А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 25)

   Но тогда я ничего этого не знал, лишь порадовался, что отец счел всех троих моих товарищей по комнате достойными молодыми людьми. Он предложил мне проводить его до экипажа и уже там попрощаться. Мы некоторое время стояли возле украшенной гербом дверцы и беседовали, и меня разрывали противоречивые чувства – мне не хотелось, чтобы он уезжал, а с другой стороны, не терпелось начать новую жизнь и вернуться к только что обретенным друзьям. Отец, как и всякий родитель при прощании с сыном, строго наказал мне не забывать того, чему меня учили с самого детства, и следовать моральным принципам, которых придерживается лучшая часть гернийской аристократии. А дальше он произнес неожиданные слова:
   – Веди себя безупречно, сын, особенно в первые несколько месяцев обучения. Теперь я знаю, почему не слышал имени полковника Стита. Он не из семьи кавалеристов, в отличие от своей жены. Наш добрый король по причинам, о которых не мне судить, решил, что будет разумно поставить во главе Академии каваллы армейского офицера. Более того, его заслуги на военном поприще исчерпываются бумаготворчеством. Сидя здесь, в столице, он занимался тем, что вводил мелкие правила касательно формы и снабжения. В последнее время полковник Стит организовывал парады по разным торжественным случаям и государственным праздникам. И он считает это невероятным достижением в своей карьере! Больно думать, что он получил это назначение благодаря связям жены, а не собственным достижениям. – Отец покачал головой и совсем тихо добавил: – Боюсь, его гораздо больше интересует, как вверенные ему подразделения будут выглядеть на плацу, нежели их умение стрелять на скаку или выживать в экстремальных ситуациях.
   Ты поражен тем, что я так откровенно и нелицеприятно говорю о другом офицере в твоем присутствии, и ты совершенно прав. Но ничего не поделаешь, у меня о нем сложилось именно такое мнение, и я могу лишь молить доброго бога, чтобы я ошибся. Однако, боюсь, это не так. Я видел лошадей, которых он привез для своих кадетов. Симпатичные лошадки, все одного цвета и размера, они будут прекрасно выглядеть на параде, но вытрясут из любого душу, если им придется скакать целый день, и умрут, оставшись после этого без воды.
   Отец замолчал и глубоко вздохнул. Он явно собирался продолжить эту тему, но в последний момент передумал и заговорил о другом:
   – Думаю, твой дядя был прав, когда предупреждал, что полковник Стит не жалует сыновей боевых лордов. Если честно, я сомневаюсь даже, любит ли он каваллу. Содержание этого рода войск стоит дорого, и полковник приходит в бешенство при мысли о том, что на уход за лошадьми, новую сбрую и все прочее, необходимое кавалеристам, приходится тратить огромные деньги. Он не в состоянии понять, что, если этого не делать, погибнут и люди, и вверенные им кони. Ему никогда не осознать, какую важную роль играет кавалла в войне. Полковник Стит свято уверен, что кавалерия – это не более чем развлечение и красивое зрелище, и он будет руководить Академией, основываясь на этом представлении. – Отец снова вздохнул и сказал то, что не решился озвучить чуть раньше: – Не забывай, что он твой командир. Уважай и подчиняйся его приказам. Выполняй все так, как он требует, даже если тебе будет казаться, что ты знаешь, каким образом сделать то же самое лучше. Думаю, особенно в те моменты, когда тебе будет так казаться.
   Оставайся верен своему долгу чести. Старайся держаться подальше от дурной компании и помни, что ты рожден быть солдатом. Так распорядился добрый бог. И не позволь никому отнять у тебя твою судьбу.
   С этими словами он крепко меня обнял, а я опустился на колени, чтобы получить отцовское благословение. Я знаю, что смотрел, как он сел в экипаж, когда тот тронулся, и мы помахали друг другу на прощание. Но помню лишь, что стоял на дорожке, провожая взглядом роскошную повозку, и чувствовал себя как никогда одиноко. Мне вдруг стало холодно и очень неуютно, тогда я повернулся и поспешил к своим новым товарищам.
   Они ждали меня и начали наперебой говорить об огромном впечатлении, которое на них произвел мой отец.
   – Вот настоящий кавалерист, это видно даже по походке! Он истинный представитель каваллы. Бьюсь об заклад, он провел в седле не меньше времени, чем на ногах.
   – Думаю, больше, – ответил я на комплимент Корта.
   Остаток дня мы потратили на обустройство. Из комнаты напротив к нам зашли познакомиться три кадета – Трист, Горд и Рори, все они оказались сыновьями новых аристократов. Горд был бледным и очень толстым, воротничок формы впивался ему в шею, а медные пуговицы смешно торчали на животе. Он держался в сторонке и смущенно улыбался. Трист, обаятельный, высокий, с золотыми волосами, походил на юного принца. Однако больше прочих нас заинтересовал приземистый дружелюбный Рори.
   – Я слышал, что нас поместили вместе не случайно, – с самым серьезным видом заявил он.
   – Потому что мы недостаточно хороши, чтобы общаться с сыновьями-солдатами из семей старых аристократов? – удивленно и одновременно обиженно спросил Корт.
   – Не-е. Чтобы те парни не чувствовали себя ущербными. – Рори ухмыльнулся, словно здорово пошутил. – Они, ясное дело, сыновья-солдаты, но воспитывали их не так, как нас. Кое-кто из них даже на лошади никогда не сидел, если, конечно, не считать прогулки на пони в парке. Сами увидите на строевой подготовке. Сын-солдат моего дяди лорда жил с нами – ну, так принято в нашей семье. Первые сыновья всегда отправляют своих сыновей-солдат братьям-солдатам на воспитание, чтобы они прошли необходимую подготовку еще в детстве. Мой кузен Джорди учился в Академии четыре года назад и раз в месяц посылал мне письма. Так что я отлично знаю, чего ждать.
   Мы тут же столпились вокруг него и, подумав, отправились в учебную комнату. В течение следующего часа мы сидели там за одним из столов, а Рори поведал нам о суровых наставниках, о том, как провинившихся кадетов в наказание заставляют чистить конюшни, как старшие кадеты издеваются над младшими, и прочие истории жизни в Академии. Он был прирожденным рассказчиком и очень похоже передразнивал важничающих молодых офицеров и перепуганных насмерть младших кадетов. Мы, затаив дыхание, слушали его предупреждения об отчислениях.
   – Командир может объявить проверку в любое время, когда пожелает. Строевая подготовка или контрольная по географии. Тот, кто наберет недостаточное количество баллов, сразу же получает пинок под зад. Его отправляют домой с запиской: «Не отвечает требованиям Академии, но мы все равно благодарны вам за то, что вы его к нам прислали». И всем прекрасно известно, что ждет после этого сына-солдата. Прощай офицерская столовая, привет палатка и жизнь пехотинца. Единственное, что может сделать сын-солдат, провалившись в Академии, это стать простым рядовым. Для нас, ребятишки, отчисление – это смерть, и о ней, как водится, никто никогда не предупреждает заранее. Так они пытаются держать нас в постоянном напряжении и заставить учиться.
   У него был кенитийский акцент, на мой взгляд очень приятный для слуха. Тогда я еще не знал, что многим мой «равнинный выговор» тоже казался забавным. Из других комнат на нашем этаже подошли еще кадеты, которые хотели послушать истории Рори, и вскоре нас набралось одиннадцать человек – почти полный дозор. Мы оказались довольно смешанной компанией, но все были сыновьями новых аристократов, как и предсказывал Рори. Прошло совсем немного времени, а мы уже общались так, словно знали друг друга много лет.
   У Орона были рыжие волосы, крупные зубы и заразительный смех. Калеб явился с четырьмя экземплярами «Дешевых развлечений» и тут же предложил поделиться с нами. Я ничего подобного раньше не видел, и соблазнительные картинки на обложках дешевых книжонок поразили меня до глубины души. Калеб заверил меня, что это детские игрушки по сравнению с другими его книгами. У Джареда был один старший брат и шесть младших сестер, и он признался, что не привык много разговаривать, поскольку дома ему такой возможности не выпадало. А еще он заявил, что будет хорошо некоторое время пожить в мужской компании. Он приехал с тремя сундуками, полными одежды и домашних заготовок, и, как мне показалось, ужасно беспокоился по поводу своих вещей и неудобной постели. Его возмутило, что у нас такие маленькие комнаты и неприлично крошечные шкафчики.
   В разгар всех этих разговоров появился двенадцатый, и последний в нашем дозоре, кадет. Его звали Лоферт – высокий, неуклюжий парень, показавшийся мне немного туповатым. Он представился и замолчал. Горд помог ему устроиться на последней пустой кровати в их комнате, и вскоре они вернулись.
   Мои новые товарищи – все до одного – показались мне просто замечательными, и я вдруг испытал восторг от того, что мой первый год в Академии так прекрасно начинается. Единственное, что несколько умеряло мою радость, было острое чувство голода, впрочем, уверен, не я один с нетерпением ждал колокола, который позовет всех на обед. Я умудрился пропустить полуденную трапезу и теперь слушал недовольное урчание пустого желудка.
   Услышав колокол, голодные, точно охотничьи псы, мы вместе помчались вниз по ступеням, но вскоре нам пришлось остановиться, поскольку на лестницу начали выскакивать кадеты с других этажей. Очевидно, пока мы болтали, в школу приехали новые воспитанники, и мы были вынуждены спускаться, как старые черепахи, медленно преодолевая один пролет за другим.
   – Я слышал, тут плохо кормят. Одно и то же каждый день, – весело объявил Горд, так громко пыхтевший носом, что можно было подумать, будто даже спуск по лестнице был для него тяжелым испытанием.
   Мне никак не приходило в голову, что тут можно ответить, а Рори сказал:
   – Если еда будет вести себя скромно и не станет скакать по тарелке, я ее съем. Думаю, и ты тоже. Не похоже, что ты очень уж разборчив.
   Кое-кто громко рассмеялся, я тихонько фыркнул, и даже Горд робко улыбнулся. Спустившись еще на одну ступеньку, я с трудом поборол желание растолкать тех, кто шел впереди меня. А когда мы наконец добрались до первого этажа, выяснилось, что нам не суждено сразу же отправиться в столовую. Перед крыльцом нашей казармы мы увидели старших кадетов – красные пояса и полосатые нашивки свидетельствовали об их более высоком статусе в Академии. Кадеты с самым суровым видом приказали нам держаться дорожек, не толкаться и вообще двигаться, как подобает военному подразделению.
   Пока нас делили на группы, Рори успел сообщить, что воспитанники, задержавшие нас, учатся всего второй год, но ему тут же велели прекратить разговоры в строю. Нас построили по дозорам, что всех новичков вполне устраивало, и у каждого подразделения появился свой командир, наше возглавил капрал Дент. Меня он поставил с Гордом, который сопел и подпрыгивал, пытаясь от нас не отстать.
   Мы вошли в столовую одними из последних. Все чувствовали запах еды, и я услышал, как громко заурчало в животе Горда. Дент провел нас к накрытому столу и приказал встать около стульев и ждать, пока нам не позволят сесть и начать трапезу. Я смотрел на стоящие на каждом столе накрытые крышками супницы, тарелки с нарезанным мясом, толстые ломти темного хлеба и миски с вареными бобами. Даже после того, как каждый встал у отведенного ему места, Дент не позволил нам сесть, а прочитал лекцию о том, что офицер должен сначала позаботиться о благополучии своих солдат, лошадей и лишь в последнюю очередь о себе. Это затянувшееся ожидание стало для нас первым напоминанием о том, что кавалла процветает только в том случае, если учтены нужды каждого рядового и каждого четвероногого. Глаза Дента, пока он произносил эту речь, все время задерживались на Горде.
   Мне его лекция представлялась совершенно бесполезной, поскольку меня с детства приучили к тому, что за стол можно садиться, лишь когда все в сборе, но я помалкивал, стоя за своим стулом и дожидаясь разрешения начать обед. Еще больше меня удивило продолжение инструктажа, во время которого нам объяснили, что блюдо должно пускаться по кругу, чтобы каждый мог положить себе порцию, но приступать к еде можно только тогда, когда все наполнят тарелки. Кроме того, Дент предупредил нас, что еды вполне достаточно для всех, но, заботясь о себе, мы должны думать о том, чтобы хватило всем. Я переглянулся с Кортом и Нейтредом. Корт закатил глаза и едва заметно кивнул на Горда, намекая, что Дент вещает для него. Горд стоял, опустив глаза, но я так и не смог решить, смотрит он на еду или старается избежать взгляда капрала.
   Позже, уже сидя за столами в относительной тишине учебной комнаты, Нейтред ухмыльнулся и заявил:
   – Я думал, он будет потрясен, что мы пользуемся столовыми приборами, а не едим руками!
   – Он, наверное, думает, что те из нас, кто вырос на границе, неотесанные мужланы, – пожал плечами Спинк. – Наверное, в какой-то степени ко мне это относится. Я множество раз ужинал с наемными работниками, когда мы жили в лагере, охраняя ягнят от диких собак. Это вовсе не значит, что я не умею вести себя за столом, накрытым белой скатертью, но он, видимо, хотел предупредить нас обо всем заранее, чтобы кто-нибудь не опозорился, вынудив его делать замечания.
   Наш разговор прервался, ибо Калеб и Рори захватили наш стол, чтобы выяснить, кто из них сильнее. И очень скоро состязание увлекло всех. Поединок между Калебом и Рори перерос в соревнование целого этажа. Мы сообразили, какой подняли шум, только когда с грохотом перевернулся один из столов. Это привело нас в чувство, мы за считанные секунды навели порядок и расселись по своим местам. А еще через пару мгновений в комнату влетел наш новый командир, при появлении которого мы дружно вскочили на ноги.
   – Что здесь происходит? – сурово потребовал ответа капрал Дент.
   Он так разозлился, что с его лица куда-то подевались все веснушки.
   – Мы немного порезвились, сэр, – ответил Нейтред, подождав немного. – По-хорошему. Мы не дрались.
   – Мог бы и сам догадаться, – нахмурившись, пробормотал капрал Дент, словно с его стороны было глупо ожидать от нас приличного поведения. – Успокойтесь и перестаньте вести себя, как дети малые. Ребята на нижних этажах пытаются немного отдохнуть. Да и вообще пора готовиться к отбою. Когда на рассвете прозвучит горн, вы должны собраться – предварительно умывшись, побрившись и аккуратно надев форму – на центральном плацу. Не вынуждайте меня будить вас, вам это не понравится.
   Затем он четко развернулся и вышел из комнаты. И сквозь сердитый топот его сапог мы услышали возмущенное бормотание:
   – Вот повезло, так повезло! Больно надо возиться с кучей уродов из новой аристократии.
   Мы переглянулись, кое-кого слова капрала потрясли, других удивили. Нейтред явно веселился, а Корт выглядел оскорбленным.
   – Вот как они к нам относятся, – лениво сообщил Рори, встал, почесал грудь и потянулся. – Мой кузен – сын старого аристократа. Но это не очень-то ему помогло. Он говорил, что капралы будут постоянно цепляться к нам – из-за любой мелочи, причем ко всем одновременно. Якобы затем, чтобы научить нас верности своему дозору, чтобы мы держались друг друга. Следующие несколько недель, что бы мы ни делали, нам придется несладко. Они будут искать провинности во всем, а потом навешивать на нас самые разные наказания – наряды вне очереди, дополнительную строевую подготовку, а еще они любят поднимать первокурсников посреди ночи, просто так, без всякой причины. И не только Дент. К вам будет цепляться каждый кадет с нашивками второкурсника на рукаве. Думаю, стоит использовать последнюю нормальную ночь на всю катушку, а посему я намерен отправиться спать. – Он демонстративно зевнул и скромно улыбнулся. – Я парень из деревни и ложусь в постель, когда умолкают птички.
   Глядя на него, я тоже начал зевать.
   – Я тоже устал. День выдался длинный.
   – Никто не хочет поиграть со мной в кости? – вдруг предложил Трист.
   Мне показалось, что на него единственного выговор капрала Дента не произвел никакого впечатления. Он вальяжно раскачивался на стуле, сложив руки на груди и широко, добродушно улыбаясь. Трист был самым красивым парнем из нас, с карими глазами и короткими вьющимися волосами цвета песка. Он излучал обаяние, как цветок испускает сладкий аромат. Я сразу понял, что он станет нашим вожаком, а потом офицером с сильной харизмой. Его приглашение звучало соблазнительно.
   – Я готов, – с энтузиазмом вскричал Горд, и его толстые щеки заколыхались.
   Собрав свою волю в кулак, я сказал, обращаясь к притихшей комнате:
   – Без меня. Я не играю в кости.
   Я повернулся, собираясь отправиться спать, когда Спинк с самым серьезным видом напомнил Тристу:
   – Игра в кости запрещена. Никаких азартных игр в казарме, провинившегося тотчас отчисляют. Ты разве не читал свод требований к кадетам?
   – Читал, – лениво кивнув, ответил Трист. – А кто донесет?
   Я медленно повернулся, зная, что правила Академии обязуют нас всех докладывать о любых нарушениях, и неожиданно понял, что Трист мне нравится гораздо меньше, чем пару мгновений назад. Я попытался найти в себе силы сказать: да, если мне придется, я это сделаю. Во рту страшно пересохло.
   Спинк покачал головой и скрестил на груди руки, но это не слишком помогло. Он по-прежнему казался маленьким, почти ребенком по сравнению с высоким, стройным Тристом.
   – Тебе не следует ставить нас в такое положение, Трист. Ты прекрасно знаешь, что накажут весь дозор, даже тех, кто не будет играть. Кодекс чести требует, чтобы мы докладывали обо всех нарушениях правил.
   Трист перестал раскачиваться на стуле и медленно встал. Рядом с невысоким темноволосым Спинком он выглядел как красавец клен рядом с орешником.
   – Я всего лишь пошутил, Спинк. Ты всегда такой серьезный? Боже праведный, какой ты зануда!
   Спинк не шелохнулся. Он стоял, расставив ноги, словно изготовился к драке.
   – Произносить имя доброго бога, кроме как в молитве, – святотатство. И тоже против правил Академии.
   – Прошу прощения, о святоша. Пойду в спальню и попытаюсь замолить свои грехи.
   Трист закатил глаза и развязной походкой вышел из комнаты. Спинк даже не взглянул ему вслед. Через некоторое время за Тристом последовали Орон и Горд, и последний тихо прикрыл за собой дверь.
   Мне стало грустно из-за этой первой ссоры, сразу разделившей нас, хотя я прекрасно понимал, что это было неизбежно. Сержант Дюрил пытался подготовить меня к такому повороту событий, ибо имел богатый жизненный опыт, полученный во время войны, а не учебы в военной Академии. И конечно, я прекрасно понимал, что его слова верны применительно к любому месту действия: «Когда формируется новая группа или в старую вливаются новые члены… и не важно, полк это или дозор, солдаты или офицеры… обязательно возникает напряженная обстановка и ситуация, когда решается, кто первым попадет к кормушке. Одни проверяют, на что способны другие, и этот процесс очень редко обходится без потасовок. Тебе главное – сохранять хладнокровие и помнить, что так бывает всегда, а ещё старайся держаться от конфликтов подальше. Я не хочу сказать, приятель, что ты должен отступить, но будь спокоен и стой в сторонке, пока кто-нибудь не бросит тебе вызов. Тогда все будут знать, что не ты начал свару. Но позаботься о том, чтобы положить ей конец».
   – Невар? – Корт толкнул меня в бок, и я, подпрыгнув от неожиданности, сообразил, что стою и смотрю на закрытую дверь. – Забудь об этом, – негромко посоветовал мне он.
   Я кивнул.
   – Пойду-ка и я спать, – сообщил я в пространство. Впрочем, оказалось, что это не так просто. В нашей комнате была только одна раковина, и мне пришлось ждать своей очереди. Рори вошел в нашу спальню в ночной рубашке домашней вязки, уселся в ногах моей кровати и тихо сказал:
   – Как ты думаешь, теперь между Спинком и Тристом начнутся нелады?
   – Спинк первым задираться не станет, – подумав, ответил я.
   – Наверное. Но мне вот что пришло в голову: если будет драка, нам всем придется за это заплатить. Здесь так принято. Один совершает ошибку, а отвечают все.
   Пришла моя очередь мыться, и, когда я встал, Рори тихонько добавил:
   – Может, поговоришь со Спинком? Посоветуй ему не принимать происходящее слишком близко к сердцу, пока наша жизнь не войдет в нормальное русло. Хватит и того, что капрал Дент будет душу из нас вынимать. Нам не нужно ссориться друг с другом.
   – А как насчет того, чтобы поговорить с Тристом? – предложил я.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 [25] 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация