А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 21)

   Но у меня еще оставалось несколько минут, чтобы без помех, полностью погрузиться в созерцание леса. Я попытался дотянуться до своего первого ощущения, которое испытал, едва увидев его, но не смог. Старый бог по имени Лес отвернулся от меня. Взгляд скользил по самым обычным деревьям, растениям и животным.
   Солнце уже почти полностью поднялось над горизонтом, матрос с лотлинем в руках сообщил глубину под нами. Живой мир остался где-то позади. Как и предсказывал отец, мы приближались к плавному повороту. Я отправился в каюту, чтобы надеть сапоги и побриться. Волосы у меня начали отрастать и превратились в щетину, которая меня ужасно раздражала главным образом тем, что я никак не мог ее причесать. Я быстро застелил постель и поспешил в маленькую гостиную капитана на завтрак.
   Гостиная капитана, так же как и корабельная кухня, не отличалась изысканностью, и, думаю, отцу даже нравилось, что здесь никто не требует от него соблюдения этикета. Они с капитаном Рошером, как обычно, обменивались любезностями, обсуждали погоду и планы на новый день, я же по большей части ел и слушал их разговор. Еда была простой, но добротной, а порции большими. Каша, бекон, хлеб, свежие яблоки и крепкий чай. Я с удовольствием уписывал завтрак за обе щеки, а отец обсуждал с капитаном расстояние, пройденное баржей за ночь.
   – Да, мы хорошо шли ночью, да и луна была яркой. Но сегодня, ни днем ни ночью, такой скорости уже не выдержать. Как только мы пройдем мимо вырубки, в реке будет полно плотов сплавщиков леса. Они очень мешают нормальному движению. Однако нет ничего хуже отдельных бревен, которые здесь плавают повсюду. Река постоянно засоряется, и в самых неожиданных местах появляются мели. Представьте себе такую ситуацию: на песчаной отмели застряло бревно, а мы на него случайно налетели. Пробоины в корпусе не избежать. Но впередсмотрящий и багорщик сегодня отработают то, что я им плачу. А также матрос, который следит за глубиной. Полагаю, мы прибудем в Кэнби без опоздания.
   Они принялись обсуждать достоинства и недостатки большого порта и на какой пассажирский корабль отцу следует купить билеты. Капитан начал добродушно потешаться над большими судами, заявив, что отца на самом деле не слишком-то интересует скорость, ему просто хочется новых ощущений, а заодно оказаться в компании прелестных дам и элегантных господ, предпочитающих путешествовать на роскошных кораблях вместо его простой баржи.
   Когда отец, рассмеявшись, принялся все это отрицать, я вдруг почувствовал очень неприятный запах. Приличия требовали не обращать на него внимания, но у меня тут же пропал аппетит, а на глаза навернулись слезы. С каждой минутой вонь становилась все сильнее, и я бросил взгляд в сторону маленького камбуза, решив, что на плите забыли какое-нибудь блюдо, но не заметил никакого дыма. А запах, который оказывал на меня очень необычное действие, становился все сильнее. Он не просто раздражал обоняние, а как будто застрял в горле – меня охватило почти непереносимое ощущение ужаса. Мне стоило неимоверных усилий оставаться на месте. Я попытался незаметно промокнуть глаза уголком салфетки, и капитан Рошер сочувственно ухмыльнулся.
   – Так-так, до тебя добрался великолепный запах вырубки, приятель. В ближайшие пару дней, пока мы не проплывем мимо, дышать будет трудно. Они сжигают разный мусор – зеленые ветки и ползучие растения, чтобы отряды заготовщиков смогли подобраться к склонам холмов. Отсюда и дым. Но это еще ничего. А то два года назад один из отрядов просто взял и поджег склоны, чтобы расправиться с кустарником. Вот тогда был дым, я вам доложу! Они тут же срубили все деревья, которые меньше других пострадали от огня, и сумели опередить червей. Быстрые деньги, но столько всего полезного пропало зря!
   Я кивнул, хотя почти ничего не понял из того, что он сказал. Я не мог дождаться конца завтрака и, как только представилась возможность встать из-за стола, тут же покинул гостиную, по глупости рассчитывая глотнуть свежего воздуха на палубе.
   Когда я вышел наружу, моим глазам предстало невероятное зрелище. В воздухе висели густые клубы дыма, задушившие яркий свет дня. Нижнюю часть холма по правому борту уже полностью лишили жизни – все деревья приличного размера были безжалостно срублены. Свежие пни жуткими белыми пятнами выделялись на фоне обожженной земли, кусты и молодые деревца были сломаны, пока валили большие деревья, а потом тащили их к реке. Над сваленными в большие кучи ветками поднимался дым; тут и там тлели темно-красные угли.
   Склон холма походил на огромное мертвое животное, облепленное червями. Повсюду сновали люди – одни срезали ветки с упавших великанов, другие вели под уздцы лошадей, тащивших очищенные бревна к берегу. За ними оставались глубокие борозды. Ноги и животных, и заготовщиков вязли в грязном месиве, в которое превратилась земля за последние несколько дождливых дней. Бревна плавали в воде, точно сгустки запекшейся крови, а те, что лежали высокими штабелями на берегу, напоминали изъеденные временем кости. Еще один отряд рабочих длинными веревками и цепями связывал искалеченные стволы в некое подобие плотов. Все происходящее казалось мне кровавой бойней и осквернением тела бога.
   На вершине холма лесорубы уничтожали остатки леса – так парша распространяется по спине собаки. У меня на глазах упал очередной зеленый великан, и рабочие радостно завопили. Падая, он подмял под себя деревья поменьше, с корнем вырвав их из плоти земли. Как только ветки перестали раскачиваться, люди облепили огромный ствол, и я увидел, как в воздухе замелькали блестящие, наточенные топоры.
   Я отвернулся, не в силах смотреть на это надругательство, внутри у меня все сжималось, начался озноб. Накатила волна ужасного предчувствия. Вот так умрет наш мир, ведь сколько бы леса ни было уничтожено, людям всегда окажется мало. Покончив с лесом, они займутся землей, оскверняя и опустошая все на своем пути. Они построят множество домов из отнятого у недр камня или из стволов последних остававшихся деревьев. Они замостят дорожки между своими жилищами, отравят реки и подчинят себе землю, и она будет послушна их воле. Они не видят, что творят, но даже, если бы и видели, не смогли бы остановиться. Ибо не знают, что такое предел. Никто не в силах помешать человеку творить зло, с ним справится только бог. Но люди бездумно убивают единственного бога, обладающего достаточным могуществом, чтобы их остановить.
   Я услышал предостерегающие крики, потом вопли ликования, означавшие, что упало еще одно дерево. Над ним взлетела туча птиц и с печальными криками начала кружить над павшим великаном, словно стая ворон над полем боя. Ноги у меня подкосились, я опустился на палубу, успев ухватиться руками за перила, и тут же закашлялся. Меня чуть не вырвало, и снова начался сильный приступ кашля. Мне никак не удавалось отдышаться, но, полагаю, дело тут было не только в едком дыме. Горе и боль спазмом сдавили горло.
   Один из матросов увидел, как я упал, и уже в следующее мгновение я почувствовал на плече его грубую руку. Он встряхнул меня и спросил, что случилось. Я помотал головой – у меня не находилось слов, чтобы объяснить истинную суть происходящего. Вскоре рядом появились отец и капитан, все еще продолжавший сжимать в руке салфетку.
   – Невар? Ты болен? – с мрачным видом спросил отец.
   – Они уничтожают мир, – не слишком внятно пробормотал я и, закрыв глаза, чтобы не видеть происходящего, с трудом поднялся на ноги. – Я… я плохо себя чувствую, – добавил я. Мое сознание будто раздвоилось. Одна твердила, что я не должен проявлять слабость в присутствии отца, капитана и команды. Другой было все равно. То, чему я стал свидетелем, поражало своей чудовищной жестокостью. – Думаю, мне нужно пойти полежать.
   – Наверное, вонь от костров виновата, – с глубокомысленным видом предположил капитан Рошер, – От него любому станет плохо. Через пару часов привыкнешь, приятель. Да и вообще это все равно лучше, чем Старый Тарес по утрам. Мы пройдем эти места через день или два, если плоты не будут слишком мешать. Они представляют основную опасность для навигации, а были времена, когда богатеи строили свои дома только из камня. Теперь же они желают дерево, дерево и снова дерево. Думаю, им придется вернуться к старому доброму камню, когда лес здесь закончится. И тогда снова оживут каменоломни. Люди готовы заниматься чем угодно, лишь бы денежки шли. Лично я буду рад, когда они срубят последнее дерево и по реке опять можно будет спокойно плавать.

   ГЛАВА 8
   СТАРЫЙ ТАРЕС

   В тот день я еще раз солгал отцу. Я сказал ему, что мне попалась какая-то несвежая пища и от этого плохо себя чувствую. Мне позволили оставаться в постели три дня. В окно смотреть я не мог. Запах горящих веток, дым и хлопья сажи в воздухе, крики матросов, беспрестанно бранившихся со сплавщиками, когда надо было провести нашу баржу между плотами, сообщали мне обо всем, чего я знать не хотел. Я испытывал такую же боль, как в тот миг, когда охотники выстрелили в чародея ветра. Мне довелось увидеть нечто безгранично чудесное, а в следующее мгновение я стал свидетелем его уничтожения. Я ощущал себя ребенком, которому показали великолепную игрушку и тут же ее отняли, и мне никак не удавалось избавиться от ощущения, что меня обманули. Мир, который я полюбил и в котором надеялся жить, исчезал прямо у меня на глазах, а я даже не успел его исследовать.
   В Кэнби мы попрощались с капитаном Рошером и сошли на берег. Этот город вырос возле места слияния двух рек: бурной Истер и более спокойной Тефы. Широкая, глубокая и быстрая Соудана являлась главным торговым путем, а также по ней проходила граница с Поющими землями. Она доставит нас в Старый Тарес и дальше, уже без нас, отправится к Внутреннему морю. На побережье ее встретит город Жерло, в прошлом основной гернийский порт. Он перешел в руки обитателей Поющих земель в конце войны, и до сих пор многие жители моей страны считали это огромной потерей.
   Едва ступив на берег, я был потрясен количеством людей на улицах, и потому, словно испуганный щенок, я старался не отставать от отца. Мужчины и женщины в модной городской одежде спешили по своим делам, разнообразные экипажи прокладывали себе путь среди толп народа. На меня произвело впечатление то, как отец уверенно подошел к кассе, договорился насчет наших билетов на пассажирский корабль и доставки багажа и снял на ночь комнату в гостинице. Мне было не по себе оттого, что меня без конца толкали какие-то незнакомцы, от необходимости сидеть за столом в большой таверне, заполненной громко переговаривающимися людьми. В заведении играла музыка, а официанты в черных фартуках сновали между столиками с таким важным и величественным видом, что я чувствовал себя деревенщиной, которому здесь не место. Словно кто-то самый главный совершил ошибку и это я должен обслуживать их. Я испытал облегчение, когда мы ушли в нашу комнату, и огромную радость, когда на следующее утро сели на корабль.
   Наконец наши лошади и багаж были погружены на огромное судно, и я заверил отца, что полностью оправился после болезни. Пассажирский корабль мчался по реке значительно быстрее неспешной и неповоротливой баржи, подгоняемый ветром, который наполнял громадные паруса. Лошадям совсем не нравилась скорость и непривычные звуки, как, впрочем, и мне, особенно когда приходило время спать. Но днем я не обращал на эти неудобства внимания, потому что вокруг было слишком много всего интересного.
   Наша каюта оказалась значительно роскошнее, чем та, которую нам предоставили на маленькой барже. Точнее, каюты, потому что у каждого из нас была своя – с железными кроватями, привинченными к полу, и свободным пространством для вещей. В столовой стояли столики, накрытые белыми скатертями, со сверкающими серебряными приборами, имелась комната для игры в карты и кости и компания приятных спутников. Мой отец выбрал корабль, капитан которого славился смелостью и умением быстро преодолевать любые расстояния.
   Команды всех судов, ходящих по Соудане, соревновались друг с другом и гордились своим умением за максимально короткое время привести корабль в порт назначения. День за днем я наслаждался изумительными пейзажами, открывавшимися с палубы. Еда была изысканной, а по вечерам нас ожидало какое-нибудь развлечение – играл струнный оркестр, выступали певцы или нам предлагали посмотреть спектакль. Отец вел себя дружелюбно и открыто и вскоре познакомился почти со всеми двадцатью пассажирами на борту. Я старался следовать его примеру, но он посоветовал мне больше слушать, чем говорить, и оказалось, что такое мое поведение очень нравится дамам. За все время возникла только одна не слишком приятная ситуация. Молодая леди представила меня своей подруге. Услышав имя Бурвиль, та вздрогнула и взволнованно спросила:
   – Надеюсь, вы не родственник Эпини Бурвиль?
   Я ответил, что одна из моих юных кузин носит это имя, но я плохо ее знаю. Женщина рассмеялась и сказала своей подруге:
   – Представляешь, каково это – быть кузеном Эпини!
   – Садиа! – смущенно воскликнула моя знакомая. – Веди себя прилично! Родственников не выбирают, и я бы, например, совсем не хотела представлять тебя как свою кузину!
   Услышав эту отповедь, другая леди перестала улыбаться, и на ее лице появилось холодное выражение, несмотря на мои заверения, что она меня ни капли не обидела. Однако по большей части мое общение с пассажирами корабля протекало исключительно приятно, было весьма интересным и познавательным, к чему и стремился отец.
   Мы неуклонно продвигались на запад, и день ото дня земли становились все более обжитыми. Вскоре мой взгляд устал от вида бесчисленных процветающих ферм, выстроившихся вдоль берега, и городов, очень похожих друг на друга своими большими размерами и многолюдством. Нам то и дело попадались скопления рыбаков, сидящих в маленьких лодочках, – одни ставили сети, другие ловили рыбу удочками. Наш капитан, твердо вознамерившийся не терять времени попусту, нередко направлял корабль прямо на них, и я с замиранием сердца следил, как утлые суденышки спешно убираются прочь с нашего пути.
   Юные барышни, наблюдавшие за происходящим с верхней палубы, часто в испуге вскрикивали, а затем весело смеялись, когда лодочки оказывались в безопасности. В последние два дня пути я смотрел на берег со всевозрастающим беспокойством: моему взгляду представала бесконечная череда городов и промышленных мануфактур. По ночам желтые огни домов освещали реку, а днем дым из труб, словно легкий туман, поднимался в небо. Я испытал странное чувство, представив, что все эти люди живут так близко друг от друга, – изумление, окрашенное примесью страха. Скоро мне самому придется вести такую жизнь, на протяжении целых четырех лет не знать ни минуты покоя и не иметь возможности хотя бы ненадолго уединиться. Такая перспектива меня не слишком вдохновляла, и радостное предвкушение нового приключения несколько потускнело от мрачного предчувствия.
   Я вспомнил слова капитана баржи о том, что в Старом Таресе будет пахнуть значительно хуже, чем даже от лесных костров. Когда я спросил об этом отца, он пожал плечами.
   – В нашей столице жгут много угля, и ее построили много поколений назад. Она пахнет, как любой другой старинный город. Капитан Рошер наверняка не покидал реку лет двадцать. Он не чувствует запаха, исходящего от его баржи и членов команды, но с удовольствием сообщает тебе, что в большом городе воняет. Все дело в привычке, Невар, а человек может привыкнуть почти ко всему.
   Слова отца лишь усилили мою тревогу, и от него, похоже, это не укрылось. Он стоял рядом со мной около перил, а я с мрачным видом разглядывал почерневшие от дыма дома. Они стояли так плотно друг к другу, что я нигде не видел открытой земли. Каменные здания выстроились вдоль реки, глядя всеми своими окнами на покрывавшую берег отвратительную грязь. Мы видели огромное количество вонючих стоков, откуда в реку стекали смердящие отходы. Несмотря на это, оборванные мальчишки ловили рыбу, резвились в воде или просто бесцельно бродили вдоль берега. Обрывки гниющих растений устилали прибрежную гальку. За приземистыми зданиями складов и фабрик начинались бесконечные ряды крыш с дымящими трубами. Мрачное, отвратительное зрелище, гораздо более пугающее, чем высохшие под солнцем равнины.
   Ароматный дым из трубки моего отца немного заглушал неприятные запахи, висящие над рекой. Через некоторое время он выбил трубку и проговорил:
   – Ты же знаешь, я никогда не учился в Академии.
   – Я знаю, что ее еще не существовало, когда тебе было столько лет, сколько мне сейчас. И ты сделал очень много для ее создания.
   – Надеюсь, это так, – скромно ответил он и принялся заново набивать трубку. – Я учился в Военной школе. И поступил туда, когда те, кто служил в кавалле, считались… существами высшего порядка. Вообще кавалеристами становились только члены тех семей, сыновья-солдаты которых еще в незапамятные времена избрали рыцарскую стезю. И хотя таких семей осталось мало и численность каваллы сокращалась, в определенных кругах господствовало мнение, будто молодой человек может получить только ту военную профессию, что была у его отца, ибо такова воля доброго бога. Однако солдат везде солдат, и я убеждал своего отца, что смогу служить королю верхом на лошади не хуже, чем в пехоте. Должен признаться, я был страшно разочарован, когда меня отправили в артиллерию. А потом, словно по воле доброго бога, все изменилось, и я попал в каваллу. – Он поднес трубку к губам, сделал несколько глубоких затяжек и только потом продолжил: – Боюсь, что здесь, в городе, ты будешь жить, как в свое время я в Военной школе. Ни свежего воздуха, ни простора, чтобы побегать, и всегда в окружении своих товарищей-кадетов. Про некоторых из них сразу можно сказать, что они станут отличными офицерами. А вот другие окажутся грубыми деревенскими парнями, и ты не раз задашь себе вопрос, почему добрый бог сотворил их сыновьями-солдатами и будущими командирами. Но когда твое обучение закончится, ты снова станешь свободным человеком и сможешь вдыхать свежий воздух равнин, охотиться и наслаждаться жизнью. Думай об этом, когда городская гарь и серые ночи покажутся тебе невыносимыми. Это поможет.
   – Да, сэр, – ответил я, понимая, что отец хотел меня подбодрить, но почему-то после его слов на душе стало еще тоскливее.
   Мы вошли в порт Старого Тареса поздним вечером. Дядя прислал за нами фургон и слугу, который быстро сложил наш багаж и привязал поводья лошадей к специальным крючкам, закрепленным на задней стенке довольно убогого тарантаса. Я устроился рядом с отцом на мягком сиденье и попытался не думать о том, что повозка слишком жалкая и не соответствует положению отца. Ночь в преддверии зимы выдалась холодная и сырая. Мы покинули порт, и фургон с грохотом покатил по улицам бедных районов Старого Тареса, потом долго ехали мимо лавок с темными по случаю позднего времени окнами. Иногда нам попадались сторожа, но, кроме них, мы не встретили ни единого человека.
   Наконец мы покинули городские кварталы и начали медленно подниматься по пологому склону холма, который много поколений назад аристократия облюбовала для возведения своих роскошных особняков. Когда мы подъехали к «Каменной бухте», я увидел, что дом погружен в темноту, лишь у входа висел желтый фонарь, да у нас над головой светилось несколько окон. Камердинер дяди приветствовал отца и объяснил, что госпожа и мои кузины давно почивают, но хозяин дома получил известие о нашем прибытии и ждет нас в своем кабинете. Мы последовали за доверенным дядиным слугой по лестнице, выстланной роскошным ковром, а несколько лакеев занялись нашим багажом.
   Остановившись у двойной двери, ведущей в кабинет, камердинер тихонько постучал, затем распахнул створки и отошел в сторону, пропуская нас в комнату, залитую мягким светом. Если у меня и были сомнения насчет того, какой прием ждет нас в доме дяди, они мгновенно рассеялись. На столе был сервирован великолепный ужин – вино, хлеб, холодное мясо и сыр, – и гостеприимный хозяин не забыл приготовить для своего младшего брата табак.
   Дядя встал, чтобы поздороваться с нами, и, подойдя к отцу, крепко его обнял. Он был одет в изысканную домашнюю куртку и шелковые брюки. Затем, не выпуская из руки трубку, он остановился в нескольких шагах от меня и выразил удивление тем, как я вырос и возмужал. Дядя потребовал, чтобы мы немедленно поужинали, что несказанно меня обрадовало.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [21] 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация