А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Дорога шамана" (страница 19)

   Я в ужасе прикоснулся рукой к щеке.
   – Я брился! – вскричал я, а Карсина рассмеялась, и мне показалось, будто в утреннем небе запели ласточки.
   – Конечно брился! Я же не имела в виду, что у тебя щетина. Просто у тебя такие светлые волосы, и я думала, что ты еще не бреешься.
   – Я бреюсь вот уже целый год, – гордо сообщил я и вдруг понял, как мне с ней легко.
   Я поднялся, отряхнул пыль с колена и уселся на скамейку рядом с ней.
   Карсина улыбнулась мне и поинтересовалась:
   – А ты будешь отращивать усы в Академии? Я слышала, что многие кадеты отпускают усы.
   Я с печальным видом провел рукой по остриженной голове.
   – Не в первый год. Это запрещено. Может быть, на третьем курсе.
   – Мне кажется, они тебе пойдут, – тихо проговорила она, и я принял твердое решение отрастить усы.
   Мы некоторое время молчали, глядя на темный сад.
   – Мне не хочется, чтобы ты завтра уезжал. Ведь я так долго тебя не увижу, – грустно проронила Карсина.
   – Я вернусь домой в конце весны на свадьбу Росса. Вы же на ней обязательно будете.
   – Конечно будем. Но это еще очень не скоро.
   – Время пролетит незаметно, – попытался ее утешить я и вдруг тоже почувствовал, что до весны ужасно далеко.
   – Я слышала, что в Старом Таресе очень красивые девушки и одеваются по последней моде, – отвернувшись от меня, едва слышно прошептала Карсина. – Мама говорит, они пользуются духами и красят веки, а еще их юбки для верховой езды больше похоже на брюки, потому что им наплевать на то, видят ли мужчины их ноги. А еще я слышала, что они не отличаются строгостью нравов, – с беспокойством добавила она чуть громче.
   – Вот уж не знаю, – пожал я плечами. – Может быть, это и правда. Но я буду учиться в Академии. Сомневаюсь, что мне доведется видеть там женщин.
   – Это замечательно! – воскликнула Карсина и, покраснев, устремила взгляд на носки своих бальных туфелек, а я улыбнулся, радуясь, что она меня ревнует.
   Потом я посмотрел на дорожку, ведущую к теплице, и подумал, что Ярил уже пора бы вернуться. Мне ужасно не хотелось уходить, но я знал свои обязанности.
   – Пойду посмотрю, где Ярил. Что-то они долго ищут одну сережку.
   – Я с тобой, – вызвалась Карсина, встала и взяла меня под руку так легко, словно маленькая птичка уселась мне на локоть.
   – Тебе лучше вернуться в дом, а я пойду искать сестру, – вздохнул я, вспомнив о правилах приличий.
   – Правда? – Она внимательно посмотрела на меня своими голубыми глазами.
   Я не смог заставить себя ответить на ее вопрос, и мы вместе пошли по дорожке. Она была узкой, и Карсине пришлось идти совсем рядом со мной. Я не спешил, опасаясь, что она споткнется в темноте. Потом мы подошли к повороту, и я с огорчением увидел, что мои опасения подтвердились – Ярил стояла очень близко к Ремвару, подняв на него взор. А затем он наклонился и поцеловал ее. Я пришел в ужас.
   – Он не имеет права! – оправившись от столбняка, выдохнул я.
   Карсина сильнее сжала мой локоть.
   – Никакого! – потрясенная не меньше моего, пролепетала Карсина. – В отличие от нас между вашими семьями нет соглашения. Они не предназначены друг другу, как мы с тобой.
   Я посмотрел на нее и увидел огромные глаза и слегка приоткрытые губы. Грудь Карсины вздымалась, как будто она только что бежала.
   И тут – не знаю, как это произошло, – я ее обнял. Хорошенькая головка девушки трогательно опустилась мне на плечо, а в следующее мгновение я крепко поцеловал ее в губы. Карсина вцепилась руками в мою новую форму, а потом, когда мы смогли оторваться друг от друга, спрятала лицо у меня на груди, словно стыдилась того, что мы сделали.
   – Все в порядке, – прошептал я, уткнувшись носом в ее чудесные волосы, скрепленные заколками в затейливую прическу. – У нас впереди целая жизнь, и мы не сделали ничего плохого, разве только попробовали то, что ждет нас в будущем.
   Карсина подняла голову и чуть-чуть отстранилась от меня. Ее глаза сияли, я не смог удержаться и снова ее поцеловал.
   – Карсина! – услышали мы возмущенный шепот и шарахнулись друг от друга. Ярил схватила подругу за локоть и с негодованием посмотрела на меня. – О Невар, никогда бы такого о тебе не подумала! Карсина, идем со мной.
   И девушки, словно два лепестка, подхваченных ветром, умчались прочь. На повороте тропинки одна из них неожиданно рассмеялась, другая к ней тут же присоединилась, и вскоре они исчезли из виду. Я некоторое время смотрел им вслед, а затем повернулся к Ремвару. Сердито прищурившись, я было открыл рот, собираясь высказать ему свое возмущение, но он рассмеялся и хлопнул меня по плечу.
   – Успокойся, старина. Сегодня мой отец собирается поговорить с твоим. – Затем он посмотрел мне прямо в глаза, как подобает честному человеку, и добавил: – Я люблю Ярил вот уже два года. Думаю, наши матери об этом знают. Обещаю тебе, Невар, я никогда не причиню ей зла.
   Я никак не мог придумать достойный ответ, а он весело воскликнул:
   – Я слышу музыку. На охоту, парни!
   И он быстро зашагал по дорожке с видом человека, собравшегося приударить за всеми красотками на свете. Я остался стоять на месте, качая головой и не в силах прийти в себя после поцелуя, ощущая аромат волос и духов Карсины. Потом я одернул мундир и стряхнул с плеча маленькое пятнышко пудры. Только тут я заметил, что Карсина успела засунуть мне за лацкан маленький платочек – весь кружевной, тонкий, точно снежинка, благоухающий гарденией. Я аккуратно убрал его в карман и поспешил к свету и музыке. Неожиданно мысль о том, что завтра мне предстоит уехать, показалась мне почти невыносимой, и я решил не тратить попусту ни одного драгоценного мгновения.
   Однако стоило мне войти в дом, как меня разыскала мать и напомнила, что правила вежливости требуют, чтобы я потанцевал с несколькими ее подругами. Я видел, как отец пригласил Карсину, а Ярил отчаянно пытается отделаться от майора Танрина. Эта ночь казалась мне бесконечной и одновременно невыносимо короткой. Музыканты объявили последний танец, и тут неожиданно ко мне подошла мать и подвела Карсину. Я покраснел, когда она вложила в мою руку ладошку моей невесты, потому что я вдруг понял: ей все известно про нашу прогулку в саду и даже про поцелуй.
   Я онемел от ослепительной красоты Карсины и от того, как она смотрела мне в глаза. Мне почудилось, что танец подхватил и закружил нас в своих объятиях, и ноги сами следовали за музыкой.
   – Я нашел твой платок, – сумел наконец выдавить я. Карсина улыбнулась и тихо ответила:
   – Сохрани его до нашей новой встречи.
   А потом музыка смолкла, и мне пришлось поклониться и выпустить руку моей нареченной. Впереди меня ждали четыре года Академии и еще три – службы, прежде чем я смогу назвать ее своей женой. С необыкновенной отчетливостью я почувствовал каждый день и час, отделявшие меня от этого мгновения. И дал клятву быть ее достойным.
   Ночью мне не удалось уснуть, и на следующее утро я поднялся очень рано. Сегодня мне предстояло покинуть родной дом, и, оглядывая свою опустевшую комнату, я вдруг осознал, что это место станет теперь лишь крышей над головой, необходимой на время каникул в Академии, и настоящий дом у меня снова появится, только когда мы с Карсиной построим его для себя. Узкая кровать и опустевший шкаф показались мне всего лишь покинутой оболочкой моей прежней жизни. На нижней полке стоял одинокий деревянный ящичек. В нем лежали мои камни. Я собирался их выбросить, но вдруг понял, что не могу этого сделать. Ярил обещала забрать их к себе. Я открыл крышку, чтобы в последний раз взглянуть на смерти, которых мне посчастливилось избежать.
   Камень, оставшийся мне в качестве своеобразного прощального подарка от Девара, ярко сверкнул в лучах солнца. Я несколько мгновений смотрел на свою коллекцию, а затем вынул маленький неприглядный осколок, чтобы взять с собой как напоминание о том, что я находился на волоске от гибели. Подобные мысли заставляют молодого человека обеими руками хвататься за жизнь и наслаждаться каждым ее мигом. Но все же, когда я закрыл за собой дверь, тихий щелчок замка отозвался в сердце глухим эхом.
   Отец собирался проводить меня до Старого Тареса. Мой чемодан с новой формой и другой, поменьше, с одеждой отца, уже погрузили на тележку, запряженную крепким мулом. Я надел белую рубашку, синие брюки и френч и в общем остался весьма доволен своим внешним видом. Кроме того, мы с отцом были в цилиндрах. До этого я щеголял в своем только дважды: один раз на балу, посвященном дню рождения полковника Кемпсона, а второй – на похоронах подруги матери. Сержант Дюрил был одет так же просто, как и всегда, поскольку собирался расстаться с нами у парома.
   Я попрощался с матерью и сестрами накануне, но мне хотелось перекинуться парой слов с Ярил, а она старательно меня избегала. Если отец Ремвара и поговорил с моим, я об этом ничего не знал, а отца спрашивать боялся, чтобы не навредить сестре. Должен сказать, я не рассчитывал, что мои родные встанут с рассветом, чтобы меня проводить. Однако мать прямо в халате вышла поцеловать меня и благословить, прежде чем я покину отчий дом. Я пожалел об этом, потому что при виде ее к горлу у меня подкатил ком и я с трудом сдержал слезы.
   Зимние дожди еще не начались, и вода в реке стояла не слишком высоко. Я радовался, что нам не придется бороться с сильным быстрым течением, лавируя между тяжелыми грузовыми баржами. В это время года на запад направлялось огромное количество всевозможных судов, по реке подчас путешествовали целые семьи, решившие навестить своих родных или купить новую модную одежду для зимнего сезона. Должен признаться, я рассчитывал, что на нашей барже окажется парочка юных леди с верховий реки, чтобы по достоинству оценить мой роскошный костюм. Но сержант Дюрил погрузил наши вещи на небольшое судно всего с четырьмя каютами для пассажиров. Все остальное пространство на палубе было отведено под грузы. Капитан и его команда ловко соорудили загон – такие имелись почти на всех баржах, – куда поместили Гордеца и Железноногого, серого мерина моего отца.
   Владельцы речных судов отлично знали, что требуется кавалеристам в пути. Некоторые это знали даже слишком хорошо, но я с радостью отметил, что они обращаются к отцу уважительно, хотя он уже много лет как вышел в отставку, и оказывают почести, какие пристали «боевому лорду» – так иногда с любовью называли новых аристократов короля. Двое из матросов оказались жителями равнин. Прежде я ничего подобного не видел и сразу понял, что капитан Рошер заметил неудовольствие отца, поскольку он тут же принялся объяснять: мол, у обоих надеты широкие железные ошейники – знак того, что они добровольно отказались от использования магии. Отец напомнил капитану, что среди гернийцев нашлось бы немало людей, с радостью взявшихся за эту работу, а дикарям следует жить среди своих соплеменников. Больше они на эту тему не разговаривали, но чуть позже, уже спустившись в нашу каюту, отец сказал, что в следующий раз он будет значительно строже подходить к выбору судна.
   Несмотря на это, наше путешествие вскоре вошло в приятный ровный ритм. Вода в реке стояла низко, течение было спокойным, а рулевой хорошо знал свое дело. Он уверенно вел баржу по фарватеру, и матросам практически нечего было делать, разве что следить за корягами. Капитан оказался храбрым человеком, и мы продолжали свой путь даже ночью при свете луны. Поэтому наше судно достаточно быстро приближалось к цели. Помимо нас на этой барже совершали путешествие двое молодых охотников благородного происхождения из Старого Тареса и их проводник. Они возвращались домой с несколькими ящиками рогов и шкур в качестве доказательства того, как чудесно они провели время в Широкой Долине. Я завидовал их великолепным мушкетам, элегантным охотничьим курткам и сверкающим сапогам.
   Оба были первыми сыновьями в благородных семьях, принадлежащих к старой аристократии. Меня несколько удивило, что они путешествуют по стране, наслаждаясь жизнью, но они объяснили, что в столице считается хорошим тоном, если молодые наследники повидают мир и примут участие в нескольких приключениях, прежде чем в тридцать лет осесть в родовом поместье. Когда я сравнивал их с моим братом Россом, я видел, что он значительно превосходит их во всем.
   Их сопровождал старый, много повидавший на своем веку охотник, чьи рассказы скрашивали наши общие трапезы. Отец не меньше нашего получал удовольствие от его увлекательных историй, но, оставаясь со мной наедине, предупреждал, что в них почти все вранье, и каждый раз подчеркивал, что придерживается не слишком-то высокого мнения о юных шалопаях. Они были всего на несколько лет старше меня и пару раз после обеда приглашали присоединиться к ним за стаканчиком бренди с сигарами, но отец велел мне придумать вежливый предлог и отказаться от совместного времяпрепровождения. Я сожалел, что мне не удалось с ними подружиться, но слово отца в данном вопросе было законом и обсуждению не подвергалось.
   – Они распущенны и не знают, что такое дисциплина, Невар. Молодые люди их возраста не должны вечерами напиваться до потери сознания и хвастаться своими победами. Держись от них подальше. Ты ничего не потеряешь, избегая их.
   В Старом Таресе я бывал всего лишь дважды. В первый раз, когда мне было три года, и я почти ничего не запомнил, кроме мирно несущей свои воды реки и заполненных людьми мощеных улиц. Еще раз мы ездили в столицу с отцом и братьями, когда мне исполнилось десять, чтобы записать в Духовную семинарию Святого Ортона моего младшего брата Ванзи, которому суждено было стать священником. Учебное заведение считалось очень престижным, и отец хотел внести его имя в списки заранее, чтобы не сомневаться в том, что его примут, когда подойдет время.
   Во время того визита мы остановились в элегантном городском особняке моего дяди Сеферта Бурвиля. Нас тепло приняло все его семейство: славная гостеприимная жена, сын и две дочери. Дядя провел со мной несколько часов в библиотеке, показывая бесконечные дневники, которые вели сыновья-солдаты рода Бурвилей, а также многочисленные добытые ими трофеи. Среди них имелись не только украшенные драгоценностями мечи, полученные от поверженных в сражениях врагов благородного происхождения, но и более мрачные сувениры, появившиеся после ряда столкновений с дикарями куэртами, живущими на юго-востоке. Например, ожерелья из человеческих шейных позвонков и бусы из лакированных волос, отобранные у них в качестве военных призов.
   Кроме того, дядя показал мне огромное количество охотничьих трофеев: шкуры бизонов, ноги слонов и даже целую стену колючих рогов горбатых оленей, присланных моим отцом. Дядя дал мне понять, что я должен гордиться героическим прошлым нашей семьи и он рассчитывает, что я сумею продолжить славные традиции рода Бурвилей. Думаю, он переживал, что не сумел произвести на свет собственного сына-солдата. Пока у его наследника не появится свой сын-солдат, дневников в библиотеке не прибавится. Впервые почти за сто лет в военной истории семьи будет перерыв. Его сын не пришлет письменного отчета о своих достижениях, и дядю это явно огорчало.
   И уже тогда я почувствовал, что неожиданное изменение положения моего отца вызвало определенное неудовольствие в семье дяди. Прошло немало десятилетий с тех пор, как в последний раз гернийский король награждал кого-то из своих подданных титулами и землями. Король Тровен одним указом основал два десятка новых благородных фамилий, и это заметно повлияло на положение старых аристократов. Боевые лорды демонстрировали особую верность королю, изменившему их статус.
   Незадолго до появления новой аристократии на Совете лордов стали звучать слова о том, что имеющие титул дворяне заслуживают большего, нежели быть советниками короля, что пришло время получить им реальную власть. Новые аристократы короля положили конец подрывающим основы государственности разговорам. Я уверен, его величество Тровен прекрасно понимал, что создает надежных защитников королевского трона, ибо лучше всего на свете военные умеют следовать за своим командиром.
   Однако я считаю, что король Тровен действовал не только из соображений политической целесообразности, но и искренне хотел наградить тех, кто верно служил ему в трудные времена. Возможно, среди прочего, возвышая военных, его величество руководствовался и таким соображением: пограничные земли сумеют освоить только сильные люди, умеющие выживать в сложных условиях. А мой дядя, да и его жена тоже, я не сомневаюсь, считали, что король обязан был подарить эти земли семье Бурвилей с Запада. Хозяину «Каменной бухты», наверное, было странно смотреть на своего брата-солдата, рожденного для военной службы, но ставшего равным ему по положению. И уж, вне всякого сомнения, его жене не слишком нравилось обращаться к нему с подобающим почтением за столом и представлять своим гостям как лорда Бурвиля с Востока.
   Моя мать дала нам с собой подарки для наших родственниц. Для моих кузин она выбрала медные браслеты, сделанные жителями равнин, решив, что других таких в Старом Таресе не найдется и они им понравятся. Но для моей тетушки Даралин такой простой подарок не годился, и ей мать отправила нитку самого отборного жемчуга. Я знал, что ожерелье стоило очень дорого, и спрашивал себя, не рассчитывала ли мать таким образом задобрить моих родственников, чтобы они оказали мне гостеприимный прием.
   Вот какие мысли роились у меня в голове, пока мы день за днем неуклонно приближались к гордой столице нашего королевства, Старому Таресу. Я знал, что, пока буду учиться в Академии, мне придется регулярно навещать родственников. Мне же этого очень не хотелось, с гораздо большим удовольствием я бы посвятил все свое свободное время занятиям и общению с новыми товарищами. Многие молодые офицеры, останавливавшиеся в нашем доме по пути на восток, с восторгом рассказывали о днях, проведенных в стенах Академии. И не только о возникшей там дружбе и занятиях, но и о добродушных шутках и веселой жизни в казармах.
   Наша довольно замкнутая жизнь в Широкой Долине, а вовсе не склонность характера стала причиной моего одинокого детства, и я всегда радовался возможности пообщаться с ровесниками. До некоторой степени меня пугало, что мне придется жить среди большого количества молодых людей, но вместе с этим я испытывал радостное волнение и с нетерпением ждал начала занятий. Иными словами, я с готовностью принимал необходимость отказаться от привычной безмятежной сельской жизни.
   А еще я знал, что дни свободы подошли к концу и больше не будет долгих прогулок с сержантом Дюрилом, не будет тихих вечеров, когда я слушал, как мои сестры музицируют или мать читает вслух отрывки из Святого Писания. Мне больше не суждено играть в оловянных солдатиков, лежа на ковре у камина. Теперь я взрослый мужчина, и меня ждут учеба и тяжелая работа.
   Раздумывая обо всем этом, я нащупал в кармане крошечный кружевной платочек. Карсина будет меня ждать, и я должен доказать, что достоин ее. Я вздохнул, вспомнив, сколько еще пройдет бесконечных месяцев, прежде чем я снова ее увижу, не говоря уже о том, чтобы назвать своей. От размышлений меня отвлек отец – неслышно подойдя и облокотившись на перила, он неожиданно спросил:
   – Ну и почему ты вздыхаешь, сын? Разве ты не хочешь поскорее оказаться в Академии?
   Прежде чем ответить на его вопрос, я выпрямился во весь рост и расправил плечи.
   – Очень хочу, – заверил я отца и добавил, опасаясь неодобрения, если он узнает о том, что я мечтаю о Карсине, еще ничем не заслужив права на ее руку: – Но я буду скучать по дому.
   Он посмотрел на меня так, словно понял, о чем я на самом деле думал, и строго проговорил:
   – Я не сомневаюсь, что ты будешь скучать. Но ты должен отдавать все силы занятиям и прочим обязанностям. Если будешь постоянно думать о доме, ты не сможешь добиться хороших результатов, и твои наставники решат, что из тебя не получится настоящего офицера. Чтобы стать командиром, принимающим непосредственное участие в боевых действиях и имеющим под своим началом отряд солдат, нужны независимость и умение полагаться на самого себя. Я сомневаюсь, что тебя удовлетворит пост, который требует меньшей ответственности, например бумажная или снабженческая работа. Пусть все преподаватели увидят, на что ты способен, сын, и заслужи назначение, которое принесет тебе славу. Продвижение по службе происходит быстрее в крепостях на границе. Если ты туда попадешь, твои амбиции будут удовлетворены.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 [19] 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация