А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я
0-9 A B C D I F G H IJ K L M N O P Q R S TU V WX Y Z #


Чтение книги "Новое пророчество. Книга 1. Полночь" (страница 12)

   Глава XI

   – А где мы будем ночевать? – спросила Белочка.
   Как только Ежевика согласился взять ее с собой, вся ее злость и обида растаяли, как утренний туман под лучами солнца. С тех пор, как они ушли с полянки, где их застал Огнезвезд, она ни на миг не переставала тараторить.
   – Помолчи! – прошипел Ежевика. – Если нас уже ищут, то сразу услышат твои вопли.
   – Нет, ты скажи, где? – не отставала Белочка, слегка понизив голос.
   – Где-нибудь неподалеку от Четырех Деревьев, – ответил Ежевика. – Тогда на рассвете мы сможем встретиться с остальными.
   Пока они бежали в густом подлеске, опустилась ночь. Тучи затянули небо, не пропуская света звезд и луны. Холодный ветер шелестел в траве, и Ежевика снова почувствовал запах приближающегося Листопада.
   Чтобы обезопасить себя от возможного преследования, Ежевика сначала думал заночевать неподалеку от Змеиной Горки, куда грозовым котам было запрещено ходить, но там можно было запросто повстречаться с барсуком, известным любителем ночных вылазок. В итоге Ежевика остановился на Гремящей Тропе, в надежде, что едкая вонь чудищ заглушит их собственные запахи.
   – А я как раз знаю отличное дерево возле Гремящей Тропы! – обрадовалась Белочка. – Можно забраться на него и спрятаться в дупло.
   – А жуки и пауки будут всю ночь резвиться у нас в шерсти, – проворчал Ежевика. – Нет уж, спасибо.
   – И почему ты всегда все лучше знаешь? – фыркнула Белочка.
   – Может, потому что я воин?
   Шорох в траве отвлек Белочку, и его вопрос остался без ответа. Почти не тратя время на преследование, она нырнула в заросли папоротника и тут же выскочила обратно, зажав в пасти безжизненную мышку.
   – Неплохо, – оценил Ежевика. Посмотрев на дичь, он сразу понял, что ужасно проголодался. Не теряя времени, он тоже поймал себе мышь, и они с Белочкой остановились, чтобы украдкой перекусить. Даже жуя, они держали ушки на макушке, прислушиваясь к малейшему шороху, который мог предупреждать о приближении грозовых котов. Но вокруг не было слышно ничего, кроме обычных ночных звуков и близкого рева Гремящей Тропы. Как и рассчитывал Ежевика, жуткая вонь чудовищ полностью поглощала все другие запахи, и все же молодому коту было не по себе при мысли, что им придется всю ночь дышать этой отравой.
   Пока они ели, с неба заморосил редкий холодный дождик, который постепенно становился все сильнее и сильнее, так что вскоре полосатая шкура Ежевики промокла насквозь, и он затрясся от непривычного холода.
   – Надо спрятаться, – пролязгала зубами Белочка. Вся облепленная потемневшей от воды шерстью, она выглядела непривычно маленькой и жалкой.
   Ежевика и не думал спорить. Они выбрались из кустарника, а когда очутились на краю заросшего травой склона, Ежевика невольно посмотрел на лежащую внизу Гремящую Тропу. Чудище с ревом промчалось мимо, его горящие глаза двумя лучами желтого света пронзали ночную тьму. В этом уносящемся свете Ежевика вдруг увидел мрачную темную тень, притаившуюся на самой границе тропы. Никогда в жизни ему еще не доводилось видеть такого исполинского чудища.
   – Что это?! – пискнула Белочка, прижимаясь к нему.
   – Не знаю, – прошептал Ежевика. – Я никогда не видел ничего подобного. Стой здесь, а я пойду погляжу.
   Он осторожно двинулся вперед, пока не очутился в двух лисьих хвостах от чудовища. Может быть Двуногие бросили его здесь потому, что оно умерло? Или оно только притаилось, изготовившись к прыжку, как кот перед беззащитной мышью?
   – Слушай, мы можем залезть под него! – заметила подбежавшая Белочка; разумеется, она и не подумала послушаться его приказа и ждать на вершине холма. – Тут нас и дождь не достанет!
   Даже в темноте Ежевика отлично разглядел темный зазор между землей и брюхом чудища. У него невольно зашевелилась шерсть при мысли о том, что придется лезть в эту узкую щель, но он не мог показаться трусом перед Белочкой. Да и предложение было вполне разумное… Невыносимый смрад этого чудища скроет их от любых преследователей.
   – Ладно, – решился Ежевика. – Но только… – Он не успел договорить, потому что Белочка шлепнулась на землю и быстро протиснулась под чудище. -…Я пойду первым, – пробормотал он и полез следом.
* * *
   На следующее утро Ежевика проснулся, едва серые рассветные сумерки заползли под брюхо чудища. Белочка, свернувшись клубочком, спала рядом. Спросонья Ежевика не сразу понял, почему это она спит в его палатке, а не с остальными оруженосцами. Но резкий запах чудища и беспрерывный рев Гремящей Тропы быстро напомнили ему о том, где и почему они оказались. Сегодня утро начала путешествия! Но Ежевика не чувствовал ничего, похожего на радостное волнение. Лапы его ныли от тоски, он с мучительной костью понял, что, уйдя из лагеря без разрешения своего предводителя, он добровольно изгнал себя из родного племени.
   Ежевика вылез из-под чудища, поднял голову и принюхался. Трава все еще была мокрой от вчерашнего ливня, кусты на склоне свесили листья под тяжестью капель. Брезжил серый рассвет, и туман клубился за деревьями.
   Ежевика снова повернулся к чудовищу и позвал Белочку.
   – Вставай! Пора идти к Четырем Деревьям.
   Он уже начал подумывать о том, чтобы залезть под брюхо и растолкать ее, но тут Белочка выбралась из-под чудища и зажмурилась от света.
   – Есть хочу! – пожаловалась она.
   – Подкрепимся по дороге, – ответил Ежевика. – Только надо пошевеливаться. Нельзя заставлять себя ждать.
   – Ладно.
   Белочка взлетела вверх по склону и понеслась вдоль Гремящей Тропы в сторону Четырех Деревьев. Ежевика нагнал ее, и какое-то время они бежали рядом. Туман рассеялся, и золотое сияние стало разгораться над горизонтом в том месте, где вот-вот должно было взойти солнце. Высоко в ветвях начали щебетать птицы.
   Белочка окончательно проснулась и, казалось, совсем забыла о еде. Она летела вперед, не обращая внимания ни на что кругом. Зато Ежевика ни на миг не забывал об опасности. Услышав шорох в кустах за спиной, он резко остановился и разинул пасть, ловя запах преследователя.
   – Белочка! – прошипел он. – Скройся.
   Но не успел он договорить, как Белочка резко развернулась и уставилась в ту сторону, откуда доносился звук. Ее зеленые глаза широко распахнулись, и Ежевика прочел в них страх, смешанный с радостью. В тот же миг он почувствовал сильный, знакомый запах грозового кота. Ветки ближайшего куста, задрожав, раздвинулись, и коты увидели Листвичку.
   Несколько мгновений сестры стояли неподвижно, не сводя глаз друг с друга. Потом Листвичка вышла вперед и положила к ногам Белочки какие-то травы, которые несла в пасти.
   – Я принесла тебе травы путников, – негромко сказала она. – Они пригодятся тебе в твоем путешествии.
   Ежевика в недоумении переводил глаза с одной сестры на другую.
   – Но ты клялась, что никому не рассказывала! – в гневе закричал он. – Как же она узнала?! Ты меня обманула!
   – Я не обманывала! – процедила Белочка.
   – Она говорит правду, – мягко подтвердила Листвичка. – Но ей и не нужно ничего рассказывать мне. Я просто знаю, и все.
   Ежевика вздрогнул.
   – Так, значит, ты знаешь все? И про сны, и про путешествие к месту-где-тонет-солнце?
   Листвичка серьезно посмотрела на него, и он увидел горечь и тоску в ее глазах.
   – Нет, – ответила она. – Я знаю только то, что Белочка уходит, – она помолчала, зажмурив глаза – И что будет большая беда.
   Жалость острым шипом утесника пронзила Ежевику, но он не мог дать волю чувствам. Он должен был знать, как Листвичка использовала свое ясновидение.
   – Кто еще знает об этом? – грубо рявкнул он. – Ты рассказала отцу?
   – Нет! – гнев полыхнул в глазах Листвички, сделав ее удивительно похожей на сестру. – Я ни кому и никогда не предам Белочку, даже Огнезвезду.
   – Она никому не расскажет, – подтвердила Белочка.
   Ежевика медленно кивнул.
   – Хотя мне очень хотелось бы это сделать, – с горечью продолжала Листвичка. – Возможно, так я смогла бы удержать тебя… Белочка, тебе правда нужно идти?
   – Я должна! Это самое удивительное приключение на свете. Неужели ты не понимаешь? Это же приказ Звездного племени, а значит, я не нарушаю воинского закона.
   И она начала сбивчиво рассказывать сестре о снах Ежевики и о встрече с остальными тремя избранниками. Листвичка слушала, недоверчиво вытаращив глаза, а Ежевика нетерпеливо переминался с лапы на лапу. Небо быстро светлело, и времени оставалось все меньше.
   – Но ты-то не должна никуда идти! – вскричала Листвичка, когда сестра закончила рассказ. – Ты ведь не избранница!
   – Ну и что? Я все равно не вернусь. Огнезвезд считает, что я все делаю плохо. А вчера он вообще сказал, что сомневается в том, что я смогу стать воительницей. Пусть узнает, на что я гожусь!
   Ежевика быстро посмотрел на Листвичку. Она не хуже его понимала, что если Белочка что-то вбила себе в голову, то разубеждать ее бесполезно. Но в янтарных глазах Листвички он увидел тень какой-то непонятной тревоги, словно ученица целительницы знала больше, чем говорила.
   – Но ты можешь не вернуться, – голос Листвички задрожал, заставив Ежевику вспомнить о том, что она была не только будущей целительницей, но и родной сестрой Белочки. – Как я буду жить без тебя?
   – Ничего со мной не случится, Листвичка! – Ежевика никогда не думал, что в голосе Белочки может быть столько нежности. Она прижалась к сестре и потерлась щекой о ее бок. – Я не могу не пойти. Ты ведь понимаешь, правда?
   Листвичка кивнула.
   – И ты никому не расскажешь о том, куда мы ушли? – настойчиво спросила Белочка.
   – Разве я знаю, куда вы идете? Да вы и сами этого не знаете, – невесело ответила сестра. – Но я все равно никому ничего не скажу. Только помни, что Огнезвезд тебя любит. Он знает то, о чем ты да же не догадываешься, – она судорожно вздохнула. – А теперь съешь травы и можешь идти.
   Белочка пошевелила лапой травы и поделила их между собой и Ежевикой. Листвичка молча смотрела, как они глотают горькие листья, и глаза ее были огромными и хмурыми.
   – В путешествии вас не будет сопровождать целительница, так что вам придется самим искать лекарственные травы, – быстро заговорила она, – не забудьте, что ноготки помогают при ранах, при кашле надо пожевать пижму, а от болей в желудке нет ничего лучше можжевельника. Бурачник снимает лихорадку, но вряд ли вы сумеете отыскать его в эту пору, – тараторила она, словно хотела за несколько оставшихся мгновений рассказать им все, чему обучилась у Пепелицы.
   – Мы не забудем, – пообещала Белочка. Она проглотила последнюю травку и облизала языком губы. – Пошли, Ежевика, чего мы ждем?
   – До свидания, Листвичка, – попрощался Ежевика. – Ты… и все остальное племя, вы должны смотреть в оба. Если лесу в самом деле грозит беда, то… то мы ведь можем не успеть вернуться вовремя.
   – Все в лапах Звездного племени, – грустно согласилась Листвичка. – Я сделаю все, чтобы племя было готово, обещаю.
   – И не беспокойся о Белочке, – добавил Ежевика. – Я буду ее беречь.
   – А я буду беречь его! – дерзко сверкнула глазами Белочка, и ласково коснулась носом носа сестры. – Мы вернемся, – прошептала она.
   Листвичка опустила голову, глаза ее заволокло грустью. Сорвавшись с места, Ежевика снова помчался в сторону Четырех Деревьев, но по пути обернулся и увидел, что она стоит и смотрит им вслед – маленькая светлая фигурка на фоне папоротников. Когда Ежевика прощально помахал ей хвостом, Листвичка резко повернулась и скрылась в зарослях.
Чтение онлайн



1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 [12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25

Навигация по сайту
Реклама


Читательские рекомендации

Информация