А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 23)

   – Он два раза порезал мне ухо. И мне его зашивали! – в запальчивости крикнул я, но она сердито взмахнула рукой и быстро закрыла за собой дверь.
   Перед ее приходом я чувствовал себя ужасно уставшим и был уверен, что мгновенно усну. Теперь же, даже загасив свечу, мне никак не удавалось провалиться в сон. Я лежал на большой мягкой кровати, слушал, как капли дождя стучат по оконному стеклу, и спрашивал себя, неужели слова Эпини соответствуют действительности и я на самом деле такой обычный и скучный. В конце концов я решил, что она сама слишком эксцентрична и имеет дурацкую привычку судить о других по себе. Лишь после этого я смог заснуть.
   Думаю, только благодаря своей юности я сумел проснуться, когда рано утром в мою дверь тихонько постучали. Не успев хорошенько подумать, я сказал, что можно войти, но, увидев на пороге служанку, покраснел от смущения и натянул до самого подбородка одеяло. Я так и лежал, пока она ставила теплую воду и собирала мою одежду, чтобы привести ее в порядок. Я не привык к подобному ухаживанию и даже после ее ухода провел еще несколько минут в постели, прежде чем осмелился встать из опасения, что она вернется. Я быстро умылся и оделся. Воспитание требовало привести комнату в порядок, но я не хотел, чтобы служанка сочла меня неотесанной деревенщиной, поскольку господа не застилают свои постели. От таких мыслей я разозлился, а потом отругал себя за то, что меня волнует мнение какой-то горничной.
   Успокоившись на этот счет, я принялся размышлять над тем, что накануне вечером рассказал про Академию дядя. Если бы мне дольше пришлось оставаться в одиночестве, я бы наверняка напридумывал себе кучу ужасов, но, к счастью, в дверь снова постучали. Слуга пригласил меня на ранний завтрак с дядей и отцом.
   Оба уже встали, были безупречно выбриты и одеты и готовы встретить новый день, несмотря на столь поздний отход ко сну прошлым вечером. Я ожидал увидеть за столом тетю и кузин, но приборов оказалось только три, а дядя об остальных членах своего семейства ничего не сказал. Нам подали роскошный завтрак – копченую рыбу, разные сорта жареного мяса, тосты и чай. Я хорошо отдохнул, и ко мне вернулся волчий аппетит. Но тут дядя сказал:
   – Ешь как следует, Невар. Я слышал, что на первую трапезу новоиспеченным кадетам дают совсем мало времени. Да и сомневаюсь, что обед доставит тебе такое же удовольствие, как этот завтрак.
   Аппетит тут же пропал, и я обратился к отцу:
   – Значит, я прямо сегодня отправляюсь в Академию?
   – Мы считаем, что так будет лучше всего. Твой дядя согласился оставить у себя Гордеца до тех пор, пока тебе не позволят иметь собственного коня. По дороге мы зайдем к сапожнику, которого мне посоветовал Сеферт, и закажем тебе сапоги. Я провожу тебя в Академию. Ты прибудешь на день раньше остальных и, возможно, уже успеешь устроиться до появления твоих товарищей.
   Как только завтрак подошел к концу, появился Лакей и объявил, что мои вещи уже погружены в экипаж. Дядя попрощался со мной возле дверей столовой и сообщил отцу, что на обед у них будет жареная оленина в соусе из диких слив.
   Мы уже спускались по лестнице, когда на верхней площадке появилась Эпини и бросилась вслед за нами. Она была в ночной сорочке и небрежно наброшенном сверху шелковом халате. Кузина сняла чепец, и ее вьющиеся каштановые волосы пышным облаком лежали на плечах. Увидев девушку при свете дня, я понял, что она всего на пару лет моложе меня, однако вела себя Эпини совсем как дитя. Подбежав к нам, она возмущенно вскричала:
   – Невар! Ты не можешь уехать, не попрощавшись!
   – Дочь! Ты уже взрослая девушка и не должна разгуливать по дому в ночной рубашке! – сделал ей выговор дядя, но по его голосу я догадался, что выходка кузины вызвала скорее смех, нежели досаду.
   По всей видимости, она была его любимицей.
   – Но я же должна пожелать своему кузену удачи, папа! Говорила я тебе, что мне не нужно было вчера ложиться спать. Я знала! Теперь нам даже поболтать не удастся, а я так хотела посмотреть, что его ждет в Академии – успех или неудача. – Эпини отошла от меня на шаг и поднесла руки к моему лицу, словно изучала пропорции, чтобы потом нарисовать мой портрет. Несколько секунд спустя она прищурилась и очень тихо проговорила: – Кажется, я недооценила тебя. И как только я могла подумать, что ты ничего особенного собой не представляешь? Какая аура! Какая великолепная аура! Я еще ни у кого такой не видела. Она с ног до головы окружает тебя алым пламенем мужественности и силы, а второй венец – зеленый, и это говорит о том, что ты дитя природы и любящий сын ее…
   – Именно из-за этих глупостей я и не позволил тебе поздороваться с Неваром вчера вечером. Попрощайся и пожелай ему благословения доброго бога, Эпини, ему пора. Глупая девчонка и ее болтовня не должны отвлекать сына-солдата в такой важный день.
   В голосе моего дяди прозвучали искреннее нетерпение и легкое смущение. Наблюдая за тем, как мелькают ее изящные туфельки, я стоял и ждал, пока Эпини подойдет ко мне. Она встала на цыпочки, поцеловала меня в щеку и пожелала удачи.
   – Приходи скорее на обед! Я умираю здесь от скуки! – прошептала она мне на ухо.
   – Да пребудет с тобой благословение доброго бога, кузина, – ответил я и снова поклонился дяде, прежде чем выйти за порог.
   Эпини, держа отца за руку, стояла на ступеньках и махала нам, пока лакей не закрыл дверь экипажа. Я не знал, что о ней думать, и решил не принимать ее всерьез, заодно признав наличие причин для дядиного беспокойства. Теперь меня нисколько не удивляло, что та дама на корабле развеселилась, узнав о нашем родстве.
   Экипаж оказался гораздо более роскошным, чем фургон, который привез нас в «Каменную бухту» накануне. Дядин герб, «старый» герб нашей семьи, сиял на отполированной деревянной дверце. Великолепными меринами в пурпурной сбруе управлял кучер, одетый в пурпурную же ливрею с серыми вставками. Мы с отцом уселись на плюшевые серые подушки с бордовым узором и черными кисточками. Занавески на окнах были подобраны в тон обивке сидений. Мне еще никогда не доводилось ездить в таком шикарном экипаже, и, хотя рядом был только отец, я старательно выпрямил спину.
   Кучер щелкнул кнутом, и от неожиданности я чуть не подпрыгнул. Отец улыбнулся, и я вдруг понял, что у меня на лице застыла идиотская ухмылка.
   – Расслабься, сынок, – мягко проговорил отец, когда лошади тронулись и экипаж покатил вниз с холма. – Продемонстрируй силу духа, и пусть полковник Стит не думает, что Бурвили прислали в Академию пугливого щенка.
   – Да, сэр, – ответил я и заставил себя откинуться на спинку сиденья.
   Вскоре экипаж уже грохотал по мостовым Старого Тареса, и в любое другое время я был бы полностью поглощен видом из окна, но сегодня из-за волнения мне никак не удавалось сосредоточиться. Все происходило словно во сне. Сначала мы ехали между великолепных особняков, стоявших в глубине небольших ухоженных парков. Все это было очень похоже на владения моего дяди. За коваными решетками невысоких заборов я видел могучие дубы, зеленые лужайки, ровные дорожки и статуи. Затем дворцы, окруженные деревьями, остались позади, и мы оказались в торговых районах. Здесь вплотную друг к другу стояли здания, в которых размещались самые разные лавки и конторы. А верхние этажи большинства домов были отданы под жилые помещения. Мы заехали к башмачнику, рекомендованному дядей, он быстро снял все мерки и обещал, что через две недели в Академию доставят новые сапоги.
   И мы снова двинулись в путь. Утро уже было в полном разгаре, и народ высыпал на улицы. Фургоны со всевозможными товарами и ученики ремесленников, спешившие по своим делам, заполнили проезжую часть, мешая продвижению нашего экипажа. На одной из улиц громкий звон колокольчика предупредил нас о появлении трамвая, который тащили крепкие лошадки. Женщины в шляпках с экстравагантными перьями и мужчины в визитках выглядывали из распахнутых окон. Этот район города радовал глаз царившим здесь благополучием, и я решил, что многие прохожие специально идут не спеша, чтобы продемонстрировать всем свои дорогие наряды, а также отсутствие необходимости куда-либо торопиться.
   Но вот центр города остался позади, улицы стали уже, а лавки меньше. Да и дома здесь были уже совсем другие – сначала неухоженные, а потом и вовсе полуразвалившиеся. Кучер тряхнул вожжами, и мы быстрее поехали по шумным улицам, мимо дешевых таверн, из окон которых выглядывали раскрашенные шлюхи. На углу пел слепой мальчишка, у его ног на земле стояла кружка для подаяния. Неподалеку старенький священник громко увещевал обитателей трущоб подумать о своих заблудших душах и загробном мире. Мы проехали мимо, и вскоре его голос стих у нас за спиной. Где-то зазвучал колокол, за ним другой, они созывали жителей города на утреннюю молитву. Мы с отцом молча склонили головы.
   Наконец мы свернули на дорогу, тянувшуюся вдоль берега реки. Она была шире и значительно лучше, но нам пришлось снова ехать медленнее, потому что движение по ней было весьма оживленным, причем в обе стороны. Я заметил фургон с бревнами, видимо недавно привезенными в порт. Потом мы обогнали продавца пони, с десяток маленьких лошадок которого покорно шагали за его повозкой, и пристроились за тележкой торговца углем.
   – Еще далеко, отец? – спросил я, мне уже казалось, будто мы едем несколько дней.
   – Уже нет, сын. Когда было принято решение организовать Академию каваллы, сначала долго выбирали подходящее для нее место. Помимо всего прочего требовалось большое пространство для занятий верховой ездой, а также хорошие луга и близость воды. Так и получилось, что Академия находится за пределами Старого Тареса. Впрочем, мы посчитали, что это только хорошо. Вы, молодые люди, сможете больше сил отдавать учебе, если вас не будут отвлекать соблазны большого города.
   Мне стало обидно, что отец считает необходимым оберегать меня от пороков, гнездящихся на дне нашей столицы, получалось, будто он не верит в меня, и я ему об этом сказал.
   Он мягко улыбнулся и покачал головой.
   – Скорее, я опасаюсь за твоих товарищей, Невар, а не за тебя. Мне неизвестно, насколько сильны их характеры и чему их научили дома. Но одно я про мужчин знаю наверняка. В компании они более склонны пойти на поводу у своих низменных инстинктов, нежели, наоборот, подняться над собой. И это особенно верно, когда нет сильного лидера, который смог бы удержать людей от дурных поступков и требовал от них отчета за свое поведение. Ты окажешься среди юношей, равных тебе по положению, и, возможно, у тебя возникнет ощущение, что твои моральные принципы устарели или слишком провинциальны. Должен предупредить, что, к сожалению, многие вокруг тебя будут отдаваться распутству, пьянству и прочим непотребствам. И потому вот тебе мое напутствие: опасайся тех, кто смеется над благородством и дисциплиной. Прояви мудрость, выбирая друзей. И самое главное, оставайся верен тому, чему тебя научили, не забывай о чести своей семьи.
   И как только он завершил свою прочувствованную речь, наш экипаж свернул с главной дороги и выехал на длинную, обсаженную деревьями аллею. Она вела к высокой арке, служившей воротами Королевской Академии каваллы.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 [23] 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация