А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 22)

   Я ел, прислушиваясь к разговору старших. К моему облегчению, на меня не очень обращали внимание и не требовали принимать участие в беседе. Таким образом, я получил возможность насладиться отличной едой, вкуснее которой не пробовал ничего уже много дней, а заодно понаблюдать за двумя военными лордами в обстановке, в какой я никогда не видел их прежде. Совершенно неожиданно для себя я понял, что они очень близки и дядя не только радуется тому, что отцу удалось завоевать высокое положение в обществе, но и очень любит своего младшего брата. В наши прошлые визиты я был еще ребенком, и тогда их поведение полностью соответствовало случаю и их положению. На сей же раз, возможно из-за позднего часа или долгой разлуки, они много говорили, весело смеялись и вообще вели себя словно мальчишки, а не гордые аристократы.
   Будто желая восполнить время, проведенное вдали друг от друга, они обсуждали самые разные темы, начиная от качества урожая, собранного отцом, до дядиных виноградников и его планов по поводу замужества дочери. Отец также поделился с братом своими мыслями о возможных кандидатах на руку Ярил. А еще он рассказал про сады матери и признался, что хочет сходить на цветочный рынок купить луковицы георгинов, поскольку наши этим летом съели грызуны. Он много говорил о том, как мать любит свои сады и дом, что его дочери слишком быстро выросли и ему скоро придется с ними расстаться.
   А дядя в ответ честно поведал ему о тревогах и амбициях своей жены, признавшись, что она недовольна высоким положением моего отца, словно его успех в чем-то ущемил семью старшего брата.
   – Даралин всегда очень трепетно относилась к своему титулу. Она была младшей дочерью и даже не надеялась выйти замуж за первого сына. Такое впечатление, будто ей кажется, что, когда другие занимают такое же положение, ставится под сомнение ее собственное. Я пытался переубедить жену, но, к сожалению, ее мать придерживается таких же взглядов. Семья Даралин ведет себя так, словно новые аристократы произошли из простонародья, хотя абсолютно все сыновья-солдаты, которым король Тровен даровал титул, имели благородных отцов. Тем не менее члены ее семьи категорически отказываются иметь что-нибудь общее с новыми аристократами, считая их выскочками и мошенниками. Это не имеет под собой никаких оснований, но именно так обстоят дела.
   Отец посочувствовал старшему брату, не принимая его слова на свой счет, будто речь шла о чужом доме, где внезапно стал разваливаться фундамент, или поле, на котором вдруг начал гнить урожай. Он не сказал ни одного дурного слова про жену дяди, да и обсуждали ее отношение к новым аристократам они совершенно спокойно. Оба признавали этот ее недостаток, но он никоим образом не мог повлиять на их дружбу. Даралин изо всех сил старалась завязать близкие отношения с королевой, при любой возможности брала ко двору дочерей и рассчитывала, что их пригласят пожить во дворец. Чтобы добиться этого, она даже организовала обучение моей младшей кузины Эпини оккультным наукам, поскольку спиритические сеансы и прочая ерунда давно уже заворожили королеву. Но мой дядя был этим явно недоволен.
   – Я сказал Эпини, что она должна смотреть на свои занятия как на изучение верований язычников и легенд жителей равнин. И поначалу она со мной соглашалась, но чем больше времени Эпини посвящает этой чепухе, тем чаще говорит о ней за столом и тем серьезнее относится ко всему, что с ней связано. Это меня очень беспокоит, Кефт. Эпини молода и, к сожалению, ведет себя так, словно ей еще меньше лет, нежели есть в действительности. Думаю, чем раньше я выдам ее замуж за какого-нибудь солидного человека, тем будет лучше для нее. Я знаю, что Даралин мечтает найти ей мужа, который занимал бы положение выше нашего. Она каждый день твердит мне, что, если Эпини станет фавориткой королевы и ее пригласят ко двору, на девочку обратят внимание самые благородные юные лорды королевства. Но я боюсь за мою дочь, Кефт. Я считаю, что ей гораздо полезнее читать священные книги доброго бога, чем разглядывать хрустальные шары и предсказывать будущее при помощи серебряных булавок.
   – Похоже, она не слишком отличается от моей Ярил. Да и Элиси тоже проявляла повышенный интерес к подобным вещам примерно в этом же возрасте. Младшая могла говорить только про свои сны, а старшая, когда я запретил ей пойти на праздник Темной Ночи к подруге, целую неделю ходила мрачнее тучи, хотя прекрасно знала, что я не одобряю языческие обычаи. Дай Эпини год, ну, может, чуть больше, и я уверен, здравый смысл возьмет верх. Девочкам нужно иногда пофантазировать и помечтать. Так же точно мальчишки в определенном возрасте пускаются на всякие выходки, проверяя, на что они способны.
   Меня несколько удивило, что отцы так беспокоятся о своих дочерях, но, немного об этом подумав, я понял: возможно, настанет время, когда и мы с Карсиной станем обсуждать планы замужества уже совсем взрослых дочерей.
   А затем мне стало интересно, будем ли мы с Россом когда-нибудь вот так сидеть и разговаривать о наших детях. Из размышлений меня вырвал голос дяди Сеферта:
   – Невар, у тебя задумчивый вид. Что тебя гложет?
   Я ответил честно, не успев подумать над своими словами.
   – Надеюсь, когда-нибудь и мы с Россом станем беседовать о собственных детях с таким же удовольствием и любовью друг к другу, как это делаете вы с отцом.
   Я не собирался им льстить, однако отец ответил мне самой теплой улыбкой, какую я когда-либо видел на его лице.
   – Я тоже очень этого хочу, сын, – заверил он меня. – Когда все сделано и сказано, самым важным в мире становится семья. Я хочу, чтобы ты отличился в кавалле и чтобы Росс правильно вел хозяйство, чтобы твои сестры удачно вышли замуж, а юный Ванзи прославился как набожный и ученый человек. Но больше всего я мечтаю о том, чтобы вы с любовью думали друг о друге и делали все, что в ваших силах, ради благополучия и чести семьи.
   – Следуя примеру моего младшего брата, – добавил дядя Сеферт, и мой отец слегка покраснел от такой похвалы.
   В ту минуту я увидел своего дядю совсем другими глазами и понял, что их откровенный разговор в моем присутствии означает: во мне признали взрослого мужчину, достойного доверия. Словно в подтверждение этому, дядя задал несколько вежливых вопросов касательно нашего путешествия и моей подготовки к обучению в Академии. Узнав, что мы привезли Гордеца, он улыбнулся и с довольным видом кивнул, а потом добавил:
   – Думаю, тебе лучше оставить его у меня до того дня, когда тебе разрешат сесть на собственную лошадь. Я слышал, что офицер, отвечающий за обучение кадетов, ввел новое правило. Теперь сначала всех воспитанников повзводно сажают на одномастных лошадей, чтобы таким образом отличать их во время занятий.
   – Я об этом не знал, – нахмурившись, сказал отец.
   – А это совсем свежие новости, – ответил дядя Сеферт, – видимо, они еще не успели добраться до восточной границы. Полковник Ребин недавно ушел в отставку. Кое-кто считает, будто его заставила жена. Другие утверждают, что с его подагрой и стул-то оседлать трудно, не говоря уже о лошади. Впрочем, ходят и гораздо более неприятные слухи. Якобы он умудрился оскорбить короля и решил, что разумнее уйти с этого поста самому, пока его не уволили официально. Как бы там ни было, он покинул Академию, а на его место пришел полковник Стит.
   – Полковник Стит? Что-то я не припомню такой фамилии, – с мрачным видом проговорил отец.
   Неудовольствие, которое вызвала у него эта новость, несколько меня обеспокоило.
   – Ты действительно не можешь его знать. Он никогда не служил на границе, да и в кавалле тоже, но я слышал, он хороший офицер. Он поднялся по карьерной лестнице не на поле боя, а здесь, дома, за долгие годы верной службы. Однако поговаривают, что он, в отличие от полковника Ребина, очень много внимания уделяет внешней стороне вопроса. Требование, чтобы у каждого взвода лошади были одинаковой масти, – всего лишь одна из его идей. Семья моей жены хорошо знает его семью. Мы нередко обедаем вместе. Может, он и не настоящий солдат, но очень заботится об интересах Академии.
   – Ну, я ничего не имею против заботы о внешнем виде. Внимание к деталям может спасти человеку жизнь в сложной ситуации. – Эту реплику отец подал исключительно для меня, должно быть, в надежде сгладить неприятное известие.
   – Он не только заставляет всех полировать пуговицы на форме и чистить сапоги… – начал дядя и замолчал. Затем он встал, немного походил по комнате и только после этого продолжил: – Это сплетни чистой воды, но я все равно тебе расскажу. Я слышал, что он отдает предпочтение сыновьям из старых аристократических семей и не жалует тех, чьих отцов называют боевыми лордами короля Тровена.
   – Речь идет о несправедливости? – прямо спросил отец, и я уловил беспокойство в его голосе.
   – О строгости. Он очень строг, но о несправедливости я не слышал. Даралин – близкая подруга его жены и знает их хорошо. Ходят разговоры, что… ну, как бы это получше сказать… Король возглавляет каваллу и всю армию, разумеется. Но кое-кто опасается, что, если слишком много сыновей боевых лордов получат офицерский чин, это сильно изменит расстановку сил в войсках и, как следствие, приведет к нездоровой для государства верности армии монарху. Совет лордов и так уже считает, что король лишил его определенной доли влияния, когда позволил войти в Совет представителям новой аристократии. Теперь король с большей легкостью добивается принятия тех решений, которые считает нужными.
   И по мнению многих, если вдруг дело дойдет до открытого противостояния кого-нибудь из лордов и нашего короля, его величество всенепременно воспользуется армией, чтобы подавить бунт. И армия, где офицерами являются сыновья боевых лордов, будет возмущена этим значительно меньше, нежели в том случае, если бы офицерами были только сыновья старых аристократов.
   Дядя замолчал, словно у него закончились все слова, и в комнате повисло неловкое молчание.
   – А на самом деле есть такая опасность? – спросил отец напряженным голосом. – Ты думаешь, что старые лорды могут подняться против короля?
   Дядя стоял около горящего камина. Он вернулся к своему стулу и тяжело на него опустился.
   – Ходят самые разные разговоры, но лично я думаю, что дальше болтовни дело не пойдет. Кое-кто утверждает, что его величество слишком благоволит к новым лордам. Его продвижение на восток выгодно и им, и королевской казне, но от этого ничего не выигрывают благородные семьи, потерявшие свои самые доходные владения, когда побережье перешло в руки обитателей Поющих земель. Другие уверены, что мы уже оправились после долгой войны с ними и теперь, имея пушки Хелсида и сильную боеспособную армию, можем бросить им вызов, без труда победить и забрать назад то, что принадлежит нам по праву.
   Отец некоторое время молчал, а потом тихо проговорил:
   – Я не думаю, что подобные решения должны принимать лорды. Это право короля, правящего Гернией по воле доброго бога. Я скорблю, как и любой герниец – лорд или простой солдат, – о потере наших прибрежных провинций. Король Тровен сделал все, чтобы положить конец войне. Неужели они не помнят, что нам пришлось перенести в последние десять лет сражений с обитателями Поющих земель? Совсем забыли, что было время, когда мы боялись лишиться не только побережья, но и всех территорий, примыкающих к Соудане? Король Тровен неплохо позаботился о старой аристократии. Гораздо лучше, чем его отец. При нем наша страна отдала почти все, что у нее было, на войну, в которой мы не могли победить, и все это знали. Ладно, хватит копаться в прошлом. Расскажи-ка мне лучше про полковника Стита.
   Прежде чем ответить, дядя надолго задумался.
   – Он второй сын из семьи старых аристократов. В политическом противостоянии занимает сторону оппозиции. Кое-кто из их лагеря недоволен тем, что слишком много сыновей новых аристократов поступает в Академию. За два последних года туда принято больше вторых сыновей боевых лордов, нежели отпрысков старых домов. В этом году соотношение и вовсе выглядит для них печально. Когда дело доходит до сыновей, вы, боевые офицеры, оказываетесь весьма боевыми.
   Он улыбнулся отцу, а я оцепенел. По-видимому, дяде причинял страдание тот факт, что его младший брат сумел произвести на свет троих сыновей против его одного.
   Отец произнес вслух мысль, которую дядя оставил невысказанной:
   – Ты считаешь, что семья Стита и его друзья постараются сделать все, чтобы выровнять это соотношение.
   – Не могу сказать наверняка. Думаю, на полковника попытаются надавить, но я не слишком хорошо знаю Стита и не могу сказать, как он поступит. Он только заступил на этот пост. Обещал сделать отличных офицеров из всех кадетов. Вполне допускаю, что его требования к сыновьям-солдатам боевых лордов будут более суровыми.
   Отец искоса посмотрел на меня, а потом кивнул, словно каким-то своим мыслям.
   – Можешь не беспокоиться, Невар все выдержит.
   Я почувствовал гордость, что отец в меня верит. Они вышли из-за стола и сели в мягкие кресла, стоявшие возле камина. Хотя сейчас еще было рановато разводить огонь, он весело горел, согревая нас после долгого путешествия по реке и сырости фургона. Я считал, что мне оказали большую честь, позволив остаться со старшими, пока они курили и беседовали, и потому внимательно прислушивался к разговору, в котором мне места не было. И все же несколько раз дядя обращался ко мне, интересуясь моим мнением по тому или иному поводу.
   От семейных проблем они перешли к политике. Обитатели Поющих земель в последнее время вели себя достаточно мирно, Даже вступили в торговые переговоры и позволили нашему королю проехать в Деффур, один из их лучших морских портов. Дядя Сеферт полагал, что они приветствуют наше продвижение на восток, поскольку таким образом армия Гернии целиком сосредоточена на покорении жителей равнин, а король занят обустройством новых земель. Мой отец не считал, что его величеством движет только жадность, по его мнению, монарх был озабочен укреплением границ возле наших поселений. Кроме того, все знали, что король несет дикарям с равнин цивилизацию, теперь купцы там частые гости, да и вообще, даже спеки в конце концов выиграют от нашего появления на востоке. Они никак не используют лес, не обрабатывают поля, не пасут скот. Гернийцы научат их ценить ресурсы земли, и всем от этого будет только лучше.
   Дядя возразил отцу, напомнив о необходимости беречь чувства «благородных дикарей», – подобные рассуждения стали в последнее время очень популярны, – но скорее с целью подразнить брата, нежели потому, что сам верил в такую чепуху. Думаю, он был удивлен, когда отец рассказал ему о своем добром отношении к жителям равнин, даже к спекам, добавив: «Если они не поднимутся на новый уровень развития, наше наступление на восток их просто убьет». Отец считал, что мы обязаны способствовать скорейшему приобщению варваров к цивилизации, ибо в противном случае из-за своего невежества они в считанные годы падут жертвами пороков, коим так подвержены дикие народы.
   Было уже очень поздно, и, несмотря на мой интерес к разговору, глаза у меня совсем слипались. Я с трудом превозмогал себя, чтобы не уснуть прямо в кабинете, пока братья обменивались новостями. Дядя не стал звать слугу, а сам взял в руки подсвечник и проводил в отведенные для нас комнаты, где пожелал спокойной ночи. Наши вещи уже были распакованы, а на моей постели лежала ночная рубашка. Я быстро разделся, повесил одежду на спинку стула, натянул рубашку и забрался в мягкую постель. Белье пахло ароматными травами, и я постарался устроиться поудобнее, с наслаждением предвкушая сладкий сон.
   Я уже собрался погасить свечу, когда в мою дверь кто-то тихонько постучал, а затем, не дожидаясь ответа, толкнул тяжелую створку. Я думал, это пришла служанка, и не ожидал увидеть девушку в ночной сорочке и чепце.
   – Ты не спишь? – поинтересовалась она.
   – Похоже, нет, – смущенно ответил я.
   Девушка радостно улыбнулась.
   – Очень хорошо! Вы там столько времени просидели, что я уже не чаяла тебя дождаться. – С этими словами она быстро вошла в мою комнату, закрыла за собой дверь и уселась на кровать. Подобрав под себя ноги, девушка спросила: – Ты мне что-нибудь привез?
   – А должен был?
   Меня озадачило странное поведение девушки, и я не знал, чего от нее ждать. Я слышал рассказы о вольностях, которые позволяют себе горничные в городах, но не мог представить себе, что такое возможно в доме моего дяди. Девушка показалась мне слишком юной для горничной, но ночная рубашка да еще чепец скрадывали возраст. К тому же я не слишком часто видел женщин в таком легкомысленном наряде.
   Девушка разочарованно вздохнула и покачала головой.
   – Нет, наверное. Тетя Селета время от времени посылает нам маленькие подарки, и я надеялась, что ты мне что-нибудь привез. Но если нет, я не обижусь.
   – А, так ты Эпини Бурвиль, моя кузина?
   Ночной визит стал казаться мне еще более необычным.
   Она удивленно посмотрела на меня и воскликнула:
   – А ты думал, я кто?
   – Да я просто не знал, что и предположить!
   Эпини несколько мгновений возмущенно разглядывала меня, а потом вздохнула и, наклонившись ко мне, словно боялась, что нас услышат, прошептала:
   – Ты решил, что я легкомысленная горничная, которая явилась согреть твою постель и прежде всего потребовала плату за свои услуги. О Невар, какая же ужасная жизнь, должно быть, у молодых людей на востоке, если они рассчитывают на подобное развитие событий.
   – Ни на что я не рассчитывал! – возмутился я.
   – Не ври, ты ведь принял меня за горничную. Ладно, забудем. Теперь, когда ты знаешь, что я твоя кузина Эпини, ответь на мой первый вопрос. Ты привез мне подарок? – Она вела себя как маленький ребенок.
   – Нет. Вернее, мама послала подарки тебе, твоей матери и сестре. Но их нет у меня. Они у отца.
   – Значит, придется ждать до утра, – вздохнув, проговорила она. – Ну, рассказывай. Интересное было путешествие?
   – Интересное, но тяжелое. – Я постарался произнести эти слова как можно мягче, потому что очень устал, к тому же столь необычная встреча с кузиной выходила за все рамки приличий, и мне было не просто соблюдать вежливость.
   Она ничего не заметила и продолжила свои расспросы:
   – Вы плыли на большом пассажирском корабле?
   – Да, плыли.
   – О! – В голосе Эпини прозвучала едва сдерживаемая зависть. – Я никогда на таком не плавала. Отец говорит, они придуманы для бездельников, а еще и представляют опасность для нормальной навигации. На прошлой неделе один корабль столкнулся с баржей, перевозившей уголь. Погибли шесть человек, а весь груз оказался в реке. Отец считает, что их следует запретить законом, а безрассудных капитанов заковать в кандалы.
   – Правда?
   Я постарался, чтобы в моем голосе не было и намека на обуревавшие меня чувства, к которым теперь добавилась и обида. Мне совсем не понравилось ее последнее заявление, поскольку она явно осуждала, что мы с отцом приплыли на пассажирском корабле.
   – Я на самом деле очень устал, кузина Эпини.
   – Устал? Тогда, наверное, я должна оставить тебя. Ты меня разочаровал, кузен Невар. Мне казалось, что молодой человек должен быть более крепким и выносливым. И что мой кузен с востока непременно расскажет мне много интересного.
   Она встала с кровати.
   – Может, и расскажу, когда отдохну немного, – резко ответил я.
   – Сомневаюсь, – покачала головой она. – Выглядишь ты так себе. И такой же скучный, как мой брат Готорн. Его очень беспокоит чувство собственного достоинства, думаю, именно оно и мешает ему вести увлекательную жизнь. Если бы я была мальчиком и имела возможность вести увлекательную жизнь, я навсегда забыла бы о достоинстве.
   – Похоже, и на своем месте ты не слишком им отягощена, – заметил я.
   – Ну да, я решила, что пользы мне от него никакой. Но это вовсе не значит, что у меня интересная жизнь. Однако я надеюсь, что когда-нибудь будет. Очень надеюсь. Спокойной ночи, Невар. – Она наклонилась ко мне, словно собиралась поцеловать в щеку, но вдруг замерла, глядя на мою голову. – Что ты сотворил со своим ухом?
   – Воин племени кидона порезал его «лебединой шеей». Это такой длинный, кривой клинок, – с удовольствием сообщил я, поскольку замечание Эпини о моей непримечательности меня задело.
   – Я знаю, что такое «лебединая шея», – свысока заявила она, остановившись у двери и уже взявшись за ручку. – Ты мой кузен, и я готова тебя любить, даже несмотря на то, что ты такой скучный. Поэтому не стоит выдумывать дикие истории про жителей равнин. Наверное, ты думаешь, что городскую девочку вроде меня легко обмануть, но я знаю, что подобные россказни – чушь. Я много читала про жителей равнин, и мне известно, что они естественные, добрые люди, живущие в гармонии с природой. – Она снова вздохнула. – Не стоит врать, чтобы казаться значительным, Невар. Это отвратительная черта в мужчине. Увидимся утром.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 [22] 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация