – это тихое дыхание. Дверь в классную комнату была чуть приоткрыта, хотя я не так давно собственными руками затворил тяжелую створку. Бесшумно подойдя к двери, я резким движением ее распахнул и увидел Эпини, уже переодетую к обеду и с неизменным свистком во рту. Кузина усмехнулась, и маленькая безделушка издала негромкий свист.
   – Пришло время обеда, – заявила она, зажав свисток в зубах.
   – Ты подслушивала? – сурово спросил я. Она выплюнула свисток.
   – На самом деле нет. Я просто стояла и ждала, когда в вашем разговоре возникнет пауза, мне не хотелось его прерывать.
   Она произнесла эти слова так беспечно, что я почти ей поверил. Но потом понял необходимость следовать ранее принятому решению. Если она намерена притворяться капризным десятилетним ребенком, то и мне следует отчитать ее, как нашкодившую маленькую девчонку.
   – Эпини, подслушивать чужие разговоры, стоя под дверью, неприлично, как бы ты это ни объясняла. В твоем возрасте следовало бы это знать.
   Она склонила голову набок.
   – Я прекрасно знаю, когда не следует подслушивать, дорогой кузен. А теперь пришло время спуститься к обеду. Отец любит поесть, и ему не нравится, когда пищу подают остывшей. Тебе ведь известно, что невежливо заставлять хозяев ждать?
   Я не мог больше сдерживаться.
   – Эпини, ты почти моя ровесница, и я знаю, что твои родители уделяли достаточное внимание твоему воспитанию и манерам. Почему тебе так нравится изображать из себя неразумное и взбалмошное дитя? Неужели ты не способна вести себя как юная леди?
   Она улыбнулась, словно только теперь я оценил ее по достоинству.
   – Если уж быть точной, то я на один год и четыре месяца тебя младше. Но в тот день, когда я начну вести себя как безупречная юная леди, мой отец начнет обращаться со мной соответствующим образом. Я уже не говорю о матери. И это станет началом конца моей жизни. Впрочем, едва ли ты сумеешь понять, о чем я говорю. Спинк, ты готов сопровождать меня к обеду? Или ты тоже полагаешь, что я слишком капризна?
   – Я сделаю это с радостью, – тут же откликнулся Спинк.
   К моему удивлению, он быстро подошел к Эпини и предложил ей руку. При этом мой друг заметно покраснел, и даже Эпини слегка смутилась. Тем не менее кузина воспользовалась его любезностью, и они вместе вышли из комнаты.
   Подол длинной светло-голубой юбки Эпини мягко шелестел по мраморным ступеням, когда они спускались по лестнице. Ее гладко причесанные волосы, убранные под кружевную золотистую сетку, упругой волной ниспадали на шею. Спинк шел с прямой, точно шомпол, спиной, но, несмотря на это, был лишь немногим выше своей спутницы. И, глядя на них, мне вдруг пришло в голову, что они составляют прекрасную пару.
   А потом Эпини сделала все, чтобы разрушить эту иллюзию. Еще секунду назад она чинно шла под руку со Спинком, а в следующее мгновение, подобрав юбки, помчалась вниз по ступенькам, оставив моего друга в полнейшем недоумении. Я поравнялся с ним в тот момент, когда Эпини скрылась в столовой.
   – Не бери в голову, – посоветовал я Спинку. – Все именно так, как я тебе говорил. Сейчас она просто глупая маленькая девчонка. У моих сестер тоже был период, когда они без конца выкидывали похожие фокусы.
   Я не стал говорить, что отношение нашего отца к их выходкам было куда жестче, нежели терпимость дяди к капризам Эпини. Я вспомнил, как он укорял мою мать:
   – Если мы не привьем им умение вести себя со спокойным достоинством, они никогда не найдут себе подходящих мужей. Я принадлежу к новой аристократии, как вам, мадам, хорошо известно. И чтобы наши дочери заняли более высокое положение в обществе, они должны демонстрировать самые лучшие женские качества: степенность, послушание и скромность.
   – Какими в полной мере обладала я, – вставила моя мать, и в ее голосе я уловил горечь, причина которой была мне непонятна.
   Мне кажется, отец этой странной интонации вообще не заметил.
   – Вы абсолютно правы, дорогая, однако ваши достоинства за эти годы ничуть не потускнели. Вы являете собой прекрасный пример истинной леди и верной жены.
   Когда мы вошли в столовую, Эпини стояла подле своего стула. Дядя занял место во главе стола, Пурисса расположилась слева от отца и терпеливо ждала начала трапезы. Теперь девочка выглядела куда более аккуратной – совсем не так, как в саду. Кто-то расчесал ей волосы и надел чистый передник. Спинк и я быстро подошли к предназначенным для нас местам, и я принес извинения за то, что мы заставили дядю ждать.
   – Мы не придерживаемся формальностей во время семейных обедов, Невар, и нынешний можем счесть таковым, поскольку я вижу, что ты относишься к своему другу как к брату. Жаль, что твоя тетя Даралин и кузен Готорн не могут составить нам компанию. Он учится, а она будет находиться во дворце возле королевы на протяжении всего Совета лордов. Они начнут заседать только в следующий Первый день, но придворным дамам требуется не меньше недели, чтобы одеться для такого важного события. Поэтому она уехала, оставив нас одних, и все же, я уверен, мы сможем сами справиться в ее отсутствие.
   После чего мы уселись, и почти сразу же слуга внес суп. Это была лучшая трапеза с тех пор, как я приехал в Старый Тарес. Пища была приготовлена прекрасным поваром для любимых хозяев, а не варилась в огромных котлах для двух сотен кадетов. Разница во вкусе и качестве поражала. Я испытывал глубочайшую благодарность за оказанную мне честь, когда думал о том, что этот прекрасный бифштекс зажарен специально для меня и мне не нужно вылавливать маленькие жилистые кусочки в водянистой каше. Однако я ел не спеша, стараясь сдерживать свой аппетит. На десерт подали замечательный яблочный пирог.
   Спинк не отставал от меня, но умудрялся поддерживать разговор с дядей Сефертом. Он выразил восхищение домом и задал несколько общих вопросов о содержании сада и всего поместья. Кроме того, моего друга интересовало, сколько времени потребовалось, чтобы создать такое замечательное родовое гнездо. Улыбнувшись, дядя ответил, что на это ушла жизнь нескольких поколений. Он с гордостью говорил о собственных нововведениях, начиная от газовых труб и света, проведенных в винный погреб, что позволило обеспечить хранение вин при постоянной температуре. Спинк самым внимательным образом слушал подробные разъяснения, и я видел, что дядя проникается к нему симпатией.
   По окончании обеда дядя предложил перейти в его кабинет, чтобы выпить бренди и выкурить трубочку хорошего табака. Но мои надежды на спокойный вечер в мужской компании рассыпались в прах, когда Эпини запротестовала:
   – Папа! Ты сказал, что я могу поиграть с ними в тоусер! Ты же знаешь, как я этого ждала!
   Дядя Сеферт тяжело вздохнул.
   – Ну, ладно. Джентльмены, мы перейдем в гостиную, чтобы выпить сладкого вина с бисквитами и сыграть сотню-другую увлекательных партий в тоусер.
   На его лице появилась грустная улыбка, и нам ничего не оставалось, как согласиться.
   Очевидно, Пурисса разделяла любовь Эпини к азартным играм, поскольку она соскочила со стула и, подбежав к сестре, взяла ее за руку. Они отвели нас в самую необычную комнату из всех, где мне доводилось бывать. Первое, что меня поразило, это железная жаровня, украшенная изразцами с изображением цветов, на которой стоял кипящий чайник. Пол в гостиной был выстелен яркими плетеными ковриками из Себани, а поверх в художественном беспорядке лежало множество подушек экзотических цветов. Комнату освещали пузатые масляные лампы с раскрашенными абажурами и вдобавок к ним бесчисленное количество толстых желтых свечей всех размеров, стоявших в вычурных подсвечниках. Еще из обстановки здесь имелось несколько низких столиков, не выше моего колена, на один из них слуги поставили тарелки с бисквитами и графин с разведенным водой вином. Розовые крошечные птички, радостно чирикая, перепрыгивали с жердочки на жердочку в большой клетке. Высокие окна закрывали белые занавеси.
   – Ой, мне следовало показать вам гостиную раньше, при дневном свете! – огорченно воскликнула Эпини. – Так вы не сможете оценить наши новые стеклянные шторы!
   Тем не менее она подошла к окну и при помощи специального устройства раздвинула белые занавеси. Окна как такового мы не увидели. То, что предстало нашему взору, с натяжкой можно было назвать тканью, сплетенной из тонкой проволоки, на которую были нанизаны сотни, если не тысячи стеклянных шариков.
   – В солнечный день, глядя в окно, вы сможете любоваться не нашим садом, а сказочным пейзажем, потому что наши шторы в каком-то смысле волшебные. Завтра вы оцените ее по достоинству, – заявила кузина, вновь задергивая занавесь.
   Спинк и я все еще стояли, поскольку в комнате не было стульев. Дядя согнул длинные ноги и опустился на одну из многочисленных подушек. Пурисса уже устроилась на другой, а рядом удобно уселась Эпини.
   – Располагайтесь, как вам удобно, – предложила она нам, доставая из ящика стола коричневую деревянную коробочку. – Моя мать последовала примеру королевы и обставила гостиную в том же стиле, что и она. В последнее время ее величество ужасно увлеклась всем себанийским. После обеда королева вместе с приближенными направляется в гостиную, где очень любит проводить время. И вы устраивайтесь, пожалуйста, вокруг стола.
   Мы со Спинком неловко сели на подушки. Наши брюки не были предназначены для такой позы, а сапоги мешали сгибать ноги в коленях, но мы кое-как устроились. Между тем Эпини приготовила для игры ярко раскрашенные карты, керамические фишки и покрытую эмалью доску. Казалось, кузина получала удовольствие от одного только стука фишек по доске, пока она расставляла их по местам.
   – Боюсь, я не знаком с этой игрой, – спокойно признался Спинк, пока Эпини распределяла между нами цвета.
   – О, ничего страшного. Очень скоро ты разберешься, – заметил дядя с насмешливой улыбкой.
   – Это так забавно, да и научиться совсем нетрудно, – с серьезным видом заверила моего друга Эпини.
   Так и вышло. Несмотря на изящный декор, игра была до идиотизма простой. Требовалось добиться совпадения цветов и символов, а также произносить разные слова, если вы получили красное или синее соответствие. Эпини и Пурисса вскакивали и делали несколько па победного танца всякий раз, когда им удавалось заполучить выигрышную комбинацию. Мне довольно быстро надоело подниматься на ноги и объявлять, что мне удалось заработать очко. Однако Эпини настаивала, что таковы правила и я должен их выполнять. Но тут дядя в первый раз проявил твердость и заявил, что ему, мне и Спинку достаточно поднять руку. Некоторое время Эпини дулась на нас, тем не менее однообразная игра продолжалась. Что может быть хуже, чем бессмысленное времяпрепровождение?
   Дядя Сеферт умудрился спастись – он заявил, что маленькой Пуриссе пора ложиться спать. За ней пришла няня, поэтому он вполне мог бы отослать девочку вместе с ней. Думаю, он настоял на том, что должен сам ее сопровождать, чтобы больше не участвовать в дурацкой забаве.
   Теперь, когда двое участников удалились, игра пошла быстрее, поскольку часть фишек оставалась невостребованной и элемент неопределенности стал заметно меньше. Мы сыграли еще две партии, и вежливый Спинк продолжал делать вид, будто получает удовольствие, но я больше не мог этого выдержать.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 [40] 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация