А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 20)

   – Я сделаю все, как ты говоришь, отец, и добьюсь того, чтобы моя семья могла мной гордиться, – ответил я, и он кивнул, довольный моими словами.
   Наше путешествие по реке проходило без особых приключений и могло бы быть скучным, поскольку эта часть Гернии довольно однообразна. Тефа течет посреди широких равнин, а маленькие городишки и деревни, прилепившиеся к берегу, настолько похожи друг на друга, что у причалов размещены большие указатели с названиями, чтобы их не перепутать. Погода стояла прекрасная, и хотя чуть дальше от берега, на пустошах, растительности было больше, чем в моих родных степях, она тоже не отличалась особым богатством.
   Мой отец позаботился о том, чтобы я не тратил попусту время, и прихватил свои экземпляры учебников, которые он помогал разрабатывать для Академии каваллы. Он потребовал, чтобы я прочитал несколько первых глав из каждого, объяснив, что поначалу будет чрезвычайно тяжело втянуться в ритм новой жизни: более продолжительные занятия, а еще смена обстановки и обилие впечатлений.
   – Возможно, ты будешь уставать сильнее обычного, а по вечерам предпочтешь занятиям знакомство с другими кадетами. Мне говорили, что многие способные молодые люди именно в первые недели сильно отстают в учебе и потом им не удается наверстать упущенное. И дальше они получают отметки хуже, чем от них ожидают. Таким образом, если ты уже будешь знать то, чему вас будут обучать в самом начале, то сумеешь избежать непредвиденных трудностей, а кроме того, заслужишь одобрение наставников.
   И мы изучали учебники по верховой езде, военной стратегии, а также истории Гернии и ее вооруженных сил. Мы работали с картами и компасом, отец несколько раз будил меня посреди ночи и звал на палубу, чтобы я продемонстрировал ему, насколько хорошо выучил главные созвездия – эти знания необходимы кавалеристу, оставшемуся в одиночестве на равнине.
   Когда наша баржа заходила днем в какой-нибудь маленький городок, чтобы взять на борт или, наоборот, оставить там груз, мы брали лошадей с целью немного размяться. Отец, несмотря на свои годы, оставался великолепным наездником и не упускал случая поделиться со мной опытом.
   В самом начале нашего путешествия произошло событие, которое вывело из равновесия команду и подтвердило не слишком лестное мнение отца о капитане Рошере, сложившееся из-за того, что он нанял к себе матросами жителей равнин. В тот вечер закат был необыкновенно красив – яркие краски заливали небосклон и отражались в спокойных водах реки. Я стоял на носу, наслаждаясь потрясающим зрелищем, и вдруг заметил, что к нам, легко двигаясь против течения, приближается маленькая лодочка с одиноким гребцом. Крошечный парус утлого суденышка был туго надут ветром. Возле мачты, выпрямившись во весь рост, стоял высокий сухопарый человек, правда, я видел его не полностью, поскольку обзор закрывали борта, и я, словно зачарованный, не сводил с него глаз, потому что его лодочка двигалась против течения, уверенно разрезая носом воду. Увидев нас, он увел свое суденышко с фарватера, и между нами легло довольно приличное расстояние. Я продолжал рассматривать удивительную лодку и человека в ней, как вдруг услышал тяжелые шаги у себя за спиной. Повернувшись, я увидел отца и капитана – с трубками в руках они направлялись на нос баржи, чтобы, как обычно по вечерам, вместе покурить. Капитан Рошер помахал в воздухе незажженной трубкой и добродушно заметил:
   – Теперь такое редко увидишь на реке. Чародей ветра. Когда я был мальчишкой, мы часто встречали таких, как он, в их тыквенных лодках. Знаете, они сами их выращивают. Плоды этого сорта огромны, а они удобряют их кроличьим навозом и, пока тыквы растут, придают им нужную форму. Когда тыквы достигают необходимого размера, их срезают, выдалбливают, дают высохнуть и затвердеть, а потом превращают в лодки.
   – Ну и история, – улыбнувшись, проговорил отец.
   – Сэр, я вырос на реке, и это чистая правда. Я видел, как растут тыквы, и однажды даже стал свидетелем того, как их обрезали, придавая нужную форму. Но это было много лет назад. А чародея ветра я не встречал на реке, наверное, уже с год, – уверенно сказал капитан.
   Маленькая лодочка поравнялась с нами, и по спине у меня пробежал странный холодок. Капитан сказал правду. Человек в лодке стоял по-прежнему очень прямо, вытянув руки в сторону крошечного паруса, словно направлял к нему что-то. Как и обычно по ночам, над рекой дул легкий бриз, но ветер, которым наполнял свой парус равнинный маг, был значительно сильнее, и его суденышко уверенно двигалось вверх по течению. Я ничего подобного в жизни не видел и вдруг понял, что завидую. Одинокий человек, чей темный силуэт четко выделялся на фоне заходящего солнца, удивительным образом сочетал в себе гордый покой и одновременно могущество, и его образ навсегда запечатлелся в моей душе. Без видимого усилия, подчиняясь его магии, ветру и реке, лодка, окутанная вечерними сумерками, грациозно скользила мимо нас. Я знал, что буду помнить эту картину до конца своих дней. Когда он поравнялся с нами, один из матросов поднял руку в приветствии, и чародей кивнул ему в ответ.
   Неожиданно с верхней палубы раздался ружейный выстрел, и железные пули разорвали в клочья парус чародея. Я еще слышал звук выстрела, когда лодочка наклонилась и человек упал в воду. Через пару мгновений мимо меня проплыло облако едкого дыма, сразу защипало глаза и стало трудно дышать. Сердитые крики капитана и громкий смех молодых наследников едва долетали до меня сквозь шум в ушах. Будущие лорды стояли наверху, обняв друг друга за плечи, и весело хохотали над своей шуткой. Я снова посмотрел на лодку чародея, но не увидел ничего, кроме черной воды.
   – Они его убили! – повернувшись к отцу, в ужасе вскричал я.
   Капитан Рошер уже мчался к трапу на верхнюю палубу. Один из бывших кочевников оказался быстрее. Он не стал пользоваться лестницей, а взобрался по стене каюты и, схватив ружье, с силой швырнул его в воду. Раздался громкий всплеск. Через несколько мгновений появился проводник, который, видимо, услышал выстрел. Он вцепился в жителя равнин и начал что-то быстро говорить на его родном языке, не подпуская к молодым людям. В это время капитан поспешно поднимался по лестнице. На нижней палубе второй дикарь метался, вглядываясь в воду и надеясь увидеть там чародея. Я перегнулся через перила, но было так темно, что я даже нашего следа не мог различить.
   – Я его не вижу! – крикнул я.
   Через несколько мгновений подошел отец и взял меня за руку.
   – Идем в нашу каюту, Невар. Мы ничего не сделали, и нас это не касается. Мы не будем ни во что вмешиваться.
   – Они застрелили чародея ветра! – От пережитого ужаса сердце отчаянно билось у меня в груди. – Они его убили!
   – Они выстрелили в парус. Железная пуля уничтожила заклинание, которое он сотворил. Больше ничего, – настаивал мой отец.
   – Но его нет!
   Отец посмотрел на воду, а затем сильнее потянул меня за руку.
   – Он наверняка поплыл к берегу. И сейчас уже далеко от нас, поэтому ты его не видишь. Идем.
   Я пошел за ним, но очень неохотно. На верхней палубе капитан Рошер орал на проводника, что он должен следить за «этими вечно пьяными юнцами», а один из молодых аристократов громко вопил, жалуясь, что ружье стоило больших денег и капитан должен возместить ему всю сумму. Первый житель равнин все еще находился на верхней палубе и что-то кричал на своем языке, сердито размахивая кулаками. Капитан стоял между ним и остальными.
   Я в оцепенении последовал за отцом в нашу каюту. Когда мы вошли, он зажег лампу и крепко закрыл дверь, словно хотел таким образом оставить все произошедшее снаружи.
   – Отец, они убили того человека, – дрожащим голосом упрямо повторил я.
   Голос отца звучал глухо, но совершенно спокойно.
   – Невар, ты не можешь этого знать наверняка. Я видел, как пули разорвали в клочья парус. Но даже если какая-то попала в самого чародея, с такого расстояния она могла лишь оцарапать кожу.
   Неожиданно я разозлился – меня бесили его доводы и здравый смысл.
   – Может быть, они его и не застрелили, но он утонул из-за них. Какая разница?
   – Сядь, – ровным голосом велел отец. Я повиновался скорее потому, что у меня дрожали колени, а не следуя его приказу. – Невар, послушай меня. Мы не знаем, попала ли в чародея пуля. Мы не знаем, утонул ли он. Наша баржа сейчас идет по течению, и мы не можем вернуться, чтобы выяснить, погиб он или остался в живых. Но даже если бы могли, сомневаюсь, что нам бы это удалось. Если он утонул, его тело забрала река. Если же остался в живых, он уже добрался до берега и скрылся. – Отец тяжело опустился на свою койку и повернулся ко мне лицом.
   Неожиданно я понял, что у меня закончились все слова. Во мне сражались удивление, охватившее меня при виде чародея, и потрясение от того, с каким хладнокровием охотники разрушили его заклинание. Я всей душой хотел верить, что отец прав и что чародею удалось спастись. Но еще я ощущал где-то в самой глубине своего существа диковинную боль, словно эти отвратительные люди не только бездумно уничтожили чудо, но и какую-то частичку меня самого. Я видел мага всего несколько мгновений, но почувствовал тогда, что отдал бы абсолютно все за возможность управлять силой, которая с такой легкостью несла его лодку. Я сжал руки и засунул их между коленями.
   – Наверное, мне не суждено больше увидеть ничего подобного.
   – Наверное. Чародеи ветра всегда были редкостью.
   – Отец, они заслужили наказание. Даже если они его не убили, они ведь могли. Самое меньшее – они утопили его суденышко и своим легкомысленным поведением заставили из последних сил бороться за жизнь. За что? Что он им сделал?
   Отец не захотел отвечать на мой вопрос, сделав вид, что его не услышал.
   – Невар, на корабле капитан – это закон, – сказал он. – Пусть он сам разбирается с ними. Наше вмешательство могло только все испортить.
   – Не вижу, каким образом.
   – А ты представь, если бы те двое жителей равнин пришли в неуправляемую ярость, – мягко проговорил отец. – Если у нашего капитана хватит ума, он при первой же возможности высадит молодых людей и их проводника, но прежде позаботится о том, чтобы они заплатили дикарям, ставшим свидетелями произошедшего, кругленькую сумму. В отличие от гернийцев они не видят ничего постыдного в подкупе. Жители равнин считают, что, поскольку умершего нельзя вернуть, а оскорбление смыть, нет ничего плохого в том, чтобы взять деньги в качестве доказательства раскаяния виновного в содеянном и его желания загладить свой поступок. Пусть капитан Рошер сам с ними разбирается, – повторил отец. – Это приказ. Мы больше не будем говорить о случившемся и ничего не станем делать по этому поводу.
   Я не был до конца согласен с его доводами, но придумать достойного возражения не мог. В следующем городе охотников, проводника и их трофеи без особых церемоний сгрузили на берег. Я больше не видел и тех двух матросов и так никогда и не узнал, ушли они сами или капитан их уволил. Вполне возможно, что они взяли свои деньги и отправились восвояси. На барже появились два новых матроса, и через час мы отчалили. Капитана явно вывел из равновесия этот трагический случай, но никто о нем больше не говорил, а я еще долго переживал по поводу произошедшего.
   До конца путешествия мы с отцом оставались единственными пассажирами на барже. Погода переменилась, стало холодно и пошел дождь. По мере того как мы медленно приближались к тому месту, где в Тефу впадает бурная Истер, пейзаж вокруг изменился. Пустоши уступили место поросшим травой лугам, а потом и лесам. Время от времени река приближалась к подножию гор, а дальше, на юге, к небу вздымались их острые пики. Здесь из слияния двух могучих рек рождалась полноводная красавица Соудана, которая несла свои воды в море. Мы планировали сойти на берег в городе Кэнби и пересесть на пассажирский корабль и уже на нем добраться до Старого Тареса. Отец с нетерпением ждал этого дня.
   В последнее время среди желающих отправиться в путешествие стало модно добираться до Кэнби, где брала свое начало Соудана, в карете или фургоне, чтобы полюбоваться природой и провести пару ночей в гостиницах. Этот город постепенно превращался в летний курорт и центр торговли, поскольку считалось, что здесь можно выгоднее всего на западе купить изделия жителей равнин и меха. Корабли вверх по течению поднимались очень медленно, и это, по-видимому, нравилось далеко не всем путешественникам, зато в обратную сторону они бежали значительно быстрее.
   Когда-то все речные суда имели в длину около восьмидесяти футов и перевозили только всевозможные грузы, от гвоздей до овец. Теперь же многие из них полностью переделали, приспособив под запросы богатых путешественников: появились уютные маленькие каюты, обеденные залы и салоны для азартных игр, а на палубе застекленные помещения, где дамы, чтобы не скучать в дороге, музицировали, читали стихи и рисовали акварелью. Мы собирались проделать остаток пути до Старого Тареса именно на таком корабле, и отец несколько раз повторил, чтобы я постарался как можно лучше себя показать во время моего первого появления в обществе.
   Однажды утром, когда до порта Кэнби оставалось всего несколько дней пути, я проснулся от диковинного и одновременно знакомого запаха. Рассвет еще не наступил, я слышал, как волны ударяют в борт баржи, а в небе кричат птицы. Всю ночь шел дождь, но свет, пробивавшийся в окно, обещал небольшую передышку от бесконечного ливня. Отец крепко спал. Я быстро, стараясь не шуметь, оделся и босиком вышел на палубу. Проходя мимо матроса, я улыбнулся, а он устало кивнул мне и вернулся к своему занятию. Не в силах понять причины необычного волнения, переполнявшего меня, я подошел к палубному ограждению.
   Ночью мы оставили позади огромные открытые просторы, и теперь с обеих сторон прямо к воде подступал густой хвойный лес, тянувшийся до самого горизонта. Огромные деревья, выше, чем можно себе представить, источали сказочный аромат, который хотелось вдыхать всю жизнь. Прошедшие дожди напитали водой ручьи, и серебристые потоки стекали с высоких скалистых берегов прямо в реку. Их журчание напомнило мне сладостные звуки музыки. От влажной земли поднимался прозрачный, как крыло стрекозы, пар, отливающий перламутром в лучах встающего солнца.
   – Как красиво и как покойно, – тихо проговорил я, почувствовав, что ко мне подошел отец. – И какое величественное зрелище. – Когда он не ответил, я обернулся и с удивлением обнаружил, что около меня никого нет. Я был уверен, что секунду назад за моей спиной кто-то стоял. – Мелькнул и исчез, словно привидение! – громко сказал я и, собрав всю свою храбрость, рассмеялся.
   Несмотря на то что палуба была пуста, мне казалось, что за мной кто-то наблюдает.
   Тогда я снова повернулся к перилам, и живое дыхание такого огромного количества деревьев вновь наполнило мою душу. Меня окружало их безмолвное, древнее могущество, превращавшее баржу, которая скользила по реке, в детскую игрушку. Разве может человек создать что-нибудь более величественное, чем эти стройные зеленые великаны? Раздался громкий крик птицы, ей ответила другая, и на меня вдруг снизошло озарение. Я увидел лес как беспредельно огромное существо – оно двигалось, дышало, жило. В его объятия пришли животные и растения, создав свой удивительный и неповторимый мир. Мне словно привиделось лицо бога, но не моего доброго бога. Оно принадлежало одному из старых божеств, самому Лесу, и я чуть было не опустился на колени перед его необоримой силой.
   Я чувствовал биение жизни под развесистыми ветвями деревьев, переплетавшихся высоко-высоко, а когда к воде подошел олень, мне показалось, будто мое новое восприятие леса выманило его из-за деревьев. У самого берега плавала большая коряга, а на ней грелась на солнышке пятнистая змея, сонная от утреннего холода. Затем наша баржа прошла очередной поворот и спугнула семью кабанов, нежившихся в прохладной грязи на берегу и чистой воде, которая серебристыми капельками украсила их пятнистые шкуры. Солнце уже показалось над горизонтом, и птицы вступили друг с другом в спор, словно пытаясь выяснить, у кого голос громче. Никогда прежде я даже не догадывался, сколько жизни скрывается в лесу, и не понимал, какое место человек занимает в этом мире.
   Деревья были такими высокими, что, даже стоя на палубе, мне приходилось высоко задирать голову, чтобы увидеть их верхушки, необычайно четко выделявшиеся на фоне голубого осеннего неба. Мы плыли все дальше по реке, а природа леса начала меняться – теперь мрачные вечнозеленые деревья начали уступать место лиственным, окрашенным в красные и золотые цвета. Охваченный удивлением и восторгом, я всем своим существом чувствовал жизнь в сердце каждого из этих величественных гигантов. Диковинное ощущение для мальчишки, выросшего в степи. Широкие просторы моего родного края казались мне теперь пересохшей скучной пустыней, где слишком ярко светит солнце. Мне вдруг до боли захотелось пройтись по ковру из опавших листьев под сенью старых мудрых деревьев.
   Услышав чей-то голос за спиной, я вздрогнул от неожиданности.
   – Что заворожило тебя, сын? Ты высматриваешь оленей? Я резко развернулся, но это был всего лишь мой отец. Увидев его сейчас, я удивился не меньше, чем когда не обнаружил чуть раньше. Видимо, смущение придало комичное выражение моему лицу, поскольку отец улыбнулся.
   – Витал в облаках, да? Снова думал о доме? Я медленно покачал головой.
   – Нет, я думал не о доме, если только мой дом это не тот лес, что я увидел сейчас. Не знаю, что меня так поразило. Я заметил оленя и змею, длинную, как коряга, на которой она лежала, и диких кабанов, пришедших на водопой. Но дело не в животных и не в деревьях, хотя они до крайности меня поразили. Все вместе. Лес. Разве у тебя не возникло ощущения, будто ты вернулся домой? Будто это то самое место, где человек должен жить?
   Отец набивал табаком трубку, ибо любил покурить перед завтраком, и с явным непониманием оглядывал лес. Затем он снова посмотрел на меня и покачал головой.
   – Нет, не могу сказать, что чувствую то же самое. Поселиться здесь? Ты представляешь, сколько нужно потратить времени на расчистку места под дом, я уже не говорю о хорошем пастбище? Тебе постоянно придется жить в тени деревьев и сражаться с корнями, чтобы твой скот не умер от голода. Нет, сын. Я всегда предпочитал открытую местность, где человек может увидеть далекую линию горизонта, где лошади не нужно без конца преодолевать препятствия, а над головой раскинулось бескрайнее небо. Думаю, это говорят во мне годы военной службы. Я бы не хотел проводить разведку или сражаться в таком месте. А ты? Мысль о необходимости защищать крепость, построенную в густом лесу, пугает меня.
   – Я не думал о сражении среди деревьев, сэр, – покачав головой, ответил я и попытался вспомнить, что я себе представлял.
   Сражениям, военной службе и кавалле не было места подле этого живого божества. Действительно ли я хотел бы жить там, среди деревьев, в тени и сырости, где все звуки приглушены, а краски размыты? Это настолько противоречило тому, какой мне представлялась моя будущая жизнь, что я громко рассмеялся, и у меня возникло ощущение, будто я вырвался из чужого сна.
   Отец раскурил трубку и глубоко затянулся ароматным табаком. Выпустив дым изо рта, он сказал:
   – Мы находимся на краю Гернии, сын. Когда-то эти леса отмечали ее границу, и люди считали, что в здешних местах заканчивается цивилизация, никого не интересовало, какие земли находятся дальше. У некоторых благородных семей имелись в лесу охотничьи домики, ну и, разумеется, мы добывали древесину. Но фермерам и пастухам тут делать было нечего. Только после того как Герния расширила свои владения, сначала присоединив к ним обширные луга, а потом и равнины, люди начали здесь селиться. Еще два поворота реки, и мы окажемся на исконных землях Гернии. – Он, изящно потянувшись, расправил плечи и посмотрел на мои ноги. – Надеюсь, ты собираешься надеть сапоги, прежде чем выйти к завтраку.
   – Да, сэр. Конечно.
   – Ну хорошо, тогда встретимся за столом. Прекрасное утро, верно?
   – Да, сэр.
   И он ушел. Я знал, что он будет делать дальше – проверит лошадей, перекинется парочкой слов с рулевым, затем ненадолго вернется в нашу каюту и наконец отправится завтракать с капитаном, где к ним присоединюсь и я.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 [20] 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация