А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 38)

   Нахмурившись, сержант переспросил:
   – Пьян? Только не Тайбер. Он не пьет. Получается, кто-то врет, – задумчиво пробормотал он, но, видимо, решив, что сказал лишнее, резко захлопнул рот. – Иди спать, кадет. И не шуми, – велел он, и я побрел наверх.
   Спинк, уже переодевшийся в ночную рубашку, ждал меня около камина в учебной комнате. Мы вместе отправились в нашу спальню, и я, раздеваясь, рассказал ему, что произошло. Спинк молчал. Я встряхнул мокрую шинель, понимая, что за ночь она не высохнет и завтра мне придется надеть ее сырой. Не слишком приятная мысль перед сном. Я попытался думать про Карсину, но почему-то сегодня она показалась мне страшно далекой. По-видимому, сейчас гораздо важнее было решить, как дожить до конца учебного года. Когда я улегся в постель, Спинк вдруг спросил:
   – У него пахло спиртным изо рта?
   – От него воняло.
   Мы оба знали, что это значит. Как только Тайбер поправится, его переведут на испытательный срок и он получит дисциплинарное взыскание. Если он поправится.
   – Ты не понял. Запах шел от его дыхания или от одежды? Я задумался.
   – Не знаю. Мне даже в голову не пришло проверить. Наклонившись над ним, я почувствовал дух спиртного, причем очень сильный. Вот и все.
   Снова наступила тишина, а потом Спинк с неясной надеждой в голосе очень тихо проговорил:
   – Доктор Амикас мне показался человеком умным. Он поймет, был Тайбер пьян или нет.
   – Может быть, – не стал спорить я, но не слишком в это поверил; я вообще мало во что теперь верил.
   Я заснул, и мне приснился сон. Старая толстая женщина – древесный страж – сидела, прислонившись спиной к стволу, а я стоял перед ней. Лил сильный дождь, и хотя я промок до нитки, она оставалась практически сухой. Капли, падавшие на нее, тотчас исчезали, словно ее плоть состояла из истосковавшейся по воде земли. Но, как ни странно, мне дождь тоже очень нравился. Он был мягким и нежным, а его прохладные прикосновения ласкали кожу. Поляна показалась мне знакомой, будто я здесь уже бывал. Посмотрев на себя, я обнаружил, что слишком легко одет, но мне все равно было тепло и приятно.
   – Подойди. – Женщина властным жестом поманила меня к себе. – Подойди и поговори со мной. Я хочу убедиться, что правильно поняла то, что увидела твоими глазами.
   Мы отошли от дерева, и я повел ее за собой по извивающейся лесной тропинке между гигантскими деревьями. Местами их могучие кроны полностью защищали нас от дождя. А кое-где вода стекала вниз по листьям и веткам и, окатив нас, впитывалась в землю. Мы, не обращая на это внимания, все дальше углублялись в лес. Мимоходом я заметил, что всякий раз, оглядываясь на идущую позади женщину, лишь при определенном усилии могу различить ее силуэт, ибо у меня возникало стойкое ощущение, что она является частью какого-нибудь дерева. Она касалась рукой ствола или ее волосы скользили по ветвям – в общем, постоянно поддерживала контакт с зелеными великанами. Несмотря на огромное тело, тяжелая поступь женщины была необычно грациозной. В моем сне она олицетворяла собой силу и изобилие. Складки жира и кожи придавали ее телу мягкую округлость, и оно казалось мне не более отвратительным, чем могучий ствол дерева или раскинувшийся у нас над головами шатер из ветвей и листьев. Его впечатляющие размеры свидетельствовали о благополучии и плодовитости, что было крайне важно для людей, живущих охотой и дарами леса. И это тоже представлялось мне знакомым.
   Чем глубже я заходил в лес, тем яснее вспоминал этот мир. Я знал тропинку, по которой шел, знал, что она приведет меня к скалам, где ручей сбегает по каменистому склону и внизу, в лесу, превращается в сияющую серебристую арку. Это было опасное место. Булыжники на краю уступа поросли скользкой зеленой травой, но нигде больше вода не была такой холодной и вкусной даже во время дождя. Я все здесь любил, и женщина это знала. То, что она позволила мне отправиться сюда во сне, являлось для меня наградой. Только вот за что?
   – Что произойдет, если погибнет множество сыновей-солдат, которым суждено стать офицерами, и они не попадут на восток, чтобы повести свою армию против леса? – осведомилась она. – Это остановит дорогу? Заставит людей уйти?
   Я думал о чем-то своем, но постарался сосредоточиться на ее вопросе.
   – Это может на время замедлить их продвижение. Но остановить – нет! На самом деле ничто не остановит строительство дороги. Ты можешь только задержать его. Мой народ верит в то, что дорога принесет ему богатство. Древесину, мясо, меха. А еще откроет путь к морю за Рубежными горами, и тогда появится возможность торговать с теми, кто живет на берегу. – Я печально покачал головой. – Пока богатство зовет мой народ, он найдет способ до него добраться.
   Она нахмурилась.
   – Ты называешь захватчиков «мой народ», но это неправильно. Я ведь тебе говорила, что с тех пор, как мы забрали тебя, ты принадлежишь только нам, – Она склонила голову набок и посмотрела мне в глаза. Ее взгляд пронзил меня насквозь, и мне показалось, что внутри моего существа она видит другого человека, о существовании которого я и не подозревал. – Что это, сын-солдат? Ты просыпаешься навстречу двум мирам? Это плохо. Так быть не должно.
   Она ласково положила руку мне на голову. Ощущение было приятным, и вдруг я почувствовал, как все мои тревоги уходят, а их место занимает уверенность, что все будет хорошо. Улыбнувшись умиротворению, которое, надо полагать, появилось на моем лице, женщина несколько раз провела ладонями по своим волосам, словно бы тоже желая успокоиться, и я действительно откуда-то знал, что она очень взволнована. Затем она поднесла руку к лицу и посмотрела на меня сквозь растопыренные толстые пальцы.
   – Ты ничего не сказал о том, как используешь свою магию, сын-солдат. Она живет в тебе с того момента, как ты ее получил. Что ты сделал для нас? Магия тебя выбрала. Я почувствовала, как она взяла тебя к себе. Всем известно, что тот, кого коснется магия бога, становится на путь свершений. Ты обязан выполнить свое предначертание – прогнать захватчиков, заставить их уйти из нашего леса. Что ты сделал?
   – Я не понимаю, о чем вы говорите.
   Ее вопрос и мой ответ были знакомы мне, как вечерняя молитва, выученная в детстве. Она снова попыталась объяснить.
   – Ты должен был что-то сделать. Какой-то твой поступок выпустит магию наружу, а ты поможешь чарам и станешь великим человеком. Не бойся рассказать мне, магия не станет слабее. А я почувствую себя спокойнее. Прошу тебя, скажи, и я тогда смогу поведать лесу, что уже близок конец ожидания. Стражи больше не могут танцевать. Они устали. И они умирают. А когда смерть заберет последнего, стена падет. И уже ничто в мире не сможет остановить захватчиков. Они будут разгуливать под деревьями, рубить их и жечь. Ты же знаешь, что они станут делать. Вспомни вырубку!
   Мы почти подошли к водопаду. Мне ужасно хотелось его увидеть, и я пытался разглядеть серебристые струи за деревьями, но стволы вдруг словно сомкнули ряды, закрывая мне дивный вид.
   – Я не понимаю вас.
   Она вздохнула, и ветер пронесся по кронам деревьев.
   – Если бы такое было возможно, я бы сказала, что магия сделала плохой выбор. Ибо тот, кто принадлежит нашему народу, должен знать, как использовать дар. – Она слегка пожала плечами. – Мне придется сделать то, что в моих силах, а их осталось так мало. Для меня время свершений прошло. Мне осталось тихо доживать свой век. Но, я боюсь, ты не сможешь прогнать их сам, и тебе потребуются те крохи моего могущества, что еще сохранились. – Она вздохнула и соединила толстые ладони, и тут же на землю посыпалась мелкая коричневая пыль. – Я кое-что придумала. Это очень древние чары. С их помощью мы сможем сделать захватчиков гораздо слабее. Нет более надежного способа разрушить армию, нежели заставить соплеменников идти друг против друга. Что ж, теперь мы непременно узнаем, как ты смог нам помочь.
   Она подняла руку и махнула в мою сторону. Я почувствовал в этом жесте невероятную силу.
   – Когда магия тебя найдет, ты услышишь ее зов. И тогда все начнется. Не противься ей.
   Мне вдруг стало невероятно страшно. Женщина смотрела на меня, и ее глаза становились все темнее и темнее, она меня осуждала.
   – Тебе пора уходить. И прекрати об этом думать.
   Я неожиданно проснулся в кромешной темноте нашей спальни. По крыше над головой стучал дождь, вокруг сопели мои товарищи. А в сознании у меня еще кружили осколки диковинного сна. Я прикоснулся к ним, пытаясь собрать воедино, но они рассыпались на отдельные, все более мелкие и мелкие фрагменты. На меня накатила волна ужаса, многократно превосходящего те ощущения, что возникают после обычного ночного кошмара. Это был ужас перед чем-то реальным, чем-то, чего я никак не мог вспомнить. Ветер усилился, и дождь громче застучал по крыше и оконному стеклу, потом ненадолго все стихло, а спустя еще немного времени непогода разбушевалась вновь. Я лежал без сна до самого утра, а потом встал, чтобы начать новый день.

   ГЛАВА 14
   КУЗИНА ЭПИНИ

   Не знаю, где Горд взял силы, чтобы пережить этот день. Меня, как я и опасался, наказали за незаконченное задание по математике, отчего настроение, естественно, испортилось. А когда я узнал, что кадет-лейтенанта Тайбера нашли мертвецки пьяным и не просто отстранили от занятий, а исключили из Академии за поведение, недостойное офицера, на душе у меня стало совсем погано. Я был уверен, что он не заслужил такого жестокого наказания, но у меня не имелось никаких доказательств. Я даже не мог решиться сообщить о своих подозрениях доктору Амикасу, и меня угнетали сомнения, что тому причиной трусость или практичность.
   Новость о безобразном поступке Тайбера заслонила интерес к тому, что произошло с Гордом. Меня разочаровали мои соседи по комнате тем, что сразу поверили, будто толстяк мог получить столько синяков, свалившись с лестницы в библиотеку. У него красовался роскошный синяк под глазом, и он заметно хромал, когда мы маршировали на занятия и обратно, однако я видел, что он пребывает в приподнятом расположении духа, и это было выше моего понимания.
   Настроение у меня не улучшилось, даже когда перед обедом, вернувшись в Карнестон-Хаус, я обнаружил неожиданное послание от дяди. Он сообщал о том, что ему известно о предоставленных всем кадетам коротких каникулах, а также о своем намерении обязательно забрать меня вечером Пятого дня, чтобы «дорогому племяннику» не пришлось проводить выходные в казармах. Спинк, услышав эту новость, честно пытался порадоваться за меня, хотя мы оба понимали, что оставаться в одиночестве ему будет ужасно тоскливо.
   – Мне нужно позаниматься, – заявил он. – Я не сомневаюсь, что ты прекрасно проведешь время. Не беспокойся обо мне. Только принеси пирожных с корицей, которые печет твоя маленькая кузина, и постарайся хорошенько повеселиться.
   Нейт и Корт тоже получили письма и с огорчением узнали, что их планы круто изменились. Им предстояло провести вечер и ночь у тетки Нейта в Старом Таресе, а их сестры и возлюбленные разместились в доме дяди Корта. Свидание, которого они все так долго ждали, сорвалось, а младшую сестру Нейта наказали, заявив, что она позорит свое доброе имя.
   Отсидев последний урок, мы поспешно вернулись в казармы, чтобы забрать вещи. На площадке между вторым и третьим этажами меня умудрился обогнать Горд, а спустя минуту мы едва не столкнулись лбами в дверях комнаты для занятий. На плече у него уже висел мешок, а на распухшем лице сияла широкая улыбка.
   – Чему это ты так радуешься? – резко спросил я.
   Он пожал плечами. – Я увижу родителей – мой отец приехал на Совет. И я всегда получаю огромное удовольствие от встреч с дядей. Кроме того, там будет Силима. Она живет всего в нескольких милях от дядиного дома.
   – А кто такая Силима? – осведомился я, и проходившие мимо кадеты остановились, чтобы выслушать ответ.
   – Моя невеста, – заявил Горд и неожиданно густо покраснел.
   Раздались смешки, но он молча вытащил миниатюрный портрет девушки с черными волосами и огромными карими глазами. Она была ошеломляюще красива, а когда Трист спросил, знает ли невеста, какая судьба ее ждет, Горд с достоинством ответил, что ее привязанность и вера в него помогли ему пережить трудные времена. И вновь меня поразило, что Горд совсем не таков, каким казался. Он уехал первым из нас, за ним последовали другие, поскольку все заранее собрали вещи.
   Мы со Спинком зашли в нашу спальню. Он грустно наблюдал за моими сборами, а потом спустился вниз составить мне компанию в ожидании кареты. Один за другим подъезжали экипажи и увозили кадетов. Я видел, что Спинк ужасно завидует им – еще бы, они получили возможность на два дня избавиться от однообразия казарменной жизни. Однако он держался как настоящий солдат, заметив лишь, что мне предстоит есть пищу, приготовленную для удовольствия, а не для утоления голода.
   Я был более чем уверен, что дядя просто пришлет за мной карету с возницей. Вот почему я так удивился, когда увидел, что забрать меня приехал не только сам дядя, но и кузина Эпини. Возница распахнул дверцу, и дядя, спустившись по ступенькам кареты, тепло со мной поздоровался. Конечно, я представил ему Спинка, и дядя Сеферт вежливо пожал моему другу руку и задал несколько вопросов о жизни в Академии и успехах в учебе.
   Эпини, оставшаяся одна в карете, не утерпела и без посторонней помощи соскочила на землю. Я краем глаза наблюдал, как она отошла от нас на несколько шагов и принялась с любопытством разглядывать административное здание. Она была похожа на тростинку – в глаза сразу бросался большой кружевной воротник, выгодно подчеркивавший ее тонкую фигурку. Я привык видеть женщин и девушек ее возраста в платьях со множеством оборок, с турнюрами, кринолинами и прочими новомодными штучками. Платье Эпини, сшитое из блестящей ткани в бело-голубую полоску, больше походило на детское и оказалось достаточно коротким, чтобы из-под него выглядывали маленькие черные сапожки. Из тульи ее шляпки, похожей на покосившуюся кружевную башенку, словно из вазы, торчали три голубых цветка. Шляпка была такой уродливой, что я сразу сообразил – это самый писк моды. На шее у кузины я заметил амулет, который она почему-то держала в зубах. Когда она подошла поближе, я разглядел, что это свисток, сделанный в форме выдры, и стало понятно происхождение тихого свиста, сопровождавшего почти каждое ее движение. Она остановилась рядом с дядей и некоторое время слушала рассказ Спинка о его курсовом проекте по инженерному делу. Потом вздохнула и довольно громко свистнула.
   Дядя искоса посмотрел на нее, а меня, честно говоря, весьма смутило поведение кузины. Я не сомневался в том, что дядя сделает ей замечание – именно так поступил бы мой отец, если бы одна из его дочерей нарушила правила приличия в компании мужчин. Однако дядя сделал кислое лицо и вздохнул:
   – Моя избалованная дочь намекает, что я должен вас познакомить.
   Спинк вопросительно посмотрел на меня, а потом принял решение. Вежливо поклонившись, он самым светским тоном изрек:
   – Буду очень рад.
   – Не сомневаюсь, – сухо ответил дядя. – Кадет Спинрек Кестер, имею удовольствие представить вам свою дочь, Эпини Хелицию Бурвиль. Эпини, вынь свисток изо рта. Я уже жалею, что купил тебе эту безделушку.
   Эпини выплюнула свисток и сделала изящный реверанс.
   – Рада с вами познакомиться, – вежливо проговорила она и тут же все испортила, с улыбкой поинтересовавшись: – Насколько я понимаю, вы намерены погостить у нас вместе с моим кузеном?
   Спинк со смущением и тревогой взглянул на моего дядю.
   – О нет, мисс Бурвиль, я лишь вышел проводить вашего кузена.
   Эпини перевела взгляд своих голубых глаз на меня и возмущенно осведомилась:
   – Почему, Невар? Неужели ты не сообразил пригласить к нам своего друга? – И прежде чем я успел отреагировать на ее обвинение, она с умоляющим видом повернулась к отцу: – Папа, пожалуйста! Это будет просто замечательно! Мы сможем составить партию в тоусер. А то если участников только двое, карты слишком легко сосчитать. Ну, папа! Если ты откажешься, тебе придется играть с нами.
   – Эпини! – укоризненно проговорил ее отец, но мне показалось, что он не столько рассержен, сколько сконфужен.
   – Ну пожалуйста, папа! В последнее время мне было так скучно, а ты сам сказал, что не одобряешь еженедельных визитов госпожи Лалли. Я умру от тоски в Седьмой день, если у меня не будет хорошей компании. Папочка, папа! Мама не станет возражать! Она намерена нанести визит королеве, и некому будет жаловаться, что от наших шумных игр у всех в доме разболится голова. Пожалуйста!
   Никогда прежде я не видел, чтобы девушка ее лет канючила и упрашивала кого-нибудь, словно маленький ребенок. Наверное, я бы почувствовал себя неловко, если бы не заметил, как в глазах Спинка вспыхнула надежда. Почти сразу же она погасла, но я понял, что это не укрылось от моего дяди, поскольку он мягко ответил:
   – Эпини, моя дорогая, я бы с радостью пригласил друга Невара, но, боюсь, уже слишком поздно. Мне потребуется разрешение полковника Стита, а кадету Кестеру еще понадобится собрать вещи. Быть может, когда им дадут увольнительную в следующий раз, мы сможем его пригласить.
   Эпини фыркнула и упрямо сложила руки на груди.
   – Папа, это не проблема. Ты прямо сейчас можешь сказать полковнику, что забираешь с собой кадета Кестера, а пока вы будете беседовать, Спинрек сбегает за своими вещами. Мужчинам не требуется много времени на сборы, и я не сомневаюсь, что он мигом вернется. Скажи, Спинрек, ведь я права? – Она очаровательно улыбнулась, беззастенчиво переходя с ним на «ты».
   Мой друг смотрел на Эпини, как птица, загипнотизированная змеей. Эти двое были одного роста, и кузина склонила голову набок, с нетерпением дожидаясь ответа. Он тонул в ее широко раскрытых глазах, понимая, что должен ответить согласием, поскольку отказа она не примет.
   – Наверное, – пробормотал он, но тут же сообразил, что поставил моего дядю в неловкое положение, и торопливо добавил: – Но я сомневаюсь, что полковник Стит даст мне разрешение, на это нужно время.
   – О, полковник Стит? Из-за него волноваться не стоит. Мама знакома с его женой, которая будет просто счастлива сделать все, чтобы порадовать «неподражаемую леди Бурвиль». Я пойду вместе с папой и скажу, что матушка просит отпустить лучшего друга Невара с нами. Сбегай за вещами, чтобы нам не пришлось ждать, когда мы вернемся. Папа, пойдем к полковнику.
   – Эпини, ты совершенно невозможна! – К моему удивлению, дядя смеялся, глядя на ее недостойное поведение.
   – Ничего подобного! Ну что невозможного ты находишь в моем желании немного развлечься, ведь наш дом стал в последнее время тихим и мрачным, словно склеп. Вы только посмотрите, как он хмурится! Да, папочка, сплошная скука и никакого веселья. Пурисса еще слишком маленькая, чтобы участвовать в интересных играх… Быть может, ты выберешь время поиграть с нами? Когда я играю с тобой, мне еще ни разу не удавалось угадать твою последнюю карту. Ты составишь нам компанию?
   На лице дяди появилось усталое выражение – интересно, сколько партий в тоусер он сыграл за последние несколько дней? Я хорошо помнил то лето, когда мои сестры так увлеклись игрой в шарики, что посвящали ей все время. Отец терпел это в течение месяца, потом отослал их играть в классную комнату, а вскоре и вовсе запретил, когда узнал, что они стали пренебрегать своими обязанностями и уроками. Похоже, дядя Сеферт применил другую тактику. Теперь, когда пришло время принимать решение, я понял, что нас со Спинком принесут в жертву капризу Эпини.
   – Я не стану говорить полковнику Ститу, что твоя мать просила отпустить кадета Кестера со мной на два дня. – Он помолчал, сурово глядя на нас обоих, после чего добавил; – Я не сомневаюсь, что вы возьмете с собой все необходимое для занятий и достойно подготовитесь к новой учебной неделе. Не хочу, чтобы полковник решил, будто мой дом является местом для праздного времяпрепровождения.
   – Конечно, сэр. Я не забуду об учебниках. – Спинк не сумел скрыть охватившего его ликования – мысль о двух днях, проведенных вдали от Академии, привела моего друга в неописуемый восторг.
   Я никогда не видел его таким счастливым. Вероятно, столь искреннее проявление радости тронуло дядино сердце, поскольку он велел нам:
   – Положите сумку Невара в экипаж и побыстрее принесите вещи кадета Кестера. Эпини, жди меня в карете. Я скоро вернусь.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [38] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация